Рецензии на повесть Романа Волкова «Клеймо Чернобога»


Богдан Заднепровский



Здравствуйте, Яволод!

С удовольствием прочитал повесть Вашего друга Романа Волкова "Клеймо Чернобога". Любой мало-мальски профессиональный литературный критик мог бы выдать на-гора много критики в адрес повести. Но я не критик и не желаю описывать филологические недостатки. Я сам молодой автор и хотел бы, прежде всего, поддержать повесть "Клеймо Чернобога". Книги пишутся в первую очередь для читателей. Буду оценивать как читатель. Повесть - увлекательная, как только втягиваешься, читаешь до конца. Чувствуются наработки и штампы беллетристики, ее динамизм. Так и должно быть в жанре детектива. Здесь Роман справился на отлично, повесть захватывает не хуже хваленных Акунинских детективов. Еще предстоит, конечно же, долго вырабатывать и оттачивать свою собственную стилистику, свой уникальный авторский почерк.  Но несомненным достоинством оказалась тема произведения.

Если не брать во внимание лихой, агрессивный как у боевика сюжет, то повесть несет в себе стержень уже серьезной социально-политической драмы. И на этом надо особо акцентировать чтение. Порой фон событий становится более важным и возбуждающим чувства читателя, чем сам экшн.

События происходящие в нашей стране, страдания переживаемые нашим русским народом, не могут не волновать проницательного и чуткого читателя. Картина положения русского населения у себя в стране в "переходный период" представляется в лучших традициях русской школы реализма. Порой эпизоды даже слишком натуралистичны. Из-за концентрации негативных событий вокруг главных героев действительность предстает уже даже слишком мрачной и пессимистичной. Естественно, что не каждый день, и не каждый обыватель сталкивается с такими же, как у героев проблемами в таком количестве. Я живу на Кавказе и в целом жизнь выглядит более менее спокойно. Но Роман прав по всем пунктам. Положение тяжелое во всей стране. Я - светский, образованный, мирный человек - в своей жизни несколько раз сталкивался напрямую с этническим бандитизмом и хамством. И на своем личном драматичном опыте убедился в бессилии нашей милиции помочь или справиться с агрессией национализма малых народов. Она нас не защищает и самим защищаться не дает.

Русское трудовое население не готово драться, грызть глотки. Ему некогда этим заниматься, надо работать, семью кормить. В наших бедах виновато, прежде всего, правительство со своей антинародной политикой. Хотя умалять вину всякого рода меньшинств я не намерен также - "там тоже хорошие люди есть" и в подобном духе. Надо ломать стереотипы советской поры, дружелюбное ненастороженное отношение к соседям. Роман Волков дает некоторые направления борьбы. Очень позитивные и верные: даже предоставляет модели поведения в сложных ситуациях. Это, бесспорно, необходимо делать в произведении, которое, конечно же, посвящено нашей молодежи. Прагматикой ситуаций автор предупреждает и от того, что не следует делать: от ложных путей.

Сами герои прописаны без затей: положительные выглядят немного идеализированными, отрицательные отражают типичных персонажей действительности. Такая образность персонажей была характерна в романах М. Пьюзо.

Несмотря на довольно пессимистичное описание положения дел в стране, завершение книги полно оптимизма. Оно проясняет многие аспекты действительных событий, предстоящих нашему народу. Да, придется воспитывать в себе новое варварство против чужого: выжигать цыганские наркогнезда, громить места компактного проживания, бить морды, заставлять невежд и хамов говорить по-русски правильно, вбивать им в мозги наш порядок, наши законы, вышвыривать дикарей домой, уничтожать физически бандитские этнические группировки. Для этого подрастает сейчас уже злая, непримиримая со старой ложью молодежь. Но это все блуждание в трех соснах. Необходимость. В конце Роман не зря отмел практически всю коллизию повести, и представил силу, действующую за кулисами наших повседневных треволнений. Предстоит сражаться с людьми очень образованными, талантливыми, может быть даже гениальными злодеями, с теми, за кем финансовые ресурсы и мощь легитимных силовых структур, мощь СМИ. Этот враг самый сильный. Он атакует со всех сторон, не только с этнической, но и с экономической, религиозной, идеологической и т.д.

Хотя повесть многим и может показаться всего лишь увлекательным детективом с острым публицистическим содержанием, я хотел бы отметить ее важность в другом литературном ключе. Художественная повесть в теме борьбы за национальные интересы в общем-то редкость. Я во всяком случае читаю первую.

Для патриотической тематики более характерны серьезные исторические и философские исследования, нежели художественная проза. Своей повестью Роман вполне возможно открывает романтическое художественное направление патриотической борьбы, которая значительно отличается от патриотической прозы советской поры. Вполне возможно что книга станет знаковой для воспитания поколения современной патриотической молодежи. Повесть с точки зрения идеологии - является авангардом ее художественного направления, также как например труды Авдеева, Севастьянова служат ее философским основанием. Романа можно поставить в ряд писателей подобных Э. Юнгеру.

Повесть "Клеймо Чернобога" очень своевременна. Недавно министр МВД сетовал в Думе о сложном положении с этнической преступностью. Что-то случилось. До этого дня об этом было принято молчать во власти. Да проблема мигрантов все еще рассматривается довольно политкорректно. Но все же, что-то произошло.

Заявление было сделано не правозащитником, депутатом, партией, а силой, мощной силовой структурой государства. Видимо наши проблемы пришли в дом власть имущих. Будем терпеть и надеяться. Но не только надеяться, но и готовиться, и действовать. Скоро исторический момент предоставит России шанс остановить колесо Молоха - противодействие ему нарастает с каждым днем. А после направить его против врагов. Мы Своего не упустим.

Желаю Роману Волкову, чтобы его слово и дальше звучало и било также сокрушительно, также эффективно, как и его любимая славяно-горицкая борьба.

С уважением, Богдан Заднепровский

18 февраля 2006 г.


Д. Зубов


"Клеймо Чернобога"

книга писателя-националиста

Познакомился с Романом Волковым я год назад в офисе ДПНИ. Это был разговорчивый парень с креативной стрижкой, у которого мобильник при входящих звонках оглашал комнату мажорным раскатистым немецким маршем. С тех пор виделись мы редко, в основном на патриотических митингах. Я только знал, что Рома сотрудничает с ДПНИ. Никогда не подозревал его в склонности к литературному творчеству.

Было приятным сюрпризом, когда во время празднования юбилея ДПНИ (5 лет) Роман вручил мне и сидящему рядом Андрею Савельеву (лидер "Великой России") по экземпляру книги в мягком переплёте со словами: "Это я написал. Буду признателен, если дадите свои отзывы".

Вот вчера прочитал книгу Волкова "Клеймо Чернобога". Оказалось, что это художественное произведение. Мало того - остросюжетная повесть. Неожиданно сильная книга. Почему неожиданно? Поначалу девушка в красном на передней части мягкой обложке и "интригующая" аннотация сзади навели меня на мысль, что это обычный "мыльный" экшн. Не угадал. Почему сильная? Потому что пробуждает жажду борьбы за родную землю, надежду на возрождение Руси. Но Волков делает это ненавязчиво. Автор пробуждает и постепенно усиливает у читателя чувство патриотизма, которое достигает кульминации, когда православный священник ведёт людей очищать родное село от чеченцев. На фоне догорающих жилищ иноземцев и сопливых перепачканных в саже горцев отец Иоанн произносит: "Терпение лопнуло (показывая рукой на тлеющие руины) - лечится мой народ. Так он выпрямляет спину. Так он срывает цепи и вновь становится Русским народом".

Книгу действительно интересно читать. Волков проявил себя как мастер художественной речи: оригинальные метафоры, сильные диалоги, динамичность повествования (читаешь, не отрываясь): "Начал вспоминаться сюжет вчерашнего вечера, и Костя мог только сжиматься от стыда и страха в ответ на каждую всплывающую в его памяти деталь", "ударил локтем в нижнюю часть лица. В голове гулко заиграло вступление к передаче "Спокойной ночи, малыши", закрутились непонятные картинки, и, когда карусель прекратила крутиться, Костя обнаружил себя валяющимся на спине в только что вскопанной грядке".

Впечатление произвёл глубокий диалог между капитаном милиции и скинхедом Ежовым:

"- Очень хорошо, Витя. Ну ты, конечно, понимаешь, почему, когда я пришёл сюда,...вызвали на ковёр именно тебя. И понимаешь, какие я тебе сейчас буду задавать вопросы. И почему.

- Понимаю. Потому что я - русский парень, потому что я этим горжусь, потому что я ненавижу тех, кто пытается унизить мой народ".

По-моему, в книге "Клеймо Чернобога" Волков спрятал отличный сценарий для радикально-патриотического сериала. Не для дешёвого "мыла", а для большого кино с сильными элементами философии.

Неопределённость судеб главных героев в финале книги наводит на мысль: "to be continued..." (продолжение следует...)

В целом, книгу прочитал с удовольствием и на одном дыхании. Желаю Роману поскорей написать продолжение. Рекомендую.

лето 2007 г.


К. Крылов


Лёгкий жанр

Националистическая ширпотребная литра - жанр, казалось бы, очень востребованный, но производимый в явно недостаточных количествах. Отчасти по цензурным соображениям: помню, как в прошлом ещё веке небезызвестный Юрий Никитин со своими книжками (сейчас вполне мейнстримными) пытался проломиться сквозь издательства, охотно штамповавшие его же славянщину-фентезийщину. Или вот Кормильцев издал роман про скинхедов, так это было типа событие. Для сравнения: бандитская сага и криминальный сериал с морями крови и говна являются самым востребованным жанром в Эрефии. Но книжки про то, как русские убивают русских за деньги, издаются в невероятных количествах, а про то, как русские бьют (даже не убивают) нерусских за дело, не издаются совсем. Хотя казалось бы - ну криминал и криминал. Но тут можно и нужно, а тут нельзя и осисяй.

Тем не менее, что-то пишется, а то иной раз и издаётся. Вот недавно подарил мне Роман Волков свою книжку указанного выше жанра. Детектив с идеологией. Про межнациональных скинхедов и прочее такое. С названием (о ужаснах) "Клеймо Чернобога". Издательство, если чего, "Рагнарёк".

Чесгря, взял я эту книжку с крайним сомнением. Потому что ну не может ведь хорошая книжка называться "Клеймо Чернобога". Хорошая книжка может называться либо "Тень следа дыхания майской вьюги" (типа "эстетическое одиночество женской души"), либо "Отсоси кишку Будды" (типа "контркультура панкуха губдайамерика"). Либо, над худой конец, какой-нибудь "успенский", но тогда в названии должна быть "ирония". А тут, прости Господи, какой-то "петухов". И обложка страшненькая.

Тем не менее, книжку я таки начал. И - прочёл. Быстро, с удовольствием.

Собственно, что это такое. Лёгкое чтение про скинов, националистов и прочих хороших людей. Которые, кстати, в конце не то чтобы побеждают (до этого далеко), но, по крайней мере, не все гибнут - и то хлебушек. Несмотря на то, что окружают их враги и разводчики, а глава националистической организации оказывается агентом Лондона Тбилиси Тольятти тёмных сил.

Что касается качества. Эстетам есть над чем поглумиться: попадаются всякие развесистые фразочки - кажется, где-то даже попалась "острососковая грудь". Имена героев опять же. Зато интрига лихая, читкость высокая. Не "минаев", короче.

Одно плохо: продолжения, кажется, автором не планируется. Не принято у нас развивать успех. А ведь штука-то востребованная.

лето 2007 г.


П. Кузьмичев


Повесть Романа Волкова «Клеймо Чернобога» мне довелось прочесть еще до ее выхода в свет. Книга запомнилась: она написана на удивление мощно, крепко сбитый сюжет приковывает к себе внимание читателя, не отпуская до последней страницы. Но умение работать со словом, выстраивать сюжетные линии, создавать рельефные, запоминающиеся образы главных героев – все то, чем любят и умеют блеснуть признанные мэтры коммерческого масс-культа – не главное, на мой взгляд, достоинство этого произведения. Справедливая, по-настоящему добрая книга, книга, написанная много повидавшим и много пережившим человеком – редкость в наше время постмодернистских метаний, дискурсов и симулякров. Книга, в центре которой размышления автора о судьбах Отечества, честные, простые, правильные и не всегда приятные слова о нас с вами – все то, что делает стилистически безупречное, но внутренне бессодержательное произведение, о котором не вспомнить на следующий день, поистине народным произведением той литературы, которую нас больше, увы, не учат любить с детства – редкость вдвойне.

Тем отрадней держать в руках свежий, только что из типографии, экземпляр повести. Не ошибусь, если скажу, что в нынешней России (да и не только в России) книга найдет своего читателя. Но произойдет это не благодаря, а, как мне кажется, вопреки поддержке официальных властей, так называемого шоу-бизнеса: по этой книге не снимут кинофильмов, не выпустят пьесой на подмостки ведущих столичных театров, не напишут компьютерной игры[1]. И дело здесь не в качестве прозы. Стратегия эволюционного выживания, которую взяли на вооружения представители некоторых неславянских этносов задолго до событий, описанных евангелистами, не только сохраняет свою эффективность - в эпоху информационных технологий она получила свое дальнейшее развитие, приобретя поистине пугающие масштабы[2]. «Этнографический материал», в который, по меткому выражения Данилевского, из самостоятельного исторического деятеля превращается социум, принявший «чужие начала культурно-исторического (или цивилизационного) типа», не должен иметь права голоса, не должен размышлять, не должен знать, не должен уметь[3].

И вот со всей родниковой ясностью перед нашим взором встает та зияющая пустота, которую образовало отсутствием по-настоящему больших, талантливых писателей, художников, артистов – творец больше не осознает себя частью некогда великого народа, до людей ему больше нет дела. Коммерческий масс-культ заполняет этот провал бесконечным потоком «художественного» ширпотреба: новейшие произведения Корецкого, Воронина, Бушкова, Бондарчука, авторского коллектива, известного читателю под маркой «Ярослав Веров»[4] - в них так или иначе муссируется тема Кремля и, следовательно, государственной власти – все это лишь вершина айсберга, которая проклюнулась на поверхность в преддверии очередной избирательной кампании. На сцену вышел и укрепился новый «положительный» герой – это бессовестный хват, который стреляет без промаха, ботает, если надо, по фене, и вообще - он очень неравнодушный человек - «слуга государев», он старательно и бездумно нарезает круги вокруг властной вертикали в ожидании очередного правительственного задания. Похоже, это одна из примечательных особенностей его характера, многообразно сказавшаяся и на манере его сценических воплощений, - отсутствие чувства меры, разного рода преувеличения, нажимистость, назойливость, показная лихость и отвага… Под стать герою и тот круг тем, мотивов и идей, которые пестрым калейдоскопом мельтешат перед доверчиво распахнутыми глазами «этнического материала»: борьба угнетенных негров с американским империализмом, которую те ведут не покладая рук от темна до темна, терроризм и бомбисты, а в паузах между взрывами трогательная любовь особей неопределенной сексуальной ориентации, асексуальный брак молодого человека и его любимой компьютерной игрушки, «умри сегодня ты, а завтра я» - все это прогрессивно, да что там, это просто cool, не побоюсь этого слова...

К счастью, пресловутая «эра милосердия», под сенью которой только и стало возможным существование вышеперечисленных социокультурных феноменов, изживает себя по причинам своей врожденной нежизнеспособности, говоря точнее, ей на смену приходит милосердие, мотивация которого имеет предельно ясную биополитическую подоплеку: русским пора становиться хозяевами на своей земле, созидая, жить для себя и для своих, жить своим умом, а не заемным. Это не призыв к национально-освободительной борьбе русских, которая никогда не прекращалась даже и при советской власти (вспомним имена Алексея Добровольского, Анатолия Иванова, Сергея Семанова и многих других), тем более не разжигание пресловутой «межнациональной розни», которой пугают неокрепшее юношество доморощенные общечеловеки, и из-за которой цензоры не пускали книгу Волкова в печать. Это констатация факта, к которому автор, поставленный волею судеб в нечеловеческие условия выживания, приходит со всей неизбежностью. Необходимость эмансипации русских от стереотипов, навязанных им извне, необходимость возвращения к корням, к крови, которую не обманешь, а иначе – забвение и гибель поодиночке, умение разоблачать участившиеся случаи социокультурной мимикрии, воля к жизни и продолжению Рода – в этом, на мой взгляд, основная идея повести Романа Волкова. И еще раз: такой парадигматический сдвиг - это назревшая необходимость, природа которой удивительно глубоко раскрыта биологом Олегом Мельниковым в его небольшой статье «Гуманизм, как парадигма эволюционного самоубийства».

В свете сказанного диссонансом звучит концовка повести: о судьбе главных героев мы узнаем из источника, который на берегах Днепра с поистине малороссийским юмором люди величают «брехунчиком». «С нами Бог» - слова главного героя (и, по-видимому, самого автора), которые тот произносит в камеру НТВ. Остается неясным, о каком боге речь. То ли это Бог из ранней новеллы Волкова «Внуки войны», то ли тот, о ком признанный «буддист» Пелевин в своем новейшем романе высказывается следующим образом: «Нагадить в далеком будущем из поддельной задницы, оставшейся в далеком прошлом - вот, пожалуй, самое впечатляющее из чудес иудеохристианства»[5].

И все же, заканчивая эту короткую рецензию, хочу поблагодарить автора за отличную книгу, поздравить его с несомненной творческой удачей и пожелать новых творческих успехов. Книга удалась на славу – ждем продолжения!


[1] Причина здесь та же, по которой в съемочный план Голливуда попадает история жизни американского мафиозо еврейского происхождения Бага Зигеля (основателя первого игорного дома в Лас-Вегасе, убитого своими кредиторами за неуплату долгов), а не история жизни и противоборства Эдвина Говарда Армстронга (изобретателя радио частотной модуляции) и Дэвида Сарноффа (президента корпорации RCA в 30-ые годы): ведь это не Дэвид Сарнофф, а Эдвин Говард, доведенный до отчаяния, покончил с собой. См.: Лессиг Л., Свободная культура: Прагматика Культуры, 2007; М.; 2007

[2] Макдональд К., Культура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия: Прэджер; Вестпорт, Коннектикут, Лондон

[3] Щёкин Г. В., Диалог цивилизаций: новые принципы организации мира [Докл. на Всемирной конференции, Киев, 24 мая 2002 г.]. - К.: МАУП, 2005.

[4] «Интересна судьба нового Германского Источника. В двадцатом веке внезапно активизировались Древние Дома, решив вступить в битву за цивилизацию с Новыми Домами. Древние Германские Реализованные, они же боги северной Европы привели на Землю Адольфа Шикльгрубера. Он, как и Чингисхан, обладал личным Источником Силы. Поэтому не прийти к власти будущий фюрер не мог.

Сталин тоже располагал личным Источником Силы. Привели его «Русские Боги», как себя называли Реализованные языческой Руси. А так как в СССР имелся ещё один, изъятый Лениным у Николая Второго через кровопролитие и убийство, то воевать с Россией Гитлеру было ни в коем случае нельзя». Веров Я., Завхоз Вселенной - Корпорация «Сомбра»; М.; 2007

[5] Пелевин В. О.: Ампир В. - М.: ЭКСМО, 2006

8 августа 2007 г.


Вудит


В плацкартном вагоне, насквозь пропахшем огурцами, быстрорастворимыми супами и мочой, какая-то женщина постоянно всхлипывала во сне и о чём-то бормотала. А я тем временем читал книгу Романа Волкова «Клеймо Чернобога».

* * *

Книга навроде «Клейма» назревала давно. За все послеперестроечные годы национал-патриотические авторы наиздавали тонну публицистической литературы, выпустили сотни газет, журналов и листовок. Однако, художественный жанр оставался полностью неосвоенным. И крайне зря. Долгое время все правые любители литературы окормлялись единственными «Дневниками Тёрнера», зачитанными и перечитанными до дыр. Были ещё, конечно, весьма непростые Климов с Петуховым, но эта литература явно входила в разряд «не для всех».

К тому же, новые времена навевали необходимость совсем иного жанра. Уже зародилось и набирало популярность движение скинхедов, с совершенно новой субкультурной спецификой. И движению, для которого был характерен риск, уличный драйв и мощный протест, требовалась новая романтика. Именно такая — романтика уличного бойца.

Первой ласточкой стала повесть Дмитрия Нестерова «Скины. Русь пробуждается». Несмотря на натуралистическую простоту и незамысловатый сюжет, она тут же стала бестселлером в ультраправой среде. Сказывался голод в литературе подобного рода. Когда необходимо было обосновать свою опасную деятельность родственникам и знакомым, в ход шла именно эта книга, а не «Майн Кампф». Потому что тут всё предельно просто — вот наши ребята, вот враги, вот мотивация нашего выбора. Пропагандистский эффект художественной прозы несопоставим с сухой публицистикой.

Я до сих пор помню реакцию на «Скинов» одной моей приятельницы — гламурной девочки из столичного института. «Ой, когда у главного героя умерла кошечка, я чуть не плакала. Он такой добрый, этот скинхед из книги». Дело было сделано — девочка стала если не симпатизировать НС, то по крайней мере нейтрально сочувствовать. Так что книга пошла «на ура».

* * *

«На ура» должно пойти (да уже и пошло!) и «Клеймо Чернобога». К тому же это не просто книжка про бритоголовых.

История борьбы пензенских скинхедов и неизвестных правых террористов здесь очень гармонично встроена в безутешный российский пейзаж. На протяжении всей книги главных героев окружает столь родная россиянам действительность — разного рода алкаши, гопники, бандиты, проститутки… Вообще, «мир дна» описан Волковым очень красочно и реалистично — сказалось полукриминальное прошлое автора. На фоне всей этой провинциальной безысходности борьба непохожих и странных ребят выглядит более чем благородно.

Главный герой, скинхед по кличке «Гвидон», не просто выделяется из блеклой массы своих земляков. Он ищет выход из серого россиянского тупика, чем заражает таких же несогласных вокруг. Так, смысл существования вдруг обретает школьница из соседнего района, уставшая от дебилов-сверстников, и по уши влюбившаяся в бритоголового бойца.

Ко всему прочему, детально показана и бесцельная жизнь гламурных городских студентов, вяло шатающихся по бессмысленным клубам и вечеринкам. Тут автор играет на контрасте, как бы призывая подобную публику к осмыслению своего существования, и тем самым указывая на правильный, хе-хе, путь. «Выбирай не плебейские развлечения, а борьбу с ZOG. Это круче».

Не лишена работа и художественных качеств. Пожалуй, впервые правый автор смог создать не только достоверное описание уличных столкновений, но и достойный сюжет с детективной завязкой. Это действительно похвальный ход — благодаря ему, книгу можно смело давать читать и разного рода обывателям, совершенно не беспокоясь за то, что они это примут за очередную пропаганду и «промывку мозгов».

А пропагандистский эффект, повторюсь, книга создаёт действительно мощный. С почином, Роман!

23 сентября 2007 г.


А. Белояр


Художественную литературу я прекратил читать несколько лет назад, но иногда делаю очень и очень редкие исключения. Книга Романа Волкова "Клеймо Чернобога" как раз из этой категории. Повесть принялся читать сразу после получения, ибо автора знаю по Интернету не первый год, да и ему весьма интересно мнение самых разных читателей. Надеюсь, что и моё тоже.

О книге я слышал неоднократно, даже как-то скачивал из Интернета, но всё ждал выхода бумажной версии, ибо книги в электроном виде я читать не в состоянии. Сразу скажу, что в своём отзыве я буду весьма субъективным, мне трудно оценивать художественные достоинства материала, гораздо большее внимание я уделял вопросам представленной идеологии (если это слово применимо к художественной литературе) и методам "мягкой" пропаганды, особенно для молодёжи, ибо книга, как мне кажется, ориентирована в первую очередь именно на них.

Для начала сделаю небольшое отступление. Время сейчас довольно интересное и при всей его противоречивости есть несомненные плюсы. Например, каждый человек, имеющий доступ к Интернету, может общаться с авторами напрямую, например, через Живой журнал или личные сайты публицистов. Это делает современных авторов ближе к народу, что само по себе весьма ценно, ибо критика и непосредственный контакт позволяют им не особо зазнаваться и быть ближе к земным реалиями, а заодно и к своим непосредственным читателям.

Благодаря интригующей завязке (зверски убитая дочь шофёра, выжженный на теле жертвы символ коловрата) книга уже в самом начале выглядит весьма многообещающей. Увлечь текстом меня довольно сложно, поэтому залпом я не осилил, а читал постепенно (где-то на сотой странице читать стало много увлекательнее) и с перерывами.

Вудит в своём отзыве вспомнил две книги схожего жанра: известный "Дневник Тернера" Э.Макдоналда (В.Пирса) и "Скины. Русь пробуждается" Нестерова. Эти книги я пока не читал, но могу в качестве приблизительного аналога припомнить прочитанную мной книгу "Перекрёсток" Хомякова (смесь идеологии и художественного материала, в том числе основанного на реальных событиях). Довольно перспективное направление, как мне кажется, которое имеет весьма большое будущее… Если лавочку не прикроют окончательно.

Всё содержание книги сконцентрировано вокруг острых общественно-политических и постоянно растущих межнациональных проблем в современной России: этническая преступность, продажные следственные и судебные органы, безнаказанность преступников, страдания простых людей… Короче, все "прелести" современного смутного времени. Образы героев книги прописаны довольно убедительно и затрагивают практически все слои общества: "трудные" подростки, чиновничьи и бандитские сынки, неформальные группировки, сотрудники органов, бывшие солдаты "горячих" точек, простые рабочие люди и т.д. Динамичность сюжета тоже налицо. Тематика выбрана весьма кстати и она в любом случае сыграет в "плюс", ибо содержимое должно быть интересно как людям правой ориентации, так и их идеологическим противникам. Более того, книгой должны заинтересоваться и аполитичные читатели, ибо остро-криминальный жанр сегодня многим приходится по вкусу. Можно даже сказать, что эта повесть из-за имеющейся протестной доминанты способна разбудить некие пока ещё дремлющие струны у тех молодых рядовых читателей, кто пока ещё не сталкивался с национально-ориентированной публицистикой и теоретическими работами, требующими куда более серьёзной подготовки перед изучением. Относительно небольшой объём книги также должен играть в сторону её популярности, да и обложка книги своим оригинальным оформлением сама по себе привлекает внимание. Плюс ещё отзывы читателей (в т.ч. в ЖЖ) сделают своё дело. Кроме этого, сам автор не является журналистом или иным сторонним наблюдателем, он непосредственно вращается в той среде и тематике, о которой написана данная повесть, что само по себе весьма ценно.

Думаю, что в дальнейшем у Р.Волкова будут новые творческие работы в этом направлении. Хотелось бы пожелать ему больше внимания уделять "округлостям" текста. Некоторая изящность нужна и в этом деле.

Как бы не относились лично к автору в среде национал-патриотической тусовки (я в этом слабо разбираюсь), следует признать, что данное произведение помогло продвинуть наше общее дело ещё на одну ступень вперёд, а это, согласитесь, самое главное.

Моя оценка – четыре с плюсом. Чтобы было куда расти, в том числе и над самим собой.

Поздравляю автора с долгожданным выходом произведения в печать и желаю дальнейших творческих успехов!

30 сентября 2007 г.


Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Роман Волков «Клеймо Чернобога»

Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика