ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Бойня при Мальмеди


Вольфганг Акунов


Jochen Peiper | Йохен Пайпер | Роковой перекрёсток


Кровь давно ушла в землю. И там, где
она пролилась, растут виноградные гроздья.

Михаил Булгаков

Крест против пентаграммы

Шел второй день Арденнского прорыва, или операции «Стража на Рейне» – последнего наступления войск Третьего рейха на западном фронте. Утро 17 декабря кровавого 1944 года здесь, на западных склонах Бельгийских Арденн, выдалось сырым и туманным. Моросил мелкий, холодный дождь, принесенный с Атлантики порывистым северным ветром. К южной окраине небольшого городка Мальмеди подходил конвой из состава 285-го разведывательного батальона полевой артиллерии 7-й бронетанковой дивизии армии США под командованием капитана Роджера Л. Миллса, включавший 27 новейших средних американских танков „Шерман“, 26 стволов полевой и противотанковой артиллерии и 140 солдат и офицеров в 3 десятках небронированных машин. Кварталы старинного бельгийского городка, смутно проступавшие сквозь пелену тяжелого утреннего тумана, казалось, были уже совсем близко. Американские танкисты, высунувшись по пояс из башен, жевали „чуинггам“[1] и весело переговаривались через ларингофоны. Как вдруг…

Что-то очень большое и одновременно очень быстрое промелькнуло в просвете тумана, и на американскую бронированную колонну, на ходу поворачивая длинный хобот башенного орудия, выскочил из-под склона оврага германский танк Т-V „Пантера“[2] с „Крестом Святого Николая“ на башне. Хрустнул раздавленный гусеницей „Пантеры“ лафет головного американского орудия. Она стремительно перемахнула через две следующие, теперь, вблизи, уже не опасные противотанковые пушки. Кто-то из ошеломленных „Джи Ай“[3] успел заметить на пятнистой броне немецкого танка странную эмблему, напоминавшую ключ, обрамленный 2 дубовыми веточками[4]. Косо, почти на ходу, с каким-то хохочущим надрывом, выплюнув дымно-оранжевый сноп огня, ударило орудие „Пантеры“ – и сразу же рванул боекомплект на головном американском „Шермане“. Мертвенно клюнув стволом, „Шерман“ мгновенно превратился в ярко пылающий факел. Откуда-то сбоку, из тумана, вынырнули еще 2 германских танка и, круто развернувшись, ударили из пулеметов по американской орудийной прислуге.

Вспыхнули, как комья ваты, так и не успев изготовиться к бою, еще 2 новехоньких „Шермана“, а остальные, грузно ломая строй, испуганным стадом аризонских быков, рванулись вниз по пологому, долгому склону, трусливо подставляя шипящим на лету снарядам германских „Пантер“ свои угловатые пепельные бока с белыми пентаграммами…     

Разгром был полный. На поле танкового боя под Мальмеди, продолжавшегося не более четверти часа, осталось 16 сгоревших „Шерманов“ и около 70 (по иным сведениям – 71, 73, 74 и даже 86) убитых „вояк дяди Сэма“. Вся ствольная артиллерия Джи Ай была полностью уничтожена. При этом немцы не потеряли ни единого человека. Успех германского танкового удара под Мальмеди мог бы войти в анналы мировой военной науки как одна из самых быстрых и результативных тактических танковых операций Второй мировой войны. Мог бы, но не вошел. На то был целый ряд причин.

Во-первых, германский план сбросить англо-американские силы вторжения в Атлантический океан, откуда они приплыли, потерпел неудачу. После настойчивых просьб президента США Франклина Делано Рузвельта и британского премьера Уинстона Черчилля „спасти рядового Райана“, Сталин бросил в массированное наступление советские войска трех центральных фронтов, что заставило Верховное Командование германского вермахта (ОКВ)[5] перебросить наиболее боеспособные части с Западного фронта на Восточный. Германское наступление в Арденнах, столь успешно развивавшееся на первоначальном этапе, было остановлено. «Томми» (как именовали немцы англичан) и «ами» (как они именовали американцев) оказались, в очередной раз, спасены – как водится,  кровью русского солдата.

Во-вторых, блестящая победа под Мальмеди была одержана не просто какими-то немцами, а частями Ваффен СС, которые, по-видимому, еще до вынесения соответствующего приговора Нюрнбергского международного трибунала, было негласно решено считать, вместе со всеми СС, преступной организацией (хотя с таким же успехом можно было бы считать советские войска НКВД, сражавшиеся на фронтах Великой Отечественной войны советского народа, ответственными за все бесчисленные преступления, совершенные палачами НКВД в сталинских лагерях и застенках, только из-за того, что и те, и другие считались „энкаведистами“ и носили одинаковую форму)!

А уж «энкаведисты»-то были, как говорится, «по уши» в людской крови и запятнали себя не меньшими преступлениями, чем «контора» Генриха Гиммлера, копируя последнюю (а точнее – служа ей примером; ведь «Красный Орден» ЧК-ГПУ-НКВД возник гораздо раньше, чем «Черный Орден» СС – во всяком случае, в его карательной ипостаси!) буквально во всем – вплоть до уничтожения заключенных отравляющим газом еще в 1937 году (задолго до того, как появляются первые упоминания о гитлеровских газовых камерах-«душегубках», замаскированных под душевые). Процитируем в этой связи исследование советского историка Петра Хмелинского «Навстречу смерчу. Сталинский «блицкриг», которого не было и не могло быть», увидевшее свет в 1991 году в издательстве «Московский рабочий», где на странице 34 стоит черным по белому: «Другое объяснение (сталинского – В.А.) террора – возможность поставлять дармовую рабочую силу в ГУЛАГ[6]. Но все же начавшиеся в 37-м году массовые расстрелы в лагерях, уничтожение заключенных в газовых «банях» (курсив наш – В.А.) – это изъятие рабочей силы из ГУЛАГА, а не поставка ее. Тысячи и тысячи людей расстреливались до лагерей – сразу после ареста и по окончании следствия. В 37-м их буквально не успевали хоронить. Все места заключения были не просто заполнены, а переполнены и еле переваривали хлынувший туда людской поток…» и далее по тексту. 

В-третьих, победа под Мальмеди была одержана не просто какими-то частями Ваффен СС, а чинами 1-й танковой дивизии СС Лейбштандарт, носившей имя самого Адольфа Гитлера, что могло быть истолковано не только в чисто военном, но и в крайне нежелательном символическом смысле.

В-четвертых, командование американских экспедиционных сил, презрев все правила офицерской чести, не пожелало перед лицом Истории признать свои войска столь быстро и бесславно разгромленными при Мальмеди.

Уничтожение целого бронеартиллерийского дивизиона силами всего лишь 3 немецких танков (и 2 переоборудованных полугусеничных грузовиков) в течение всего лишь четверти часа можно было объяснить лишь двумя причинами:

1) полной бездарностью американского военного руководства (но этого американцы, понятное дело, признать не могли  – „честь мундира“ не позволяла!);

2) превосходной моральной и боевой подготовкой противника (но признание этого факта, конечно же, нанесло бы удар по боевому духу армии США, и без того особой стойкостью не отличавшейся – примером тому служат ее кампании в Корее, Вьетнаме, Сомали, Ираке, Афганистане и т.д.).

Впрочем, закрыв глаза на правду, можно было попытаться найти (а говоря точней, измыслить) и третью причину случившегося. И англо-американские „мудрецы“ пошли по этому третьему пути.

Через несколько дней после стабилизации фронта в Арденнах, в результате переброски наиболее боеспособных германских частей на Восточный фронт, радиостанция британских королевских ВВС (Ройял Эр Форс)[7] передала информационную сводку (разумеется, предусмотрительно не сообщив, что переданная ею информация поступила отнюдь не от войсковой разведки, с поля боя, а с прямо противоположной стороны – из-за океана, от спецслужб США!). В сводке сообщалось, что немцы, стремясь создать впечатление о разгроме американских войск под Мальмеди, перебили несколько сот (!) пленных (!) американских солдат, якобы специально привезенных заранее в район Мальмеди из Германии. Чуть позднее, 21 декабря 1944 года, в радиопередаче британского журналиста Сефтона Делмера, транслировавшейся английской пропагандистской радиостанцией „Солдатское радио Кале“ (Зольдатензендер Кале), предназначенной для систематического подрыва боевого духа военнослужащих германских вооруженных сил, была выдвинута несколько иная версия событий, согласно которой эсэсовцы из Лейбштандарта расстреляли американских пленных, взятых на поле боя под Мальмеди, а не привезенных специально из Германии. По пущенной в оборот чуть позднее третьей версии, авторы которой желали еще больше спасти «честь американского военного мундира», чины американского подразделения были взяты в плен обманом, будучи введены в заблуждение чинами германского «спецназа» оберштурмбаннфюрера СС[8] Отто Скорцени, переодетыми в американскую военную форму, и переданы головорезами Скорцени людям Пайпера, которые и расправились с наивными американскими парнями (как будто спецназовцы Скорцени не могли сами, будь на то соответствующий приказ, перебить плененных ими обманом американцев)! Как бы то ни было, ложная информация упала на хорошо подготовленную почву – сообщениями о зверствах немцев были переполнены все тогдашние периодические издания стран антигитлеровской коалиции. А между тем еще в первые дни Арденнского наступления (названного англо-американцами „Битвой за Выступ“) командующий американскими экспедиционными силами генерал Омар Н. Брэдли отдал приказ расстреливать на месте всех взятых в плен немецких эсэсовцев и парашютистов[9]

Как бы то ни было, „честь американского мундира“ была спасена. Но этим дело не закончилось.


Торжество справедливости


Благородство и преданность приводят к  утратам и
гибели с такой же неизбежностью,  как и преступление.

Нацуко Нагаи

По окончании войны в поверженной Германии, разделенной союзниками по антигитлеровской коалиции на оккупационные зоны, началась форменная охота за чинами 1-й танковой дивизии СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера (СС-Лейбштандарте Адольф Гитлер, сокращенно: ЛАГ), хотя в бою под Мальмеди участвовали всего лишь 3 танка Т-V „Пантера“ и 2 полугусеничных грузовика из состава танкового полка этой дивизии. Причем этот факт соответствовал американской версии событий. Согласно этой версии, 17 декабря 1944 года, в ходе Арденнского наступления близ Мальмеди немцами были убит 71 взятый в плен американский военнослужащий. Правда, американцы с самого начала возлагали коллективную ответственность за бойню на танковую группу под командованием Пайпера, откомандированную из состава танковой дивизии Лейбштандарт Адольфа Гитлера, однако сами же утверждали, что охрана взятых под Мальмеди 175 (!) американских военнопленных была (якобы!) поручена отнюдь не всей этой танковой группе, а всего лишь нескольким чинам ЛАГ - экипажу самоходного штурмового орудия (штурмгешюц), а затем – 2 бронетранспортерам. Именно экипажи этих 2 бронетранспортеров якобы осуществили по американской же версии!), расстрел военнопленных (почему они расстреляли только 71 из 175 военнопленных, данная версия не объясняла; вероятно, именно поэтому впоследствии число жертв было увеличено до 175 и даже до 231).   Таким образом, американцами было выдвинуто утверждение, что расстрел безоружных пленных под Мальмеди не только имел место в действительности (причем даже утверждалось, что первым начал стрелять в пленных из пистолета эсэсовец Георг Флепс), но и был произведен по приказу «высшего командования СС», (по одной версии – командиром «боевой группы» своего имени оберштурмбаннфюрером СС Йоахимом Пайпером, по другой – командиром всего I танкового корпуса СС (в состав которого входила 1-я танковая дивизия СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера) группенфюрером СС Германом Приссом, а по третьей - непосредственно командующим всей 6-й танковой армией СС (в состав которой входил I танковый корпус СС) оберстгруппенфюрером СС Йозефом («Зеппом») Дитрихом – хотя никаких подтверждений этим огульным обвинениям найдено не было).

Йоахим Пайпер | Joachim Peiper | 1943

Йоахим Пайпер (1943)

Йоахим Пайпер, как мы уже знаем, являлся в описываемое время командиром танкового полка дивизии Лейбштандарт. Казалось бы, всякому человеку, имеющему хоть какое-то, пусть даже самое отдаленное, отношение к армейской службе или к военному делу вообще, должно было быть совершенно ясно, что командир полка, да еще находящегося в наступлении, никак не мог заниматься охраной военнопленных. У Пайпера были совсем другие заботы – возглавляемая им боевая группа в этот второй день Арденнского прорыва наступала на Ставло. Именно на это было направлено все его внимание, и находился он именно там, впереди, далеко от места инцидента. Но это, похоже, никого не интересовало.   В нарушение всех международных конвенций об отношении к бывшим военнослужащим капитулировавших военных держав, солдат (манншафтен) и офицеров (фюреров) 1-й танковой дивизии СС арестовывали (без предъявления конкретного обвинения) и подвергали тюремному заключению уже после их фактического разоружения и, конечно, значительно позднее совершения самого юридического акта безоговорочной капитуляции Германии. Более 1 100 нижних чинов и фюреров 1-й танковой дивизии СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера были заключены в тюрьму немецкого города Швебиш-Галль, где из них усердно выколачивали „добровольные“ признания в несовершенных ими преступлениях при помощи поистине средневековых пыток (например, забивания под ногти железных гвоздей с последующим накаливанием этих гвоздей добела в пламени газовой горелки и т.д. Кроме физических пыток и регулярного лишения пищи, заключенные в Швебиш-Галле подвергались также многочисленным моральным издевательствам и унижениям. Самым „безобидным“ из них было требование американских „военных следователей“, чтобы заключенные германские солдаты регулярно справляли свои естественные надобности на специально разостланную на полу тюремной камеры карту Третьего рейха, а затем спали на ней, свернувшись клубком и имитируя своей позой и движениями повадки собаки. Время от времени инсценировались заседания военного трибунала, якобы приговаривавшего заключенных к смерти. Американские военные следователи никогда особо не миндальничали с беззащитными военнопленными, то и дело запугивая и „наказывая“ их за „строптивость“. Сравнительно недавно по российскому телевидению транслировалось интервью с вьетнамским офицером-инвалидом, которому американские тюремщики, пытаясь склонить его к сотрудничеству, отпилили по кускам обе ноги – разумеется, без наркоза! То и дело мы узнаем похожие новости из американских военных тюрем в Гуантанамо на Кубе и Абу Грейб в оккупированном Ираке, который также потребовалось „наказать“. Так, недавно стало известно, что одного из заключенных по обвинению в связях с иракскими террористами заставляли ложиться  лицом в лужу мочи, после чего надсмотрщики избивали его дубинками. В довершение ко всему, его изнасиловали палкой от половой щетки и вынуждали лаять по-собачьи, пока охранники мочились на него. Знакомая картина, не правда ли? Она что-то напоминает… Но это так, к слову…     

Команду „следователей“ в мундирах армии США возглавляли полковник Розенфельд (почти однофамилец президента Рузвельта!) и старший лейтенант Перль. Этот Перль страдал тяжелой формой паранойи, с ярко выраженными садистскими наклонностями. Кстати, несколько позднее, уже после возвращения в США, Перль был приговорен американским судом к 16 годам тюремного заключения за зверское избиение собственной невесты, которой он, в порыве садистской страсти, переломал все (!) пальцы на обеих руках. Но и это так, к слову…

Несмотря на все это, американским «заплечных дел мастерам» удалось выбить «добровольные» признания лишь из немногих заключенных, а именно – из 18-летних новобранцев, поставленных под ружье в последние месяцы войны. Применявшиеся к заключенным издевательства и пытки привели к нескольким случаям самоубийств и умственного помешательства. В своих воспоминаниях «Неизвестная война» бывший офицер Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени – «освободитель Муссолини», прозванный западными журналистами «гитлеровским королем диверсий» и даже «самым опасным человеком Европы»(?), описывает случай, когда один такой 18-летний эсэсман, дав ложные показания, вследствие истязаний, впал в отчаяние и повесился в своей камере, а если быть точнее, тюремщики нашли его повешенным. Достаточно сказать, что назначенная впоследствии для пересмотра всех дел облыжно обвиненных чинов Лейбштандарта американская сенатская комиссия установили 139 случаев одних только неизлечимых повреждений половых органов у допрошенных «с пристрастием» немецких заключенных.  

Процесс по делу обвиняемых в «бойне при Мальмеди» начался в мае 1946 года в бывшем нацистском концентрационном лагере Дахау (переоборудованном к тому времени в концлагерь американский) под руководством „юридического советника армии США“, того же полковника Розенфельда, хотя в составе суда было и несколько американских генералов. К процессу было привлечено большое число командиров I танкового корпуса СС, в том числе оберстгруппенфюрер СС и генерал-оберст Ваффен СС Йозеф Дитрих, группенфюрер СС и генерал-лейтенант Ваффен СС Герман Присс, штандартенфюрер СС Йоахим Пайпер и многие другие, всего 73 человека. Суд отклонил (не называя причины) показания взятого в плен чинами Лейбштандарта американского майора Хола Маккоуэна, являвшегося непосредственным свидетелем-очевидцем боевых действий  военнослужащих 1-го танкового полка дивизии СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера и утверждавшего, что все американские солдаты и офицеры были убиты под Мальмеди в бою, а не расстреляны эсэсовцами «задним числом», вопреки утверждениям обвинения. Сам майор Маккоуэн, взятый в плен подчиненными «Йохена» Пайпера, не только не был ими убит, но и доставлен, вместе с другими пленными американцами в населенный пункт Ла Глез и оставлен там вместе с ранеными на попечение местных жителей. На этот счет было даже заключено составленное по всей форме соглашение, подписанное с германской стороны Йоахимом Пайпером, а с американской – майором Маккоуэном. Тем не менее, показания последнего не были приняты во внимание. В то же время подобная «глухота» к показаниям свидетеля-очевидца ничуть не помешала  американской военной Фемиде принять на веру устное и совершенно голословное заявление обер-садиста Перля, что во время следствия он якобы и пальцем не тронул ни одного из заключенных.

Процесс Мальмеди: Дитрих (№ 11), Кремер (№ 33), Присс (№ 45), Пайпер (№ 42)

Процесс Мальмеди: Дитрих (№ 11), Кремер (№ 33), Присс (№ 45), Пайпер (№ 42)

Процесс Мальмеди: Йоахим Пайпер (№ 42)

Процесс Мальмеди: Йоахим Пайпер (№ 42)

В качестве главного обвиняемого на «процессе Мальмеди» проходил штандартенфюрер[10] СС Йоахим («Йохен»)  Пайпер – один из храбрейших фюреров Ваффен СС времен Второй мировой войны, награжденный за храбрость Железными крестами II и I степени и Рыцарским крестом Железного креста с Дубовыми листьями и Мечами, ставший командиром танкового полка дивизии ЛАГ в возрасте всего 30 лет. Пайпер имел несчастье некоторое время прослужить адъютантом рейхсфюрера («имперского вождя») СС Генриха Гиммлера, что, в глазах обвинителей, стократ усугубляло его вину, делало его, так сказать, виновным «по определению».  Благородство Пайпера не раз на протяжении процесса приводило американских военных судей в полное замешательство. С самого начала судебного разбирательства штандартенфюрер Пайпер взял на себя единоличную ответственность за недоказанную «вину» всех чинов вверенного ему танкового полка – при условии сохранения жизни его бывшим подчиненным. Но Фемида победителей, жаждавшая крови, категорически отвергла это предложение. Germany must perish!!![11]

Чтобы лучше понять личность этого германского солдата, небезынтересно будет привести следующую выдержку из допроса штандартенфюрера Пайпера, текст которого был опубликован в американском журнале «Политикл Сайенс Куотерли»[12] за июль 1956 года: 

Вопрос: Принимали ли Вы, проходя службу в войсках СС[13], участие в репрессиях против гражданского населения?

Пайпер: нет, не принимал. Регулярные войска СС[14] составляли наиболее боеспособную часть германской армии, мы принимали участие почти что исключительно в наступательных операциях. Направленных на прорыв неприятельской обороны, либо же на стабилизацию линии фронта при натиске (неприятеля – В.А.) на позиции наших войск.

Вопрос: Но Вы, конечно, знали о том, что войска СС используются для репрессий против мирного населения?

Пайпер: Повторяю, что за четыре года службы мне ни разу не приходилось слышать об использовании в этих целях регулярных частей СС. Офицеры[15] СС иногда принимали участие в подобных акциях в качестве командиров специально сформированных, по большей части, из состава тыловых батальонов и румынских войск, команд[16]. Регулярные же части СС[17] решали боевые задачи.

Вопрос: Неужели Вы, воюя в составе частей СС национал-социалистической Германии, не понимали, что совершаете уголовно наказуемое деяние (курсив наш – В.А.)?[18]

Пайпер: Я всегда считал и считаю, что, вступив в годы войны в СС, я лишь выполнял свой долг перед германским государством и свой долг немца перед немецкой нацией.

Поистине, штандартенфюрера СС «Йохена» Пайпера можно обвинить в чем угодно (например, в «слепом фанатизме» и пр.), но только не в отсутствии национального достоинства, солдатской честности, офицерской, да и просто человеческой чести.

16 июля 1946 года военный суд вынес приговоры 73 обвиняемым по «делу Мальмеди». Число приговоренных странным образом точно соответствовало одной из озвученных обвинением цифр,  касавшихся числа якобы расстрелянных эсэсовцами Лейбштандарта под Мальмеди пленных –  военнослужащих армии США[19]. Данное «случайное (?) совпадение» наводит на мысль, что речь, скорее всего, шла не о справедливом, объективном приговоре беспристрастного суда, а об узаконенном «клиринговом», то есть «взаиморасчетном», или „взаимозачетном“, убийстве). Командующий 6-й танковой армией СС оберстгруппенфюрер СС Йозеф Дитрих был приговорен к пожизненному заключению, командующий I танковым корпусом СС группенфюрер СС Герман Присс – к 20 годам тюремного заключения. 43 из 73 осужденных чинов Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера (и в том числе командир танкового полка ЛАГ штандартенфюрер СС Йоахим Пайпер) были приговорены к позорной (особенно для военнослужащих) смертной казни через повешение. Число приговоренных к смерти чинов дивизии ЛАГ соответствовало числу убитых под Мальмеди военнослужащих армии США (что, в принципе, вполне позволяет квалифицировать судебный приговор как узаконенное «клиринговое убийство»), но значительно превышало численность экипажей 2 германских бронетранспортеров, якобы осуществивших (по американской же версии!)  расстрел военнопленных американцев под Мальмеди. Но данное обстоятельство, очевидно, не смущало никого в стане заокеанских вершителей правосудия, как и нелепость обвинения командующего 6-й танковой армией СС, командующего I танковым корпусом СС и командира боевой группы Пайпера в массовом убийстве военнопленных. Хотя было совершенно очевидно, что они никак не могли ни участвовать в расстреле, ни командовать расстрелом, и не отдавали приказа пленных не брать (в отличие от американского командования!). Однако победители жаждали крови. В принципе, столь суровый приговор бывшим военнослужащим побежденной стороны не был в те времена чем-то из ряда вон выходящим. Повесили же победители честных солдат Кейтеля и Йодля, вся вина которых заключалась в том, что они и вверенные им войска умудрились противостоять многократно превосходящим вооруженным силам почти всего мира (буквально заваливавшим немцев трупами, заливавшим их кровью и забрасывавшим миллионами авиабомб и снарядов!) почти шесть лет (причем четыре года – наступая!) – а ведь согласитесь, как-то не совсем прилично сначала подписать с неприятелем, сидя с ним за одним столом, акт о безоговорочной капитуляции (подписав который, неприятель, между прочим, спас жизни множества солдат обеих противоборствующих сторон, а не только своих!), а потом взять да и повесить этого неприятеля. Вот был бы номер, если бы, скажем, «людоед» Гитлер после капитуляции Польши в 1939, Норвегии, Бельгии и Франции в 1940 или Югославии и Греции в 1941 году распорядился вздернуть подписавших эту капитуляцию польских, норвежских, бельгийских, французских, югославских и греческих генералов! Страшно даже подумать… Впрочем, бывало и еще проще. Так, например, после окончания войны из сталинских лагерей были собраны германские военнослужащие, отличившиеся зимой 1942-1943 гг. своей особо стойкой обороной города Великие Луки, превращенного немцами в настоящую «крепость на болотах», и привезены обратно в крепость, где все они предстали перед советским военным трибуналом. По одному военнопленному каждого из званий, имевшихся в германском вермахте, приговорили к смертной казни через повешение – 1 генерала, 1 оберста (полковника), 1 оберст-лейтенанта (подполковника), 1 майора, 1 гауптмана (капитана), 1 обер-лейтенанта (старшего лейтенанта), 1 лейтенанта, 1 унтер-офицера, 1 обер-ефрейтора и 1 рядового[20] – чтобы никому не было обидно, так сказать. 29 января 1946 года их публично повесили в Великих Луках на площади Ленина. Среди повешенных были командир 277-го гренадерского полка германского вермахта полковник фон Раппард, бывший комендант города, командиры рот, железнодорожники,  представители младшего командного состава и рядовые.

В принципе, аналогичная судьба ожидала и чинов Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера, осужденных по «делу Мальмеди» (тем более, что им явно «не повезло» с названием части). Для американцев подобные судебные расправы были обычным делом. В своей изрядно подзабытой в наше время, но весьма популярной в советскую (особенно – хрущевско-брежневскую) эпоху автобиографической книге «Совесть пробуждается»[21] бывший полковник германского вермахта Рудольф Петерсгаген, заключенный американцами в тюрьму, в период своего пребывания в западной зоне оккупации, весьма красочно описывал зрелище массовых экзекуций осужденных на смерть бывших военнослужащих германского вермахта и Ваффен СС, посмотреть на которые, как в средние века, собирались американские офицеры со своими женами, за чашкой кофе или бутылкой кока-колы оживленно комментировавшие предсмертные конвульсии повешенных, так «уморительно» дергавшихся в петле.


Кровавая развязка


«Наибольшие страдания мне причиняет
материализм моих  соотечественников».

Йоахим Пайпер

Итак, 43 проходивших по «делу Мальмеди» чина 1-й танковой дивизии СС были приговорены к смертной казни через повешение. Приговоренных к смерти танкистов Лейбштандарта спасло от петли лишь энергичное вмешательство американского защитника обвиняемых на процессе, военного юриста (без кавычек) подполковника Эверетта. Возмущенный до глубины души столь драконовским приговором, Эверетт, с помощью нескольких сенаторов, дошел до Федерального суда США. В результате специального расследования материалов дела Сенатской комиссией совместно с комиссией Федерального Суда США, ни один (!) из смертных приговоров не был приведен в исполнение, за недоказанностью обвинения, и, в конечном счете, все приговоренные были, по прошествии нескольких лет, отпущены на свободу. Конечно, не сладко просидеть в тюрьме несколько лет «за здорово живешь», да еще подвергаясь «специальной обработке», но все-таки им повезло – учитывая, что дело могло реально закончиться намыленной петлей. Главный обвинитель на «процессе Мальмеди», американский подполковник Эллис, требовавший в 1946 году смертного приговора, по крайней мере, для штандартенфюрера Пайпера, 20 лет спустя написал Пайперу письмо, в котором попытался объяснить свои действия в ходе процесса «соображениями воинской дисциплины» (столь модное нынче словечко «политкорректность» тогда еще не вошло во всеобщее употребление). Приводим соответствующий отрывок из письма Эллиса Пайперу в английском оригинале и в переводе на русский язык:

«I am sure that you always realized that I had no personal feelings against you or anyone else; as yourself, I was also a soldier and did my duty as well as I could…I am of the opinion that you are a fine gentleman.

On the day that your letter arrived, I read in our press about the death of Sepp Dietrich. Whether you believe it or not, I had a feeling of sadness when I read  the fairly long obituary notice in the San Francisco Chronicle…»[22]

Перевод:

«Я уверен, Вам всегда было ясно, что я не испытывал никаких личных чувств, направленных против Вас или против кого-либо еще; подобно Вам, я также был солдатом и исполнял свой долг так хорошо, как только мог… Я считаю Вас достойным джентльменом (fine gentleman).

В тот самый день, когда пришло Ваше письмо, я прочитал в нашей прессе о смерти Зеппа Дитриха. Хотите – верьте, хотите – нет, но, читая довольно длинный некролог в «Сан-Франциско Кроникл», я испытал чувство печали…»

В своем письме подполковник Эллис подчеркнул (хоть и «задним числом»!), не только то, что всегда считал штандартенфюрера СС Йоахима Пайпера «достойным джентльменом», но и нечто другое. Оказывается, он ни на минуту не сомневался в том, что «приговор будет, в конце концов, отменен». Хорошенькое дело! Зачем же было тогда этот приговор выносить? Разве правосудие – это какая-то игра? Интересно, что лет этак через 20 напишут Ратко Младичу и Радовану Караджичу их «собственные» обвинители?

К сожалению, полковник Эллис «рано радовался». Некая «заинтересованная сторона» не упускала «Йохена» Пайпера из виду и после освобождения, ожидая лишь удобного случая для отправления над ветераном Лейбштандарта своего собственного «правосудия» и вынесения ему своего собственного приговора – окончательного и обжалованию не подлежащего. 14 июля 1976 года ветеран ЛАГ Йоахим Пайпер был зверски убит и сожжен в собственном доме  в городке Траве (департамент Верхняя Саона, на юге Франции), где он провел последние годы жизни, зарабатывая себе на жизнь литературными переводами (покинув Германию вследствие «непреодолимого отвращения к охватившим его немецких сограждан безудержной алчности и  бездуховному материализму»).

Пайпер, работавший после выхода на свободу служащим на автомобильном заводе компании «Порше», а затем директором небольшого рекламного издательства, никогда не скрывал, что остался верен своим прежним убеждениям. Видимо, поэтому его никак не хотели оставить в покое. Так, в номере американской газеты «Нью-Йорк пост» (принадлежащей концерну южнокорейского миллиардера Муна, главы тоталитарной Церкви Объединения) от 29 июня 1964 года появилось сообщение, что против бывшего штандартенфюрера СС Пайпера начато расследование, поскольку в сентябре 1943 года он «сыграл ведущую роль» в разрушении города Бовес (в Северной Италии) и в «массовых казнях жителей этого города». Для американского военного историка Джорджа Стейна этих скупых строк газетного сообщения оказалось вполне достаточно, чтобы включить в свою «Историю Ваффен СС» утверждение, будто «данное злодеяние являлось частью операции, проведенной войсками СС против антифашистских партизан в указанном районе». Хотя в сообщении «Нью-Йорк пост» говорилось всего лишь о начале расследования, в книге Стейна факт военного преступления и вина Пайпера представляются как нечто очевидное и не нуждающееся в доказательствах! Между тем, обвинение оказалось высосанным из пальца от начала до конца. В ходе расследования дела о «бойне в городе Бовес» выяснилось, что Пайпер не совершал никаких уголовно наказуемых деяний, и возбужденное против него дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Мало того! В ходе расследования выяснилось, что в городе Бовес (на поверку вовсе не разрушенном) вообще не совершалось никаких «массовых казней мирного населения». Истина заключается в том, что подразделение батальона Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера, которым командовал «Йохен» Пайпер, было обстреляно антифашистскими партизанами, захватившими город Бовес, после чего вынуждено было (так сказать, «в порядке самообороны»), выбить их из города всеми имеющимися средствами. Точно так же поступила бы любая воинская часть армии любой страны – например, российской армии в ходе контртеррористической операции в любом из районов Чечни, захваченных сепаратистами.      

В приведенном в книге «Адъютант дьявола» одного из биографов Пайпера – британского генерал-майора Майкла Рейнольдса интервью, данном «Йохеном» одному французскому писателю в 1967 году, штандартенфюрер подчеркнул: «Я, как и прежде, остаюсь национал-социалистом. Сегодняшние немцы – более не великая нация. Германия стала просто одной из провинций Европы. Поэтому я при первой же возможности уеду отсюда куда-нибудь, скорее всего – во Францию. У меня нет особой любви к французам, но Франция мне нравится».

Вскоре после этого интервью Пайпер и его жена Сузанна переехали из Штутгарта в Траве. Вскоре против них была развязана хорошо организованная кем-то травля, принявшая особенно широкие масштабы после публикации в газете «Юманите» (официальном печатном органе Французской Коммунистической Партии) направленной против „Йохена“ Пайпера злобной клеветнической статьи. В самом городке и в его окрестностях на стенах и дорожных знаках постоянно появлялся кем-то намалеванный крюкообразный крест[23]. И, наконец, настала роковая ночь на 14 июля («день падения Бастилии»), когда соседи Пайпера проснулись от душераздирающего воя пожарных сирен и увидели, что дом их соседа охвачен пламенем. 

Надо сказать, что ветеран-танкист до последней минуты оказывал убийцам вооруженное сопротивление, отстреливаясь из имевшегося у него охотничьего ружья. Это дало последним оставшимся в живых ветеранам 1-й танковой дивизии СС основание считать Пайпера „последним бойцом Лейбштандарта, павшим на поле боя с оружием в руках“. И в этом что-то есть!       

Когда представители французской уголовной полиции осматривали обугленный, изуродованный почти до неузнаваемости труп бывшего штандартенфюрера СС Пайпера, рядом с которым были обнаружены ружье, труп убитой собаки[24] и остатки трех бутылок из-под зажигательной смеси („Молотов-коктейлей“), они невольно ужаснулись (хотя по долгу службы, как говорится, „всякого насмотрелись“!). В глазницы трупа Пайпера были глубоко вбиты Железный и Рыцарский кресты, с которыми ветеран не расставался всю свою жизнь. Убийцы и мотивы преступления так и остались неизвестными… [Прим. ред. ВС: Сомнительная информация! Труп Йоахима Пайпера был найден 14 апреля 1976 г. отдельно от головы, без рук ниже локтей и без ног ниже колен, обугленный и съежившийся от жара пламени сгоревшего дома. Ни жена, ни сын не смогли идентифицировать труп. Обугленное туловище вдове Пайпера выдали только 1-го апреля 1977 г. Спустя 18 месяцев ей выдали обугленную голову с всего одним сохранившимся зубом и распиленную. См. видеоролик внизу!]

В судьбе штандартенфюрера СС „Йохена“ Пайпера и его сослуживцев из ЛАГ, как в неком  кривом зеркале, отразилась как судьба чинов Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера, так и судьба всех военнослужащих Ваффен СС („зеленых эсэсовцев“, по терминологии Отто Скорцени, прозвавшего их так за серо-зеленый цвет из полевой военной формы, именуемый немцами также „полевым серым цветом“„фельдграу“ ) – отборных частей германских вооруженных сил времен Третьего рейха, с беззаветной отвагой (что признавали даже их злейшие враги) сражавшихся на всех фронтах Европейской гражданской войны[25], но навеки заклейменных юстицией победителей за преступления, совершенные, главным образом, не ими, а другими эсэсовцами, служившими в охране концентрационных лагерей[26], расположенных далеко за линией фронта, в глубоком тылу, на территории самой Великогерманской державы, и на оккупированных германскими войсками территориях, а также в ходе «зачисток» (пользуясь современным военным жаргоном), осуществлявшихся в основном силами так называемых «айнзацкоманд», или, иначе говоря, оперативных групп в составе подчиненных рейхсфюреру СС[27] Генриху Гиммлеру эсэсовской «службы безопасности» (СД) и полиции, состоявших в основном из мобилизованных гитлеровскими спецслужбами представителей местного населения оккупированных германскими войсками стран Европы. Отдельные кровавые эксцессы,  участием в которых действительно запятнали себя чины Ваффен СС – укажем, в качестве примера, на расстрел чинами Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера 80 (а по другим сведениям – 90) чинов британского Уорвикширского полка в 1940 году под Вормхоудтом, или „харьковские убийства“, описанные в данной книге, являлись редкими исключениями, скорее подтверждающими вышеупомянутое правило и также нуждающимися в тщательном рассмотрении в каждом конкретном случае (чтобы исключить «синдром Буданова-Ульмана»). Тем не менее, эсэсовцам-фронтовикам пришлось после войны «платить по чужим счетам». Сказанное в полной мере относится и к чинам 1-й танковой дивизии СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера.



[1] «Чуинггам» (англ.: Chewing gum) – жевательная резинка, употребление которой, хотя и способствует чистоте зубов (”довершая то, что начинает зубная щетка”), но делает человека удивительно похожим на корову, жующую жвачку.
[2]  PzKpfW (Panzerkampfwagen) V Panther. (SDKFZ 171).
[3] Джи Ай (англ. GI), сокращение, образованное от слов «правительственное (казенное) имущество» (англ.: Governmental Issue) – ироническое прозвище военнослужащих армии США.
[4] Эмблема Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера представляла собой изображение отмычки (похожей на ключ и потому часто принимаемой недостаточно осведомленными людьми – в том числе и некоторыми историками – за ключ). Отмычка по-немецки называется «дитрих», что созвучно фамилии организатора и бессменного командира Лейбштандарта, которого звали, как известно, Йозеф («Зепп») Дитрих. В то же время  эмблема отмычки, похожей на ключ, символизировала способность Лейбштандарта Адольфа Гитлера (ЛАГ) «подобрать ключ к любым дверям», то есть «успешно справиться с любой поставленной задачей». Дубовые листья «дитриховцы» начали (иногда) включать в свою дивизионную эмблему после награждения своего «отца-командира» Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту Железного креста. Похожая эмблема – отмычка, перекрещенная с руной «сиг» («совуло». «совелу») – была присвоена 12-й танковой дивизии СС Гитлерюгенд (костяк которой составляли добровольцы из рядов молодежной организации НСДАП Гитлерюгенд, то есть Гитлеровская молодежь, в возрасте от 17 лет – хотя для добровольцев, вступавших в ряды Ваффен СС, был установлен возрастной ценз в 23 года), являвшейся в декабре 1944 года, вместе с 1-й танковой дивизией СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера, в составе I танкового корпуса СС, одной из основных ударных сил германского наступления в Арденнах. Хотя фамилия командира 12-й танковой дивизии СС Гитлерюгенд была совсем не Дитрих, смысл включения в дивизионную эмблему отмычки был от этого не менее ясен: «Равнение на Дитриха»!    
[5] Oberkommando der Wehrmacht (OKW).
[6] Главное Управление Лагерей.
[7] Royal Air Force (RAF).
[8] Оберштурмбанфюрер СС – звание старшего командного состава Шуцштаффеля, соответствовавшее званию обер-лейтенанта (старшего лейтенанта) в германском вермахте и перешедшее в СС из штурмовых отрядов (СА), составной частью которых СС первоначально являлись. Оберштурмбанфюрер СС носил петлицу с 3 серебряными «кубиками» и 2 полосками («шпалами»), а также 1 четырехугольную серебряную звездочку на погонах.
[9] Случаи расстрелов без суда немецких военнопленных американцами во Франции были настолько частым явлением, что соответствующий эпизод вошел даже в популярный голливудский блокбастер «Спасти рядового Райана».
[10] Эсэсовское звание штандартенфюрера соответствовало званию оберста (полковника) в германской армии (вермахте). На момент боя под Мальмеди в декабре 1944 года «Йохен» Пайпер имел чин еще не штандартенфюрера, а оберштурмбаннфюрера СС (соответствовавший армейскому званию подполковника).  Штандартенфюрер СС носил на обеих петлицах прямые серебряные дубовые листья с желудями у черенка и плетеные серебряные погоны с 2 четырехугольными звездочками, оберштурмбаннфюрер СС – 4 кубика и 2 галунные полоски на петлице и плетеные серебряные погоны с 1 звездочкой. 
[11] Пусть Германия помучается (англ.)!!!
[12] ”Political Science Quarterly”.
[13] Здесь и далее под «войсками СС» имеются в виду Ваффен СС.
[14] Имеются в виду Ваффен СС и их предшественники – войска СС особого назначения (СС-Ферфюгунгструппе, СС-ФТ).
[15] Фюреры.
[16] Пайпер имеет в виду «эйнзацкоманды», о которых будет подробнее рассказано далее.
[17] Ваффен СС («зеленые СС»).
[18] Заметьте: «Йохен» Пайпер служил в Ваффен СС еще до признания их частью преступной организации Нюрнбергским международным трибуналом! Но американским «судьям» было, видимо, не до подобных «мелочей».  Да и вообще западные союзники с самого начала Второй мировой войны руководствовались в своих действиях весьма своеобразной «логикой». Так, например, Англия и Франция, гарантировавшие «панской» Польше военную поддержку в случае любой агрессии извне, после нападения Германии на Польшу с Запада 1 сентября 1939 года, не замедлили объявить Германии войну. Когда же 17 сентября того же 1939 года Советский Союз, в соответствии с «пактом Гитлера-Сталина (Риббентропа-Молотова)», в свою очередь, напал на Польшу с Востока, Англия и Франция и не подумали объявить войну СССР. 
[19] О точном числе предполагаемых «жертв массового расстрела американских военнопленных под Мальмеди» обвинители так и не договорились (озвучивались разные цифры  - 20, 35, 70, 71, 73, 81, 82, 86 и даже 120).
[20] А. Джиоев. Великие Луки // Журнал «Рейтар» № 17 (5/2005), с. 184.
[21] Rudolf Petershagen. Gewissen im Aufruhr.
[22] Wenn alle Brueder schweigen… Coburg, 1973, S. 29.
[23] Крюкообразный (крюковидный, мотыгообразный, гамматическпий, ломаный) крест, на санскрите: свастика (добрая, или счастливая, перемена), по-гречески: гаммадион, по-русски: коловрат, конь или ярга, по-монгольски: суувастик, по-английски: филфот, по-французски: круа гаммэ, по-немецки: хакенкройц, по-фински: гакаристи, по-латышски: угунскрустс (огненный крест) или перконкрустс (крест Перуна) – один из видов креста – древнейшего символа человечества, широко распространенный среди последователей индуизма, джайнизма, буддизма, маздеизма и христианства, подвергнутый после 1945 года всеобщей опале, поскольку в 1919-1945 гг. являлся официальной эмблемой гитлеровской партии НСДАП и ряда других национал-социалистических партий и организаций и потому «стал символом варварства и человеконенавистничества, неразрывно с вязанных с фашизмом». В то же время пятиконечная звезда (пентальфа, пентаграмма), обагренная кровью десятков миллионов жертв коммунизма во всем мире, почему-то никакой опале не подверглась. Даже в самые кровавые дни большевицкой диктатуры пятиконечная звезда не сходила с флагов, рекламных проспектов и товарных знаков стран «свободного мира».
[24] Любопытно, что труп убитой собаки был обнаружен в свое время рядом с трупом зверски убитого Григория Распутина, а также в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге на Урале, в котором была с еще более зверской жестокостью убита советскими большевиками Царская Семья.
[25] Именовать глобальный конфликт 1939-1945 годов Европейской (если не Мировой) Гражданской войной нас побуждает невиданное дотоле количество бывших военнослужащих и вообще граждан стран-военных противниц гитлеровской Германии – сражавшихся в рядах германских регулярных и вспомогательных войск, причем по исключительно идеологическим соображениям. В этой войне фронт сплошь и рядом проходил через семьи, брат шел на брата, сосед – на соседа и сын – на отца. 
[26] Сомнительная «честь» изобретения концентрационных лагерей принадлежит, вопреки широко распространенным, но от того не менее ложным представлениям, отнюдь не немецким национал-социалистам (организовавшим свой первый концлагерь в 1933 году) и даже не советским большевикам (организовавшим свой первый концлагерь, по прямому указанию В.И. Ульянова-Ленина, а  в 1918 году), а британцам. Первые в истории концентрационные лагеря (англ.: concentration camps) были организованы англичанами по приказу генерал-фельдмаршала лорда Горацио-Герберта Китченера, графа Хартумского, на последнем этапе англо-бурской войны 1899-1902 гг. В 1900-1901 гг. англичане интернировали в концентрационных лагерях не менее 117 000 бурских (африканерских) женщин, детей и стариков, чтобы принудить бурских партизан к капитуляции. Смертность среди бурских заключенных этих концлагерей составляла от 22 до 34%. Впрочем, аналогичные лагеря (правда, еще не именовавшиеся «концентрационными»), были организованы еще в ходе Гражданской войны в США (1852-1856 гг.) северянами для своих сограждан из Конфедерации южных штатов.
[27] Рейхсфюрер СС, имперский вождь СС – официальное наименование должности руководителя СС. Пост рейхсфюрера СС официально был введен главой НСДАП Адольфом Гитлером для Йозефа Берхтольда в ноябре 1926 года. После того, как Шуцштаффель получил статус самостоятельной организации в составе Национал-Социалистической германской рабочей партии (1934), рейхсфюрер СС стал  одновременно рейхсляйтером (имперским руководителем – партийным чиновником НСДАП, занимающим высший, после самого фюрера, пост в национал-социалистической иерархии). После подчинения рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру также и германской полиции его должность, с 17 июня 1936 года, стала именоваться «рейхсфюрер СС и начальник (шеф) германской полиции» (СС Рейхсфюрер унд Шеф дер Дойчен Полицай). Рейхсфюрер СС носил на обеих петлицах серебряный пучок из 3 прямых дубовых листьев, серебряным обрамленный полукруглым дубовым венком, и плетеные серебряные погоны с золотым пучком из 3 прямых дубовых листьев.

Роман Яшин | Бойня при Мальмеди


Скачать PDF!

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 






Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика