Боги и твари


Петр Хомяков


Петр Хомяков. Боги и твари

ФЭНТЕЗИ


Петр Хомяков. БОГИ И ТВАРИ. Фэнтези. Серия «Сварогов квадрат» - М.: Белые Альвы, 2006. – 432 с.

ISBN 5-7619-253-2

Прошлое и настоящее переплелось в этой книге. Разработки в спецлабораториях КГБ геофизического и психотронного оружия и древние русские волхвы. Легендарные Сварог и Перун соседствуют с теми, кто взрывал Чернобыльскую АЭС и вызывал землетрясение в Спитаке.

© Петр Хомяков, текст, обложка, 2006
© «Белые Альвы», 2006

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ I. МАГИ 12-Й ЛАБОРАТОРИИ КГБ
ЧАСТЬ II. ЛЫСАЯ ГОРА ОЛИМП
ЧАСТЬ III.  ЖЕЛЕЗНЫЙ ШЛЯХ
ЧАСТЬ IV. ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ТРОЯНСКАЯ
ЧАСТЬ V. КАЖДОМУ СВОЕ
ЭПИЛОГ

ПРОЛОГ

В етер прогудел в вершинах сосен и стих. Летний день клонился к закату, и небо на западе было рыжим. В этой рыжевато-золотистой дымке как будто растворялось уходящее за горизонт солнце.

Как хорошо, как тихо и ясно, - подумал старик, не мигая глядя на солнце. Сколько лет живу, а не устаю удивляться красоте этого мира. Неужели люди так и не поняли до сих пор, что сам по себе этот мир, такой совершенный, такой светлый дан им Творцом, чтобы совершать такие же светлые и чистые дела.

Стареем, - вдруг рассмеялся про себя старик. Только ли красота присутствует в этом мире? И только ли светлые дела творим мы в нем. Светлое ли дело, стук мечей, ржание испуганных коней и запах крови?

И огонь. Огонь, наш помощник, наш символ, светлый Бог наших отцов. Он ведь и обогреет, но и сожжет. А если бы не мог жечь? Обрадовались бы мы?

И как тогда можно было очиститься этим огнем. А чиститься надо. Ибо много скверны в этом мире.

Много.

И завтра в это же время он призовет на помощь Священный Огонь Небес.

Призовет, чтобы помочь очистить эту горькую, но такую милую землю от скверны.

И стальная птица падет с небес. И вспухнет огненный шар. И полные отчаяния люди, для кого честь и свобода не пустой звук, получат свой шанс.

Ибо в этом огненном шаре сгорит многое и многие, кто самим фактом своего существования мешают землякам старика выползти из векового болота лжи, подлости и насилия.

Да будет новый день!

Я жду тебя, - подумал старик.

Правитель страны, населенной белыми людьми, но по дикому недоразумению называющейся именем семитского князя Роша, летел со срочным визитом в Китай.

Эта серия незапланированных визитов раздражала его. Но ничего нельзя было поделать. Надо было заручаться поддержкой и Востока и Запада, ибо его страна вдруг попала в жуткий кризис, что называется, на ровном месте.

Молодая демократия явно не нравилась выращенной при социализме элите этой страны. И нынешний правитель сумел задавить демократию. Он ее не расстрелял, не отбросил. Он ее расчетливо удушил.

И все было бы совсем хорошо, но было необходимо соблюдать политес на международной арене. И как-то имитировать выборы и политическую борьбу.

Поэтому был разыгран изящный политический этюд. И на политическую арену буквально перед самыми выборами главы государства выброшен приемник. Выброшен неожиданно, в обход ожидаемых. И этот приемник правителя был такой же серый, безликий и полностью соответствующий элите страны, как и его предшественник.

И так же гарантированно брал власть независимо от мнений презираемых верхами подданных.

 Ничто не предвещало беды. И эта фигура уже готовилась занять трон. Тьфу ты, Господи! Не трон, а президентское кресло.

И вдруг здоровенький, относительно молодой приемник загнулся буквально за полтора месяца. Не был бы атеистом, подумал, что это порча и колдовство, - часто думал правитель.

Уход из жизни приемника сломал всю игру. И, конечно же, началась грызня между соратниками за так внезапно освободившееся место.

Вдруг стало видно, насколько непрочен нынешний режим. В это время да еще бы пару природных или техногенных катастроф и страна бы попросту развалилась.

Надо было принимать срочные и нестандартные меры.

Но как на эти нестандартные меры отреагируют соседи?

Это было необходимо срочно провентилировать.

Вот и летел правитель разыгрывать политические и психологические этюды с коллегами из мировых центров силы.

Когда вылетали, небо было ясное. И, как ему доложили, условия полета по всему маршруту просто идеальные.

Обычно ему подобной информации не докладывали. Не царское это дело лезть в такие мелочи. Но сегодня он сам почему-то поинтересовался у командира экипажа. И тот ему все толком объяснил.

И правда, солнце било в иллюминатор. Правитель даже приказал задернуть шторки в салоне.

Время шло. Моторы ровно гудели. Правитель сидя в кресле листал бумаги.

Вдруг самолет сильно тряхнуло. Потом еще и еще раз.

- В чем дело! – раздраженно бросил правитель кому-то из челяди. Тот бросился в кабину пилотов.

- Идиот! Позвони по внутренней связи!

Он откинул шторку на иллюминаторе.

Увиденное за бортом поразило его.

Прямо по курсу на фоне совершенно ясного неба стремительно рос столб грозового облака. Оно наливалось сизой синевой и на глазах выметывало метлы грозовых «наковален» из верхней части.

Казалось, оно не только росло, но и надвигалось на самолет.

Правителю показалось, что облако живое.

И оно грозит ему местью.

Местью за многочисленные подлости и предательства. За мелочность и крысиную злобу. За убитого во сне последнего рыцаря страны. За развязанные войны. И за убитых во сне соотечественников, которые погибли, чтобы вызвать в стране истерию, приведшую его к власти. За тысячи погибших от издевательств и искалеченных в его проклятой армии молодых парней. За без счету сидящих по тюрьмам (ибо его страна занимала первое место в мире по числу заключенных на душу населения). За всю ту подлость и низость, который этот серенький человечек так старательно насаждал. За искалеченные души, одурманенные мозги и потерянные надежды целого поколения.

Самолет попытался уклониться от облака. И правитель увидел его на мгновение в иллюминатор целиком. Серые тени мелькнули на черном, и ему показалось, что из облака на него смотрит суровый старик. Лицо старика было строго и спокойно. Седые брови в разлет и прямой взгляд глаз цвета стали.

Самолет еще ушел в сторону, пытаясь обойти облако, а старик, казалось, слегка усмехнулся,  презрительно скривив четко очерченные губы.

Облако же, нарушая все законы метеорологии, резко сдвинулось в сторону, перекрывая курс самолета, пытающегося от него уйти, и исчезло из иллюминатора.

Самолет нырнул в черноту. И тут же, как будто молоты забили по фюзеляжу.

В салоне вспыхнул, а потом погас свет.

Самолет задрожал и рухнул вниз.

Старик смотрел на вспухающий огненный шар. Давно он не вмешивался в дела своих потомков. Давно. С тех пор, как его изображения разбили и покидали в реки.

Но сейчас вдруг он получил какой-то приказ изнутри. А ночью приснился отец.

- Выполняй свое дело! – сказал он. – Для этого ты и был оставлен жить.

Да, понятливо говорил старый кузнец. Не оставлял возможностей для сомнений и кривотолков.

Старик вошел в одинокую избу, где он жил. В пристройке тарахтел дизель-генератор. А из приемника передавали известия. О катастрофе самолета правителя пока никто не знал.

Интересно, когда объявят?

А еще интересней, кто извел приемника. То, что тот умер не своей смертью, старик не сомневался.

Неужели остался еще кто-то из наших? А может, просто люди догадались делать то, что умели делать только мы?

Да, непонятно.

Опять новости, и опять ничего про катастрофу. Ну да это-то как раз понятно. Все в панике и не знают, что делать и что говорить.

Он повертел ручку настройки, и вдруг рассмеялся про себя. Вот бы удивилась тетушка Веда этому приемнику, этому дизель-генератору, этому карабину «тигр» на стене.

И все же далеко всем этим неразумным потомкам до тетушки Веды.

Ох, далеко.

А может, нет?

Бывший ученый, бывший без пяти минут академик, бывший столичный житель сидел в гостиной своего коттеджа довольно далеко от Москвы и смотрел телевизор.

Вообще, по телевизору он  смотрел только погоду. И сейчас просто ждал выпуска метео новостей, вынужденно пялясь в экран на показываемую там полнейшую чушь.

Впрочем, иногда даже в блевотной мути нового совка попадались светлые моменты. Вот, например, недавно скоропостижно загнулся приемник нынешнего правителя. Пустячок, а приятно.

Но как-то странно загнулся. Неужели кто-то из бывших коллег сработал? Наших, или зарубежных.

- Экстренный выпуск новостей, - на экране вдруг показалось озабоченное лицо ведущего. – Сегодня, в семнадцать часов пять минут самолет президента потерпел катастрофу в районе города, - далее название неизвестного городка, где-то по среди страны.

Ну, ничего себе совпадения!

Это точно, коллеги!

- Малыш! – позвал он.

В комнату вбежала девочка лет тринадцати.

- Да, папа!

- Сколько раз говорить тебе, что ты уже большая. А Малыш, это мама.

Девочка засмеялась.

- Все у тебя наоборот, папа.

- Так я человек-наоборот. Разве ты до сих пор не знала?

- Хватит ребенка дурачить, - вошла в комнату небольшая ладная женщина.

- Она сама себя дурачит. Я собственно не о том. Малыш, не составишь компанию? Чего-то хочется выпить.

- Эк, тебя колбасит. С чего бы это?

Он рассмеялся.

- Так, ни с чего. Так компанию составишь?

- С удовольствием.


ЧАСТЬ I

МАГИ 12-Й ЛАБОРАТОРИИ КГБ


Глава 1. Человек-вулкан

Чуден июльский полдень в окрестностях Воронежа. На ясном синем небе ни облачка. Очень тепло. Еще немного, и, можно сказать, было бы жарко. Но вот до этого «немного» температура пока не дотягивает. И случайный порыв легкого ветерка освежает. Так, самую малость. Но этого достаточно, чтобы не разомлеть полностью на солнце, не захотеть отползти в тень, и наслаждаться, наслаждаться этим сухим не столь уж жарким теплом.

Впрочем, все в мире относительно.

- Петр, как ты можешь сидеть на таком солнцепеке? – спросил, выйдя из-под тента, мужчина лет под сорок у своего, судя по всему, младшего коллеги, блаженно вытянувшегося на обтрепанном шезлонге. Фамилия мужчины была Корягин. И был он, судя по повадкам,  руководителем среднего звена. Имидж которых во всем Советском Союзе был в чем-то неуловимо похожим. Несмотря на профессиональные, национальные и возрастные различия.

- Разве это солнцепек, Василий Михайлович? – ответил тот, кого назвали Петром. – Не Кара-Кумы, и даже не Сочи.

- Да, плюс двадцать восемь. Для чистоты эксперимента можно было бы и побольше. Но все равно, ждать больше нельзя. Завтра начинаем работу.

- Можно подумать, мы до этого не работали.

Петр приподнялся на шезлонге и повел рукой, будто приглашая старшего собеседника взглянуть вокруг. Тот невольно огляделся по сторонам, словно желая проверить сказанное младшим коллегой. И перед глазами предстала, ставшая уже привычной за несколько недель картина.

Небольшой лужок будто прятался, с трех сторон отгороженный от остального мира склоном балки и двумя крутыми оврагами, в эту балку впадавшими. Склоны оврагов и балки заросли мелким дубняком.

Человеку мало знающему могло показаться странным, что дуб может быть так мелок. Но в степи не место деревьям, и  дубки, забравшиеся по склонам балок и оврагов в эти сухие для них места, демонстрировали поразительную живучесть. И крепость не меньшую, чем их собратья великанского роста.

Впрочем, дубки дубками, но степь напоминала о себе сухим ветром, залетавшим на лужок с четвертой стороны, открытой в сторону огромных бескрайних полей. Которые можно было даже в этот чудный полдень назвать унылыми и скучными, если бы не эти живописные балки и овраги, поросшие дубняком и кустарниками, так оживляющими однообразный степной пейзаж.

Однако не только природа постаралась внести разнообразие в бескрайнюю пустоту бесконечных окрестных полей в данном месте. Ряд палаток, ажурная паутина каких-то антенн, могучие армейские грузовики, все это придавало небольшому лужку некую скрытую энергетику.

И даже определенную загадочность. Ибо на первый взгляд было невозможно определить, кто же это раскинул лагерь в этом скрытом от посторонних глаз месте.  Какие-то военные? Но для военных лагерь был слишком беспорядочно раскинут. И, кроме того, в массе деталей явно ощущалось присутствие многих женщин Да и сами милые дамы изредка расслабленно перемещались между палатками. Геологи? Но для простых геологов лагерь был слишком уж хорошо и богато обустроен. Не было у советских геологов такого изобилия техники. Кроме того, несколько явно импортных фургонов, этаких домов на колесах, стоящих среди палаток как дворцы среди хижин, указывали на присутствие начальства, не привыкшего к геологическому полевому аскетизму.

Разумеется, изобилие техники не избавляло от необходимости весь этот лагерь разбить и обустроить. Видимо на эти работы и намекал Петр, обведя рукой окрестный пейзаж.

Старшему этот пейзаж явно нравился, и он оглядывал лагерь с удовольствием. Однако, в советские времена  начальство не могло демонстрировать полное удовлетворение работой подчиненных. Поэтому Василий Михайлович, усмехнувшись сказал:

- Лагерь разбили неплохо. Однако, мы же не туристы, черт побери, и не лагеря разбивать приехали, а делать наше дело. Так что, лагерь дело десятое. Завтра начинаем эксперимент.

Он хотел что-то добавить, но его слова прервал шум мотора. На лужок со стороны полевой дороги, идущей по его краю, выкатывался грузовик. Явно принадлежащий их экспедиции.

Грузовик лихо подкатил к тенту. Как-то даже излишек лихо. Из кабины буквально вывалился шофер, длинный тощий блондин. Довольно молодой, но уже, судя по ранним морщинам, изрядно потрепанный жизнью.

- Народ, принимай груз! – заорал шофер.

- Коля, ты опять пьян. И опять в таком виде за рулем, - строго сказал Василий Михайлович.

- У нас же спецпропуск, начальник, - криво усмехнулся шофер.

Василий Михайлович озлился не на шутку.

- Коля, забудь про спецпропуска и прочие прибамбасы. Мы обычная экспедиция Института геофизики Академии наук. Ты понял?! Или ты будешь иметь проблемы не только с ментами, но и с людьми по серьезнее.

- В чем дело, коллеги? – к спорящим легко и неслышно подошел человек лет тридцати с небольшим. Среднего роста, спортивный, интеллигентный и, судя по повадкам, великолепно воспитанный. Нечто аристократическое, западное, проскальзывало в его мягких движениях и речах. Его светлые глаза излучали искреннюю, горячую доброжелательность ко всем на свете. И в первую очередь к присутствующим.

Однако эта доброжелательность почему-то не встретила ответного чувства у Василия Михайловича.

- Да вот, Валерий Кондратьевич …, - начал он, несколько настороженно, но шофер прервал его.

- Начальник, - шофер был сибиряком и полу уголовную лексику усвоил с детства, проведенного в поселке около большого исправительного лагеря. Хотя сам в тюрьмах и лагерях не был. В противном случае, он просто не попал бы в эту непростую экспедицию.

- Начальник,  - повторил он, - мне поручили тут кое-чего привезти. Ну, я привез. А товарищу Корягину чего-то не нравится.

- Мне не нравится …., - взвился Корягин, но был прерван радостным женским возгласом.

- Ой, Коля, ты привез?!

- Да, Людочка, сейчас будем разгружаться.

Все присутствующие мужчины невольно повернули головы в сторону подошедшей женщины. Ей было лет под тридцать. Небольшого роста, с ладной фигурой. Ее лицо отличалось выразительностью. Изящный  нос с тонкими, трепетными ноздрями, круто изогнутые брови, глубокие светло-карие глаза, убранные в высокую прическу волосы медового цвета.  Без сомнения она была хороша собой. И весьма сексуальна.

Поэтому не было ничего удивительного, что мужчины сразу забыли свои споры, и начали интенсивно раздевать ее глазами. Это было настолько явно, что Людмила откровенно усмехнулась всем им сразу, несколько иронично скривив свои красивые, четко очерченные губы.

Между тем, пользуясь замешательством начальников, шофер, забрался в кузов и заорал:

- Эй, Петя, принимай груз!

Петр, судя по всему, к начальству не принадлежал. Но столь откровенное напоминание этого факта, тем более в присутствии красавицы Людмилы его раздосадовало. Он бросил на шофера раздраженный взгляд и нехотя поднялся с шезлонга, невольно несколько подчеркнуто демонстрируя великолепную фигуру и повадки тренированного спортсмена. Легким, упругим шагом он подошел к кузову, несколько качнулся в сторону, как будто демонстрируя игру мышц пресса и спины, и сказал шоферу:

- Давай, подавай, чего спишь.

Николой хотел ответить нечто хамоватое, но, встретив злой взгляд Петра и быстро скользнув глазами по его слегка покачивающейся фигуре, подрагивающим плечам и как-то не к месту сжатым кулакам, мигом увял.

Да, умеют иногда на уровне подсознания оценивать такие вот представители простонародья ситуацию, когда можно легко схлопотать по роже даже от не облеченного властными полномочиями интеллигента.

- Я что, я ничего, для вас же привез, - пробормотал он, с трудом приподнимая над бортом большую баранью тушу.

Петр легко принял барана и положил его на траву. Потом так же легко принял один ящик вина, а вслед за ним другой.

- Что это такое?! – чуть ли не в отчаянии вскричал Корягин.

- Видите ли, Василий Михайлович, - начала Людмила.

Но Петр прервал ее. И стоя рядом с бараном, театрально продекламировал:

И волком трубя у бараньего трупа

Далекую течку ноздрями ощупать

А потом закончил:

- У нашей Люды сегодня день рождения.

- Петр, какой же ты хам, - сказала Людмила.

- Это не я. Это Багрицкий. Его стихи.

Петр действительно хамил. Ибо с Людмилой, дамой весьма щедрой в вопросах любви, не спал. И это его злило.

Валерий же, все так же излучая доброжелательность, внимательно оглядывая всех присутствующих, счел нужным засмеяться. Чем разрядил обстановку.

- Ладно, дорогие дамы и господа, - счел нужным сказать Корягин, - можете гулять по такому поводу. Но эксперимент завтра не отменяется. А если кто не сможет выйти с утра на работу, то будет иметь большие неприятности.

- Ну, что ты так, Василий Михайлович, - с мягкой улыбкой сказал Валерий.

- Уж вам-то Валерий Кондратьевич следовало бы в данной ситуации поддержать меня, - раздраженно бросил Корягин.

- Но ведь ничего такого пока нет. Лагерь поставили быстро. Оборудование смонтировали тоже очень оперативно. Можно и отдохнуть немного. А утром …

- А утром вы посмотрите, кто не умеет цивильно расслабляться? – несколько иронично спросил Корягин.

Они остались одни, ибо Петр и Николай в сопровождении Людмилы и еще одного к месту оказавшегося товарища потащили барана и вино на кухню.

- И это тоже нужно, - легко согласился Валерий. – Думаю, это должно быть понятным и вам, парторгу отдела.

Корягин промолчал и подумал, что представитель заказчика, а заказчиком было всесильное КГБ, еще не имел возможности понаблюдать персонал в состоянии коллективного опьянения. Но это ему было бы весьма полезным. Потому-то он и строит из себя либерала. А глупые в вопросах специальных молодые интеллектуалы, сегодня нажрутся, как свиньи, и будут для опытного опера как на ладони.

Будто читая его мысли, Валерий, все так же доброжелательно улыбаясь, сказал:

- Да не нажрутся они, Василий Михайлович. Что тут пить для такой большой компании, да еще под такую добротную закуску.

- Так у них по рюкзакам у каждого еще по бутылке, другой припрятано. Да и бабы на природе озверели. Будут как суки этих кобелей заводить. А чем их еще заводить, кроме как ударными дозами спиртного.

- Не будьте столь строги к ним, - сказал, завершая разговор, майор КГБ, кандидат технических наук, Валерий Кондратьевич Коваленко. И  повернувшись, пошел прочь своей неподражаемой легкой и бесшумной походкой.

Яркие звезды усыпали черное небо над степью. Ночь была душной и наполненной запахами нагретых за день степных трав. В центре лагеря, недалеко от большого тента, раскинутого над полевой столовой, горел огромный костер. К запахам степных трав примешивался запах жаренного мяса.

Как и предполагал товарищ Корягин, двумя ящиками вина дело не ограничилось. Хотя, надо отдать должное, и закуска состояла отнюдь не из одного только огромного барана. В начале сезона у всех было еще полно домашних припасов, взятых в дорогу.

И сейчас все это громоздилось на столе под тентом.

Впрочем, праздничный стол был уже порядком разорен. Пир был уже окончен. И большинство народа пело под гитару.

Как всегда в таких случаях, советские интеллигенты, забыв на кого работают, пели все более двусмысленные куплеты. Которые перемежались анекдотами политическими и эротическими. А также новыми тостами «под десерт».

При этом эротические анекдоты становились откровенно похабными, а политические откровенно антисоветскими.

Коваленко тоже рассказывал анекдоты, провозглашал тосты и задорно хохотал. Его кошачьи аккуратные усы топорщились, а глаза в свете костра сверкали масляным блеском.

Корягин же все более мрачнел и смотрел на Коваленко с откровенной досадой.

Знакомый уже нам Петр между тем, несмотря на свой спортивный вид, набирался опережающими темпами. Он много пил, жадно ел и громогласно орал, наивно принимая свой ор за «громкую беседу». Его смех был самым громогласным, а анекдоты самыми похабными и злыми.

Сидевшая рядом с ним за столом женщина, биолог Тамара пыталась утихомирить своего кавалера. Но Петра явно несло.

Тамаре было чуть больше тридцати. Она имела великолепную спортивную подтянутую фигуру и весьма выразительное лицо. Аккуратный прямой носик, выразительные губы и очень красивые глаза. Светлые, широко расставленные с легкой косинкой.

Ее можно было назвать либо темной блондинкой, либо светлой шатенкой. И сейчас ее рыжевато-золотистые волосы живописно растрепались и падали на раскрасневшийся лоб крупными прядями.

Тамара была женой заместителя директора института, который был старше ее лет на двенадцать. А может, и все пятнадцать. Сам он в экспедиции не ездил и относился к участию в них своей молодой жены снисходительно.

Тем более, что до этого сезона Тамара не подавала особых поводов для ревности. Но этим летом что-то как будто сломалось в ней. И ее буквально понесло.

Причиной этого был сидящий рядом с ней Петр. О котором стоит рассказать подробнее.

Петру было двадцать девять лет. Он был младшим научным сотрудником, то есть занимал должность весьма непритязательную. Которую сам он считал просто убогой.

Между тем, это был человек, несомненно, обладающий массой достоинств. С отличием закончив Географический факультет МГУ, Петр отслужил в Армии офицером – двухгодичником. Надо сказать, отслужил отлично. Получил очередное звание и, что очень редко даже для кадровых офицеров, стал специалистом второго класса. Обычно второй класс офицеры получали после трех-четырех лет службы.

Разумеется, Петра уговаривали остаться в кадрах. Он долго думал, но в итоге все же не согласился.

После демобилизации он поступил работать в Институт геофизики Академии наук. Хотя устроиться в такое престижное место стоило больших трудов, нудная научная карьера не вызывала в нем особого энтузиазма. И он решил, как он сам говорил, ускориться. И получил второе высшее образование, закончив вечернее отделение Механико-математического факультета МГУ.

Вулканической энергии Петра, тем не менее, хватило и на то, чтобы параллельно написать еще кандидатскую диссертацию. Которую он только что, два месяца назад защитил.

Читатель может не поверить, но ко всему этому Петр был еще неплохим спортсменом. Имел первый разряд по боксу и второй разряд по классической борьбе.

Внешность этого «человека-вулкана», была своеобразна. Великолепная спортивная фигура сочеталась с довольно заурядным грубоватым лицом. Однако это  лицо с перебитым носом украшала потрясающая голливудская улыбка и живые умные глаза.

Сам Петр считал себя некрасивым, но по этому поводу не комплексовал, говоря, что в два счета сможет превратить любого красавца в урода. Это, кстати, весьма полно характеризовало его имидж.

Ибо несомненный интеллект выпускника МГУ сочетался в нем с пещерной грубостью, за что в университете его прозвали «питекантропом».

Впрочем, при определенных обстоятельствах он мог быть и совершенно очаровательно галантен с нравившимися ему женщинами. Знававшие его в таких ситуациях звали его «гусаром» или «поручиком».

Впервые встретившись с Тамарой в лаборатории, Петр сразу восхитился ею. Но при этом был уверен, что эта женщина не про его честь. И поэтому вел себя с ней безо всякого почтения.

Между тем, Тамара сразу обратила внимание на этого человека-вулкана и про себя подумала, что, пожалуй, неплохо было бы оказаться с ним в одной экспедиции в очередной полевой сезон. О дальнейшем она пока не задумывалась.

Второй раз Тамара обратила на него внимание, когда он пришел на работу с огромным кровоподтеком под глазом и лицом, расчерченным какими-то царапинами. Тогда ее поразила аномальная веселость и некий явно ощущаемый душевный подъем Петра. Это никак не вязалось с его побитой физиономией.

Между тем, все обстояло предельно просто. Накануне Петр выиграл открытое первенство одного из московских ВУЗов по боксу. Финальный бой был труден. Петр пропустил несколько весьма неплохих ударов. Кроме того, противник расчетливо черканул ему по лицу шнуровкой перчатки, надеясь этим нечестным способом добиться победы.

Этого ему, тем не менее, не удалось. И Петр просто светился от счастья и удовольствия от заслуженной победы.

Ибо к своим спортивным занятиям относился с мальчишеским трепетом. Он был бесперспективен для большого спорта, но занимался упорно и фанатично. Это нужно было ему для себя. И только для себя.

Увидав тогда этого, такого нестандартного младшего научного сотрудника, Тамара вдруг ощутила, что хотела бы быть ему старшей сестрой. И иметь сейчас право приложить платок к сочащейся царапине на лбу.

Петр, разумеется, не заметил этого состояния Тамары, ибо просто не обращал на нее внимания, как на «объект, работать  с которым бесперспективно».

Третий раз он обратил на себя внимание красавицы Тамары перед самым полевым сезоном. В ту весну их институт как-то особенно часто гоняли на работу на овощную базу. Молодой читатель может не знать, что это такое. Но помнящий советские времена, наверняка знает, как абсолютно всех специалистов и служащих заставляли по много дней в году работать чернорабочими на стройках, в колхозах, на овощных базах.

Просто поразительно, что сразу после краха СССР все это прекратилось. И, что характерно, овощей от этого меньше не стало.

Впрочем, мы отвлеклись.

Итак, их лабораторию гнали на базу уже третий раз за месяц. Между тем у Петра буквально на носу была защита диссертации. Разумеется, он проигнорировал очередной поход на базу, после чего был вызван к заместителю директора, отвечающему за подобные работы.

Молва потом по-разному трактовала происшедшее. Но факт остается фактом. После некоего разговора Петра и упомянутого босса, лабораторию не трогали три месяца.

На самом же деле произошло следующее. Будучи вызванным в начальственный кабинет, Петр получил, что называется, по полной программе. Но в сценарии начальственного разноса произошел сбой. Когда начальник заорал на него:

- Фашист, я на фронте таких как ты пачками уничтожал!

Петр почувствовал, что как будто меняется. Он увидел себя как бы со стороны в эсэсовской полевой форме, со шмайсером в руках. Оскалив зубы, он с утробной ненавистью произнес:

- Я тебя, свинья не добил тогда, но сделаю это сейчас.

Он вдруг представил, как месит кулаками этого тщедушного пожилого человечка. Как сначала вбивает его в стену, а потом растирает это ненавистное лицо по полу. Он как будто слышал свои глухие удары, шорох кожи, трущейся о шершавую поверхность, ощутил теплоту капель крови, падающей ему на лицо и руки.

Он даже слизнул эту чужую кровь, скатившуюся ему на губу. И она показалась ему достаточно вкусной. Он еще раз облизнулся и довольно ухмыльнулся.

Зам директора, между тем, смотрел на него с нескрываемым ужасом.

- Что ты, что ты, что ты – лепетал он. – ну, я погорячился. Не учел, что ты переутомился перед защитой. Ты, в общем-то, свою норму уже выполнил. Не будем тебя в этом сезоне больше тревожить.

- Всю нашу лабораторию не тревожь, ублюдок, - тягуче прошипел Петр и вышел из кабинета упругой походкой. Он все еще ощущал на себе чужой мундир и тяжесть автомата в руках.

После этого разговора зам директора ушел на больничный, а их лабораторию в ту весну больше не трогали.

Тамара была первой, кто встретился Петру после того разговора.

- Ну, как поговорил? - спросила она.

В его глазах еще стояла какая-то муть, и он мельком взглянув на нее, бросил:

- Нормально.

После этого Тамара решила, что пора бы ей начать изменять своему социально преуспевшему, но по-человечески такому пресному муженьку. И начнет она это делать с Петром.

Между тем, сам бравый мнс (младший научный сотрудник) совершенно не заметил внимание к себе этой знатной дамы. Хотя после защиты был озабочен прежде всего именно вопросами секса.

Эти проблемы приводили его в форменное отчаяние. Ибо жил он с отцом, матерью, братом, дедом и бабкой в скромной двухкомнатной квартире с совмещенным санузлом и крохотной кухонькой. И именно после защиты диссертации, он вдруг понял, что уже сделал все, что мог. Но жизнь его все равно не изменится к лучшему. Несмотря на два высших образования и ученую степень.

Не будет у него ни новой должности, ни больших денег, ни машины, ни квартиры. Последнее было самым главным. Ибо мешало завести любовницу или жену (именно так он формулировал эту проблему сам).

Между тем кровь здорового самца кипела в его жилах. И он становился все грубее и агрессивнее. Служба в Армии стала вспоминаться как рай. Потому, что там у него была пассия, официантка из офицерской столовой. Которая пока оставалась единственной женщиной в его жизни.

Впрочем, это было не совсем так. С этой дамой лейтенант не спал. Он наверстал с ней лишь то, что другие переживают еще в юношеском возрасте.

Так что, в это трудно поверить, но «питекантроп», «поручик», «гусар» человек-вулкан был девственником.

В этом сезоне Петр твердо решил приобрести наконец сексуальный опыт и завладеть уже известной нам Людмилой, которая славилась своими любовными похождениями в полевых условиях. А сейчас, к тому же еще и развелась с мужем.

Но Людмила, уже сменив в этом сезоне двух любовников (это за неполных две недели!), на приставания Петра отвечала холодно. Это бесило человека-вулкана своей «нелогичностью». Он невольно сравнивал себя с избранниками Людмилы и задавался вопросом: «чем я хуже этих хилых придурков?».

Грубая логика Петра требовала объяснений данному феномену. Но объяснений не было, и далекий от интеллигентности интеллектуал-питекантроп прикидывал уже, «кого бы изуродовать» в отместку.

Социальные последствия такого шага его не волновали. Надо было как-то менять жизнь. И эта смена могла быть только асоциальной. Новоиспеченный кандидат наук готов был бросить все, убежать из осточертевшего родительского дома и уйти искать счастье на буровой, лесоповале, или прокладке газопроводов.

Куда угодно, лишь бы утолить свой сексуальный голод, пусть с грязными бичихами (так называли в СССР социально опустившихся дам) или провинциальными проститутками.

Закончив очередной похабный анекдот, от которого покраснели даже изрядно хмельные экспедиционные дамы, Петр вскочил, и налив себе полную кружку из первой попавшейся бутылки, заорал:

- За присутствующих дам! Чтобы ваши дети были здоровы, а поклонники щедры!

Он выхлебал неизвестно какое спиртное, стоя, по-гусарски «с локотка», и рухнул на лавку.

Тамара, буквально навязывавшаяся ему в этот вечер на роль его дамы, чмокнула его в щеку. Но он этого не заметил.

Между тем к ней подошел Валерий и что-то шепнул на ухо. Она кивнула и обратилась к Петру:

- Слушай, спой чего-нибудь свое фирменное, казачье.

Бравый мнс был донским казаком по материнской линии, чем жутко гордился. И знал массу казачьих песен. Он схватил со стола ложки, сложил их, и отбивая такт, в быстрой, редко встречающейся манере, запел «Любо братцы любо». В отличие от других исполнителей этой песни, он знал все ее куплеты, поэтому пел долго и с чувством. И, разумеется, громко.

А потом, без паузы начал малоизвестную, но тоже весьма энергичную песню, с лихим припевом: «Брось меня, брось меня, сатану собачью, брось меня на коня, на седло казачье!».

В это время Валерий успел поговорить с одним из техников, и над поляной понеслась эстрадная музыка, льющаяся из динамиков весьма мощной звуковой установки.

- Танцуют все! - провозгласил Валерий.

После чего, Петр вскочил из-за стола и, не спросясь разрешения, подхватил Тамару. Просто потому, что она была ближе всех. Он  по-прежнему не рассматривал ее как женщину. Она была для него неким ходячим и говорящим аналогом статуи Венеры из Эрмитажа. Ибо, повторим, он считал, что она «не про него».

На поляне он недолго покружился с ней в паре, а потом просто поднял ее на руки и начал носиться с ней вокруг костра, забыв про музыку.

Что было дальше, он не помнил.

Похмельное утро было чудовищным. Народ хмуро сидел под тентом за длинным столом полевой столовой, пытаясь пить горячий чай. Мысли о необходимости работать этим жарким днем вызывали муку.

Корягин, у которого голова тоже побаливала, хотя гораздо меньше, чем у остальных, с неприкрытым злорадством смотрел на личный состав.

Он уже готовился встать и начать давать задания на день, когда к нему подошел Коваленко. Майор как будто не пил вчера. Он был свеж, подтянут и доброжелателен.

- Василий Михайлович, нам с вами надо ехать в Воронеж встречать начальство. Вашего профессора Симонова, ну и кое-кого из моих. Они хотят присутствовать на первом эксперименте, который придется отложить до завтра.

Корягин не спросил, откуда у Коваленко такие сведения. Но майорам КГБ лишних вопросов не задают. Он поднялся и посмотрел на шоферов, сидящих отдельной группой.

Вид их похмельных рож вызвал у Василия Михайловича душевную муку, и он красноречиво посмотрел на Коваленко. Тот понимающе улыбнулся и сказал:

- Машину придется вести нам с вами. Такова наша командирская доля. – Он весело подмигнул Корягину.

Тот кивнул, и поднявшись, рявкнул, обращаясь к сидящей за столом притихшей публике:

- К вечеру всем привести себя в порядок! Сегодня не пить. Если завтра хоть один из вас … хоть один, - повторил он, - короче, если хотя бы один будет в нерабочем состоянии …

- Расстреляем каждого десятого, не исключая женщин и детей, - весело сказал Коваленко. И легко рассмеялся.

- Шутка, господа, шутка, - добавил он, продолжая смеяться - но если серьезно, то Василий Михайлович всецело прав. Завтра всем надо быть в порядке.

И обвел народ своими улыбающимися глазами. После чего большинство присутствующих поежились и начали интенсивно заливать в себя крепкий горячий чай.

К меньшинству, которое не поежилось под взглядом Коваленко, относился и Петр. Не потому, что был смел. А потому, что с трудом воспринимал слова окружающих. Из всего сказанного, он понял только, что работы сегодня не будет и можно спать.

Он допил чай из своей огромной шестисотграммовой кружки и пошел в свою палатку.

Ибо у него была своя собственная маленькая отдельная палатка, которую он, не взирая на трудности, таскал с собой в каждую экспедицию. Не закрыв вход, он заполз в палатку, рухнул на раскладушку (условия в этой экспедиции были довольно комфортными) и мгновенно заснул.

Он проснулся от легкого шороха. Был уже полдень. От похмелья не осталось и следа. Петр поднял голову. В проеме прохода стояла Тамара. Она была в купальнике и шортах.

Ее светло-серые глаза приобрели какой-то стальной отблеск.

- Зашнуруй вход, - медленно, но энергично не сказала, а прямо-таки скомандовала она.

И сделала шаг, входя в палатку.

Петр вскочил, посторонился, пропуская ее, и быстро зашнуровал вход.

Когда он обернулся, Тамара стояла перед ним уже совершенно голая. Он не помнил, как мгновенно скинул с себя плавки и майку. А потом подошел к ней и слегка дрожащими пальцами, едва касаясь, погладил ее по бокам. Взгляд его упал вниз, и он с удивлением увидел, что его мужское достоинство достигло совершенно немыслимых размеров. И встав совершенно вертикально, достает до пупка.

В это время Тамара обняла его, и, заваливая на себя, рухнула на раскладушку.


Глава 2. Любовь, наука, шпионаж

Совершенно феерический секс продолжался весь остаток дня и всю ночь. Тамара была в восторге от того, что рискнула все-таки раскрутить этого питекантропа на связь с собой. Таких ощущений эта взрослая женщина не испытывала никогда.

А Петр вообще был на седьмом небе. Ему казалось, что сейчас для него нет ничего невозможного.

Поэтому на следующее утро, сразу после завтрака он с нетерпением ждал начала рабочего дня. Он был готов носиться от установки к установке, таскать тяжелые конструкции и генерировать идеи одновременно.

А сейчас, он внимательно слушал научного руководителя проекта, профессора Симонова.

Георгий Гаврилович Симонов высокий крупный мужчина с породистой внешностью ставил задачи на первый день.

- Сегодня проверяем работу звуковых установок. Я не надеюсь, что нам повезет в первый же день, но чем черт не шутит. Вопросы есть?

Все молчали. Видимо организмы среднестатистических советских научных работников в этот жаркий день были еще не наполнены ни гормонами, ни адреналином.

Исключение являл один лишь Петр, энергия которого так и фонтанировала.

- Георгий Гаврилович, а на каких частотах работаем? Инфра и ультра, или в слышимом диапазоне тоже?

- Пока сосредоточимся на границах слышимого диапазона. А потом посмотрим. А чем вызван ваш вопрос?

- Мне кажется, что, судя по предварительным данным, эффект может быть достигнут не в определенном частотном диапазоне, а при некоторой смене частот, некой, если угодно, мелодии, которая плавно выходит за границы слышимого звука.

- Ты, Петр хочешь спеть нам с нашим усилением свое коронное «Любо братцы любо»? – спросил Корягин.

- Нет, Василий Михайлович, «Настроим гитары на е… твою мать», - грубо пошутил Петр, называя одну из своих любимых похабных песен.

Народ зашевелился. А профессор нашел нужным улыбнуться.

- Если это понадобиться для дела, еще не то споем. С таким усилением, что слышно будет в Воронеже. Ну, за работу!

Дни протекали за днями. Уже неделю мощные установки генерировали различные звуки. С помощью которых надеялись вызвать ливень и гром среди ясного неба.

Все порядком измотались, постоянно перевозя установки с места на место. Загружая и вновь выгружая их из грузовиков, разматывая километры силовых кабелей и делая прочую, на первый взгляд совершенно дурацкую работу.

А вечером, намаявшись вместе с работягами, которых было не так уж много, научный состав собирался «на мозговой штурм» в шикарный салон на колесах, где проживал профессор Симонов.

Впрочем, иных идей, кроме пожеланий усиливать силу звука и пробовать все новые частоты, не возникало.

Майор Коваленко сидел в своем американском «доме на колесах» за столом напротив высокого худощавого чуть седоватого человека, одетого в импортный летний костюм «сафари». Состоящего из легких брюк и рубашки с короткими рукавами светло-оливкового цвета. Костюм был с виду простеньким, но добротным и даже дорогим. С костюмом гармонировали легкие летние прогулочные то ли туфли, то ли кроссовки и мягкий поясной ремень. Все в тон, все в стиль. Все импортное.

Подобная одежда по сравнению с советским ширпотребом выглядела как парадный мундир или вечерний фрак.

Собеседник Коваленко прихлебывая чай, сухо смотрел на майора.

- Ну, и что же мы имеем в итоге? – спросил он.

- Практически все диапазоны, фигурирующие в американских опытах, проверены.

- И где же ваш гром среди ясного неба?

- Грома нет. Но у американцев его тоже не было. И как я понимаю, до сих пор нет. Кроме того, мы еще не пробовали интенсивного испарения биологически активных веществ. Биологическая группа готова к началу этих экспериментов.

- С ума сойти. Пустить на ветер ароматизаторы, которых хватило бы на полгода для иной фармацевтической фабрики.

Коваленко промолчал. Но вспомнил, как расходовали эти ароматизаторы в соответствующих экспериментах американцы, буквально бочками. Собственно это происходило на его глазах. Ибо он, разумеется, как американский гражданин, сотрудник Гарварда, участвовал в этих работах. И именно на основании его донесений аналогичные работы начались в СССР.

- А может это все пустой номер? – вдруг спросил собеседник, остро взглянув на Коваленко.

- Нет, товарищ полковник, американцы, потратив на проект гораздо больше нашего, его, насколько я понимаю, прекращать не намерены.

- Не так официально, Валерий Кондратьевич, не так официально, - смягчился поковник. - Я ведь просто рассуждаю вслух.  Давайте, все же подведем предварительные итоги и расставим точки над «i».

Итак, в штате Юта жил некий индейский колдун, который был способен вызывать грозу при ясном небе. Этим колдуном заинтересовался Пентагон. Но пока они раскачивались, колдун взял, да и умер.

Исследования, в интересах военного ведомства, тем не менее, начались. Неких, можно сказать, эпигонов, этого колдуна попросили воспроизвести его заклинания. Они проорали что-то, задрав головы к небу.

Но грозы не случилось. Тем не менее, этот ор записали и начали с усилением генерировать, уставив репродукторы в небо.

Грозы все не было.

Тогда решили, что, наверное, колдун мог генерировать звук где-то на границе слышимого диапазона. И начали проверять эту гипотезу.

Именно в этот момент в группе появился некий научный сотрудник, Джеральд Бирс, он же майор Валерий Коваленко. Который и обратил наше внимание на эти исследования.

Я правильно излагаю?

- Все правильно, Борис Петрович.

- Ну, и что там было дальше, до тех пор, пока вы по не зависящим от вас причинам не покинули и эту исследовательскую группу и США?

- Потом возникла гипотеза, что в инициации грозы значительную роль играли испарения эфирных масел. Ибо колдун кричал свои заклинания всегда близ неких рощиц. Которые в тех местах имеют весьма густой травянистый покров, состоящих из эфирно-масленичных растений.

- Лаванда, горная лаванда … - пропел полковник.

- Да, что-то в этом роде. И американцы стали орать через громкоговорители эти заклинания, параллельно испаряя все больше и больше эфирных масел.

- Небось, списывали их еще больше.

- Не без этого, не без этого. Но в США считается просто грехом не нажиться на всем, что имеет отношение к Пентагону. Военному ведомству даже крышки унитазов продают по пятьдесят долларов.

- Нет на них нашего ОБХСС (отдел борьбы с хищениями социалистической собственности в СССР). Впрочем, мы отвлеклись. Итак, что же дальше?

- Дальше я вынужден был прервать свое участие в проекте. Но, как мы знаем, он продолжается.

- И повторяется у нас. Да-а-а … А знаете, мне кажется, что проект зашел в тупик. Вдумайтесь, было бы весьма неплохо в интересах ВВС вызывать грозу среди ясного неба над аэродромом противника. Но это должен делать некий «колдун» или его компактный имитатор.

Мы же развернули целое хозяйство, которое не то что на территорию противника не затащишь, но и на своей-то территории надо монтировать неделю. Или я не прав?

- В данный момент правы, Борис Петрович. Но ведь это эксперимент, имеющий целью найти это самое «заклинание». А потом наши работы это, можно сказать, первая проба пера в создании геофизического оружия. Сегодня гром среди ясного неба, а завтра землетрясения по заказу. Во всех этих процессах несомненно есть нечто общее, что мы сможем нащупать именно в этих экспериментах.

- Вы говорите убедительно, но будь моя воля, я бы эти работы свернул. Не вижу перспективы. Особенно меня раздражает попытка некритически повторять американские опыты. Ну, зачем, скажите на милость, эти опыты с эфирными маслами? Ведь ясно, что они себя не оправдали.

- Опыты с эфирными маслами повторены по настоянию заместителя директора института, одного из перспективных,  молодых членов-корреспондентов АН СССР, Блохинова.

- Боже, Валерий, ну не надо между своими лицемерить. Этот перспективный ученый просто хочет на этих опытах сделать кандидатскую диссертацию своей жене Тамаре Блохиновой.

- В девичестве Тамаре Кузьминой, дочери генерал-лейтенанта Генштаба Кузьмина, который курирует создание геофизического оружия. И который вскоре будет переведен в военно-политический отдел ЦК КПСС.

Валерий смотрел на полковника своими ясными голубыми глазами, изображая осведомленность и некоторую, возможно, карикатурную, наивность одновременно.

Полковник рассмеялся.

- Эх, Валера, если бы я не был знаком с твоим батюшкой, моим добрым другом, полковником Коваленко, получил бы ты сейчас у меня за этот психологический этюд. А то я не знаю, кто такая Тамара Кузьмина.

Да, кстати, ты же осуществляешь здесь не только научно-техническое курирование. Прекратил бы ты эту скандальную связь между этим развязным хулиганом, как его …

- Петром Буробиным.

- Да, именно им и Тамарой. Жена член-корра Академии наук, дочь генерала. Да-а-а … В конце концов ее вопли мартовской кошки не дают спать всему лагерю. Удивляюсь, по сколько раз за ночь она кончает. И что этот интеллигент-громила делает, чтобы она так кончала.

- Я думаю, ничего оригинального. Просто дерет ее без отдыха каждую ночь. С полуторачасовым перерывом на сон.

- Только ночью?

- Представьте, нет! Они еще умудряются перепихнуться в обед в дубках. И часто просто игнорируют этот обед, оставаясь у самой дальней установки, и отползая в ближайшие кусты.

- И сколько длится этот секс-марафон?

- Уже третью неделю.

- Да, силен русский мужик. И попадаются же еще такие даже среди гнилых интеллигентов. Кстати, Валерий. Его антисоветские анекдоты переходят всяческие границы. Все же он работает на спецтему. Имеет допуск. В былые годы, он бы за десятую, нет, сотую часть этих анекдотов уже бы лес валил. Да и то, если бы помиловали.

- Борис Петрович, скажу как кандидат технических наук и бывший сотрудник Гарварда, если что и получится у нас здесь, то только в результате идей этого матерщинника и антисоветчика.

- Знаешь, я готов согласиться с тобой. Но согласись и ты. Таким место в бериевской шарашке. Великолепная была идея. С одной стороны изолировать таких идейных махновцев, а с другой стороны использовать их потенциал в интересах страны. Не находишь?

- Наверное, вы правы. Но времена сейчас не те.

- Не те, Валера, ох не те. А жаль.

Ранее утро было достаточно свежим. Однако палатка не успела остыть за короткую летнюю ночь. Тамара в расслабленной позе лежала на раскладушке, ее изящная кисть бессильно свешивалась вниз. Но казалось, она просто не в силах поменять эту неудобную позу и шевельнуть рукой.

- Ты просто чудо, Петр – растягивая слова, произнесла она. И добавила – дай что-нибудь попить.

Буробин легко вскочил со своей раскладушки (теперь в тесной палатке их стояло две впритык друг к другу), буквально перепрыгнул через Тамару и, недолго порывшись в углу, протянул ей флягу.

- Что это? – спросила она отпив.

- Какой-то сок. Вчера Коваленко из Воронежа привез и с чего-то вдруг вздумал меня угостить. Ну а я половину перелил во флягу.

- Майоры КГБ зря не угощают.

- Да какой он майор! Нормальный технарь, представитель заказчика.

- Боже, до чего ты наивен. А заказчик-то кто?

- Какая то номерная отдельная лаборатория. Кажется двенадцатая.

- Лаборатория чего? Это же знаменитая двенадцатая лаборатория КГБ!

- А при чем тут Коваленко? Он-то небось просто технический сотрудник этой лаборатории.

- Сказала бы, что глуп, но язык не поворачивается назвать глупым кандидата наук с двумя университетскими дипломами. Да о том, что он майор КГБ знают все в институте.

- Ну, я с институтской верхотурой не общаюсь.

- Не скромничай. С Сухоцким (это был тот зам директора, который так неудачно назвал Петра фашистом) так пообщался, что он до сих пор не оклемался.

- Да черт с ним, с Сухоцким. Скажи лучше, почему тебя тогда от этих походов на овощную базу не отмазал твой муж?

- Вот только разговоров о моем муже нам не хватает сейчас. И потом, ну до чего же ты бестактен.

- Ну, извини.

- Не извиняйся, тебе извиняться все равно, что извиняться землетрясению, или цунами. Ты явление природы.

Она закинула руки за голову и потянулась. Ее округлая тугая грудь уставилась вверх твердыми сосками.

Петр посмотрел на эти соски и понял, что ночь любви еще не закончилась.

- Как же я смогу без тебя в Москве? – спросила она, когда он откатился на свою раскладушку.

Он не ответил, но сказал:

- Слушай, может сегодня все же не пропустим завтрак? А то, я чего-то проголодался.

- Да, пожевать чего-нибудь было бы неплохо. А то мы уже три дня не завтракали.

- И два дня не обедали. Только ужинаем. Впрочем, сегодня твои бочки с лавандой…

- Не лавандой, а базиликом, и не бочки вовсе …

- Ладно, это частности. Так вот, твои бочки будут стоять опять у дубков, и мои генераторы там же. Так что, черт с ним, с обедом.

- Только не тащи так демонстративно спальник на точку. Я все же замужняя женщина. Мать семейства и генеральская дочь. А не ростовская шалава Людочка.

- Почему ростовская?

- Она родом оттуда.

- Да, а я и не знал.

- Все, прекратить разговоры. Пошли на завтрак. Или еще через неделю ты станешь скелетом.


Глава 3. Волхв

Дни проходили за днями, а грома среди ясного неба все не было. Начальство мрачнело. И тут, «для укрепления» вдруг внезапно приехал зам директора института член-корреспондент АН СССР Владислав Блохинов. Он, разумеется, поселился в одном из шикарных «домов на колесах». Куда перебралась и Тамара. Жена все-таки.

Нельзя сказать, что это вызвало восторг у Петра. Но, как это ни странно, особой досады тоже не было. Ибо ему явно был необходим некий отдых. А соображения физиологии у этого интеллектуала-питекантропа частенько выступали на передний план.

Просто удивительно, как этот примитивный физиологизм сочетался в Буробине с наивным романтизмом. Но сейчас было не до романтики. После потери четырех килограммов он, как боксер, вынужденный заниматься сгонкой веса, был ужасно рад. Но после потери восьми килограммов, его начало шатать.

Поэтому вынужденная пауза позволяла ему сохранить хорошую мину при плохой игре.

В связи с приездом одного из кураторов проекта, был объявлен выходной. Буробин использовал его по-своему. Он спустился в балку, прошел по ней километра полтора и вышел к старой плотине.

На дне балки тек хилый ручеек. Который был хилым сейчас, в разгар лета. А весной был вполне полноводной бурной рекой. И эта река, перехваченная плотиной, образовывала весьма приличное озеро, в котором можно было купаться.

Что Петр и делал. Он купался, загорал и периодически подкреплялся салом, черным хлебом и малосольными огурцами, купленными в ближайшей деревне.

После тошнотворного густого запаха эфирных масел и постоянного ора репродукторов, тишина и простые деревенские запахи казались раем. Весьма неплохим оказался и первый день без секса.

Он даже удивился на себя. Месяц назад он готов был продать душу дьяволу за ночь с любой более или менее приемлемой женщиной. А вот сейчас был рад передохнуть от красавицы Тамары.

Его размышления были нарушены шорохом. Петр поднял голову и увидел Коваленко.

- Валера, ты тоже умудрился вычислить это чудное место?

- Еще раньше, чем ты. Я же родом с юга и наверняка знал, что тут должна была быть левада и озеро.

- А что такое левада?

- Эх ты, природовед! Левадой называют заливной луг вот в таких балках. Как правило перед искусственными озерами.

- Да я, собственно, помню, слышал в детстве такое слово от бабки, но вот никогда не знал, что это такое.

- Теперь будешь подкован в южнорусском фольклоре. А то, какой ты казак, без знания таких словечек.

- Да … Кстати, о казаках, говорят я на той пьянке черт знает что выделывал. Но не помню. Неужели действительно так выступил, что эхо не затихло в течение месяца?

- Выступил. Не то слово. Удивляюсь, как лагерь уцелел. Да и потом ты тоже не давал народу скучать. От твоей любви мадам Блохинова так каждую ночь орала в экстазе, что весь народ не спал.

- А что, разве мы так громко возимся, что мешаем кому-то спать?

Коваленко засмеялся.

- Мешаете вы спать не столько громкостью воплей несравненной Тамары, сколько возбуждая зависть личного состава. Но сегодня любимый город может спать спокойно. Вряд ли восходящая звезда советской науки Владислав Блохинов доведет свою женушку до такого же состояния, как ты. Тем более из их жилого трейлера ничего не слышно.

- Да-а-а… Дела.

И Петр снова растянулся на траве. Между тем, Валерий искупался и сел рядом с Буробиным.

- Слушай, я чего-то замечаю, что ты вроде бы потерял интерес к нашим экспериментам. Это потому, что секс стал тебя не вдохновлять, а утомлять? Или есть другая причина?

- Хамите, майор.

Валерий засмеялся.

- Про майора мадам Блохинова сказала?

- Сам догадался.

- Врешь, Петр. Но это все пустое. Скажи лучше, что тебя в наших делах не устраивает.

- А я что научный руководитель проекта? Или зам директора? Я скромный младший научный. Который еще даже не успел кандидатский диплом получить из ВАКа. Да и вообще …

- О «вообще» потом. А сейчас скажи лучше, что так заскучал?

- «Ой заскучал лихой казак по Дону, коню на гриву повод уронил».

- И все же?

- Слушай, уж коли ты майор, а что американы такие же тупые как наши?

Валерий посмотрел на него внимательно, как будто что-то прикидывая в уме. А потом, решившись, ответил.

- Да нет. Еще более тупые. Они берут своими возможностями. А так вообще тупые до предела.

- Надо же. Я, откровенно говоря, не представляю, как это можно быть более тупыми, чем наши.

- А без лирики?

- А без лирики нельзя. Я вот, знаешь, очень люблю древнерусские былины.

Валерий напрягся.

- А при чем тут былины?

- А при том. Твой вопрос свидетельствует о незнании этих былин. Так, читал, наверное, про Илью Муромца, или про Алешу Поповича и Тугарина змея. И все. А это только так, самые известные и не самые интересные.

- А что, есть другие?

- Есть! И очень, очень интересные. Только они опубликованы малыми тиражами. А я их с детства полюбил и потом всегда старался достать. Знаешь, я ведь сказки лет до девятнадцати читал. А былины поинтереснее сказок.

- Да, ладно, согласен. Интересно все это, но наши игры тут при чем?

- Да как это при чем?! Мы же пытаемся имитировать то, что легко делали все былинные волхвы!

При этих словах Валерий снова напрягся. Американские попытки сымитировать колдуна-индейца оказались на верном пути. Но они имитируют своего колдуна. А мы имитируем их. Но возможно нам надо было просто начать со своих собственных колдунов? Но где их взять?

Нет, не поймут. Это, действительно, не влезает ни в какие ворота. Сочтут или психом, или прожектером. И не помогут ни отец полковник КГБ, ни брат тестя, генерал. Но, вот американцы же не стесняются таких вещей! Что же мы, имитировать их согласны, а сами думать и действовать также расковано не можем?! Черт знает что!

Пауза затянулась.

- А что, в былинах есть нечто вроде рецептов на этот счет? – спросил наконец Коваленко.

- Да нет, прямых рецептов нет. Но кое о чем можно догадаться. Да и потом, современный специалист знает гораздо больше этих колдунов. Ведь они обо всем догадывались интуитивно, а мы можем все это вычислить.

- Что ж ты не вычисляешь?

- Да давно вычислил. Потому и говорю. Не получится эксперимент в ближайшие день два.

- А потом?

- А потом надо будет сыграть некую мелодию, о которой я талдычу уже месяц. Но я же мнс, новоиспеченный кандидат. А тут все научные боссы, доктора, академики, майоры, полковники.

- Слушай, Петр, я тебя внимательно слушаю. И, более того, имею в отношении тебя кое-какие планы. Именно поэтому прошу, не надо уж так злоупотреблять своим имиджем рубахи парня. Не надо без нужды поминать майоров и полковников, дебилизм нашей системы, товарища Ленина и Василия Ивановича. Не буди лихо, пока оно тихо. Душевно тебе советую.

- Есть!

- Ладно, проехали. А теперь поподробнее и по существу.

- Видишь ли, - Петр вдруг сразу перешел на академичный тон, - в нашей геофизике, геохимии, биофизике и биохимии есть определенная тенденция. Специалисты этих областей знания как будто стараются скорее забыть что они не физики и химики а «био» или «гео» физики и химики. Они стараются уйти от природы как можно дальше. И пытаются действовать на природе как в лаборатории. Это считается высшим шиком. Но это глубоко неверно.

Кстати, ты заметил, какими стали наши последние мозговые штурмы? Сплошь обсуждение разных технических деталей. Скоро вообще станет не ясно, что мы хотим, усовершенствовать генераторы звука или получить гром среди ясного неба? Заметил?

- Откровенно говоря, нет. Но после этой твоей реплики понял, что ты прав.

- Еще бы. Так вот, дружище. Колдуны и волхвы не орали попусту. Они тонко чувствовали именно природу. И провоцировали грозу среди ясного неба в ситуациях, когда все было на грани.

И только в таких ситуациях. В иных они бы этого сделать не пытались. И зря в небо не орали.

- Ну, это довольно примитивно. Подождать, пока гроза зайдет. Потом чего-то заорать и сказать, - вот, это я грозу вызвал.

- Э, нет. Ты описал случай, когда небо покрывается облаками, когда «в воздухе пахнет грозой». А они работали в ситуациях, когда небо еще ясное. Когда все стоит на грани. Причем не ясно не только, будет ли гроза, а вообще будет ли то, что в метеорологии называют внутримассовой облачностью.

- Только это важно?

- Ты прав. Не только это. Элементарные расчеты показывают, что и в этих ситуациях можно орать до посинения, но грозы не вызвать. Тут важно призвать себе на помощь другие компоненты природы. Ту ее часть, которая грозы жаждет. Надо понимать компоненты природы как одушевленные, и даже мыслящие, существа.

В данном случае это рощи среди степей. Деревья, жаждущие влаги. И волхв активизирует не только атмосферу в неустойчивом состоянии, но и «зовет» деревья помочь ему. Деревья начинают, вопреки логике своего самосохранения усиленную транспирацию. И добавляют в атмосферу ту небольшую недостающую часть влаги, которая и позволяет начаться процессу развития грозовых облаков.

А потом получают «за свою помощь» гораздо больше в виде ливня.

Так что дело не в силе звука и не в попытках уйти далеко в ультра или инфразвуковой диапазон.

Не могли люди орать так сильно на ультразвуке, как пытаются сейчас сделать с помощью генераторов Корягин, Симонов, Блохинов и иже с ними.

Так что дело не в силе, а в угадывании ситуации и в частотах.

- Так, а какие же это частоты?

- Не знаю, но догадываюсь. Надо плавно «покачать» звук в слышимом диапазоне, лишь самую малость забираясь в ультра и инфра частоты. И покачать так, чтобы было … приятно, что ли. Физиологично.

- Да, сказал. И ты сможешь это сделать?

- Скажи, у американов был колдун?

- Какие американы? Какой колдун? О чем ты говоришь?

- Да ладно, майор, хватит уже дурака валять. Фактически сам уже все давно сказал. Не прямо, так намеками. Не намеками, так красноречивыми паузами.

- Ба, да ты что, оперативную психологию где-то проходил? Да не агент ли ты ЦРУ?

- Бросьте, коллега. А то вас сейчас зеленые береты схватят из тех кустов.

Валерий с трудом сдержался, чтобы не обернуться в ту сторону. А потом рассмеялся в своей обычной манере и сказал.

- Ну и шутки у тебя. Ладно, черт с тобой. Был.

- Так бы сразу и сказал. Ладно, послезавтра попробую. Ситуация созреет. Мне надо будет только помочь, как-то развивая мою «мелодию» техническими средствами, когда я буду подходить к ультра или инфра частотам. Я все же человек без голоса …

- Да уж, без голоса. Твои матерные частушки наверное и в Воронеже слышны были.

- Я не о том, а о широте диапазона.

- Да, но главный вопрос, откуда ты все это знаешь?

- Мой прадед был волхв. И умел это делать. Я был совсем маленьким, когда присутствовал на этом действе. Он пытался научить меня. Но не успел. Был уже слишком стар. А я был слишком мал. А родители были коммунисты и материалисты и считали все это глупостью. Но вот оказалось, что не глупость.

Петр помолчал. И добавил.

- А наша милая родина всегда настороженно относилась к такому искусству. Что при православных царях, что при коммунистических генсеках.

Впрочем, извини, майор, это я так к слову. При посторонних такого больше себе не позволю.


Глава 4. Гром среди ясного неба

День был таким же ясным и жарким, как и предыдущий. На небе не было ни облачка. Но все чувствовали некое томление. У многих женщин болела голова.

А Тамара вообще не вышла из своего домика. Она  в этот день была не старшим научным сотрудником, а женой зам директора, которой все позволено.

Весь предыдущий день Петр по личному указанию Бориса Петровича провел в неких репетициях с парой техников. Что вызвало бурю зависти у остальных участников экспедиции, которых в тот день по полной программе гоняли все начальники, и Корягин, и Симонов, и Блохинов.

Но теперь все были свободны, и с края поляны наблюдали за происходящим.

Петр вышел в центр поляны и посмотрел на небо. Он стоял так минут десять, что вызвало нетерпеливую реплику Блохинова. Однако Борис Петрович мягко погасил раздражение восходящей звезды советской геофизики.

- Не будем торопиться,  Владислав Сергеевич. Максимум, что мы теряем, это еще один день.

Между тем, Петр все смотрел на небо, а потом взял в руки микрофон, соединенный с усилителями. Все так же смотря на небо, он то ли запел, то ли замычал что-то. Звук плыл и плыл. Головная боль вдруг стала нарастать абсолютно у всех.

Разговоры стихли. Но некое томление и раздражение готово было выплеснуться в любую минуту. Остро запахло чем-то. Стало еще более душно. Было похоже, что в бане кто-то плеснул на камни одновременно полынью, мятой, чабрецом, донником и водой, где замачивали дубовые веники.

Но этот якобы банный дух не расслаблял, а наоборот раздражал до предела. От головной боли поморщился даже Борис Петрович.

- Когда этот дебил прекратит свой вой?! – раздраженно бросил Блохинов полковнику.

Но тот не ответил, а показал на небо.

Впервые за пять недель там появилось облачко. Блохинов впился в него взглядом. Облачко росло и росло. Наливалось мощью, темнело.

Было видно, как напряглись жилы на шее у Петра. Звук усилился. Облако взметнулось по краям грозовыми метлами.

- Что он так надрывается?! Идиоты увеличьте усиление! – рявкнул Блохинов. Кто-то побежал к техникам. Через минуту звук резко усилился.

И тут небо разом потемнело.

Сверкнула молния. Совсем рядом. Тут же громыхнул гром. Вторая молния ударила в одну из антенн. А потом началась вакханалия. Хлынул ливень. А молнии все били и били.

На всех антеннах заиграли огоньки.

- Отключить питание! Обесточить все! – орали Блохинов, Борис Петрович, Корягин, Коваленко.

Практически в кромешной тьме метались по лагерю люди, спеша отсоединять многочисленные разъемы. А молнии били в антенны, машины генераторов, любые железные предметы, высокие короба домов на колесах.

Началась паника.

Петр как сомнамбула ввалился в свою палатку. Он был мокрый от дождя. Но рухнул на раскладушку, не вытираясь. Его сотрясала крупная дрожь.

Ему казалось, что огоньки святого Эльма мечутся по его телу. И его самого сейчас испепелит очередная молния. Он не хотел, чтобы это случилось в палатке, и снова выбежал под дождь.

Он бежал, куда глаза глядят. И вновь пришел в себя в дубках. Лагерь остался в отдалении.

Он огляделся. И вдруг сквозь шум дождя услышал треск веток. Из-за ближайшего дубка выбежала Тамара. Она была в одной рубашке. Которая промокла и стала совсем прозрачной.

- Я нашла тебя, мой колдун! – крикнула она и кинулась к нему.

Они пришли в себя одновременно. И обнаружили, что небо очистилось. Как-то разом. В дубках стоял легкий туман. От лагеря несло горелым.

- Как будешь объяснять свою выходку? - совершенно трезво, спокойно и совсем немного устало, спросил Петр.

Как это ни странно, он был бодр. Усталость была какой-то легкой и приятной. Совсем не такой, как недавно в палатке, где казалось, что его выворачивает наизнанку.

Тамара тоже выглядела совсем спокойно.

- Какую выходку? Ты бы видел, что твориться в лагере. Кстати, в наш жилой трейлер молния грохнула, как только я оттуда выскочила. Так что все вполне объяснимо. Сейчас все будут собираться еще часа два, если не больше.

Да, задал ты жару.

А, кстати, неплохо мы использовали эту возможность? Ты не находишь? Секс среди молний и паники. Есть в этом что-то запредельно острое. Да, что там у меня сзади? Я расцарапалась, что ли?

Она повернулась к нему спиной. И он вынул у нее пару острых сучков, буквально вонзившихся в тело.

Петр показал ей эти сучки.

- Неужели ты ничего не чувствовала?

- Только запредельный кайф. Но говорю тебе, как биолог, это действительно чудо. И здесь есть масса эффектов не только геофизических, но и биофизических.

- Слушай, не находишь, что ты слишком рациональна для ситуации, когда с полчаса назад  чуть не погибла под молнией, и только что закончила заниматься экстремальным сексом?

- Я же говорю, что все это чудо. Но, дорогой мой колдун, для тебя сейчас важно использовать результаты этого чуда по полной программе.

- Пожалуй, ты права, - ответил Петр.


Глава 5. Торжества на пепелище

- Это немыслимо! - орал бегая по штабному блоку, который один из немногих не пострадал от молний, Блохинов.

Его высокое рыхловатое тело, казалось, колыхалось от возмущения.

- Хорошо еще, что никто не пострадал! Тогда бы вообще вовек не оправдались! Но как прикажете списывать материальные ценности?! Выведен из строя электрогенератор, три звуковые установки, два импортные жилых блока на колесах.

С трудом удалось избежать пожара. А что бы было, если он начался? Что, я спрашиваю?! И вообще, кто вам дал право заниматься тут шаманством за государственный счет?!

Хотя в помещении присутствовала вся верхушка экспедиции, куда помимо Симонова и Корягина входило еще пятеро человек, Блохинов, казалось, обращался к единственному присутствующему здесь младшему научному сотруднику, вообще не понятно как попавшему на это высокое собрание.

Петр совершенно спокойно выслушивал ор восходящей звезды советской геофизики. Глядя в его налитые бешенством глаза, он размышлял, действительно ли подающий надежды член-корреспондент АН СССР такой идиот, или просто прикидывается. И все его бешенство от того, что он узнал о связи Петра со своей женой. А теперь пытается просто придраться к наглому мэнээсу.

Буробин глубоко презирал этого перспективного босса советской науки. Ибо знал подноготную его карьеры. Сын академика, внучатый племянник члена Политбюро, этот номенклатурный мальчик сам по себе не стоил ничего. Неудавшийся физик-теплотехник, он подался в, по мнению многих, более «легкую» научную область, связанную «с природой».

Разумеется, в понимании природных явлений он преуспел еще меньше, чем в физико-технической проблематике. Но, пользуясь тем, что в науках о Земле можно было быть не столь ответственным за результаты исследований (природа все стерпит) состряпал наукообразную докторскую диссертацию. А потом благодаря протекции, сделал быструю научную карьеру.

До окончания мех-мата Петр относился к таким специалистам с некоторым почтением. Но овладев математикой, понял, что все эти «геофизики», ни черта не понимают ни в природе, ни в методах точных наук.

Этот орущий явную ахинею «перспективный научный руководитель» был таким же импотентом в науке, как и в койке. И Петр про себя усмехнулся этому сравнению.

- Что вы ухмыляетесь, Буробин! - заорал Блохинов.

Петр, оказывается, ухмылялся отнюдь не про себя.

Тем не менее, ухмылка не сошла с его лица, он посмотрел на ситуацию с другой стороны. А, действительно, что бы было, если бы разверзлись небеса, ударили молнии, и сгорело бы к чертовой матери, больше половины нынешней инфраструктуры. Ну, кто бы был этот блатной стареющий плейбой, несмотря на свой импозантный вид и приличный рост?

Он был бы мясом на моем костре, - вдруг подумал Петр. - А его женщина мыла бы мне ноги после удачной охоты. Впрочем, у меня было бы много женщин. Ибо сколько бесхозных самок осталось бы после того, как мы бы изжарили их никчемных самцов.

Дрожь прошла по его мышцам, ставшим такими чуткими после этой колдовской встряски.

Петр резко встал.

- Что вы орете, господин Блохинов? – спросил он в наступившей тишине.

- Я вам не господин! – взвился член-корреспондент АН СССР.

- Ну, уж, и не товарищ это точно.

- Не забывайтесь, Буробин, - сурово произнес, наблюдающий за всем этим как бы со стороны Борис Петрович.

- А я не забываюсь, я просто хочу напомнить уважаемому Владиславу Сергеевичу, зачем, собственно, мы сюда приехали и столько работали. А работали мы именно для того, чтобы вызвать грозу среди ясного неба.

И мы ее вызвали!

Мы буквально сотворили чудо.

Что же касается издержек, то, извините, - он обратился к Борису Петровичу, - не знаю, как вас величать, но мне как старшему лейтенанту боевого управления ВВС понятна прикладная цель наших исследований. И в рамках этой цели мы провели блестящий эксперимент. Блестящий. Представьте себе такую грозу над аэродромом противника. Да половина полка после этого будет небоеспособна. И мы это продемонстрировали, подставив под удар молнии некоторые наши объекты.

- Вы много фантазируете, Буробин, - сухо сказал полковник.

- Если это моя фантазия, и так задачу никто не ставил, то я дарю идею возможного использования наших результатов в целях укрепления обороноспособности нашей социалистической Родины любому старшему товарищу, сидящему здесь.

Петр посмотрел полковнику прямо в глаза.

Тот твердо, но иронично встретил взгляд Буробина и неопределенно хмыкнул. Впрочем, искушенные старшие товарищи чувствовали настроения представителя заказчика гораздо лучше, чем Петр чувствовал природу. И они поняли, что, Борис Петрович, не испытывая ни малейшей симпатии к Буробину, тем не менее, его ловкой реплике мысленно проапплодировал.

Все разом зашевелились.

А профессор Симонов, мгновенно уловив настроние собравшихся, поспешил вставить реплику.

- Уважаемые коллеги, давайте все же действительно отделим, так сказать, мух от котлет. Эксперимент действительно удался блестяще. Научные  результаты весьма впечатляют. Прикладные представляются более, чем перспективными.

Негативные, так сказать, моменты происшедшего это сугубо наши внутриинститутские проблемы. Ибо касаются несомненных недостатков обеспечения эксперимента. Не подумали о технике безопасности. Не продумали вообще все последствия реализации предсказанных теоретически эффектов в полном объеме.

Один из сидевших, молодой доктор наук, ученик Симонова, не имеющий никакого отношения к обеспечению работ, зато нимало преуспевший в теоретическом обосновании (а фактически переписке и комментировании американских данных, полученных путем научного шпионажа) резво поддержал шефа.

- Да, коллеги, мне кажется профессор Симонов более чем прав. Не верили некоторые товарищи в наш успех. И даже не подумали, что же будет, когда мы добьемся результата. Больше, товарищи, надо доверять теоретическим изысканиям. Тогда и практические результаты не застанут нас врасплох.

При этих словах парторг отдела Корягин, и зам начальника экспедиции по общим вопросам, опустили головы. Теперь все издержки будут списаны на них. А лавры достанутся Симонову и его ученикам.

Впрочем, им сейчас было не до своих претензий на лавры. Ибо полковник твердо произнес.

- Представляется, что профессор Симонов правильно расставил акценты. Хотя я бы не рекомендовал так обострять постановку вопроса, как это делают иные молодые горячие головы. Но, - он сделал паузу.

И в это время, нарушая субординацию, вставил реплику Коваленко.

- Но, победителей не судят. А успех налицо. При этом большинство участников проекта проявило и научную интуицию, и практическую сметку, и просто личное мужество. В этой связи мне хотелось бы обратить внимание на достойное поведение некоторых женщин нашей экспедиции.

Например, Тамара Юрьевна Блохинова проявила, не побоюсь этого слова, мужество и хладнокровие перед лицом несомненной опасности, когда молния ударила совсем рядом с ней.

Мне кажется, что генерал Кузьмин может гордиться такой дочерью.

В чем состояло мужество Тамары, во время выпрыгнувшей из жилого блока, было непонятно. Разве что в том, что все же выпрыгнула на улицу, а не забилась под кровать.

Но упоминание генерала Кузьмина показало людям знающим, как следует развернуть интерпретацию событий.

Как успех. Только как успех. Успех в создании перспективнейшего геофизического оружия, которое активно пытался внедрить будущий ответственный сотрудник ЦК КПС. Кстати отец, Тамары Блохиновой. Можно сказать героини сегодняшнего дня.

Борис Петрович взглянул на Коваленко, что называется, с пониманием.

А тот, поняв этот взгляд как ободрение, продолжал.

- Настоящие научные исследования, исследования, имеющие большие практические перспективы, не могут обойтись без определенных издержек. Но наша цель свести эти издержки к минимуму.

Поэтому представляется разумным сейчас дать возможность как можно большему числу участников событий уехать. Люди много работали, много пережили и заслужили отдых.

Лагерь же целесообразно начать сворачивать.

А вот непосредственным исполнителям еще предстоит поработать. Все результаты должны быть как можно скорее тщательно проанализированы и задокументированы.

- В словах Валерия Кондратьевича есть резон, - голос полковника был сух. – Более того, как представитель заказчика я бы рекомендовал руководству института вернуть сейчас в Москву большую часть людей. В данном случае  забота о сотрудниках подкрепляется соображениями режима. После сегодняшнего успеха, работы вступают в новую стадию, в рамках которой режим будет усилен. Думаю, это понятно всем.

- Согласен с Борисом Петровичем, - сказал Симонов. – Но я бы еще более усилил его тезисы. На данном этапе вообще целесообразно оставить для оперативной обработки результатов не более десяти человек.

- Я думаю, хватит и семи,  - вдруг твердо сказал Коваленко.

Блохинов недоуменно оглядел собравшихся.

- Вы тоже так думаете, Борис Петрович?

- Что конкретно вы имеете в виду?

- Тезис товарища Коваленко о группе из семи человек.

- Думаю, он прав. И по соображениям режима, но и по соображениям заботы о людях. После такого стресса необходимо побыстрее увезти отсюда хотя бы женщин. Но есть еще один момент. Необходимо в интересах дела соответствующим образом представить в Москве полученные результаты в наилучшем виде.

Причем представить на самом авторитетном уровне. Чем выше будет уровень доклада, тем лучше в интересах дела.

- Вы думаете, мне лучше будет принять участие в представлении результатов?

- Ну, член-корреспондент среди участников эксперимента только один. Это вы.

Блохинов не знал, что сказать. Об измене Тамары он не знал. Но сразу ощутил некоторую двусмысленность своего положения. Он не успел понять источник этих своих ощущений, но Буробина невзлюбил сразу. А после блестящего успеха, который обеспечил именно Петр, неприязнь Блохинова только усилилась. Он даже, дав волю эмоциям, готов был пойти на дискредитацию результатов, лишь бы не дать этому простоватому «герою» действительно стать героем дня.

Но большинство было заинтересовано в совершенно обратном. Более того, он и сам был заинтересован в успехе, а не провале. Мгновенно он представил себя уже академиком, сотрудником отдела науки ЦК КПСС.

В конце концов, черт с ним, с этим мужиком «из простых инженеров». Да они могут творить любые чудеса. Ходу им все равно не будет. Сколько бы они не хамили и не хорохорились.

Хозяева в этой стране они, номенклатурные детишки и племяннички.

И Блохинов с нескрываемым превосходством посмотрел на Петра.

 - Прошу извинения у коллег за мою излишнюю эмоциональность. Действительно результат скорее успешен, чем неудачен. Но поймите и меня. В этой передряге чуть не пострадала моя жена. Еще раз извините.

- Я думаю, вам не стоит извиняться, собственно никакого особого спора и не было, - заметил Симонов, выполняя роль лидера всего научного состава, участвующего в эксперименте.

А Петру на ум пришел Высоцкий, его песня, где было: «Рано, видимо, плевать на королей».

Кроме того, ему остро захотелось трахнуть Тамару.

Однако переспать с красавицей Петру в этом сезоне больше не удалось. Следующим утром она с мужем уехала в Москву. Как только они расположились в купе СВ, Владислав захотел заняться любовью с женой.

Но она отвергла его поползновения.

- Извини, дорогой, много пережила и устала.

- Понимаю, дорогая. Но, - он шутливо погрозил пальцем, - в Москве ты от меня не отвертишься.

Тамара улыбнулась несколько натянуто. Но Владислав этого не заметил.

Вообще, он относился к молодой красавице жене несколько снисходительно. Когда его пути, пути перспективного научного деятеля из высших слоев общества пересеклись с путями Тамары, она была третьекурсницей биофака, жившей в общежитии. Дочерью полковника из провинции.

Красавица спортивного типа очаровала начавшего рано сдавать номенклатурного плейбоя. Но и Тамара была очарована теми перспективами, которые сулил брак с Владиславом.

Они поженились, родилась дочь.

Тамара, можно сказать, была счастлива.  Но через четыре года отец стал генералом, а, главное, стал служить в Москве. Младшая сестра Тамары Ольга могла уже считать себя ровней Владиславу и первой подкинула ей идею о том, что та слишком много отдала в этом браке. И теперь может позволить себе «немного расслабиться».

В конце концов, генеральская дочь, красивая, молодая (младше мужа на четырнадцать лет) не должна чувствовать всю жизнь себя чем-то обязанной ему. А если отбросить обязанности, обусловленные социальным положением, то не так уж много он и дал ей в этом браке.

И теперь, глядя из окна  купе СВ на проносящиеся мимо пейзажи русского лета, Тамара понимала, что Ольга права. Между тем, муж был склонен просто поболтать с ней. Расслабиться интеллектуально.

- Знаешь, после этого успеха твоя диссертация уже не имеет смысла. Никакой биологии тут нет.

Тамаре было плевать на диссертацию, но продолжать работу по этой теме было необходимо теперь уже для того, чтобы видеться с Петром.

- Ошибаешься, дорогой. Вообще этот результат толком не обработан и не осознан. Так что рано говорить, есть там биология или нет. Но, совершенно очевидно, что растительность перед грозой была в какой-то аномальной активности. Еще не упало ни капли дождя, а запахи стояли такие, как будто все деревья и травы обдали не то, что теплой водой, но прямо-таки паром.

- Ба, а ты умудрилась еще и замечать такие подробности, едва избежав удара молнии? Да ты прямо героиня!

Он говорил несколько иронично. И был удивлен ее резкостью.

- Я генеральская дочь, Влад. Прошу этого не забывать. Кстати, где там у тебя припасен коньяк. Хочется выпить.

- Слушай, ты все больше меня поражаешь. После этого сезона ты стала настоящей экспедиционной львицей.

Он достал коньяк, маленькие серебряные «охотничьи» рюмки и разломил плитку шоколада.

- Извини, нет ничего лучшего, но сейчас пойдем в ресторан.

- И так сойдет. Впрочем, ты сама любезность, дорогой.

Она залпом выпила коньяк и заметила:

- Рюмки маловаты.

Муж посмотрел на нее с некоторым удивлением, но ничего не сказал.

- Валерий, не находишь, что все уже сделано, и можно даже отодвинуть этих академических интеллектуалов от дальнейших разработок?

Борис Петрович и Коваленко тоже пили коньяк. Но не в купе СВ фирменного поезда «Адлер-Москва», а в штабном домике на колесах - единственном уцелевшим после грозы.

- Борис Петрович, о каких интеллектуалах вы говорите? Много надо интеллекта, чтобы тупо повторять американские опыты?

- Согласен, не много. Но у американцев не получилось, а у нас вот вышло.

- Вышло не у нас. Вышло у Петра Буробина, хама и антисоветчика, который, кстати, хочет увольняться.

- Слава Богу! Наличие этого кадра в режимных исследованиях это головная боль для нас с тобой. Мало ли кто еще, помимо тебя и меня освещает политическое и моральное состояние участников проекта. И отмечает наш поразительный либерализм в кадровых вопросах.

- А дальнейшие разработки?

- То, что он орал записано?

- Да.

- Ну, и объясни, на кой черт он нам нужен? Пусть скажет спасибо, что увольняется без претензий с нашей стороны.

Полковник расслабился и не считал нужным строить из себя этакую смесь западного джентльмена со сталинским чекистом.

- Дело в том, что важно не только, что орать, хотя и тут есть вопросы. Но, когда орать.

- Слушай, Валера, не делай из меня идиота. Я все же не только твой шеф, но и добрый знакомый, можно сказать, друг, твоего отца. Нашего с тобой коллеги. И то, что ты держишь меня за старого дурака, просто неприлично. Это не по джентльменски, дорогой Джеральд Бирс. Или вы в хлеву воспитывались?

- Вы слишком строги ко мне, сэр.

- Строг, но справедлив. Так вот, дорогой, я, прежде чем заняться этим проектом, кое-что почитал. И знаю, что метеорологическая ситуация характеризуется совершенно определенными объективными показателями. Эти показатели измерялись в течение всего срока опытов. И есть совершенно объективная характеристика того положения, которое было позавчера, и чем оно отличается от того, что было ранее.

Или я не прав?

- Формально правы. Но проблема в том, что согласно объективным данным вчерашняя ситуация отличается от предыдущих в пределах точности измерения этих самых объективных показателей.

Полковник задумался.

- Так, налей-ка еще по одной, - сказал он после паузы.

Валерий разлил коньяк. Они выпили.

- Так ты считаешь, что без него никак?

- Никак. Причем, не только в этом проекте. У него есть еще идея насчет провоцирования землетрясений. И не только их. Вообще, некая общая теория провоцирования кризисов и каскадных катастроф. В социальных, технических и природных системах.

Борис Петрович помолчал. А потом сказал:

- Знаешь, с точки зрения наших работ, кстати, не только этих, дать возможность раскрыться этому питекантропу … - он задумался, - назовут же милые друзья студенты так точно и емко. Итак, дать этому питекантропу показать себя, было бы очень полезно.

Но, ведь он же враг. И ты это прекрасно знаешь.

- Разве он замечен в связях с диссидентами, с Западом или хотя бы с криминалом?

- Не прикидывайся шлангом, майор. Он хуже всех тобою перечисленных вместе взятых. И, повторяю, ты это прекрасно знаешь.

Полковник налил себе еще коньяка и выпил, не произнося тоста.

- А не кажется вам, Борис Петрович, что мы проигрываем именно потому, что такие люди как Буробин, что бы они не сделали для страны, всегда будут в загоне. Но они не ангелы, и в ответ они в душе будут эту страну ненавидеть. А когда поймут, что она далеко не так сильна, как хочет казаться, то и презирать? А процветать и быть в фаворе будут такие ничтожества как Блохинов. Которые даже если чего и захотят сделать, то все равно не смогут? Но страна, это женщина. И в итоге она предпочтет Буробина, как предпочла его Тамара Блохинова.

- А ты философ, Валера. Но разве мы проигрываем?

- А что, у нас нет никаких неудач и проблем?

Полковник посмотрел на него задумчиво.

- А знаешь, ведь и ты тоже враг. И мы не проигрываем, мы уже проиграли, ибо одного Буробина мы  в качестве врага еще выдержали бы, а вот Буробина и Коваленко вместе вряд ли.

Валерий рассмеялся.

- Ну, вы и нашли главных врагов СССР. Не США, не НАТО, не афганские моджахеды, не китайские гегемонисты, а Коваленко с Буробиным.

- Чего смеешься, знаешь же, что я прав. Но знай, то, что мы проиграли, еще не значит, что вы выиграли. Поэтому капитуляции от меня не дождешься.

- Значит, пусть он катится к чертовой матери?

- Нет, дорогой. Перед своей капитуляцией я еще хочу тряхнуть кое-кого управляемым землетрясением. Поэтому проект выходит на новый уровень. Давай, раскручивай своего питекантропа, если без него этого сделать нельзя.

Но, откровенно, я не представляю, как мы сможем дать ему все необходимые возможности. Как мы обойдем уйму этих Блохиновых, Симоновых и иже с ними. Это не под силу даже КГБ.

- Есть одна оперативная комбинация.

- Тогда действуй.


Глава 6. Сестры

Сестра Тамары Ольга была младше ее на восемь лет. Они были поразительно похожими и разными одновременно. Те же светлые глаза с легкой косинкой, которые так выразительно передают и яростный гнев и веселое лукавство. Похожие овалы лица, прямые, аккуратные носики. Схожие ладные фигуры.

Во всем они отличались вроде бы на самую малость. Но именно эти такие малые различия делали их такими несхожими. Это были женщины, относящиеся к  разным типажам.

При этом вся внешняя разница состояла всего лишь в том, что Ольга была на три сантиметра повыше сестры, на размер крупнее в талии и бедрах, и совсем немного светлее цветом волос.

Но в итоге Тамара была сухощавой шатенкой среднего роста. Женщиной спортивного склада. По большей части немного флегматичной, но при этом весьма собранной и энергичной. А Ольгу можно было назвать скорее крупной блондинкой. Вальяжной и несколько даже ленивой. Хотя эта внешняя пикантная плавная лень сочеталась в ней с душевным темпераментом и периодическими взрывами веселой беззаботной активности.

Но главное их отличие состояло все же в другом. Тамара была дочерью полковника из отдаленного гарнизона, рвавшейся из провинциальной глуши в столицу и добившейся этого самостоятельно. А Ольга была дочерью генерала из Москвы. Не сказать, пресыщенной, но все же изрядно избалованной.

Хотя этот полковник и генерал были одним и тем же человеком, Юрием Тимофеевичем Кузьминым.

При всей своей несхожести сестры были дружны. Более того, их дружба с годами крепла. В чем-то они дополняли друг дружку и были по-человечески интересны одна другой.

Вот и сейчас они сидели на кухне огромной генеральской квартиры (Ольга жила у родителей) пили кофе с коньяком и предавались тому виду общения, который можно назвать «трепом от души».

- Знаешь, Томка, чего нам не хватает? – спросила Ольга.

- Да много чего … - протянула Тамара.

- Я не вообще, а вот в этом нашем обсуждении этих сволочей мужиков.

- Олюня, что ты их так клянешь? У тебя что, уже есть немалый отрицательный опыт?

- Томка, ты зануда, но я тебя все равно люблю. Поэтому на твое ехидство внимания не обращаю. Так вот, нам не хватает братика. Был бы у нас брат, мы бы у него сейчас распросили, что же они, сволочи думают о нас, когда в ответ на нашу доброту и ласку ведут себя как последние свиньи.

- Олюнь, не вижу логики в твоих словах. Очень нам надо знать, что они о нас думают. Они примитивны, их желания поверхностны и понятны. Надо просто использовать эти желания в своих интересах. И не обращать внимания на их интересы тогда, когда нам это потребуется.

- Легко сказать.

- Знаешь, надо не говорить, а действовать.

- Как же ты намерена действовать, верная супруга и добродетельная мать?

Тамара промолчала, а потом сказала:

- Уже не верная и не добродетельная.

- Ой, Томка, ну, пожалуйста, расскажи! Не будь врединой!

Тамара загадочно посмотрела на сестру и сказала:

- Ладно, наливай еще по одной. Для такого рассказа надо быть в ударе.

Ей самой хотелось поговорить о своих приключениях, чтобы хотя бы мысленно пережить их еще раз. И младшая сестра была для этой цели лучшей напарницей.

Был уже одиннадцатый час ночи. Генерал Кузьмин только что вернулся с ответственного совещания. Он устал, но хотел перед сном выпить хотя бы чашку чая. Жена была на даче. И он не рассчитывал застать любительницу поспать Ольгу бодрствующей. Но был нимало удивлен, услышав оживленный разговор, доносящийся из глубины огромной генеральской квартиры.

Кузьмин прошел на кухню.

- Здравствуй, папа, - сказала, поднимаясь со стула, Тамара.

- Здравия желаю, экселенц! – махнула рукой Ольга.

Под потолком плавали клубы табачного дыма. На столе стояла пустая бутылка из-под коньяка и полупустая бутылка ликера.

- Девки, что за безобразие вы тут развели! – рявкнул генерал, сверкнув своими широко расставленными светлыми глазами. Которые были неотъемлемой частью «кузьминской породы», как он не раз говаривал сам. И которые были так милы на личиках его дочерей, но смотрелись весьма грозно на его собственном лице.

- Не сердись, папа, чай будешь? – спокойно сказала Тамара.

А Ольга во все той же дурашливой манере заявила:

- Папан, не злись. Когда еще старшая сестренка выберется поболтать и поучить жизни младшую.

Генерал обожал свою младшую дочь и откровенно баловал ее. Но считал, что демонстрировать это, вернее даже не демонстрировать, а просто признаваться в этом себе и другим неприлично.

Поэтому он с деланной строгостью и грубостью рявкнул:

- Тебя Ольга надо драть ремнем по твоей толстой жопе, чтобы научилась себя прилично вести.

Ольга не обиделась, она вообще не обращала внимания на тон отца, но, тем не менее, картинно надулась и сказала:

- И вовсе даже не толстая, а в самый раз. Самого аппетитного размера. Правда, Томка? – И продолжила не дожидаясь ответа, - а драть меня, папан поздно. Вернее, я имею в виду драть ремнем. А так, всегда пожалуйста.

Генерал покраснел от ярости.

- Ну, ты у меня когда-нибудь дождешься!

- Не сердись, папан, - Ольга неожиданно легко вскочила из-за стола и, подойдя к отцу, поцеловала его.

Генерал сразу отмяк.

- Замуж тебе надо, - устало сказал он.

- Согласна, но только не за твоих подчиненных, которым по фигу мои несравненные прелести, а важно лишь то, что я дочь их начальника.

Эх, мне бы какого-нибудь простого душой, грубого варвара. Но варвара с блестящим интеллектом. Это так пикантно! Правда, Томка? – стрельнула глазами Ольга на старшую сестру.

Тамара на ее шутку не отреагировала.

Во всяком случае, внешне.


Глава 7. Оперативная комбинация

Коваленко предложил Петру встретиться в пивной баре. Буробин не удивился этому предложению, ибо после этого лета между ними возникли странные отношения. Какая-то смесь дружбы и сотрудничества на ниве выполнения проекта.

Если бы окружающие узнали об их отношениях, то подумали бы, что Петр примитивно «стучит» представителю всесильного КГБ. Но юмор состоял в том, что о делах кадровых скорее Коваленко информировал Буробина, а не наоборот.

Сам Петр рассказывал майору исключительно о себе, любимом.

Вот и теперь, он едва разговор зашел о планах на будущее, резко сказал:

- Извини, Валера, но без меня. Все, я увольняюсь. Сил нет терпеть такую жизнь.

- Чем тебя не устраивает твоя жизнь, и чем это она так изменилась к худшему?

- Да не изменилась она к худшему. Но все эти годы я после Армии рвался, учился, пробивался, пытался завоевать некие позиции, которые позволили бы мне претендовать на что-то лучшее. Я жил надеждами, ожиданиями и мечтами.

И вот все вроде бы осуществилось. А жизнь не изменилась. Ну, защитил я диссертацию. Ну, стал получать не сто пять, а сто семьдесят пять рублей. Но любой работяга в Москве получает не меньше двухсот. И я, в сущности, человек, скорее бедный, чем состоятельный.

- Погоди, ну ты же всегда жил перспективами, проектами. И эти перспективы приоткрылись. Так подожди еще немного.

- Перспектив нет. Если ты имеешь в виду нашу работу, то она снова пошла по совершенно тупому варианту развития. Ведь толком еще ни в чем не разобрались. А уже большую часть времени посвящают тому, как клепать генераторы, имитирующие мои заклинания тогда, под Воронежем.

И никому не докажешь, что надо не клепать генераторы, а искать объективные признаки тех ситуаций, когда гром среди ясного неба получается. И эти признаки будут разными в разных природных условиях. Так что я вряд ли смог бы повторить свои чудеса в Африке, штатах, или Афганистане.  Во всяком случае, вот так, с ходу. Тем более не повторят их эти долбанные генераторы звука.

Но этого никто не понимает.

- Поймут. Поверь мне, поймут.

- Да когда поймут?! Когда я оху….ю от такой жизни?! Пойми, мне надоело каждую ночь лежать на раскладушке между пердящим дедом и храпящей бабкой. Надоело то, что фактически у меня нет дома, а есть только место для ночлега.

Поэтому все. Я уезжаю.

- Куда?

- Да, на нефтянку. Один друг зовет в Казахстан. Там можно до четырехсот рублей в месяц зашибать.

- И жить в вагончике среди бичей (чернорабочие, социально деградировавшие люди в СССР).

- Знаешь, в вагончике все равно просторнее, чем в нашей квартире. Потом, на природе можно хотя бы с бичихами сексом заняться, а здесь в Москве остается только яйца гитарной струной перетянуть.

- А Тамара?

- А чего, Тамара? Где нам с ней встречаться? У нас что, можно куда-нибудь укрыться на ночь без штампа в паспорте?

Вот, блядь, проблемы на ровном месте создает своим гражданам родное социалистическое отечество. И вот так походя клепает себе врагов. Врагов озверевших. Хотя бы от этого вынужденного сексуального воздержания. - зло подумал Коваленко. Но сказал совершенно другое.

- Ладно, об этом потом. Но, почему, черт побери, вы не купите кооператив?

- Да потому, что не имеем на это права. Дед с бабкой прописаны временно. А мы не можем «улучшить наши жилищные условия» даже за собственные деньги. Формально они у нас хорошие.

- Знаешь, я тебя понимаю …

- Сытый голодного не разумеет.

- Ну, не хами, ладно? Послушай лучше.

- Слушаю, Мефистофель.

- Ну, какой я Мефистофель. Так, стажер. Итак, диспозиция следующая.

Ваши результаты будут представлены на Государственную премию по закрытой тематике. Разумеется, во главе будут стоять Блохинов и Симонов. Но мы с Борисом Петровичем отстояли твое присутствие в списке. И проследим, чтобы тебя не выкинули …

- Спасибо, родные!

- Слушай, ты все же когда-нибудь получишь пизд….ей.

- Где ваша чекистская выдержка майор?!

- Подполковник, к вашему сведению.

- Да, ну?! Поздравляю!

- Рано поздравляешь. С тобой я решил стать полковником. Говорю, чтобы ты не юродствовал, а цинично понял, что я имею со всего этого свой интерес. Тем более, что сообщая тебе о новом звании, выдаю государственную тайну. Так что, пойми, наконец, что у нас с Борисом Петровичем в отношении тебя большие планы.

Петр вдруг посерьезнел, и сказал:

- А знаешь, это действительно меняет дело. Я весь внимание.

- Тогда слушай и не перебивай. Все вопросы потом.

- Слушаю.

- Итак, ты становишься лауреатом Госпремии. На этой волне становишься старшим научным сотрудником. А, кроме того, тема твоей докторской утверждается на ученом совете.

С Тамарой будешь встречаться. Я найду, где. Но изредка. Так, чтобы она тебя хотела. Не пресытилась тобой. А тебе этого хватит, чтобы не свихнуться на почве сексуального голода.

Ну, как, на первое время хватит?

- Да, - коротко кивнул Буробин.

- Тогда продолжаю. Спортом занимайся интенсивно. Ты с год, как закончил мех-мат, и только месяца четыре, как защитился. У тебя сейчас появилось больше времени. Все дополнительное лишнее время спорту. Ты ведь сам этого хочешь?

- Да, - все так же кратко бросил Петр. Он не иронизировал, а слушал с напряжением.

- Вижу, что хочешь спросить, при чем здесь спорт? Но, дав слово быть сдержанным, не делаешь этого. Молодец! Итак, спорт тебе нужен, чтобы твой варварский питекантропский имидж не поблек, а наоборот заиграл новыми красками.

Ибо этот имидж весьма пригодится тебе летом. Вот погляди.

Он протянул Петру цветное фото, на котором была изображена девушка в купальнике где-то на южном курорте. Девушка была чем-то неуловимо похожа на Тамару, но несколько покрупнее фигурой и посветлее волосами. Она была весьма сексапильна.

- Ну, как, нравится? – спросил Валера.

- Супер! – не смог скрыть своего восхищения Петр.

- Знакомься, твоя будущая жена.

- Что-о-о???

- Что слышал. Или чем-то не подходит?

Петр снова впился глазами в фотографию.

- Сейчас в самый раз, но с годами ее явно разнесет.

- Вот когда разнесет, тогда и будешь думать, что делать. Давай решать проблемы по мере их поступления. Кстати, она медичка. В этом году заканчивает второй мед. Ты же всегда мечтал о медичке в качестве спутницы жизни?

Петр в этом не признавался никому. Только один раз матери. Да, был у него такой пунктик. Он не выдержал уговора и удивленно воскликнул:

- Откуда ты знаешь?!

- Не считай КГБ пропащей конторой. Мы еще оч-ч-чень многое умеем.

Петр подавлено молчал. Но потом тряхнул головой, как усталый конь, и спросил.

- И все же, что дальше?

- Хороший вопрос. А дальше ты становишься заведующим отделом Всесоюзного института системных исследований. Ориентировочное название отдела – «Отдел прикладных исследований каскадных процессов». Ваш отдел будет головным и по проблеме грозы среди ясного неба, и по проблемам провоцирования землетрясений, и по проблемам биоповреждений, а также исследованию спонтанных социальных кризисов.

Головным, значит курирующим и координирующим исследования многих институтов в интересах нашей службы по этой проблематике.

Петр снова подобрался,  деловито спросил.

- Ну, и кто меня безродного сына простого инженера и воспитательницы детсада возьмет в этот самый престижный институт Академии наук СССР на такую должность?

- А зять генерала Кузьмина, заместителя заведующего военно-политическим отделом ЦК не является безродным.

- Ну, и как он на это отреагировал? – спросил Борис Петрович.

- Очумел, и долго молчал. Потом начал хлебать пиво так, как будто заправлял бензобак. Пришлось остановить этот спонтанный процесс. И напомнить, что спортсменам, следящим за весом, не пристало так много пить пива. На что он вяло ответил, что после лета еще имеет резерв в пару килограммов.

- И?

- И продолжал пить. Я не торопил его. Наблюдал за реакциями. Мне кажется, что нормальный человек должен был бы уже или лопнуть, или позеленеть. Наконец, он остановился и сказал, что есть одна проблема морального характера.

- Какая?

- То, что это сестра Тамары его не смущает, но смущает то, что никто в его роду не женился на более богатых и социально успешных. И это нарушение родовых традиций приводит  его в отчаяние. Тем более, что девушка ему очень понравилась.

- А потом?

- А потом он стал орать, что этот план есть предательство родовых традиций и предательство его огромной любви к Ольге, которую он уже боготворит. На что я разумно заметил, что женитьба по любви отнюдь не есть предательство этой любви. Тогда он начал как дятел, говорить, что я не понимаю чего-то там.

- Как хочешь, Валера, но он кретин. Не смотря на два диплома МГУ и ученую степень.

- А человек с паранормальными способностями и не может быть иным.

- Ладно, и что в итоге?

- В итоге он благополучно добрался до своего дома. А на следующий день начал тренироваться, как псих. Заявил мне, что намерен выступить на турнире на приз Бориса Лагутина и стать кандидатом в мастера спорта.

Петр шел на ученый совет, где должна была быть утверждена тема его докторской диссертации со сломанным в очередной раз носом. Правда, он утешал себя тем, что на этот раз нос сломали «в другую сторону». И он выглядел теперь почти прямо. Правда, изрядно опух.

Его внешний вид дополнял фонарь под глазом и рассеченная бровь. Турнир он не выиграл, и был зол донельзя. Вернулась злость более чем полугодовой давности. Когда после защиты кандидатской он вдруг почувствовал пустоту и отчаяние.

Правда, сейчас причин для отчаяния вроде бы не было. Он был повышен в должности и являлся теперь старшим научным сотрудником. Кроме того, на лацкане его отлично пошитого на заказ, темно-синего костюма светилась медаль лауреата Госпремии. Тему докторской тоже утвердят без проблем. В этом он не сомневался.

Но вот с Тамарой он не виделся уже очень давно. И был бы не против страстного свидания. Видимо именно это стало причиной его злости.

Валера выскочил откуда-то из-за угла коридора, как черт из табакерки.

- Чудесно выглядите, волхв! – засмеялся он. – А это тебе маленький подарок. – Он протянул ключ и листок бумаги с каким-то планом.

- Квартира пятьдесят два, - сказал он, указывая на план. – В твоем распоряжении до завтрашнего утра.         

Петр мгновенно сориентировался и спросил:

- Но Блохинов-то здесь?

- После ученого совета сразу улетает вечерним рейсом в Австрию на международный конгресс.

- А куда дочку денет?

Он не пояснил кто и какую дочку. Все было ясно без этого.

- Попросит сестру посидеть. Тем более, что та просто жаждет поучаствовать в приключениях обожаемой сестрицы в качестве ассистентки. Так что, смелее!

Петр энергичным шагом вошел в зал заседаний ученого совета. Его необычайно приличный вид (обычно он одевался более, чем небрежно) резко контрастировал с разбитой физиономией и непередаваемой пластикой движений, отличающей любого единоборца в период активных занятий спортом.

Он скромно примостился на дальнем ряду. А когда объявили обсуждение его вопроса, вышел к кафедре и четко, с несомненной внутренней логикой изложил план работы над диссертацией.

- Петр Николаевич, я вижу, у вас не только тема продумана, но и чуть ли не развернутый план уже есть?

- И первая глава написана, - без ложной скромности, но и без бравады заявил Петр. И тут же добавил, - основную проблему я вижу в явном недостатке публикаций. А также в том, что исследования неизбежно выходят далеко за рамки изучения неустойчивых процессов в атмосфере.

- Ну, это все проблемы не сегодняшнего дня. Сегодня нам надо всего на всего утвердить тему. Возражения против этого есть? Нет? Хорошо. Ваша тема утверждена.

- Все-таки не находите Георгий Гаврилович, что этот неандерталец будет совершенно нелепо выглядеть в роли доктора наук? - спросил Блохинов Симонова, наклонившись к нему за столом президиума.

- Уж не знаю, что сказать, Владислав Сергеевич. Все-таки я был научным руководителем его кандидатской. Парень, безусловно, талантлив и поразительно работоспособен. Но не без странностей, не без странностей.

Увидев Петра в этом пошитом на заказ костюме, сидевшем как влитой на его мощной коренастой фигуре, Тамара подумала, что он весьма эффектен. А синий цвет ему к лицу. Лауреатская же медаль, золотая на красной ленточке вообще смотрелась на синем фоне как верх этакой мужественной элегантности. Примерно так в иных французских фильмах выглядели кавалеры ордена Почетного Легиона.

На ее взгляд совершенно не портили вид Буробина и все эти синяки и кровоподтеки. Наверное, есть они и на плечах. Ей с какой-то извращенной страстью захотелось впиться пальцами в эти синяки, и увидеть его оскал, где сдерживаемая боль смешается со страстью.

Ощущение было так сильно, что у нее стало горячо в низу живота.

Сейчас предложу ему поехать к нам, - подумала она. – Дочку быстро уложу, а потом дам ему знать. Пусть подождет на улице.

Она рассеяно шла по коридору к директорскому блоку и раздумывала, как бы предупредить Буробина. После ученого совета намечался маленький фуршет в дирекции по какому-то поводу, а заодно и проводы Блохинова на конгресс.

Вдруг сзади как из-под земли вырос Петр.

Его горячее дыхание коснулось ее шеи.

- Тамара, у меня сегодня есть свободная хата. Жду на такси за углом. Когда освободишься?

- Через час с небольшим, - сказала она, как будто была заранее готова и к этому разговору, и к этой встрече.

- Томка, ну как он на этот раз?

Ольга так и пожирала глазами сестру, которая устало вошла в квартиру и прямо-таки рухнула на банкетку.

- Как малышка? – не ответила на вопрос сестры Тамара.

- Да, отлично, отлично. Послушала сказки и заснула. Я сказала, что мама провожает папу и придет поздно.

- Олюня, это какая-то феерия. Я теряю голову и улетаю. Сегодня была одна изюминка. Он был после соревнований. Нос разбит, глаз подбит

- А х…й стоит! – рассмеялась Ольга.

- Фу, какая ты пошлая, - устало улыбнулась Тамара. – Ладно, я в душ. А ты завари, пожалуйста, кофе.

- Только не вырубайся потом сразу, Томка. Поделись впечатлениями. Зря я, что ли, няньку тут у тебя изображала!

Влюбляться в образ с журнальной обложки Петру было не впервой. Отношения с противоположным полом у него не ладились очень долго. И он, не мудрствуя лукаво, заменил первые робкие ухаживания и влюбленности, этакими мечтами наяву.

В мечтах он был и красавцем и суперменом и покорял красавиц пачками. Но любое воображение не может работать на пустом месте. Поэтому так важны были для него прообразы его грез.

И он находил эти прообразы в затрепанных иностранных журналах и иностранных же, в основном, фильмах.

При той напряженной и насыщенной жизни, которую он вел с юных лет, этого виртуального эрзаца поначалу хватало. И он достиг в этом даже некоего искусства.

Его первая в жизни реальная, а не виртуальная, подруга была официанткой офицерской столовой в полку, где он служил. Эта разбитная молодуха чуть было не стала и первой женщиной в его жизни. Тем более, что «лябовь» (так называли такие отношения в те времена и тех местах) с молодыми лейтенантами была чуть ли не второй профессией этой женщины.

Однако, поняв этого странноватого парня, она решила, что сможет женить его на себе. И повела себя сообразно тому образу, который, по ее мнению, был наиболее подходящим для ее планов.

Увы, грубая натура Буробина не долго удовлетворялась ночными гуляниями, трепом по телефону, встречами на танцплощадке, поцелуями и объятиями украдкой.

Все это, конечно же, было для него приятно и ново, но кипящая кровь требовала большего. Поэтому после неполного года таких отношений, он решил, что коли не может затащить ее в койку, то лучше вернуться к старому способу сублимации своих инстинктов.

Он вдруг так яростно ударился в дела службы, что заслужил в полку прозвище «карьерист». Ну, а в дополнение к этому фрейдистскому «вытеснению» снова пошли в ход журналы с полуголыми красавицами.

Поэтому, увидев показанное Валерой фото Ольги, Петр как будто испытал некое «дежа вю».

Разница с прошлыми аналогиями была лишь в том, что изображенная на фото девушка действительно могла стать его женой.

Ну, и то, что он был любовником ее старшей сестры.

Два этих момента побудили Петра дополнить мечты действиями.

- Товарищ генерал, разрешите поздравить вас с присвоением очередного звания! – начал с порога Валерий, впервые встретившись с Борисом Петровичем после этого знаменательного в жизни бывшего полковника события.

- Спасибо, Валера. И вольно, вольно. Мы же не в армии. Наше оружие интеллект и борьба за информацию.

Новоиспеченного генерала потянуло на философские рассуждения.

- Знаешь, ты оказался прав. Эти игры с геофизическим оружием вдруг стали модой сезона. И мы с тобой оказались, что называется, в струе.

Но разработанная тобой комбинация выходит далеко за пределы этого проекта. Иметь своего человека рядом с такой фигурой, которой стал генерал Кузьмин это почище заказного землетрясения будет.

Поэтому мой первый вопрос к тебе, как там наш питекантроп?

- В целом все идет по плану.

- Так, понятно. А не в целом?

- Есть один нюанс. Буробин, заимев кое-какие дополнительные деньги в связи с получением Госпремии и должностного повышения, не нашел им лучшего применения, как снять квартиру. Снял он ее на два года. Разумеется, переплатил изрядно. В этих вопросах он неопытен. Потратил на это все, что имел, да еще и влез в долги к родне.

- Так, так, так. И теперь этот бедный, но гордый приведет молодую жену к себе в берлогу, а не станет жить в квартире тестя. А мы не будем иметь своего человека под боком у Кузьмина.

- Да. Но не все так плохо. У этой медали есть оборотная сторона. Такой самостоятельный ершистый тип наверняка понравится генералу. И вместо нашего «постоянного представителя», - Валерий позволил себе ехидно улыбнуться, - при нем, мы получим человека, пользующегося у Кузьмина уважением, а затем и доверием.

Генерал на мгновение задумался. А потом в раздумье произнес:

- Хорошо. Это хорошо. Знаешь, кстати, о чем я сейчас подумал. В этой комбинации внутренняя логика событий такова, что мы постоянно завышаем ставки. Сначала нам надо было просто выкрутиться из этого довольно дурацкого, и по-американски тупого проекта с громом среди ясного неба.

Мы выкрутились с помощью твоего подопечного. Но тут же возникла идея расширить проект. И уже ставятся задачи о провоцировании землетрясений, цунами, да и вообще любых катаклизмов. В том числе социальных. Хотя толком не доделан еще даже проект с управляемой грозой.

Но это так, частности.

Итак, для обеспечения этих, уже гораздо более амбициозных задач, мы как бы попутно, лишь в качестве вспомогательного инструмента, подводим твоего питекантропа к Ольге Кузьминой.

Но тут оказывается, что тем самым мы получаем своего агента под боком у Кузьмина.

- Не совсем агента, товарищ генерал.

- Валера, мы не в форме и не при посторонних. Борис Петрович, Валера, Борис Петрович.

- Понял, Борис Петрович. Но, повторю свою мысль. Не совсем агента.

- Не цепляйся к словам. Может вы, молодые и современные называете это как-то иначе. Но, по сути, это типичный агент, используемый в темную.

Итак, этот агент, которого можно было использовать как примитивного информатора, вдруг оказывается агентом влияния при такой персоне.

Перспективно, перспективно.

И ответственно. Теперь, дорогой, не упусти этого шанса. Ведь, насколько я понимаю, работать с этим Буробиным трудно. Он так же неуправляем, как вызываемые им грозы.

- Землетрясения и прочие потрясения.

- Да, прямо джин из бутылки. Обратно то затолкаем?

- Если Родина скажет, затолкаем!

- Опять юродствуем и ехидничаем подполковник. Ну да ладно, я сегодня добрый.

Этим летом Юрий Тимофеевич Кузьмин впервые поехал отдыхать не в санаторий Минобороны, а в санаторий ЦК КПСС, который был размещен в одном из бывших царских дворцов в Крыму.

На отдыхе генерала сопровождала жена, младшая дочь, только что закончившая институт, и внучка.

«Бабье царство» – ворчал генерал. Но в целом был доволен. Санаторий ЦК КПСС это вам не профсоюзный пансионат. И даже не генеральский санаторий Минобороны.

Номера в этом санатории походили скорее на апартаменты. Помимо двух спален, в номер входила гостиная и кабинет. В этом кабинете генерал довольно часто принимал посетителей, ибо заботы не отпускали и на отдыхе.

Но это не тяготило Кузьмина. Он сочетал этот облегченный вариант работы и полноценный активный отдых. Купался, загорал, учился играть в теннис и принимал различные оздоровительные процедуры.

Ольга поначалу просто отсыпалась и расслаблялась после трудных госэкзаменов, которые эта лентяйка сдала не без труда. Но все хорошо, что хорошо кончается. А теперь роскошь царского дворца не могла не восхищать девушку. Она хоть и провела свое отрочество и юность уже как генеральская дочь, но такого великолепия до сих пор не видала.

И теперь ощущала себя сказочной принцессой. Особенно понравилось ей гулять в одном из уголков парка, где на обширной поляне из полудрагоценных камней – яшмы, малахита, родонита, различных видов мрамора и кварца была выложена огромная карта СССР. По которой текли реки и впадали в моря,  в форме соответствующего вида бассейнов.

Самое интересное, что по этой карте можно было гулять. Пройтись по выложенным малахитовой плиткой зеленым пространствам сибирской тайги, перешагнуть яшмовые Уральские горы, и даже поболтать ногой в бассейне в виде Каспийского моря.

Ей показалось странным, что это великолепие не привлекает никого из других обитателей бывшего царского дворца. Во всяком случае, за время своих прогулок она здесь никого не встретила.

Разумеется, Ольга, как только обнаружила этот уголок, сразу притащила сюда племяшку. И уже на второй день они вместе с дочерью Тамары  носились «по просторам родной страны», прыгая на одной ножке по пустыне Какра-Кумы и перешагивая через ручеек Волги.

Но как не приятно было побыть в роли принцессы, и как не милы были забавы с племяшкой, уже через неделю Ольга начала тосковать. Хотелось общества сверстников. Хотелось приключений. К которым обстановка дворца не располагала.

- К концу июля ты должен ей осточертеть, - инструктировал Валерий Буробина перед началом экспедиционного сезона.

На этот раз план работ был составлен в соответствие с замыслами Петра. Экспедиция последовательно смещалась на юг, проводя в каждой из природных зон Европейской России по полторы, две недели.

Искали возможность повторить опыт прошлого года. А, повторив, попытаться объективно оценить критерии ситуации, когда гром среди ясного неба возможен.

И удача улыбалась настойчивым экспериментаторам. Им удалось три раза вызвать грозу. Но условия для подобных повторов становились все жестче. Последние опыты должны были быть проведены в засушливых условиях Степного Крыма в разгар сухого сезона.

В начале августа.

Но это был не только сухой сезон в Степном Крыму. Это был еще и курортный сезон для советских вельмож в местах, лежащих совсем рядом, на Южном берегу Крыма.

По замыслам Коваленко, знакомство Буробина и Ольги должно было состояться как бы спонтанно. Причем познакомить будущих супругов должна была Тамара.

Разумеется, она бы не простила Петру такой измены. Но разработчиков интриги не интересовали ее чувства. А интересовали ее возможности и ее действия.

И тут было только два варианта. Либо оскорбленная любовница в порыве эмоций решится воспрепятствовать развитию отношений Петра и Ольги.  А это она вполне могла сделать. Действуя хотя бы через генеральшу, которая больше благоволила к старшей дочери.

Либо, если эмоции будут не столь остры, Тамара, изрядно рассорится с сестрой,  но от действий воздержится.

И именно для развития событий по такому сценарию она должна была к началу «операции знакомства» с Петром не порвать, но изрядно пресытится им.

Впрочем, у товарища подполковника были аргументы и повесомее. Но о них Петру знать не полагалось. Да и потом, не велико мастерство побить шестерку козырным тузом. Надо уметь решать проблемы наименьшими ресурсами. И шестерки бить семерками.

Буробин в делах политических всецело и слепо доверял Коваленко. В его душе причудливым образом совместились вещи по сути не совместимые. Надо сказать, Тамару он не любил никогда. Она была для него желанным сексуальным партнером и не более того.

С другой стороны, он испытывал к ней чувство огромной признательности за подаренные ему часы блаженства. Блаженства, которого он ранее не испытывал.

Он бы не хотел вести себя с ней так, чтобы причинить ей боль.

Но сейчас он был участником большой интриги. Интриги, которая несла ему социальный успех, невозможный вне этой игры. Но возможность этого успеха подарил ему Коваленко.

И Петр был признателен за это уже ему.

Признательность кому, Тамаре или Валерию преобладала в его душе? Наверное, все-таки Тамаре. Но связь с ней все равно рано или поздно закончилась бы. И почему бы это не сделать сейчас, когда в душе уже бушевали привычные чувства к объекту его мечты. К девушке с фотографии, которая впервые в его жизни могла ожить.

Видя его терзания, Валерий счел нужным просто обратиться к формулировкам великих. Подождав, когда немного утихнет буря чувств, вызванных его пожеланием «осточертеть» Тамаре к началу августа, он произнес строчку из Уайльда

Ведь каждый, кто на свете жил, любимых убивал

Петр, несмотря на свой имидж грубияна, весьма неплохо знавший и любивший поэзию, подхватил

Иной жестокостью, другой, отравою похвал.

Коварным поцелуем трус, а смелый наповал

- Вот видишь, не ты первый, не ты последний.

- Слушаюсь, Мефистофель!

- Не надо перекладывать с больной головы на здоровую. Мефистофель работает только с теми, кто сам этого желает.

- Ты прав. Но как я ей осточертею? Я, конечно же, сейчас нахожусь, как говориться, на пике сексуальной формы. Но ведь ей именно этого и надо.

- Давай так. Если не сумеешь за сезон затрахать ее так, чтобы она на тебя смотреть не могла, я дам тебе кое-какие средства, после которых она все же, мягко выражаясь, скорректирует свое мнение.

- Но на кой черт тогда ей знакомить меня с Ольгой?

- Вот в этом и состоит высший пилотаж. Но, слушай меня, и все будет в лучшем виде.

Участие Ольги в обеспечении встреч пылких любовников вносило в жизнь младшей сестры Тамары остроту и игру, которых ей не так хватало. Она действительно была изрядно избалована, хотя и оставалась в целом девушкой скорее доброй, чем злой. И это весьма ярко характеризует ее натуру, ибо, как правило, такие вот избалованные доченьки вырастают в изрядных стерв.

Но остроты, тем не менее, так хотелось. Собственно, не сами по себе похождения замужней старшей сестрицы возбуждали Ольгу. В свои двадцать четыре года она имела уже неплохой сексуальный опыт.

Но мимолетные связи не приносили ей ни душевного ни телесного удовлетворения. А тут она почувствовала наличие именно сильной страсти. И феерических удовольствий. Она жадно слушала рассказы старшей сестры и все больше хотела оказаться на ее месте.

Тамара довольно поздно поняла эти подвижки в душе младшей сестры, и, однажды, на очередную реплику Ольги о пикантности любви с варваром-интеллектуалом, довольно холодно произнесла:

- Олюня, не раскатывай губки. Этот мужик не про тебя. Трахайся со своими однокурсниками или папиными адъютантами, а потом, если повезет, найдешь и ты себе нечто экзотическое и необычное. К тому же он не в твоем вкусе. Ты же, насколько я знаю, любишь длинных. А он коренаст, как валун. И не выше тебя.

- Да ладно, Томка, я же просто так, - смешалась Ольга.

Но Тамара после этого перестала пользоваться помощью младшей сестры в прикрытии встреч с Петром.

Впрочем, она в этом уже не нуждалась. Начался полевой сезон.

Этим летом Буробин фактически выполнял роль научного руководителя экспедиции. И Тамара без помех и с комфортом проводила почти каждую ночь в его «штабном вагоне». Она заметила, что Петр в делах секса превзошел сам себя.

Как с цепи сорвался, - подумала она. Даже в прошлый сезон такого не было. Впрочем, поначалу ей это нравилось, и только к концу июля начало утомлять.

Опасения в отношении Ольги как-то забылись. И когда они разбили последний в этом сезоне лагерь в Степном Крыму, ей уже хотелось повидаться с сестрой. И даже  вытащить ее на какое-нибудь их «фирменное» кочевое празднество.

Стояла августовская крымская сушь.

- Все, пауза. В ближайшую неделю ничего не будет, - сказал Петр Корягину. – Неплохо бы смотаться к морю.

- Как сочтешь нужным, Петр. Но хочу предупредить, наши, так сказать, расслабления всегда проходят на грани фола.

- Понимаю вас, Василий Михайлович. Море и все такое. Не утонул бы никто по пьяне. Нам действительно не нужны ЧП. Но, думаю, обойдемся. А расслабиться хочется.

Узнав о большой паузе в работе, Тамара решила съездить к отцу в санаторий и вытащить Ольгу на их «маленький праздник». Она чувствовала некоторую скрытую вину перед сестрой за внезапное охлаждение их отношений накануне сезона.

- Петр, скажи Корягину, пусть выделит мне машину. Хочу к отцу съездить.

- Ты не будешь на нашем уикэнде? – спросил Петр.

- Нет, что ты. Буду. И даже сестру прихвачу.

Петр с деланным равнодушием  коротко бросил:

- Хорошо.

- Где вы расположитесь? Как вас найти?

- Тут есть предложение где-нибудь в районе Кара-Дага. Новый представитель заказчика говорит, что знает одно неплохое место. Пусть объяснит шоферу, как туда добираться.

Петр имел в виду нового сотрудника, заменившего Коваленко. Который теперь в их проекте занимал место ставшего генералом Бориса Петровича.

Тамара приехала с Ольгой в то время, когда  праздник был уже в разгаре. Соскучившаяся по веселью Ольга с головой окунулась в эту атмосферу экспедиционного разгула.

Которая была для нее в новинку. Ибо даже в студенческие годы, которые только что для нее закончились, круг общения генеральской дочки был не столь  широк.

А тут веселье и флирт экспромтом сочетались с разговорами обо всем на свете и скрытой фрондой. Которая в СССР в соответствующей среде была на закате империи неискоренима даже в режимных организациях.

Ольга с нескрываемым интересом следила за Петром.

В целом он соответствовал рассказам сестры. Но повода для его «пещерных выходок» пока не было.

Хотя, надо сказать, веселье уже шло в режиме, который  товарищ Корягин назвал «на грани фола». Все уже искупались голыми в ночном море. Потом танцевали под кассетный магнитофон на пляже, рискуя сломать ноги. При этом некоторые «забыли» одеться.

Потом было объяснение с невесть откуда взявшимися пограничниками (в СССР все побережье считалось приграничной зоной), которое закончилось благополучно только после того, как новый представитель заказчика, Андрей, отвел погранцов в сторону и убедительно с ними о чем-то пошептался.

Но, на взгляд Ольги чего-то не хватало.

Было уже два часа ночи. Все сидели у костра, пели песни, которые становились все более грустными, лениво пили вино и остывший чай. В паузе между песнями раздался скрип гальки.

- Опять что ли погранцов черт несет, лениво бросил кто-то.

- Нет, коллеги, это не погранцы.

Владислав Блохинов вышел в освещенный костром круг.

- Ели нашел вас, бойцы научного фронта. Как, примите в компанию?

Куда ж мы денемся, - подумал Петр, и, наверное, не только он один. Но сказал совершенно другое.

- При двух условиях. Первое, пьете штрафную, и второе, выставляете личному составу дополнительную дозу.

- Обижаете, Петр, - Блохинову с трудом давалось обращение к Буробину на «вы», - я все же тоже геофизик со стажем.

Да какой ты геофизик, - опять подумал Петр. Но промолчал. Между тем, Блохинов позвал кого-то из темноты. И сопровождавший его шофер вынес ящик марочного крымского вина.

Народ при виде халявы заметно оживился. Пошли новые тосты, анекдоты. Песни стали веселее.

- Куража не хватает, славяне! – вдруг сказал Петр. И попросил гитариста, знавшего, кажется, все песни, бытовавшие в этой среде – Виталя, давай из Высоцкого «Сто сарацинов я убил во славу ей».

Гитарные аккорды рванули тишину.

А Петр запел про рыцаря, который претендует на любовницу короля.

Король от бешенства дрожит, но мне она принадлежит.

Прости мне Бог, я презираю короля.

- орал Петр. А потом, закончив песню, произнес тост:

- Обещают нам гурий прекрасных в раю, но прекраснее та, с кем сегодня я сплю… Пардон, пью, - поправился он. И продолжил, - Из далека лишь бой барабанный приятен, дайте сейчас, а посулы я вам отдаю.

За присутствующих дам!

Он вскочил, стоя опорожнил свою кружку «с локотка» и поцеловал сидевшей между ним и Блохиновым Тамаре ручку.

Все со смехом последовали его примеру, пили, целовали сидящим рядом женщинам руки.

- А вы здесь не скучаете, - холодновато сказал Блохинов жене. И она почувствовала себя не в своей тарелке.

Он что, совсем с ума сошел, - с досадой подумала она о Петре. И вдруг остро осознала, что отнюдь не хочет рисковать своим семейным положением ради продолжения их романа. И остроты переживаний и удовлетворения зова плоти было за этот год вполне достаточно. Можно было и закончить эти каникулы души.

Она обернулась к мужу.

- Дорогой, - с некой преувеличенной теплотой сказала она, давай скомандуй второй тур танцев.

- А у вас тут есть подо что танцевать?

- Да. Так скомандуешь?

Она вдруг захотела показать всем, в том числе этому тупому булыжнику, Петру, кто здесь начальник. Ее законный муж. А она жена члена-корреспондента Академии наук и дочь генерала, а не просто любовница начинающего ученого и неудавшегося боксера.

Она поняла, что все больше раздражало ее в последнее время в их отношениях. Какое-то хозяйское поведение Буробина к ней. Он не сомневался в каждом очередном «сеансе связи». В Москве такая уверенность в продолжении их редких встреч ее бодрила. Но здесь, на виду у людей, и в течении двух месяцев это было неуместно и начинало раздражать. Тем более, что Петр не находил нужным скрывать их связь от других.

Но она, черт побери, не секс-тренажер.

Именно так вдруг оценила она свою роль в их отношениях последних месяцев.

- Танцуют все! – провозгласил Блохинов и галантно пригласил жену.

Ольга, наблюдавшая весь этот эпизод очень внимательно, подумала, что вот сейчас Петр пригласит ее. И оказалась права.

Они топтались на мелкой гальке, пытаясь изобразить танец. И, наконец, Петр сказал:

- Вы любите ночные купания?

- Это опять со стриптизом в полумраке? - лукаво пошутила Ольга.

А Петр вдруг совершенно выпадая из имиджа грубияна, с какой-то философской душевностью произнес.

- Стриптиз не обязателен. Главное заплыть подальше. И чтобы не было ничего вокруг кроме моря и этих звезд.

- Поплыли, - сказала она.

Ольга не предполагала, что можно так далеко заплывать, тем более, ночью. И плавать так, как будто не плывешь, а гуляешь, разговаривая обо всем на свете.

Когда они вернулись, то застали народ в изрядном возбуждении.

- Вы болван, Буробин! – накинулся на него Блохинов. – Мы думали, что вы утонули!

В неверном свете раннего утра были не видно выражение лиц. Но даже в таком освещении Ольга заметила, как уже известная из рассказов сестры безбашенная ярость накатила на Петра.

- Не орите на меня, Владислав Сергеевич!!! Я вам не лакей. А болваны те, кто ошибается в оценке ситуации.

Он вдруг рассмеялся.

- Если бы мы утонули, то болванами действительно были бы мы. А так болваны те, кто ошиблись.

- Вы кретин, Буробин!

- Полегче на поворотах, дядя.

Петр кажется даже глухо зарычал, как рассерженный пес.

- Ладно, господа ученые, не ссорьтесь, - вдруг весело сказала Ольга. – Влад, ты не представляешь какой это кайф вот так плавать в ночном море.

Блохинов хотел что-то сказать, но Ольга подскочила к нему и по-родственному поцеловала.

- Черт с вами со всеми, - сказал Блохинов. Мы едем сейчас к твоему отцу. Ему все и расскажешь.

- Во-первых, зачем кому-то чего-то рассказывать. А во-вторых, это вы с Томкой едете. А я останусь здесь. Я свободный человек, и нечего мной командовать. Вернусь послезавтра.

- А как ты доберешься?

- Я отвезу Ольгу Юрьевну, - вышел из темноты Андрей. – Мне все равно надо отвезти послезавтра кое-какие материалы Борису Петровичу, который встречается с Юрием Тимофеевичем.

- Вот видишь Владик, как все чудненько, - со смехом сказала Ольга. Так что, забирай свою супругу и поспеши повидать дочь. А то что-то я последнее время все чаще заменяю ей маму.

Она подмигнула стоявшей рядом Тамаре.

- Прикуси язык, - с непонятной Блохинову злостью сказала Тамара. И добавила, обращаясь к нему, - поехали Влад. Я действительно что-то устала от этой полевой обстановки.

Всю дорогу до санатория Тамара злилась на Ольгу и на Петра. И хотя между ними явно ничего не было, и, более того, Петр своим поведением отвлек мужа от нежелательных мыслей и подозрений, она все равно была недовольна.

Она не знала, но чувствовала себя обманутой.

Тамара не пыталась найти объяснений этим своим чувствам. Но твердо решила «поработать» в семье  над тем, чтобы не допустить начала, а тем более развития, романа Петра и Ольги.

В конце концов, ее отец теперь руководитель очень большого ранга и ситуация в его семейном окружении это далеко не только личный вопрос.

А с кем бы поговорить на эту тему? Ладно, найдем с кем.

- Мама, мама, пойдем я тебе покажу сказочную страну, где мы с тетей Олей гуляли! – потянула Тамару за руку дочь после завтрака.

- Ладно, пойдем, - вяло сказала Тамара. Она хотела поговорить с Борисом Петровичем, которого заметила в столовой санатория. А настойчивость дочери смешивала ее планы.

Но отказать было нельзя. И Тамара пошла на поляну, где была выложена огромная карта СССР. Карта поразила и ее, и она на какое-то время отвлеклась от своих мыслей.

Вдруг она увидела выходящего на поляну Бориса Петровича.

- Борис Петрович, как мило, а я вас искала, - махнула она ему рукой. – Я хотела с вами посоветоваться.

- Весь внимание, Тамара Юрьевна.

- Тогда отойдемте немного в сторону. Не будем мешать малышке играть в ее сказки.

- Отойдем.

Они отошли на край поляны, и присели на нагретую солнцем мраморную скамью.

- Какое солнце сегодня! – Тамара надела черные очки.

Генерал КГБ усмехнулся про себя. Трудно делать политические доносы, глядя в глаза собеседнику.

Он правильно оценил жанр рассказов Тамары о Буробине, который плавно перетек к пересказу еще не существующей сплетни о еще не существующем романе Петра и Ольги. Завершила же свой обзор мадам Блохинова пассажем:

- Разумеется, Петр перспективный специалист. Но с учетом некоторых его не совсем приемлемых особенностей, о которых я вам рассказала, мне кажется, что даже мимолетный роман такого человека с дочерью генерала Кузьмина, с учетом нынешней папиной должности, не допустим.

Боже, как складно формулирует! - подумал генерал. А потом после короткой паузы произнес.

- Вы правы, Тамара Юрьевна. Роман такого человека с дочерью генерала Кузьмина недопустим. Я сам хотел вам об этом сказать. И не только сказать.

Он достал пачку фотографий. На них были запечатлены любовные игры Тамары с Петром на конспиративной квартире, которую иногда предоставлял Петру Коваленко.

Тамара перебирала фотографии. Хорошо, что она была в темных очках, и генерал не видел выражения ее глаз. Он мог лишь заметить, как она побледнела, несмотря на загар. Но руки, перебирающие фото не дрожали.

- Что вы хотите от меня? – спросила она ровным голосом.

- А вы, настоящая генеральская дочь, Тамара Юрьевна. Какая выдержка! Вот что значит порода.

- Я не нуждаюсь в ваших комплиментах. И повторяю вопрос.

- Отвечаю. Я хочу, чтобы вы шагами, подобными тому, который вы сейчас предприняли, не мешали ни своей сестре Ольге, ни Буробину. Ни в личном, ни в карьерном плане.

Более того, я не хочу, чтобы вы мешали им и на неофициальном, семейном, так сказать, уровне.

Как видите, просьба более чем скромная.

Вы согласны ее выполнить?

- Да.

- Тогда я бы рекомендовал вам не отказываться от предложения вашего супруга и после недельного отдыха здесь сразу уехать с ним в Москву, не возвращаясь в экспедиционный лагерь. Кстати, ему вскоре предстоит весьма престижная длительная загранкомандировка. Так что завидую вам. Посмотрите Европу. Вы же так и не были за границей. Юность в гарнизонах. Молодость в экспедициях. Потом хлопоты о ребенке. Пора бы пожить, как говорят некоторые обыватели «для себя».

Вы согласны со мной?

- Да.

Через неделю Тамара с мужем уехали в Москву.

Ольга провела с экспедицией не два, а три дня. Она просто расслаблялась. И общалась отнюдь не только с Петром.

 А потом экспедиция уехала в Москву, а Петр приехал в поселок, находящийся не так далеко от санатория.

Они встречались несколько раз. Долго гуляли. Ольга видела Петра в том образе, который ей обрисовала Тамара тогда, на пирушке у Кара-Дага. Но сейчас он был иным.

Читал стихи. Она не подозревала, что можно знать их так много. Киплинг, Багрицкий, Норовчатов, Есенин, Пастернак, Оскар Уайльд, Вальтер Скотт, Волошин. О некоторых авторах, мало известных в СССР, Ольга вообще не слышала.

Кроме того, было очень забавно, что на все двусмысленные ситуации, неизбежно возникающие между флиртующими мужчиной и женщиной,  он находил соответствующие стихи.

И двусмысленность уже не казалось двусмысленностью. Исчезал даже намек на пошлость, если о точно таком же положении говорилось словами Шекспира, например.

А, кроме того, он рассказывал ей массу интереснейших вещей. Стоило возникнуть, какой-то теме, как он подхватывал ее, и  начинал рассказывать. Реалии ледникового периода и гипотезы происхождения Вселенной, версии о технических возможностях создания летающих тарелок и тонкие детали физиологии спорта.

А если разговор касался тем, близких физиологии и медицины, которые Ольга знала профессионально, она поражалась точности и почти профессионализму его суждений.

- Послушай, - они были уже на «ты», - откуда ты все это знаешь? Я имею в виду медицину. Ведь в профессиональном плане ты далек от этого?

Он засмеялся, показав на свой сломанный нос и обколотый резец.

- Мы, владеющие шпагой, знаем об этом не намного меньше вас, владеющих ланцетом.

- А это откуда?

- Дюма.

- Слушай, когда ты все это умудрился  выучить? И откуда все это узнал?

- Из книг, разумеется. А потом, все же у меня два диплома МГУ. А в школе меня звали «ходячая энциклопедия».

- А в университете?

Он засмеялся.

- Питекантроп.

Она поначалу была очарована таким общением. Но постепенно ощущая рядом с собой этого тренированного самца, от которого  исходила какая-то энергия, все больше хотела того, о чем рассказывала сестрица.

И тогда она начала исподволь подзуживать его.

«Питекантроп» крепился, по-джентльменски держал дистанцию. Но потом все же сдался. И однажды вечером попробовал овладеть ею на пляже.

Но она со смехом увернулась от его объятий. И резво отскочила, всем видом показывая, что прекратила любовные игры.

Он мотнул головой, как усталый конь. И недоуменно спросил:

- Ты чего?

Ольга отошла еще на один шаг, и сказала, отряхивая сарафан в стиле «сафари».

- Только после свадьбы. Согласен?

Он не удивился неожиданному повороту событий. И без тени сомнения, что это может быть шуткой, произнес:

- Только жить будем у меня. Я не хочу быть приживалой  у твоих обеспеченных родителей. Пойдешь ко мне в хижину?

- Ну, не такая уж это и хижина, – она имела в виду его съемную квартиру, о которой знала от Тамары. - Не скромничай.

- Так пойдешь?

- Пойду.


Глава 8. Свадьба

Фасон свадебного платья Ольга выбирала сама. И остановилась на совершенно необычном варианте. Никаких кружевных пышностей, никаких намеков на невинность.

Атласное блестящее платье в обтяжку, с обнаженными плечами и спиной, застегивающееся сзади на молнию. Узкая длинная юбка, но с разрезом гораздо выше колена. Платье как бы облипало ее соблазнительную фигуру.

Наряд дополняли атласные белые перчатки выше локтя.

Такое платье не будь оно белым, а,  например, черным или красным, скорее пошло бы эстрадной диве сомнительной репутации. Или вообще дорогой куртизанке.

Увидев такой свадебный наряд своей любимицы, генерал Кузьмин густо побагровел и неопределенно крякнул. А генеральша, обычно молчаливая и выдержанная, сказала:

- Вырядилась на собственную свадьбу,  как потаскуха. Хоть бы плечи прикрыла.

- А вы мне подарите чего-нибудь меховое на плечи. Этакое белое и пушистое. А то я теперь буду простой советской женщиной из народа. И не смогу себе такого позволить.

Кузьмин посмотрел на нее недоуменно.

- Ну, правда, папан, - продолжала Ольга, - теперь мне не скоро такие наряды дарить будут. А тут совместите приятное с полезным. И меня порадуете, и мой проститутский наряд сделаете по свадебному приличным. А?

- Как вовремя ты выходишь замуж, - простонал генерал. – Еще бы с полгода твоих с каждым месяцем усиливающихся выходок, и я бы тебя просто прибил.

- Это не выходки, папан. Это бытовая реализация стратегической игры «цыпленок». Слышал о такой?

Генерал посмотрел на нее удивленно. Между тем, Ольга продолжала.

- Не помню точно, но там надо постоянно повышать ставки. И так вплоть до ядерного конфликта. Это мне мой неандерталец рассказал. Он знает все на свете.

Ольга теперь звала Петра неандертальцем.

- Почему? - спросил он.

- Твоя эволюция идет с ускорением. И ты давно перерос питекантропа. Но до кроманьонца еще не дошел. Так что, побудь пока неандертальцем.

Тогда он впервые понял, что, возможно, нашел не только жену, но и друга, понимающего его весьма тонко.

Свадебный ужин был заказан в ресторане «Прага». Все было на высшем уровне. Было много и родни, и друзей жениха и невесты. В этой толпе друзей и сослуживцев затерялись Коваленко и Борис Петрович.

Было весело. Казалось, что жених с невестой задались целью уморить всех со смеху. Безбашенные выходки Петра и Ольги, которые подыгрывали друг другу, понимая партнера с полуслова, заводили толпу гостей.

Мать Петра, женщина чопорная и строгая, «казачий урядник в юбке», как называл ее про себя Петр, держалась скромно, но с подчеркнутым достоинством. Но она внезапно нашла полное понимание у генеральши.

Мать Петра необъяснимым образом недолюбливала своего старшего сына, а генеральша точно также свою младшую дочь.

- Кажется, они нашли друг друга, - сказала мать Петра, сухо улыбаясь, и с явным неодобрением глядя на соло жениха и невесты.

Генеральша бросила на нее взгляд, полный скрытого значения.

- Лишь бы, вот так, друг друга заводя, шею бы себе не свернули.

Мать Петра промолчала. И с сомнением произнесла.

- Хотелось бы.

Генералу было грустно и весело одновременно. Он вдруг понял, глядя на Петра, как же страстно всю жизнь хотел сына. Улучив момент, он подозвал жениха.

- Выпьем, Петр, - чуть ли не просительно сказал Кузьмин.

- Охотно, Юрий Тимофеевич.

Они опрокинули по стопке коньяка.

- Знаешь, Петр, - вдруг сказал генерал, - я думал, что нет у меня сына, так хоть внук будет. А вот Томка внучку родила.

- Да не переживайте, Юрий Тимофеевич, будет внук, - с какой-то булыжной уверенностью сказал Петр.

- Папан, предлагаю пари, - подошедшая сзади Ольга положила руки на плечи мужа, - через девять месяцев внук, покупаешь нам кооператив трехкомнатный. Если через полтора года, двухкомнатный. Ну, а если только через три, то, так и быть, однокомнатный.

И, не дождавшись ответа отца, обратилась к мужу:

- Николаич, есть одна идея, пошли.

- Слушаюсь, Юрьевна, - мгновенно вскинулся Петр.

- Пошепчемся, Олюня.

Тамара поймала раскрасневшуюся Ольгу за руку. Та была чудо как хороша. Энергия, молодость и красота как будто фонтанировали, создавая вокруг невесты какую-то удивительную радостную ауру.

Ольга порывисто обернулась. Яркие голубые глаза горели на ее разрумянившемся лице. Она радостно улыбнулась.

- Пошепчемся, Томка.

Они отошли в сторонку. Тамара приобняла сестру за талию. И вдруг больно ущипнула ее за ягодицу.

- Ты что, сдурела, Томка?!

Тамара не ответила, а прошептала, как прошипела, с приклеенной стылой улыбкой на лице.

- Ты толстожопая блядь, Олюня.

Ольга вдруг рассмеялась, но, тем не менее, опасливо отстранилась от старшей сестры и сказала:

- Во-первых, не толстожопая. А во-вторых, не блядь. Блядью стану, когда начну гулять от мужа, как ты.

Но я все равно тебе благодарна и тебя люблю. Помиримся, Томка? Ну, помиримся, а? Все же у меня сегодня свадьба. Сделала бы ты мне такой подарок.

Тамара расслабленно махнула рукой.

- Черт с тобой. Живи. Прощаю. Но все равно, ты толстожопая блядь. Хотя не знаю, порицание это или комплимент.

В то же самое время «пошептаться» отвел Петра и Валерий.

- Ну, как настроение?

- Лучше не бывает, я твой вечный должник, мой Мефистофель.

- Не должник, а добрый друг и соратник по линии проектов, которые являются нашей личной игрой, не имеющей никакого отношения ни к каким службам.

- И все же, что я должен делать в ближайшее время, чтобы оправдать нашу дружбу?

- В первую очередь то же, что и делал раньше. В основном жить по своим самым смелым планам. А по мелочам не выпендриваться, и не вставать в позу. В некотором роде быть верным себе. Не становится слишком гордым или сентиментальным. Быть таким же умным, циничным и простым, как и пол года назад.

- Знаешь, я, собственно, сегодня почти не пил. Но, наверное, голова кружиться от счастья. Нельзя ли поконкретнее, желательно, на примерах.

- Изволь, дружище.

Валерий достал бело-красный тюбик с каким-то кремом.

«HAPPY  LADY» - прочел Петр.

- Счастливая леди. Что это такое?

- Мой свадебный подарок в довесок ко всей, так сказать, свадьбе, ставшей результатом наших длительных совместных, – он произнес это слово с нажимом, - усилий.

Валерий внимательно смотрел на Петра, благожелательно улыбаясь.

- Смущен? Не согласен с формулировкой? Становишься сентиментальным, не умным и не циничным? Или я ошибся?

Петр тряхнул головой.

- Я в порядке, Мефистофель. Жду инструкций по применению.

- Инструкции написаны на тюбике по-английски. Вот перевод на русский.

Он протянул Петру небольшой листок, и добавил.

- Ничего ужасного. Обычный эротический крем, который продается в любом магазине интимных услуг на Западе. Но он дает гарантию, что удовольствие от полового акта получает не только мужчина, но и женщина.

Знаешь, ты, конечно же, мужик что надо, но не всегда мужская сила сама по себе приносит радость партнерше.

А мне нужно, чтобы твоя молодая жена была от тебя без ума.

Разве в таком пожелании счастья со стороны доброго друга есть нечто плохое? И разве ты сам всегда не утверждал, что надо переводить беспредметную гуманитарную болтовню, например, те же пожелания счастья, на язык физиологии и фармакинетики? Что ты застыл? Или я не прав?

- Прав. Побочных эффектов нет? Я говорю откровенно и без уверток. Здоровьем своей жены и своих будущих детей я рисковать не намерен. Даже ради нашей дружбы.

- Узнаю романтика-рационалиста. И отвечаю по существу. Побочных эффектов нет. Единственный дополнительный момент, крем не совместим с противозачаточными таблетками. Он их нейтрализует.

- Значит, он не только возбуждает женщину, но и увеличивает ее фертильность?

- Да.

- Тогда подарок принят.

Он взял у Валерия тюбик и листок. И положил их в карман. И совершенно спокойно спросил:

- Знаешь, я думаю, что вся эта интрига с точки зрения твоего профессионализма была гораздо сложнее, чем  внедрение агента во вражеский Генштаб. Я прав?

- Не то слово, дружище. Не то слово. Гораздо сложнее. По сравнению с тем, что мы провернули, внедрение в чей-то Генштаб это детские игры. И ты с интуицией дилетанта это прекрасно понял.

Кстати, настоящая работа спецслужб это не стрельба и похищения. Так рисуют нас тупые вояки, которые все меряют на свой аршин. Да еще авторы тупых боевиков.

Настоящая же работа это то, что мы с тобой провернули.

А вообще интриги в византийской системе, а наше государство это Византия ХХ века, самые сложные.

И, уж, кстати, ты не представляешь, как точно и четко ты провел свою партию. И как много было у тебя конкурентов, которые просто не успели начать игру. И, в сущности, как ты рисковал бы в этом случае.

Так что наслаждайся своим призом.

Ты его заслужил.

- Здорово мы выступили, а неандерталец?

Ольга весело обернулась к Петру. Ее фигура, обтянутая белым атласом смотрелась сзади просто потрясающе. Она стояла в центре комнаты его съемной квартиры. Между тем, как Петр только что вошел в эту комнату, задержавшись, запирая двери.

- Не то слово, дружище, - почему-то повторил Петр формулировку Коваленко. - Не то слово. Мы не просто выступили, мы всех на уши поставили.

- Да, нестандартное поведение для жениха и невесты.

- Зато в другом все более чем стандартно.

- О чем ты?

- О том, что мы впервые полноценно займемся любовью только после свадьбы. И это правильно, товарищи! – поспешил добавить он, боясь, что последняя фраза может быть понята ей как некий упрек.

Ольга засмеялась.

- По какому сценарию будем действовать? Ты сейчас будешь меня насиловать, или мне показать стриптиз?

- Пожалуй, по смешанному сценарию, не исключающему экспромты.

Он обошел ее, и, целуя сзади в плечи, расстегнул молнию на платье. Оно сразу с тихим шорохом упало вниз.

- Удобно, правда? – спросила она полуобернувшись.

- Да, ты просто чудо. Не только чертовски красива, но и предусмотрительна даже в мелочах.

- Да, я такая!

Она переступила через упавшее к ногам платье. И обернулась к нему. Белое кружевное свадебное белье подчеркивало ее сексапильную фигуру и гармонировало с розовато-белой нежной кожей.

- Знаешь, эти трусики смотрятся на тебе гораздо эротичнее, чем  смотрелось бы, например, бикини. То, что они не столь малы, обуславливает некую интригу. Хочется заглянуть за эту завесу тайны.

- Будем и дальше теоретизировать, или заглянем за завесу тайны практически?

- Разумеется, практически!

Неизвестно, что подействовало, неуемный темперамент Петра, усиленный великолепием его молодой жены, или крем, подаренный Коваленко. Но в эту ночь Ольга впервые испытала оргазм. Причем не один раз.

Она многого ожидала от своей первой брачной ночи.

Но действительность превзошла ее ожидания.

И теперь она не просто любила Петра.

Она втрескалась в него, как кошка. И готова была следовать любым его желаниям, советам и прихотям.

- Ну, что? Как идут дела? – спросил Борис Петрович у Коваленко через три месяца.

- Генерал Кузьмин настоял на увеличении финансирования всех работ по созданию геофизического оружия в четыре раза.

- Неплохо, неплохо. Надо заканчивать с этими молниями. И начинать уже работать с землетрясениями.

- Но эти работы будут сильно зависеть от района предполагаемых воздействий. Что это? Европа, США, Китай, Афганистан? Как будем закидывать туда наших экспериментаторов.

- Никаких закардонных операций не нужно. Чувствую, что скоро нам придется трясти нашу милую родину.

- Хорошо. Но проект опять выходит за намеченные рамки.

- Интересно, что там теперь наметилось?

- Кузьмин пытается продавить идею о том, что провоцирование геофизических катаклизмов с помощью малых воздействий, с точки зрения приемов этих воздействий сродни всем экстрасенсорным методикам воздействия на организм.

Поэтому целесообразно отдать под его кураторство и эти работы.

- На многое замахнулся. Не подавится?

- Его поддерживает в этом двоюродный дед Блохинова.

- Ну, тогда это, возможно пройдет. Но, черт побери, если мы и это подомнем под себя, то у нас все Политбюро в кармане будет!

Кстати, а идея чья?

- Буробина, разумеется. Кузьмин теперь с ним во всем советуется. И говорит, что более умного человека не встречал ни разу в жизни.

- Да, отрабатывает свой хлеб волхв. Отрабатывает. Заслужил, питекантроп прелести Олюни Кузьминой.

- Он повышен до неандертальца.

- Повышения заслуживает, - сказал генерал так, словно наложил резолюцию. И засмеялся собственной шутке.

- Кстати, к изучению малых биорезонансных воздействий на здоровье Кузьмин намерен привлечь свою младшую дочь. Она ведь медик по образованию.

- С ума сойти! Да, Валера, таких перспектив я не ожидал.

- Вот такие последствия может иметь одна грамотно и вовремя организованная свадьба.

- Согласен с тобой. Это высший пилотаж.


Глава 9. Резонанс

- Это здорово, Петр, просто здорово.

Кузьмин и Буробин сидели в домашнем кабинете генерала. Юрий Тимофеевич рассматривал фотографии, на которых были запечатлены результаты одного из экспериментов. Грозы над аэродромом, где стояли списанные самолеты.

Имитировался обычный полетный день. Подготовка к полетам, заправка, выруливание на старт. Неожиданная гроза при ясном небе нанесла немалый урон этому аэродрому условного противника.

- Юрий Тимофеевич, - заметил Петр, - хотел бы обратить ваше внимание на ряд трудностей. Для отчета это, конечно же, великолепно. Но до практического применения, тем более в боевых условиях, далековато.

- Самокритичен ты Петр к себе.

- Так, Юрий Тимофеевич, я же не на отчете. Это эксклюзивные пояснения для вас лично.

- Ладно, ладно. Что ты думаешь, я не понимаю всех проблем? Я все же практик, в первую очередь. И большую часть жизни провел не в штабах.

- Да я знаю, Юрий Тимофеевич. И, признаюсь, удивляюсь, как вам все же удалось прорваться.

- Ох, и бестактен же ты, Петр. Я все же ответственный сотрудник ЦК КПСС, а ты мне чуть ли не открытым текстом брякаешь, что не веришь в справедливость нашей системы.

У Петра с тестем сложились совершенно не типичные доверительные и, насколько это вообще возможно в их ситуации, чуть ли не дружеские отношения. Для генерала, человека мужественно и резкого, но все же профессионально дисциплинированного, и, по-советски, в меру острожного, было просто немыслимо раньше общаться с кем-либо с такой же степенью откровенности.

Похоже, с зятем он отводил душу.

- Да вы сами в нее не верите, Юрий Тимофеевич.

- Проехали, Петр.

- Проехали, так проехали.

Буробину и без откровений генерала было в целом все ясно. Конечно же, генерал был очень толковым и безупречным служакой. И стал генерал-майором только благодаря своим заслугам. Но вот дальнейшая его карьера была бы невозможна без стечения обстоятельств. Родственное знакомство с семьей мужа своей старшей дочери стало той каплей, которая круто изменила судьбу Кузьмина.

Политический клан, куда входил двоюродный дед Влада Блохинова решил продвинуть Кузьмина, ставшего их родственником. Разумеется, сделав из него вполне своего человека. Простоватый армейский служака вполне подходил на роль управляемой фигуры, которую не грех, продвинув, потом использовать в зависимости от обстоятельств.

И из генерала, которых в огромной Советской Армии было изрядно, он превратился в сотрудника Генштаба, а затем и ЦК КПСС. И теперь входил в политическую элиту красной империи.

Впрочем, в некоторых моментах патроны Кузьмина ошиблись. Умный, энергичный и высокопрофессиональный генерал рос несколько быстрее, чем на то рассчитывали его благодетели. Оказалось, что он действительно незаурядная личность, которая сразу проявила себя, как только волею судеб ему представилась такая возможность.

Но не задвигать же его обратно! Тем более, что он был вполне лоялен своим благодетелям.

Судьба Кузьмина была во многом типична. Много было в красной империи людей выдающихся. Но проявить себя могли единицы, которым везло. Причем это везение было совершенно не связано с их профессиональными, волевыми и интеллектуальными качествами.

И, кроме того, такие люди часто оставались белыми воронами в своем новом кругу. Ибо чаще всего везло в «Византии ХХ века» людям совершенно никчемным.

Однако, белой вороной быть трудно. И те, кто все же не растерял темпа, оказавшись наверху, достигли этого благодаря тому, что смогли наступить на горло собственной песне. Но природу не обманешь. И задавленная натура требовала компенсации отказа от самого себя.

Для Кузьмина такой компенсацией стал Петр. Которого он полюбил больше, чем мог, наверное, любить родного сына. Впрочем, и Петр искренне симпатизировал генералу. Даром, что ли, что всего две женщины, которые были в его жизни, являлись дочерьми Кузьмина. В этих симпатиях проявлялась инстинктивная симпатия к этому человеческому типажу.

- Ладно, Петр, - продолжил разговор генерал. Теперь о перспективах. Разъясни мне так, чтобы я мог потом разъяснить другим, без мистики и излишнего наукообразия. В чем суть всех этих фантастических перспектив, которые ты мне не раз обрисовывал.

- Дело, Юрий Тимофеевич в том, что очень многие процессы в природе часто развиваются с эффектами, которые можно назвать «эффектами спускового крючка». Вот нависла осыпь. Кинул камешек, маленький такой. И осыпь покатилась вниз. А в ней камней в миллионы раз больше, чем тот, что мы кинули.

Да что там камешек. Вот снежная лавина. Тут и кидать ничего не надо. Просто крикнул, и она поехала.

Но это примеры самые простые. Я пока понятно говорю?

- Конечно, понятно. Чего тут сложного?

- Юрий Тимофеевич, то что вам понятно, не вызывает у меня сомнений. Я о другом. Вашим собеседникам, о которых вы говорили, будет это понятно?

- Ну, это же и ребенку понятно.

- То, что понятно ребенку, не всегда понятно старому маразматику.

- Ох, Петр, ну что бы ты делал без меня? Ну разве можно рассчитывать на успех в жизни и быть таким открытым врагом любого начальства?

- Так я, Юрий Тимофеевич, и не рассчитывал на успех в жизни. Я смирился с тем, что его не будет.

- А на кой ляд ты тогда получал второе высшее образование и защищал кандидатскую?

- Знаете, для себя. Чтобы доказать себе, что могу. Это примерно, как и со спортом. Занимался, выступал, старался побеждать. Но знал, что максимум до чего дойду, так это до кандидата в мастера.

- Это, конечно, черт знает что. Но я тебе верю. И говорю тебе, что жизнь не спорт. И я из тебя сделаю человека. Если не для тебя самого, то хотя бы для твоих детей, моих внуков. Которых ты хочешь иметь много. Насколько я понял, к этому-то ты относишься ответственно?

Петр сразу посерьезнел, и коротко бросил:

- Да.

- Вот хотя бы один аспект в жизни есть, которым ты не играешься и не шутишь.

- А разве можно этим шутить?

- Да сейчас многие этим шутят.

- Вымирающая популяция.

- Опять фронда, опять революционные настроения. Да ты прямо какая-то смесь Марата с Робеспьером.

- Да нет, Юрий Тимофеевич, скорее смесь Степана Разина и батьки Махно.

Генерал вдруг рассмеялся.

- А знаешь, я понял, от чего тебе нравится эта тематика, связанная с кризисами, катастрофами, всеми этими «эффектами спускового крючка». Ты изучаешь все это фанатично, не для научной карьеры, а для того, чтобы когда-нибудь взять, да и взорвать весь этот мир, который тебе так не нравится с помощью своих знаний.

Я прав?

Петр на миг задумался.

- А знаете, черт побери, вы поняли меня лучше, чем я сам себя. Ведь верно, верно! Вот уж, никогда не догадывался.

- Но, Петр, ты же муж и будущий отец, пора бы стать более спокойным. Пора бы упорядочить свою ярость. Тем более, что я же вижу, как ты любишь Ольгу. Подумай, хорошо ли вам будет во взорванном тобой мире?

Генерал говорил в совершенно не свойственной для себя манере. Так мягко он не говорил даже с любимой младшей дочерью. И Петр оценил это. Впрочем, отнюдь не только сейчас. Он оценил отношение Кузьмина к себе гораздо раньше.

- Буду стараться, Юрий Тимофеевич. Буду стараться. Но вы правы, все эти исследования действительно интересны для меня. А как направить успех этих исследований в нужное русло, как конвертировать его в успех социальный, вам виднее. И здесь я полностью в вашем распоряжении.

- Ну, вот и славненько. А теперь продолжай. Итак, лавина и камнепад это самые простые примеры. И все гораздо сложнее.

- Да. Во-первых, лавина и камнепад это примеры, когда процесс может идти только в одну сторону. Камни падают вниз. Но в природе есть масса процессов, когда, условно говоря, можно и столкнуть лавину вниз, и вызвать ее взлет вверх. Это, конечно же, неудачное сравнение, но в целом должно быть понятно, что есть ситуации, когда малыми воздействиями можно толкнуть развитие событий по крайней мере в две стороны.

- В общем, это тоже понятно. Но что же во-вторых?

- Во вторых, сложнее. Уж извините. Дело в том, что мы пока рассмотрели некие статические состояния. На самом деле, все в природе колеблется. И эффекты спускового крючка по большей части не легкие толчки в ту или другую сторону неких лавин. А столь же слабые, но раскачивания ситуации. Систему раскачивают, входя в резонанс с некоторыми ее собственными колебаниями.

И от частоты этих качаний, от того, с какими процессами внутри самой системы достигнут резонанс, зависит, куда понесет систему. В какую сторону она сама сперва  раскачается, а потом и понесется, как лавина.

- Пример можешь привести?

- Да вся гомеопатия пример именно таких сверхмалых воздействий.

- А где здесь качания?

- Папан, поверь неандертальцу на слово. Вся жизнь организма, это масса ритмических процессов. И любое терапевтическое вмешательство это по большому счету изменение ритма этих процессов. Говорю тебе это, как дипломированный врач.

Ольга появилась в дверях кабинета неожиданно тихо.

Петр сразу вскочил.

- Олюня, как себя чувствуешь? Чего ты встала?

Ольга была на девятом месяце беременности.

- А мне не надо лежать, мне надо двигаться. Хотя бы по квартире. А пришла я сказать вам мужики, чай пить будете? А то мне одной скучно.

- Будем, конечно, - с энтузиазмом воскликнул Петр.

Когда Ольга была на шестом месяце, Петр решительно сказал:

- Все, пора заканчивать выпендреж. Переезжаем к твоим родителям. Тебе там сейчас будет лучше и удобнее.

- А как же наша неуемная гордость? – лукаво спросила она.

- Когда речь идет о здоровье жены и будущего ребенка, я реалист и циник.

- Да, циник-романтик, тот еще коктейль.

- Считай, что это фирменный напиток в нашей таверне.

- Ну, тогда поехали.

Так они оказались в квартире Кузьмина.

Они прошли на кухню. Ольга шла впереди, утиной походкой беременной женщины. Впрочем, беременность ее не портила. Она переносила ее поразительно легко.

- Знаешь, временами мне кажется, что ты стала еще сексуальнее в этом положении, - сказал ей как-то Петр.

- Так зачем дело стало, неандерталец? Вперед и с песнями.

- А можно?

- Если осторожно и в неклассической позе. И потом, ты стал со мной поразительно робок. Я ценю твою заботу, но мне иногда кажется, что когда ты смотришь на меня, у тебя начинают трястись руки, и ты бледнеешь. Ну, не бойся ты так за меня. Это перебор, дружище.

- Заметано, подруга. В ознаменование исполнения твоих пожеланий, можно тебя по заднице хлопнуть?

- Хлопнуть нельзя, погладить можно.

Он погладил ее по бокам и бедрам, а потом они начали целоваться прямо в коридоре. Видевшая это генеральша, подумала про себя, что они сумасшедшие.

Разумеется, все это было в прошлом. А сейчас Ольга шла на кухню по длинному коридору огромной генеральской квартиры и, оглянувшись, шутя прикрикнула:

- Не отставать, мужики!

Когда они сели за стол, генерал спросил:

- Как назовете?

- Извини, папан, - ответила Ольга, - но Юрием мы назовем второго. Первого я хочу назвать в честь своего несравненного неандертальца, Петром.

Она не сомневалась, что будет сын.

- А знаешь, Олюня, - сказал вдруг генерал. Юрием назовешь третьего. А второго давай-ка в честь моего отца, Тимофеем.

- Заметано, экселенц. За нами не заржавеет.

- И откуда у тебя такой жаргон?

- Да все детство и юность по отдаленным гарнизонам, - с лукавым смирением потупила глаза Ольга.

- Ну, что ты, Олька врешь, - вскинулся генерал. - Это Томка росла в отдаленных гарнизонах. А ты уже в областных центрах и в столице.

- Папан, тебе никто не говорил, что беременным женщинам перечить нельзя? Вот обижусь сейчас, расстроюсь и рожу прямо на кухне. Что делать будете, мужики? А?

Петр при этих словах побледнел.

А Ольга рассмеялась.

- Неандерталец, опять бледнеешь по пустякам. Шутка. Давайте лучше про умненькое. Чтобы неандерталец номер два был таким же интеллектуалом как неандерталец номер один. Итак, что вы там говорили про гомеопатию.

- Да вот, Петр говорил про возможности малых воздействий. Его послушаешь, так все в природе можно переиначить по-своему, лишь слегка пошевелив пальцами.

- В том-то и дело, что не все, Юрий Тимофеевич. Не все. И отнюдь не по-своему. Надо уметь видеть в сложных процессах эти моменты, когда все находится на грани. И тогда, пошевелив, как вы говорите, пальцами, можно сдвинуть ситуацию в одну или другую сторону. Но, опять же, в этом случае от вас зависит только время этого действия, и в какую из сторон пойдет процесс. Но он пойдет не куда угодно, а только туда, куда ему предопределено самой природой.

- Поясни.

- Ну, например, можно малыми воздействиями вызвать грозу.

- Видел, отлично.

- Но вызвать грозу можно не везде и не всегда. Это я уже объяснял много раз, и вашем присутствие тоже.

- Ну, это уже все поняли.

- Да, так вот, гром среди ясного неба вызвать можно, а вот чтобы яблоки моченые с неба посыпались, это нельзя. Тут ори, не ори, колдуй не, колдуй. Понятно?

- Пожалуй, да. Яркий пример. Кстати, а почему ты все время упоминаешь колдунов, там, волхвов и прочую мистику?

- Да потому, что большую часть того, что мы делаем, умели делать древние колдуны. Они занимались именно малыми воздействиями. Умели вызвать гром среди ясного неба, расколоть земную твердь спровоцированным землетрясением, вызвать массовый психоз, отвести глаза, вернуть молодость, остановить кровь. И много еще чего.

Но вот сделать заклинанием некое рукотворное изделие, например, камзол, или чашу, не могли. Это действительно сказки. И надо в древних легендах уметь отличать упоминания о вполне допустимых и ныне объяснимых вещах от позднейших выдумок, составленных по мотивам реальных чудес.

- Так то, что мы собираемся делать, умели, древние? Так что ли?

- Да.

- А чего же разучились?

- Главное, они не имели соответствующей теории, которая помогла бы все это воспроизвести грамотно другими людьми. Все было на интуиции и личных сверхчувствительных способностях. Трудно было этому научить, и трудно это было воспроизвести.

- Только это?

- Нет, наверное. Мне кажется, был еще такой эффект. Умение, базирующееся только на личных способностях, могло уходить. Самый простой пример. Расколол вовремя землю под врагом, получил от короля много денег. Запил на них. И потерял, что называется, нюх. Потом не угадал ситуацию. И попал под раздачу, как враг народа.

- Интересно. И все же.

- Что все же?

- Да тут должна быть еще причина, по которой все это исчезло.

- Согласен. Думаю, все эти короли, князья и полководцы собрались как-то, и решили эти методы запретить. Слишком тогда все они зависели от своих колдунов. И это было им хуже, чем с помощью колдунов выиграть войну у какого-нибудь своего, социально близкого, как говорили при товарище Сталине.

- А сейчас что изменилось?

- Противоборство стало тотальнее. Тут и колдунов вспомнишь.

- Разве это только сейчас так думают? Вот Клаузевиц говорил, что пожелание к ограничению силы на войне так и останется пожеланием. Почему же этому не следовали раньше?

- Так то Клаузевиц. Это уже новое время. Буржуазная, в сущности, мораль. В Средневековье на это смотрели иначе. Могли и отказаться от победы, лишь бы политес соблюсти.

- А ты бы не отказался?

- От чего?

- Да от всего.

- Нет, не отказался. Если воюешь, надо побеждать. Вопрос об ограничениях здесь неуместен.

- Да, рафинированные интеллектуалы в иных вопросах свирепее кадровых военных.

- Мужики, хватит о вашей войне, - сказала Ольга. – Давайте, про то, что мне интересно.

 - Слушаюсь, моя королева, - сказал Петр с неподдельным чувством почтения. Ему, казалось, нравилось потакать прихотям жены. Подыгрывать ее капризам. - Вернемся к гомеопатии. Можно человека вылечить малыми воздействиями, можно его убить. Но нельзя никакими воздействиями превратить его в тигра, или слона.

- Понятно, понятно. А знаешь, эта медицинская часть твоих теорий ...

- Да не мои они.

- Не перебивай старших по возрасту и званию. Итак, медицинская часть может очень многих заинтересовать. Как ты считаешь, стоит развивать эти теории в таком направлении?

- Разумеется, стоит! Но тут есть масса профессионалов. Я просто привел некие аналогии с нашими грозами и землетрясениями и проблемами здоровья.

- Лучше, чтобы эти работы курировал свой человек. Поэтому не спорь.

- Но тут уже набирается на несколько институтов работ разных. Кто этот свой человек, что будет все это курировать?!

- Да ты же, Петр, ты.

- Но где? Не в Институте же геофизики?!

- Разумеется, не там. Сначала создадим отдел во Всесоюзном институте системных исследований. А потом этот отдел преобразуем в этакое закрытое ВНИИСИ-2.

- Но я же еще не могу возглавить даже отдел! Я же не доктор наук.

- А ты поторопись. Как у тебя с диссертацией?

- Да в целом готова. Но хотелось бы еще кое-что прояснить …

- Прояснять будешь во ВНИИСИ-2. А сейчас быстро подбивай бабки и оформляй то, что есть. Сколько тебе для этого надо?

Петр немного подумал и сказал:

- Месяца три. Но такой темп беспрецедентен. Коллеги от зависти сожрут с потрохами.

- Не сожрут. Об этом уж я позабочусь. Да, чуть не забыл. Пора тебе вступать в партию. Это надо для пользы дела.

Видя, что зять опять хочет что-то возразить, генерал вдруг не сдержавшись, рявкнул.

- Отставить разговоры! Это приказ.

Петр тяжело задумался. Казалось он всецело ушел в себя, и не воспринимает окружающее.

- Чего голову повесил, неандерталец? – весело воскликнула Ольга. – Это и есть твои малые воздействия, это и есть твой резонанс. А по-простому, попал в струю, так несись в ней. А то о камни расшибет.

Она погладила себя по животу.

- А нам расшибленных папашек не надо. Правда, неандерталец номер два?


Глава 10. Бессмертие Кащея

- Не плохо, Валера, не плохо, - Борис Петрович откинулся в кресле. Разговор происходил в его кабинете.

- Вот и первый практический результат всех этих работ, - продолжал генерал. - Кстати, у американцев такого пока нет.

Генерал имел в виду первую спецоперацию с использованием грозы среди ясного неба. Начавший заигрывать с ЮАР и США президент Мозамбика забыл, кому обязан своим постом и победой своих никчемных толп в так называемом «национально-освободительном» движении. И вот, надо же, сразу разбился в авиакатастрофе.

При заходе самолета на посадку совершенно неожиданно разразилась гроза при совершенно ясном небе. Самолет потерял управление и, сбившись с курса, врезался в гору.

- Да, в Африке методика Буробина дает поразительные результаты. То, что в свое время так поразило всех нас под Воронежем просто детский сад по сравнению с тем, как это реализуется в Африке. Сам Буробин говорит, что все это вполне объяснимо, энергетика атмосферных процессов в Африке помощнее. И все такое прочее. Но эти объяснения не снижают впечатления от увиденного. Совершенно внезапный катаклизм. Вот сияло солнце, и вдруг чернющее небо и такая гроза, от которой дух захватывает, - сказал Коваленко. – Да и эти самые условия для такого развития событий там практически повсеместно. Ничего не надо ждать и подгадывать, как у нас. Там грозы можно генерить почти по заказу, когда нам самим это потребуется.

- Засиделся ты в подполковниках, Валера. За ликвидацию этого мозамбикского предателя буду добиваться твоего досрочного представления в полковники.

- Служу Советскому Союзу!

- Вольно. Не на плацу. Да, кстати, не все так просто. Мы своими простенькими методами лишаем работы массу разных воинов-спортсмэ…э..э…нов. – Генерал презрительно ухмыльнулся, утрированно искажая слово и явно подражая некоему общему знакомому. – И они нам за это благодарны не будут.

- Что же делать?

- Делать надо своих людей на самом верху. Чтобы страна не превратилась в балаган управляемый клиническими кретинами.

- А не своих?

- Поговори-ка ты об этом со своим Буробиным.

- Нашим Буробиным, Борис Петрович. Нашим.

- Ладно. Нашим. Но, надо сказать, семейка еще та. Ольга теперь после рождения сына поступила в ординатуру, и наверняка по окончании пойдет работать в Четвертое главное управление Минздрава (управление обслуживающее Кремль).

- А там она сможет применить все методы, столь резво разрабатываемые под общим руководством ее муженька.

- Разумеется! Ох, Валера, я вот о чем думаю. Силу мы с тобой заимели великую. Это гораздо больше, чем мы пока можем освоить.

- Разве силы, как и денег, бывает слишком много?

- Опять прикидываешься? Или действительно не понимаешь? Тогда почитай сказочки, которые так любит твой …

- Наш.

- Наш, наш, черт с тобой.  Наш инфантил Буробин. А в этих сказочках почти у всех народов есть сюжетец, который повествует, что становится с теми, кто откусывает больше, чем может проглотить.

- А вы стали интересоваться сказками и легендами?

- С кем поведешься ….

- Николаич! Надо поговорить. – Голос Валерия в трубке был весел.

- Всегда в вашем распоряжении, Мессир.

- Ассистент Мессира. Но, надеюсь, с твоей помощью скоро стану Мессиром. И потом, что это за постоянные аллюзии с «Мастером и Маргаритой»? Похоже, вся Москва помешалась на этом романе. Все у нас Мессиры Воланды, Коровьевы, да Коты – Бегемоты. Впрочем, мы отвлеклись. Итак, не желаешь ли провести Вальпургиеву ночь на спецобъекте?

- Какой же колдун откажется от Вальпургиевой ночи.

Да, приличный колдун не откажется от Вальпургиевой ночи. И даже если этот колдун примерный супруг, то все равно, общество милых ведьм  на спецобъекте «Лысая гора» он не сможет проигнорировать.

Впрочем, название объекта вряд ли именно таково.

Эйфория от отцовства захватила Буробина. Он был погружен в это чувство целиком. Часами таскал сына на руках. В первые недели сам вставал к нему ночью.

Но это не могло длиться долго. Через месяц с небольшим Петр уже был рад, что работа потребовала его постоянного присутствия. А потом и длительных командировок.

Разумеется, это было отнюдь не задаром. Именно в этот момент его карьера прямо-таки взлетела вверх. Со скоростями почти космическими.

И хотя Петр относился к себе самокритично, при этом осознавал, чего же он реально стоит. Он не сомневался, что его стремительный карьерный взлет по большому счету заслужен. Ибо и по профессиональным, и по деловым и личным качествам он намного превосходил большинство своих коллег и, чего скрывать, бывших руководителей.

Однако, он понимал, что девяносто процентов его успеха обусловлены отнюдь не этим. Карьеру делал не блестящий профессионал, эрудит и человек вулканической энергии. Карьеру делал зять генерала Кузьмина.

И профессионал и трудоголик Петр Буробин презирал блатного карьериста Петра Буробина. Такая вот коллизия.

Подобное раздвоение души не проходит бесследно. И, как назло, оно совпало по времени с первым охлаждением в отношениях с Ольгой. Таких охлаждений в жизни даже внешне благополучных супругов бывает много. И успех брака не в том, что их нет. А в том, что они преодолеваются.

Но, к сожалению, это понимание приходит с годами.

Разумеется, Буробин и не думал делать далеко идущих выводов из первого охлаждения с женой. Такие мысли не приходили ему в голову даже, как он про себя говорил, «наедине с собой». Однако, склонный все осмысливать и рационализировать новоиспеченный доктор наук и зав отделом престижнейшего института прекрасно осознавал причины подобной «верности».

На первом месте здесь стояли соображения прагматические. Он был заворожен масштабом своей деятельности, возможностями своей самореализации. Он уже не мог жить без этого феерического генерирования самых сумасшедших идей, где строгая математика сочеталась с самыми смелыми гипотезами из области геологических, географических, биологических и медицинских наук. Да еще в сочетании с мистикой и вполне рационалистическим изучением сказок и мифов.

Чего стоили одни темы семинаров его отдела «Сравнительный анализ концепции времени в русских сказках и Библии», «Белый шум, как сжатый кодированный сигнал», «Прогнозирование государственных переворотов», «Организм как биорезонансная система».

И это на фоне совершенной свободы от любых бытовых трудностей, преодоление которых занимало девяносто процентов времени подавляющего большинства подданных советской империи.

В такой ситуации некоторое охлаждение с женой почти не волновало его. Да и потом, он был слишком большим теоретиком во всем. И твердо помнил, что, согласно теории, после рождения ребенка некоторое охлаждение между супругами вполне закономерно.

Между тем, Ольга, хотя и была свободна от многих бытовых трудностей, которые одолевали советских молодых мам, была постоянно раздражена.

Она легко и весело перенесла беременность и была уверена, что рождение ребенка это конец всех трудностей и неудобств. То, что она ошибалась, ее неприятно удивило.

На этом фоне уход Петра в работу казался ей предательством. В голову стали заползать мысли о том, что он ее не любит по-настоящему. А может, и не любил никогда? А может, просто женился по расчету?!

Ну, подлец такой! Я тебе покажу расчет!

Она начала капризничать и скандалить. Но Петр на провокации не поддавался и все больше уходил в работу.

Капризы Ольги становились все более иррациональными. И даже ее родители не могли не оценить выдержки Петра.

- Знаешь, бабы все в это время такие, - как-то сказал ему Кузьмин наедине.

- И даже ваша Марья Павловна была такой?

Молчаливую и до предела сдержанную генеральшу просто невозможно было представить капризной, как Ольга.

- Ну, моя Марья Павловна это отдельный разговор. Таких теперь нет. Но ты все равно не обижайся на Ольку.

- Да что вы, Юрий Тимофеевич, как я могу на нее обижаться. Я ее прекрасно понимаю. А потом, на любимую женщину не обижаются.

И он почти не кривил душой.

Однако, время шло. И однажды вечером, придя с работы, Петр, увидев жену, вдруг почувствовал огромное желание. Хотя она и пополнела после родов, но была все равно ужасно сексапильной.

В эту ночь сын спал спокойно. А супруги, не сказав ни слова, молча набросились друг на друга и занимались сексом до утра.

После этого Ольга как-то сразу пришла в норму. Снова стала весела и задорна. А вскоре вернулась на работу.

Однако, Буробин вдруг понял, что при случае не откажется от приключения на стороне.

«Командировка» на спецобъект прошла великолепно. «Ведьмы» были что надо. Подтянутые, спортивные, гладкие и умелые. Соответствовала и обстановка. Баня, каминный зал, охотничий зал. Стилизованная под старину мебель. Головы лосей, кабанов и медведей на стенах. Холодное оружие на коврах.

Романтика! Сказка!

- Ну, как тебе наш сказочный домик? – спросил Валерий.

- Супер!

Они оказались вдвоем за столом в охотничьем зале. Подруги как-то очень вовремя исчезли.

- Знаешь, я слышал о таких сказочных домиках, но думал, что это россказни злопыхателей.

- Уж на какие грехи не пойдешь ради обеспечения интересов государства, - с комичным смирением произнес Валерий.

И они рассмеялись.

- Слушай, наверное, разговор слишком важен, если ради него ты вытащил меня сюда?

- А у нас с тобой неважных разговоров не бывает. И не было с самого начала. Просто растет наш уровень. И твой и мой. Вот и места встречи становятся соответственными.

- Я весь внимание. Как я понимаю, с грозами мы разобрались. Теперь на очереди землетрясения?

- Землетрясения подождут. На очереди биорезонансные вещи.

- Но в этих делах я всего лишь интересующийся дилетант.

- Тем не менее, ты их курируешь. И являешься здесь оком генерала Кузьмина. Да и жена твоя, как говорят журналисты, «в теме».

- Тогда конкретно, что от меня требуется?

- Сначала требуется объяснить мне …

- Так, чтобы я сам смог объяснить другим, - прервал его Буробин и засмеялся. – Боже, как стандартна эта ситуация.

- Объяснял уже кому-то?

- Его превосходительству великому и ужасному генералу Кузьмину.

- Ну, а теперь объясни мне.

- Извольте, Мессир. Итак, все, абсолютно все, составляющие организма работают в некотором ритме. То есть, это не просто обычное механическое сжатие и растяжение, как, например, у сердца или кишок.

- А что, кишки тоже сжимаются и разжимаются? – спросил Валерий.

- Что было у вас в восьмом классе по физиологии человека, Мессир?

- Четверка.

- Наверное, вы получили ее не за знания.

- Вы правы, колдун. Биологичка была втайне люблена в меня. Этакая нимфоманка.

- Врете, подполковник. В наши годы учителя такого себе не позволяли.

- Для точности, полковник.

- Ого!

- Я же говорил, что мы с тобой растем вместе. Но продолжим.

- Итак, в колебательном режиме идут абсолютно все биохимические процессы во всех клетках всех органов и тканей. И, кстати, не только их, но и бактерий, живущих в организме. А коль скоро так, то эти колебания вызывают и очень слабые электромагнитные колебания.

У здоровых клеток они имеют одни амплитудно-частотные характеристики, у больных – другие. И в сущности любое лечение имеет итогом восстановление нормальных характеристик этих колебаний.

Понятно?

- Да. Но восстановление нормальных, здоровых колебаний это итог лечения. Где же здесь источник чуда?

- Не только итог. Но и метод. Если найдешь возможным восстановить эти колебания в нормальном режиме, то они зададут нормальный ритм работе клетки и она «выздоровеет».

- А как вот так непосредственно восстановить этот ритм?

- Навязав его извне. Но, не влезая во внутрь клетки, а некими сверхслабыми токами «здоровой» частоты. Или иными столь любимыми мною сверхмалыми воздействиями.

- Например.

- Например, просто приемом воды с определенной жидкокристаллической структурой. Ведь вода это жидкий кристалл. И у этого кристалла есть собственная частота колебаний.

- И что, вот этими воздействиями можно до бесконечности продлевать жизнь организму, делая все его органы и ткани здоровыми.

- Теоретически, да. И это умели делать все Кащеи Бессмертные народных сказок.

- А как они генерировали эти токи?

- За счет своей собственной биоэнергетики. Своих экстрасенсорных способностей. А теперь это можно делать искусственно.

- Тогда два вопроса.

- Давай.

- Первый, как же тогда эти Кащеи лечили сами себя?

- Сами себя они не лечили. Они лечили друг друга. По принципу «Кащей помоги Кащею». Именно для этого они и собирались на свои шабаши.

- Только для этого?

- Нет, наверное, потом оттягивались после трудов праведных на своих спецобъектах. Как мы с тобой недавно в этом чудном месте. Но, скорее всего это не было пьянством и обжорством. Чистое веселье и здоровый секс. Ведь это тоже своего рода восстанавливающая терапия.

- Тогда второй вопрос. Чего же тогда этих Кащеев не заставили продлять жизнь разным царям, королям и императорам?

- Пытались заставить. Да тем самым и вывели. Ибо, скорее всего, эффективность всех этих методов сильно зависит от того, что можно назвать моральной чистотой как целителя, так и исцеляемого. При этом мораль в данном случае не юродская христианская, а здоровая языческая.

- Ба, да ты еще и сатанист!

- Проехали. А пока продолжим. Со здоровой моралью целителей все ясно. Есть неопровержимые данные, что все экстрасенсы, начинающие лечение за большие деньги, быстро теряют свои способности.

Ну, а в отношении всех этих императоров все тоже ясно. Это такая мразь, что на них эти методы не действуют. Или действуют весьма слабо.

- Опять вы за ваш анархизм, волхв. Как это типично для интеллигентов!

- Вот не надо меня ловить на слове, полковник. Тем более, что я не только интеллигент. Мы с вами в одном звании.

Валерий удивленно посмотрел на Буробина. А тот рассмеялся.

- Проглядели, Мефисофель. Проглядели. Милый тестюшка хочет официализировать мое положение в аппарате консультантов своего отдела. Поэтому вспомнил старое правило, что после защиты докторской можно присваивать звание майора запаса. Ну, а где майор, там и полковник. С его то возможностями.

- Поздравляю, - протянул Валерий.

- Поздравление принято, коллега. Итак, отрицательный характер деятельности всех этих царей и королей не позволял им наслаждаться долголетием. Впрочем, не только характер деятельности. Но и образ жизни. Много любили они скоромненького. А для эффективности биорезонансных методик организм должен быть чист.

Еще вопросы?

- Вопросы есть. И немало. То, что ты сказал, сильно меняет дело. Значит, все эти вещи бессмысленно применять к представителям политической верхушки. Они на них не подействуют, и эти работы не вызовут у них интереса.

- Не все так печально. Некоторый эффект несомненно будет. Ибо теперь для его достижения не надо выжимать досуха некоего экстрасенса, который потеряет свои способности раньше, чем некая коронованная сволочь немного оздоровится. Эту сволочь можно оздоровить с помощью технических средств, имитирующих действия Кащея.

- Заметно? Это будет заметно самому пациенту?

- Да, кое-какой эффект он почувствует. И возрадуется, и даст указание продолжить работы. Но, извини, я не верю, что ты и твои шефы так уж хотят продлить дни всех этих старых маразматиков из Политбюро. Более того, думаю, что все как раз наоборот.

-  Знаешь, раньше ты был просто безбашенным. А теперь, вроде бы получив все, став доктором, директором, полковником, женившись по любви на красивой сексапильной девушке, которая родила тебе чудного сына …

- Слушай, давай не будем продолжать инвентаризацию моих достижений и удач. Так мы дойдем и до услуг очаровательных ведьм на этом объекте, куда простой мэнээс не попал бы и за миллион долларов наличными.

- Ладно, так вот. Теперь ты стал убежденным врагом этого режима. Почему?

- Я был врагом и раньше. Был всегда. Но врагом тайным. Не имеющим возможности с ним бороться. Тем более бороться руками самих же клевретов этого режима. А теперь я получил эти возможности. И с удовольствием расскажу тебе, как можно извести всю сволочную верхушку нашей красной империи. Ведь ты это хотел от меня услышать?

- Валяй.

- Итак, для начала мы демонстрируем пациенту эффективность метода. Он начинает принимать наши препараты. А теперь один пример. Знаешь, весь мир обошла одна сенсация. Некий американский школьник умер прямо на уроке от приступа астмы. Рядом пролетала пчела. Она села на лицо школьника и ужалила его в глаз.

Школьник ожил. Более того, его астма прошла.

Этот пример демонстрирует терапевтические возможности биорезонансного метода. Ибо это в чистом виде сверхмалое воздействие возвращающее жизнь.

- Но мы сейчас, вроде говорим об обратном процессе …

- Да и я о том же. Представь, что пчела ужалит в глаз совершенно здорового человека. У него будут крупные проблемы. И может он даже умрет. Такие случаи бывали. А теперь представь, условно говоря, что пчела жалит нашего больного. Он выздоравливает. И мы для укрепления здоровья прописываем ему еще один курс нашего лечения. Наша условная пчела опять жалит его. Но на этот раз он подыхает.

Учти, в наших методиках нет того, что можно назвать передозировкой. Там вообще нет никакой химии. Это медицинское убийство не ловится никакой экспертизой.

Буробин говорил с увлечением. Его, что называется, несло. Валерий слушал внимательно, не перебивая. Между тем, Петр продолжал.

- Но дублирование наших воздействий это самый простой пример. Можно ведь добиться такого же эффекта, если в процессе лечения организм, вопреки рекомендациям будет «загрязнен».

- Это как?

- А так. Идет наше лечение. При этом нельзя есть мяса, копченостей, алкоголя и тому подобных вещей. Пациент все это выполняет и успешно оздоравливается. А потом приходит друг и говорит: «Слушай, выпьем ка пивка под копченную рыбку». «Да мне нельзя, врачи запретили». «Да брось ты, один раз можно и нарушить».

И клиент «нарушает». Рядом едят ту же рыбку и пьют то же пивко еще несколько человек. Рыбка чудная. Пивко тоже.

Но все остаются живы. А у клиента обострение всего, от чего мы его лечили. И он через несколько дней подыхает.

- Подохнет наверняка?

- Если это будем мы с тобой, то нет. А если наши старцы из Политбюро, то да. Резервов адаптации у них уже нет.

- Опасный вы человек, полковник.

- Не более опасный чем вы, Мефистофель.

- Таким образом, Юрий Владимирович, мы можем не вызывая никаких подозрений обеспечить естественную смерть объекта номер один в любое удобное для нас время.

Борис Петрович докладывал своему боссу в его огромном кабинете , из окна которого открывался  вид на Лубянскую площадь. Генерал был в форме и, что редко бывало с ним в жизни, по-строевому подтянут.

Шеф КГБ,  с бледно-розовой лоснящейся кожей цвета сырого мяса, массивным рыхлым носом и выпуклыми светлыми глазами, смотрел на генерала не мигая, из-под толстых стекол очков.

- Готовьте операцию. Но учтите, автора идеи потом надо будет тоже ликвидировать.

- Это не просто. Он не рядовой интеллигентишка.

- А, по-вашему, объект номер один рядовой интеллигентишка?

- Нет.

- Ну, тогда не валяйте дурака. И продумайте, как обеспечить ликвидацию этого «не простого» естественно. Да, кстати. К ликвидации не подключайте полковника Коваленко. Пусть это сделают другие.

Но естественно, естественно. Без грубятины.

- Слушаюсь!

- Не так по-строевому, генерал. Мы же с вами не пехотинцы какие-то в конце концов. Вопросы есть?

- Есть. Когда  ликвидировать автора идеи?

- После ликвидации объекта номер один.

- А если раньше?

- В ваших словах есть резон. Но можем вспугнуть Кузьмина.

- А, может, и его тоже?

- Нет, не стоит. Не надо превращать все это в голливудский боевик с кучей трупов. Да, кстати, а остальные идеи этого ВНИИСИ-2 уже доведены до результата?

- Не все. Над землетрясениями работа не закончена.

- Да, вот видите. Давайте так. Надо закончить все работы ВНИИСИ-2. Потом постепенно передать все их результаты в нашу 12-ю лабораторию. А сам этот секретный институт при Академии наук расформировать.

Все это должно идти параллельно с подготовкой ликвидации объекта номер один. И, возможно, еще пары его наиболее надежных соратников. А потом как-то изящно избавимся от автора идеи. И тогда расформирование его института будет выглядеть как-то естественно. В самом деле, это институт, созданный под него, нашего «гения». Нет «гения», нет нужды и в его группе поддержки. Без лидера такие структуры обычно очень быстро хиреют. Если их не поддерживать искусственно. А мы этого не будем делать.

Вроде все логично и естественно? Не так ли?

- Так. И в развитии данной темы есть одна идея.

- Какая?

- Самая, что ни на есть естественная, великолепно вписывающаяся в намеченный вами план.

- Так, так. Слушаю.

- По-видимому, работы по землетрясениям скоро завершатся. Вот и проведем натурные испытания нового типа геофизического оружия в Афганистане. Где наш гений совершенно естественно погибнет смертью героя. Это не вызовет никаких подозрений у Кузьмина. Военный человек воспримет такой случай вполне естественно. А, кроме того, он на время выйдет из игры, занятый семейными проблемами в связи с  трагической гибелью любимого зятя и неутешным горем его молодой вдовы.

Как вам такой план?

- А знаете, оригинально и изящно. Как-то просто и со вкусом. Так и поступим.

- А когда ликвидация объекта номер один?

- Не будем спешить. Но, думаю, политические условия для этого созреют в ближайшие год – полтора. Так что время еще есть.

- Разрешите идти?

- Идите. Впрочем, постойте. Одну вещь я забыл. Эти, как их, методики бессмертия, что, правда, работают, или с их помощью можно только отправлять на тот свет доверившихся дураков?

- Работают. С разной эффективностью, но работают.

- Вы это ответственно говорите?

- Вполне.

Шеф КГБ и будущий глава красной империи, готовящийся отправить на тот свет надоевшего всем, и ему лично, нынешнего главу, сам хотел жить долго.


Глава 11. «Виконт Леон»

Отношения Петра с Ольгой вроде бы полностью восстановились. Снова они понимали друг друга с полуслова. Снова могли шутя «заводить» друг друга. Умело организовывали всяческие веселые пирушки и развлечения на природе.

Ну, и конечно же секс. В их отношения вернулась страсть. И любовные игры изобиловали экспромтами и импровизациями. Казалось, вернулись времена их медового месяца.

Петр с некоторым стыдом вспоминал свою «вальпургиеву ночь» на спецобъекте. И в душе давал себе слово такого больше не повторять.

Значительную роль в их жизни стали играть, как говорила Ольга «натурные испытания» разрабатываемых не без их участия методик оздоровления. Испытывали, разумеется, на себе. И весьма неплохо себя чувствовали, пребывая в чудесной физической форме.

- Слушай, Олюня, пошли в кино, - сказал как-то Петр жене. – Тут чудный фильм вышел на экраны. Я слышал отзывы.

- Как называется?

- «Ярославна – королева Франции». Любимый нами жанр – нечто историко-приключенческое с элементами стеба.

- Пошли, неандерталец, - весело согласилась Ольга.

Фильм им понравились. Всю обратную дорогу обсуждали и напоминали друг другу отдельные эпизоды. А Петр все время пытался вспомнить песню из фильма с длинным припевом, где были слова: «Маркиз Парис, виконт Леон, сэр Джон, британский пэр, и конюх Пьер».

Когда они пришли домой, а жили пока все еще с родителями Ольги, то услышали голоса на кухне. Один из них принадлежал генералу.

- Пошли к себе, - сказала Ольга. – У папана опять какие-то неформальные визитеры.

Но они не успели пройти в свою комнату.

- Петр, Ольга, присоединяйтесь, - позвал с кухни генерал.

- Знакомьтесь, сын старого друга. Теперь, может быть, даже будем контактировать и по работе. Подполковник Левон Тасунян.

«Виконт Леон», - автоматически подумал Петр, взглянув на сухощавого брюнета с хрящеватым орлиным носом.

Вероятно, точно то же подумала и Ольга, которая взглянув на Петра, весело сверкнула глазами с трудом подавляя приступ невежливого смеха.

Между тем, Левон ловко вскочил, и остался стоять, пока Ольга не села. Ольга сразу отметила ловкость и галантность нового знакомого.

- Петр, - представился Буробин.

- Ольга, - слегка кивнула головой его жена и протянула Левону руку. Тот с каким-то неуловимым лоском и шиком поцеловал ее.

- Петр, Ольга, прошу отведать совершенно дивный коньяк, - сказал генерал. Левон привез в качестве презента. Его дядя работает на Ереванском коньячном заводе заместителем директора по общим вопросам.

- Таким коньяком Сталин угощал в свое время Черчилля, - сказал Левон. – Не той же маркой, а именно таким. Бутылка осталась с той самой партии.

- Фантастика! – искренне восхитился Петр.

- Вот попробуйте, тогда и оцените.

- Левон, давай на «ты», мы же вроде ровесники, - просто сказал Петр.

- Не возражаю! – легко согласился «виконт Леон».

Они попробовали коньяк. Он действительно был великолепен.

- Леон, - назвала подполковника Ольга, видимо все еще держа в голове киношного «виконта Леона», - вы, наверное, за границей много служили?

Генерал посмотрел на дочь удивленно. А Левон с искренним интересом.

- А как вы догадались?

- Дамам ручку целуете не по-советски. Так только мой, - она хотела сказать «неандерталец», но вовремя осеклась, - мой супруг целует. Но он все же подражает киношным героям своей юности, а у вас это как-то естественно получается.

- За присутствующих дам! - вскочил, снова поднимая рюмку, Петр.

- За вас, Ольга Юрьевна, - несколько церемонно присоединился Левон.

- Просто Ольга, без Юрьевны, - сказала Ольга и вновь протянула ему руку для поцелуя.

Роман подполковника ГРУ Тасуняна и Ольги возник и развивался совершенно спонтанно. Левон сразу произвел впечатление на Ольгу, но поначалу она даже не подумала, что это нечто более, чем простое мимолетное впечатление.

Но потом вдруг оказалось, что Тасунян каким-то образом связан по работе и с Кузьминым и с Петром. Они несколько раз виделись  совершенно случайно.

А потом Ольге вдруг однажды захотелось, чтобы эти случайности не прерывались. Она так и не отдавала себе отчета, что же все-таки хотела или ожидала от такого развития событий.

Просто некой новизны, подтверждения своей привлекательности. Да, скорее всего именно так. Ибо муж отнюдь не перестал удовлетворять ее. Но она чувствовала в Левоне нечто иное, не свойственное Петру.

Что-то гораздо более острое и опасное. Не медвежью напористость супруга, в сущности отнюдь не страшную. Ибо она давно поняла, что Петр при всем его бесшабашном напоре и частой резкости, в общем-то добр и даже мягок.

Безупречный же джентльмен Тасунян был настоящим убийцей. Она  чувствовала это почти наверняка. И это возбуждало любопытство.

Итак, ей захотелось, чтобы случайные встречи продолжились.

И они продолжились.

- Петр, приглашаю на рюмку чая, - позвонил Валерий на работу Петру.

- На спецобъект?

- Нет, в самую простую пивную. Хочется некой простоты и нерафинированного ощущения Родины.

- Откуда такие народнические мотивы?

- Встретимся, обсудим.

- Улетаю в Афганистан, - сказал Валерий почти сразу, как только выпили по первой кружке в самого пролетарского вида пивной.

- Да ты что?!- удивился Петр. – Ты же вроде курировал наши работы по линии заказчиков из вашего ведомства.

- Больше не курирую.

- Что это значит?

- Это может значить многое. И давай об этом больше не будем.

- И эта демонстрация таинственности все, что ты хотел мне сказать, вытащив в эту грязную забегаловку?

- Нет, я хотел сказать тебе, чтобы ты был осторожен, когда окажешься в нестандартной для тебя ситуации с неким Левоном Тасуняном.

- Но он же сын давнего друга Кузьмина! Неужели генерал …

- Он не при чем. И, вообще, может быть все это мои ошибочные построения. И не надо больше вопросов.

Он внимательно посмотрел куда-то в угол зала.

- Ты просто провожаешь коллегу по работе. Который стал тебе другом. Или я не прав?

- Прав, дружище. Прав.

- Тогда, как это в твоих любимых белогвардейских романсах «За наши леса, за родимые клены …».

Они чокнулись массивными кружками.

Отношения Тасуняна с Ольгой, между тем, достигли той стадии, которой и должны были достигнуть. Благо возможности для организации встреч у подполковника ГРУ были. А чего бы им не быть, если и такого рода встречи запланированы начальством этого джентльмена с повадками убийцы. Или убийцы с повадками джентльмена.

Поначалу злой яростный секс с Левоном возбуждал Ольгу новизной. Но потом, она как-то разом поняла, что получает от него гораздо меньше удовольствия, чем от отношений с супругом.

Это стало толчком к тому, чтобы посмотреть на себя со стороны. И она вдруг четко осознала, что ее не любят. Ее, как говорят в народе «имеют». При этом, ничуть не заботясь о ее ощущениях. По принципу, «благодарить должна».

Вот и сейчас, после окончания бурного любовного эпизода Левон откинулся на подушку и лежал, бурно дыша и прикрыв глаза.

Ольга посмотрела на партнера и увидела лицо человека, только что отработавшего некий урок. И, более того, чем-то обозленного. Она вдруг испугалась этой злости. И испугалась показать свое понимание.

Она тоже откинулась на подушку,  немного отдвинулась от любовника и закрыла глаза, чтобы скрыть свои чувства.

Со страхом и начинающимся отвращением она ощутила его руку на своей груди.

Как-то по-хозяйски, безо всякой нежности, он не погладил, а как бы взболтнул, ее красивую полную круглую грудь, и сказал:

- Чего заскучала, киса?

- Кажется, я сто раз просила не называть меня так!

- Не злись. Или ты осталась недовольна? Тогда подожди немного, продолжим.

- Я всем довольна, но мне надо домой.

- Не волнуйся, сегодня у твоего лоха будет долгий рабочий день.

- Папа тоже не любит моих не мотивированных отлучек.

- Папа тоже сегодня придет поздно.

- Откуда ты все знаешь?!

- Служба такая. Впрочем, ты права. Пора собираться.

Он легко вскочил с кровати. Смуглый, поджарый. С редкими черными прямыми волосами на груди и животе.

Ей захотелось побыстрее прикрыть свою наготу.

«Как я могла хотеть эту обезьяну?!», - подумала она и снова закрыла глаза.

- Как мило ты краснеешь, прямо как девочка! - со смесью восхищения и иронии произнес он.

- Хватит базарить, - зло сказала она. И собрано, отбросив всякое стеснение начала одеваться, не оглядываясь на него.

В такси она чуть не разрыдалась от злости и унижения.

Все, все, это последний раз. Она любит, она обожает своего неандертальца. Она сейчас тщательно вымоется, смоет с себя следы прикосновений этого орангутанга и встретит Петра с такой нежностью, с такой лаской. Она своей горячей любовью искупит и исправит все свои ошибки.

Ольга долго, больше часа пробыла в ванне. Потом приготовила ужин и сервировала стол.

Посмотрела на часы. Было уже около десяти вечера. Ни отца, ни мужа все не было.

Она прошла в комнату матери.

- Ма, папан не звонил?

- Нет, чего это тебя вдруг отец заинтересовал? Подумала бы лучше о сыне.

- А чего сын, он в порядке под твоим чутким присмотром.

Мать смотрела на нее хмуро. Она как будто знала про нее все. И продолжала смотреть, поджав губы. Ольга начала краснеть. И тут раздался шум в прихожей.

Ольга бросилась в переднюю.

На пороге стояли отец и муж.

- Наконец-то, мужики! – снова уверенно и весело воскликнула она. – Сейчас ужинать будем.

- Погоди, Олюня, - сказал отец. – Не мельтеши.

- Извини, дружище, - сказал муж, - но мне надо срочно улетать в командировку. У меня меньше часа.

- С чего это вдруг?

- Так получилось. Созрели условия для одного очень важного эксперимента.

- А куда лететь?

- Да, так, в одно место …

- Чего ты мямлишь, Петр! Она же дочь генерала. В Афганистан он летит. И давай в темпе. У него меньше часа времени.


Глава 12. Миссия в Кабуле

По прибытии в Кабул, Буробин поселился в так называемом «микрорайоне советников». Этакие типичные Черемушки. Но без единого зеленого стебля. И жара и пыль. Пыль, которая на третий день начинает сводить с ума.

Вопрос об использовании их методики провоцирования землетрясений в Афганистане обсуждался уже давно. Но надо было стечения двух важных обстоятельств – оперативной необходимости землетрясения в некоем районе, занятом душманами, и наличием условий для землетрясения.

Поначалу все эти проблемы обсуждались по-деловому. И Петра отнюдь не смущала возможная перспектива ехать на этот натурный эксперимент, чреватый опасностью.

Более того, он в душе желал приобщиться к этой войне, участники которой казались тогда «героями нашего времени». Тем более, волею судеб он же не рядовой и даже не лейтенант.

Вряд ли что-то грозит полковнику в этой в сущности, полицейской, операции.

Согласимся, рассуждения эти были довольно циничными. Этакое желание стать героем по дешевке. Но ведь мы и не идеализируем товарища Буробина. Тем более, что он и сам себя не идеализировал.

Однако, в последнее время что-то неуловимо изменилось. Их многочисленные и довольно успешные работы стали подвергаться все более жесткой критике. Которая становилась все более несправедливой.

Получалось, что если эксперимент с землетрясениями в боевых условиях не удастся, то все их работы были напрасны.

Как, напрасны?! – много раз доказывал Буробин. А грозы среди ясного неба? Методика уже успешно примененная на практике. А все многочисленные медицинские работы. Которые все больше перемещались в другие институты, но теоретическую базу которых разработали именно они во ВНИИСИ-2? А перспективнейшие работы по социально-политической проблематике?

Но его как будто перестали слышать. Даешь землетрясение в Афгане, и все тут.

Буробин много говорил об этом с тестем. Но тот тоже ничего не понимал. А как-то раз сказал:

- Нам нужен этот афганский успех. Кровь из носу, но нужен. Я сам военный, но мне кажется, что с этим Афганом все как помешались. Это такая периферия с точки зрения всех наших проблем. Но эта периферия становится во главу угла в любых случаях, когда это только возможно. Тут станешь фрондером, как ты. Погубит нас эта чертова авантюра.

Но, - генерал назидательно поднял палец, - это не отменяет необходимости для нас, для тебя и меня, добиться там успеха.

- Всегда готов! – пошутил тогда Петр.

И вот на одном ответственном совещании вдруг объявили, что и оперативные и геофизические возможности созрели. И надо как можно скорее ехать и начинать работы на месте.

К этому времени в Афганистане уже находилась небольшая группа их специалистов. Но масштаб операции требовал гораздо большего числа участников. И грамотного общего руководства.

Петр сразу вызвался вылететь на место. И новый представитель заказчика по этому разделу их работ предложил сделать это немедленно. Поразительно, но все формальности оказались неким чудным образом уже улажены.

Так Буробин оказался в Кабуле.

И сразу понял, что никаких возможностей и условий для их работ не было и нет. Не было в них и никакой потребности. Похоже, в штабе армии впервые слышали о геофизическом оружии. А на Буробина смотрели как на московскую сволочь, приехавшую на халяву приобщиться к участию в войне.

Которая была настоящей и полномасштабной, а отнюдь не полицейской операцией.

Через три недели после интенсивного обмена телеграмм с Москвой все же выяснилось, что кто-то в штабе действительно хотел бы «тряхнуть гнездо душманов» в районе Хоста.

Но возможности вызвать там землетрясение никто не изучал. И откуда взялась информация об условиях для этого никто не знает. А тот, кто это все планировал, вообще уже заменился, и уехал в СССР.

Немногочисленные сотрудники Буробина, которым успели навесить погоны, сидели в «микрорайоне советников» тише воды ниже травы, и кляли свою злую судьбину, а заодно  и его самого с его теориями.

Те же, кто был без погон, успели смыться как можно скорее.

Петр и двое его сотрудников сидели в одной из квартир этих «охраняемых кабульских Черемушек». Как это здесь было принято, мрачно по-черному пили. Все изрядно набрались. И не стеснялись.

- Я, Петр Николаевич здесь уже больше полугода, - говорил старлей, бывший сотрудник Института геофизики. – Призвали из запаса двухгодичником и сразу сюда. Можно сказать, по вашей милости. И если вы человек, а мы знаем, что вы нормальный мужик, то должны понять, что не надо здесь геройствовать. Яйца отрежут и пришлют в штаб в качестве сувенира. Так что не мельтешите, сидите здесь, пейте водку, получайте командировочные. Просидите с полгода, на машину заработаете.

- Ладно, Леха, мы с тобой знакомы уже долго. И я на тебя не обижаюсь…

- Да, вы у нас известный демократ.

- Ладно, не перебивай. Я обещаю тебе, веришь мне?

- Верю…

- Так вот, я обещаю тебе, что, во-первых, постараюсь вытащить вас отсюда, а во-вторых компенсирую ваши лишения по прибытии в Москву…

- Туда еще прибыть надо …

- Ладно, не ной. Сидишь в Кабуле. Деньги капают. Чего еще надо?

- Во-первых, сидим тут, пока вы не начали ваши эксперименты. Во-вторых, если вы их не начнете слишком долго, о нас могут и вспомнить. И послать в полк. Чего я, не скрываю, совсем не хочу. Я окончил Геологический факультет МГУ. Военная специальность – сапер. Знаете, сколько здесь саперы живут в среднем? Не знаете. То-то и оно.

Он говорил с Петром, как старший. И он действительно был сейчас старше Буробина. К месту, а может не к месту, вспомнилось что-то о Киплинге, «старый мальчик». И захотелось начать горланить эти такие славные песни о «солдатах Киплинга». Но здесь это звучало бы просто издевательски.

Поэтому Петр, собравшись сказал:

- Тогда у нас единственный выход, сделать свою работу и уехать победителями.

- Здесь мы не победим.

- Дружище, я же не о родном СССР, а о нас с вами. Итак, какие соображения есть. Ты же был один из самых перспективных разработчиков …

- Был, а вот к вам во ВНИИСИ-2 не попал. Рылом не вышел.

- Леха, ну мое упущение, ну не обижайся.

Сидевший до того молча молодой лейтенант - двухгодичник, коллега Алексея вдруг пьяно истерически рассмеялся.

- Никогда не видал таких полковников, что извиняются перед старлеями! Умора! Кому рассказать, не поверят!

- Заткнись, Витя! – рявкнул Алексей.

А Петр миролюбиво произнес.

- Ребята, ну какой я полковник. Таких в 1945 называли ряженными. Я ученый, черт побери! И это единственное, что принадлежит в этой жизни только мне. И чем я никому не обязан. Так что, ребята, забудьте о своих и моих погонах. Давайте подумаем, как нам решить задачу. Подумаем, как профессионалы, а не как дуболомы.

Алексей вдруг собранно, как будто и не пил, посмотрел на Петра.

- Не знаю уж, Петр Николаевич, что там в Москве, но идея сотворить что-то наше под Хостом гнилая. Если бы я начитался политических детективов, то подумал бы, что нас просто кидают в осиное гнездо, чтобы там мы и кончились. Ну, мы-то мелкая сошка, кому мы нужны. Значит, кончить хотят вас.

- Здесь, насколько я успел понять, везде осиные гнезда. Но наши то игры там возможны?

- В том-то и дело, что нет.

- Тогда, где есть возможность? Ну, ты же классный геолог, к тому же здесь кое-что усек.

- Есть возможности в Панджшере. Там есть район пещер. И этот район как бы узел сопротивления, угрожающий флангу любого, наступающего вглубь Панджшера. Наши этот район бомбят по-черному. Но без толку. Там, однако, есть один разломчик. Подозреваю, разломчик напряжен. Вот его можно слегка шевельнуть. Тогда произойдет небольшой сдвиг. Но его хватит, чтобы большинство пещер завалилось. Да, к тому же, после этого душманы все равно из них сами уйдут. Хотя бы на время.

- Так. А подробнее информацию о геологической обстановке в том месте где найти?

- Разумеется, не на фронте с Ахмад-шахом Масудом. Но с наших кретинов станется организовывать экспедицию под огнем. Вся информация, между тем, есть в геологических фондах в Москве. В тех краях наши геологи раньше много работали.

- Так, вот видишь, мастерство не пропьешь.

- Это, смотря сколько пить …

Молчаливый лейтенант громко икнул.

- Полковник, Николаич, чеки есть?

Петр посмотрел на него удивленно.

- А зачем?

- Хватит пить! Пошли по блядям!

- А они тут имеются?

- Еще как имеются. – Лейтенант пьяно рассмеялся. – В любых позах имеются. Но нужны чеки. Однако, нас сегодня угощает товарищ полковник. Поэтому, господин профессор, полковник, то есть … товарищ полковник. Продолжим банкет по полной программе. В Разгуляй, к цыганам!

- Витя, не х…я искать приключений, - сказал Алексей. – А то вернешься домой в цинке. Ладно, Петр Николаевич, вы уж нас извините. Очень уж гнусно. А потом, с другим бы так не говорили. Просто вас знают, что вы свой мужик. Кем бы вы не стали. Хоть академиком, хоть генералом, хоть генсеком.

- Знаешь, Леха, когда я служил двухгодичником был у меня такой случай. Полагался мне утром после ночных полетов, я в авиации служил, стартовый завтрак. А моими бойцам не полагался. Ну, я с ними его делил. И вот, наш зам командира полка говорит мне: «Не смей делиться с солдатами. Им не положено. А ты, отдавая им эту колбасу и сыр, подвергаешь сомнению установленные не тобою правила». «Но кусок же в горло не полезет», - ответил я. «Не быть тебе, Буробин, большим начальником. В России начальником может стать только тот, кто может со вкусом жрать на глазах голодной толпы». «Не надо мне быть начальником такой ценой», - сказал я. И подумал, не надо мне и такой страны, где начальниками становится только такая сволочь.

Так что, Леха, не быть мне большим начальником.

- Не скромничайте, Петр Николаевич. Вы и сейчас начальник не маленький. А страна … Не знаю, что с ней будет. И мне это не интересно.

- Леха. Ты с другими-то хоть поосторожней с такими высказываниями.

- Я же сказал, с другими мы другие. Это с вами вот так, по-человечески. Тем более, что и вы особо не стесняетесь.

Сбоку раздался шорох. Молодой лейтенант отключился и съехал со стула на пол.

После разговора со своими сотрудниками Петр выбрал верную тактику. Он прекратил активность и начал ждать. Через полтора месяца его нашли сами. Тогда он выдал свое мнение. Операцию проводить в Панджшере. Алексея и Виктора командировать на два месяца в Москву для работы в геологических фондах.

А результат когда будет?! – взвились в Москве.

Весной, - ответствовал Буробин. Ибо на носу была зима, и начинать что-либо делать в этих условиях было бы бессмысленно.

Диалог мог бы продолжаться еще. Но тут вдруг умер много лет правящий страной Генеральный секретарь ЦК КПСС. Вся жизнь замерла еще на два месяца.

В конце зимы в Кабул прилетел Кузьмин. Он был настроен решительно. Встретившись с Петром, он сразу приступил к делу.

- Давай свои соображения.

Петр изложил то, что говорил еще три месяца назад.

- Однако, ничего не делается. Моих сотрудников так и не отправили в Москву для ознакомления с материалами …

- А это так необходимо?

- Разумеется! Не устраивать же здесь научные изыскания под прицелом снайперов Масуда! Тем более, что все уже изучено.

- Ладно, согласен.

- Теперь, никто не думает, как нам переместиться в Панджшер. Кто будет осуществлять прикрытие, кто транспортное обеспечение. С кем мне вообще здесь держать связь? Бардак, да и только. Да и вообще, я до сих пор не знаю, кто я, в конце концов, гражданский научный сотрудник, представитель всесильного ЦК, или призванный из запаса офицер. Выдернуть сюда, за час с небольшим выдернули. А что, как и с кем выполнять задание не сказали. Да и вообще, какое задание.

- Военные хотели бы, чтобы ты тряхнул несколько объектов под Хостом.

- Но я же не господь Бог! Под Хостом я ничего тряхнуть не могу! И вообще, прежде, чем посылать меня сюда, надо было определить, что можно и в то же время нужно тряхнуть. А это все вычисляется по картам, а не на брюхе в одиночку с двумя полуштатскими сотрудниками. Кстати, то, что просили под Хостом не актуально и с оперативной точки зрения. Все эти объекты уже в глубоком тылу душманов. Наши под Хостом потеряли много районов.

- Да, трудно тут. Трудно. Но, думаю, наведем порядок. Новый генеральный секретарь настроен на всемерное укрепление порядка.

Петр не знал, что по Москве в это время стали ловить людей в банях и парикмахерских «в рабочее время» и рассматривать вопросы о «политическом хулиганстве». Но по обстановке в Кабуле он мог понять, что пресловутое «наведение порядка» новым генсеком это просто идиотизм.

Здесь этот идиотизм к тому же оплачивался не истрепанными нервами, а жизнями людей.

Но Буробин промолчал. Ему почему-то не хотелось на этот раз откровенничать с генералом.

Тот понял настроение зятя. И сказал:

- Петр, в новых условиях нам как никогда необходим успех. Ведь эти работы инициировал я. И моя карьера тоже во многом зависит от этого успеха.

- Знаете, Юрий Тимофеевич, я понимаю, что успех нужен. И сделаю для этого все, что могу. Но мне представляется, что как-то очень несправедливо все наши работы сводить к одному этому делу. Я повторяю, а что, управляемые грозы это просто так? Да и другие наши успехи тоже нельзя отрицать. И для чего напяливать погоны директору института и держать его здесь полгода? Только, чтобы кому-то что-то доказать? Надо делать дело, а не доказывать.

Генерал при этих словах задумался, что-то вспомнив. А потом решительно сказал.

- Петр, ты не просто директор института. Ты директор закрытого института. Можно сказать, не директор, а начальник спецобъекта.

При этих словах Петр внутренне ухмыльнулся, вспомнив спецобъект «Лысая гора».

- Но об этом потом. Все. Все твои требования будут обеспечены. Для организационной помощи к тебе прибывает подполковник Тасунян. Он будет в твоем распоряжении и обязан обеспечить все, что потребуется здесь. А уж я обеспечу то, что потребуется в Москве.

Услышав о Тасуняне, Петр напрягся, мигом вспомнив предупреждение Валерия.  И решительно сказал.

- Юрий Тимофеевич, есть несколько моментов, о которых я бы хотел вас проинформировать. Я здесь со многими говорил и понял, что предложение использовать нас под Хостом это просто подстава. Нас хотели вывести на убой.

Генерал хотел возразить. Но Петр, почти как лейтенант Виктор, невежливо не дал ему вставить слово. И продолжил.

- Вы прекрасно знаете, что сейчас самое важное в наших работах. Это медицинские исследования, а отнюдь не эти землетрясения. И мы, я подозреваю, получили великолепное подтверждение правоты наших гипотез в этой области. Ведь умершие старцы из Политбюро лечились и по нашим методикам. А потом как-то быстро и все разом скончались. Как собственно я и рекомендовал в своих разработках. Не для этого ли меня хотели подставить под Хостом? Слишком много знаю?

- Петр, я тебя не раз предупреждал, что ты свернешь себе шею с такими разговорами.

- Так я не разговариваю. Я вас информирую. Или я уже списан?

Генерал покраснел от гнева. Но тут опять как будто что-то вспомнил и как-то разом сник. А потом сухо сказал.

- Завалишь масудовские пещеры в Панджшере и сразу в Москву. Повторяю, я сделаю все, чтобы обеспечить успех дела. Все.

- Не все, Юрий Тимофеевич. Как там Ольга и Петр второй? Так они с женой иногда звали сына.

Лицо генерала разгладилось.

- Нормально. Ждут тебя. А Ольга вообще матери сказала, что как только ты приедешь, она сразу постарается заиметь от тебя второго. «Хочу клепать родных неандертальцев, пока могу». Такая же сумасбродная как ты.

- Постараюсь вернуться без цинка.

- Отставить разговоры! – рявкнул генерал.

Сомнения генерала в разговоре с Петром были вызваны другой беседой, состоявшейся несколько месяцев ранее. Один из членов Политбюро из команды нового генсека, который, кстати, тогда еще генсеком не был, ибо был жив прежний, сказал ему:

- Очевидно, наступят новые времена, Юрий Тимофеевич. Надоело это кумовство, коррупция и тому подобные, чуждые нам явления. Тенденция к очищению несомненно потребует и от нас определенных личных усилий. И, не побоюсь этого слова, жертв.

Вот у вас, я знаю, зять готовит очень перспективные действия в Афганистане. Он, разумеется, застрял там несколько неразумно. И не по статусу ему там торчать уже несколько месяцев. Но, знаете, вы человек весьма перспективный. Не спорьте, - прервал он готовое сорваться у Кузьмина возражение, - и именно вам, и именно сейчас было бы полезно продемонстрировать этакое отсутствие кумовства.

Вот ваш зять, отец вашего внука, доктор наук, директор закрытого академического института, тем не менее, для пользы дела терпит лишения и опасности ради успеха порученного дела.

Согласитесь, это очень эффектно.

Или я не прав?

- Совершенно правы, - твердо сказал тогда Кузьмин.

А через две недели умер Генеральный секретарь. И собеседник Кузьмина переместился гораздо ближе к трону красной империи.

А генерал-лейтенант Кузьмин стал генерал-полковником.

- Это лишь маленький аванс, - сказал все тот же собеседник Кузьмину перед отлетом в Кабул.

В конце концов, Петр вечно все преувеличивает. Но если он действительно так думает, то держится очень хорошо. Молодец, парень. И все же …

Все же зять не сын, - прошелестел в голове некий внутренний голос. – Вот ты им так лихо и жертвуешь. А твою Ольгу, красавицу, умницу, да еще и дочь кандидата в члены Политбюро любой и с ребенком возьмет.  Тем более, не разводкой, не брошенкой, а вдовой героя. Ведь так?

Генерал содрогнулся от голоса этого циничного внутреннего собеседника.

Нет, не так! Все нормально, все правильно! Ты врешь! Я бы поступил так же и с родным сыном!

Ну, и дурак, - устало сказал внутренний голос.


Глава 13.  Банка с пауками

Генерал сдержал слово. Алексей и Виктор были откомандированы в Москву. А потом появился Тасунян.

С его прибытием все действительно завертелось в бешенном темпе. Когда в Кабул вернулись Алексей и Виктор, все было готово к началу операции.

Хост, в отличие от Кабула, был городом зеленым. Но еще больше зелени было в Пандшере. Это ущелье тонуло в густой свежайшей зелени. Распустила листочки туранга, азиатский тополь. Под сенью туранги зеленела мягкая нежная трава. А на более сухих склонах  ущелья, которые через месяц, полтора станут выжженной пустыней, сплошным ковром расцвели ирисы и тюльпаны.

Буробин, Алексей и Виктор «послушали» разлом. Он действительно был напряжен. Посчитали объем взрывчатки и места ее закладки.

- Многовато будет, - прокомментировал Тасунян заказанные объемы.

- Твоя забота, - холодно бросил Буробин. – Тем более, что авиация здесь зазря больше набросала. Так что, обеспечивай.

- Есть! – бросил Тасунян. И глаза его при этом нехорошо блеснули.

Вопреки своему всегдашнему демократизму, Петр постарался при встрече с Тасуняном не очень вспоминать неформальные отношения, имевшиеся между ними. В этом вполне осознанном желании был еще и подсознательный аспект. Петр инстинктивно чувствовал неприязнь к «виконту Леону». Неприязнь обманутого мужа к любовнику жены.

Проблемы возникли не только с объемами взрывчатки. Одна из точек планируемой закладки была на территории, которую не контролировали ни наши, ни душманы.

- Сколько потребуется обеспечивать там контроль? – хмуро спросил командир полка, в расположении которого они развернулись.

-  Ну, пробить колодец дня два. Закладка, чтобы не спешить и ничего не напортачить, как минимум день. За три дня управимся.

- Знаешь, профессор, - командир полка был с Петром на «ты» и упорно не хотел называть его полковником, на чем, собственно, Петр и не настаивал, - скольких я положу, чтобы обеспечить твои игры?

- А скольких вы положили, пытаясь выкурить противника из пещер?

Подполковник молчал. А Петр продолжил.

- Так вот, эти пещеры мы завалим. Раз и навсегда.

- Хотелось бы верить. Да, кстати, вы очень неудачно расположились. Если боевые действия активизируются, к вам можно будет скрытно проникнуть и всех вас перерезать. Раньше, чем вы успеете что-то рвануть.

- Не знаю, место расположения выбирали спецназовцы, обеспечивающие охрану. Они профи. Им виднее.

Подполковник помолчал немного. А потом сказал.

- Пещеры точно завалишь?

- Завалим.

- Тогда пойдем со мной.

Командир полка дал Буробину бронежилет, автомат и каску.

- Не знаю, профессор, как там эти твои профессионалы обеспечивают твою охрану. Не знаю. Тем более, ты в этих вопросах, уж извини, дурак дураком. Хотя бы потому, что ходишь в панаме и с одним пистолетиком.

- А я не обижаюсь. Каждый из нас спец в своих вопросах. Я в своих, ты в своих.

- Но то, что твои супермены не спецы, видно с первого взгляда. Или … - он задумался.

- Не продолжай, друг, я все понял.

Предупреждения Валерия, похоже, оправдывались на сто процентов.

Тем же вечером Тасунян и два его сотрудника, руководившие обеспечением охраны, затеяли маленькую пирушку, на которой присутствовал их переводчик. Он, вот совпадение, был из этих мест.

Из разговоров он понял, что охраняют очень важного шурави из самой Москвы.

А у переводчика был брат. Он был беден, как и большинство афганцев. И продал эту информацию сразу двум полевым командирам.

Пожалуй, в этом был главный просчет Тасуняна. Он рассчитывал, что информация уйдет только к тому главарю душманов, у которого брат переводчика служил.

В день взрыва Петр нервно прохаживался вокруг фургона, где расположился штаб их группы. Им пока везло. Разлом в последние дни «задышал» несколько активнее. Можно было надеяться на гарантированный успех. До начала оставалось десять минут. На телефоне сидел один из спецназовцев Тасуняна.

Они находились вроде бы в глубине расположения полка. Однако рядом было заросшее камышом озерцо. По которому можно было подойти довольно близко к их машинам. А потом затаиться в близлежащих зарослях.

Из фургона вышел  спецназовец Тасуняна.

- Товарищ полковник, командир полка вызывает.

- С чего это вдруг? И ты ему не подчиняешься. Впрочем, иди.

- Есть!

 Петр вошел в фургон. Одел бронежилет и каску. И взял автомат.

На столе запищал многоканальный телефон.

- Первый готов!

- Второй готов!

- Третий готов!

- Десять, девять, восемь, - начал Буробин, и, наконец скомандовал -Пуск!

 Такой код он выбрал. Хотелось чего-то высокого и научного. Космического. Где нет этой пыли, грязи, мордоворотов-предателей.

Земля вздрогнула. Он выскочил из фургона. С поляны открывался вид на окрестные горы. В бинокль было видно, как они дымятся обвалами. Успех был очевиден. Но любоваться делом своих рук Петру почему-то не захотелось.

Что-то заставило его сделать несколько прыжков к краю поляны. И это было вовремя.

На месте фургона взметнулся столб огня. Какой-то обломок от взорвавшегося фургона тупо толкнул его в грудь. И он отлетел к ближайшему дереву.

Если бы не бронежилет, - подумал он и попытался встать. Это далось ему с трудом. Поэтому он не заметил, что на него пристально смотрит вышедший из зарослей человек.

Увидев, что Буробин встал и увидел его, он начал поднимать автомат. Петр смотрел на него тупо, не испытывая абсолютно ничего.

Как раз в это время сзади раздалась стрельба. И на поляну выскочил какой-то молодой солдатик. Автомат в его руках был направлен прямо в грудь душману. Но это явно была случайность. Ибо солдатик убегал от места, где разгоралась стрельба.

Солдатик дал длинную очередь. Сраженный душман свалился.

Между тем, Буробину удалось окончательно утвердится на ногах. Он тоже особо не думал. А разрядил свой автомат, стреляя куда-то за спину солдатика. Туда, откуда он прибежал.

Стрельба там вдруг разом стихла.

Буробин посмотрел на солдатика. Небольшого роста, зеленые продолговатые глаза. Раскрасневшееся потное лицо.

- Как зовут, спаситель?

- Рядовой Пирожков!

- Пещеры завалило, - сказал на другой день командир полка. – Это и мои разведчики подтверждают, и соседи. – А ты профессор, чуть было не попал под раздачу. На тебя аж две группы охотников вышли. Тот дух, которого Пирожков завалил был из одной группы. А те, от которых он бежал, - подполковник рассмеялся, оценив комизм ситуации, - были из другой.

- А фургон, его что, из чего-то подбили?

- Дело темное, профессор, похоже, он был заминирован. Но в отчетах разных об этом не говори. По человечески прошу. А то окажется, что у меня в расположении полка вражеские диверсанты гуляют.

- Это не вражеские …

- Ничего не знаю. Давай об этом не будем. Но ты, надо сказать, мужик нормальный. Кто по званию-то на самом деле?

- Старший лейтенант.

- Ну, я бы против такого капитана у себя в полку не возражал.

- Спасибо на добром слове. Но, - Петр подобрался. – это лирика. И я полковник и представитель из Москвы.

- Слушаю, товарищ полковник!

- Итак, Пирожкова оформи в мое распоряжение. У Тасуняна есть бумага с приказом, разрешающим мне формировать группу на месте.

- Есть!

- Теперь, Пирожкова, меня и моих старлея и лейтенанта сможешь отправить в Кундуз с твоей охраной и поскорее?

- Да хоть сейчас.

- Вот оформи бумаги на Пирожкова и потом сразу отправь нас.

- Есть!

- А Тасунян пусть пока разбирается на месте. Готовит колонну к отправке в обратный путь. Я ему сейчас соответствующее распоряжение дам. А ты ему не особо помогай. Пусть помудохается подольше.

- Понял. И желаю удачи. Ей Богу, если бы ты пещеры не завалил, х…й бы я сейчас тебя за полковника держал. А так, нормально ты сделал свое дело. Значит, в нем ты может даже и не полковник, а генерал. И как профи в своем деле я тебя уважаю, как профи в твоем деле.

Но, послушай меня, не играй ты больше в эти игры. Такого везения два раза не бывает.

- Спасибо за все, друг.

Они протянули друг другу руки. А потом Петр не сдержался, и крепко, по-мужски обнял командира. Тот тоже обнял его, хлопнул по спине и сказал:

- Нормально, профессор. Прорвемся. Еще раз, удачи тебе.

- И тебе, друг.

На аэродроме в Кундузе он столкнулся с Валерием. Петр подумал, что случайно.

- Ба, Мефистофель! Чертовски рад тебя видеть!

- А я тебя еще сильнее.

- Что, не чаял поди, свидеться?

- Откуда такое пристрастие к русскому фольклору, Николаич?

- Станешь здесь русским националистом.

- Ладно, смотри на афишируй этого. В СССР это никогда не было в моде. А сейчас особенно.

- Понял. Какие еще указания и советы?

- Знаешь, ты сейчас на коне. Покрутись героем дня в Кабуле с месяц. А можно и два.

- Там-то меня Тасунян и достанет.

- Что ты, дорогой, разве можно так подозревать боевого товарища?! Не достанет.

- Обещаешь?

- Да. Ты знаешь, Масуд очень зол на тех, кто завалил пещеры. Ваша колонна, которую обратно поведет Тасунян, понесет в ходе марша большие потери. И бравый подполковник, если останется жив, будет занят составлением объяснений. И ничем другим.

- Но там же не он один!

- А ты сам жить хочешь? Если хочешь и жить и играть в такие игры, то привыкай к соответствующим правилам. Вопросы? Пожелания?

- Ребят, Алексея и Виктора назад в Москву. И поскорее.

- Можно. Что еще?

- Пирожков, который меня спас, ему еще год здесь. Я хочу, чтобы он остался где-нибудь в Кабуле на непыльной безопасной охранной должности. Ну, и разумеется, мелкие солдатские привилегии. Сержантское звание. Медаль.

- Лучше орден. Красной звезды. В Кабуле я тебе с этим помогу разобраться.

- А мы снова увидимся там?

- Ну, мы же не разлей вода!

- Опять наши в городе?

- Не совсем, но скоро будут.

- Этот гэбистский змей достал всех! – член Политбюро, принадлежащий к команде, конкурирующей с нынешним генсеком, не стеснялся в узком кругу. – Тем более, что есть данные о том, как он помог умереть своему предшественнику.

- Надо ему помочь так же.

- Поможем. Там есть определенные технические трудности. Но они преодолимы. Тем более, что разработчики всех этих методов имеют к данному товарищу определенные претензии.

- Не хорошо все это, - подал голос пожилой схощавый человек. – Приучимся мы травить друг друга, а потом не только самих себя, страну изведем.

- Трофим Кондратьевич, да эти жиды скорее изведут и страну и нас с тобой. Хватит с ними церемониться.

- Да, куда не кинь, все клин.

Петр вошел в квартиру, как будто ушел только сегодня утром. Он никого не предупреждал о приезде.

Но Ольга как будто уже давно стояла в прихожей и ждала его. Он кинул на пол спортивную сумку и сделал шаг к ней навстречу. Его руки впились в это сладкое женское тело. Он не знал, что хочет, либо втиснуть ее в себя, либо самому втиснуться в нее, уйдя из этого подлого мира.

Они не помнили, сколько стояли рядом вот так, стискивая друг друга в каких-то судорожных объятиях. А потом она сказала:

- Так мы не до чего не достоимся. Давай в ванную, а потом есть.

- Нет, потом спать. Ну, не совсем спать, - поправился он.

Она засмеялась.

- Кстати, это тебе.

Он вынул из нагрудного кармана сухой стебелек с ярко-синим сухим цветком.

- Что это?

- Весенний ирис из Панджшера.


Глава 14. Москва - Кинешма

- Отдохни, Петр, отдохни. Я понимаю, ты устал. А потом уже обсудим твое будущее.

- Да, не надо мне потом. Давайте сейчас. А то и отдых не отдых. Не знаешь, что тебя ждет дальше.

Они сидели в домашнем кабинете Кузьмина. После приезда Петра из Афганистана прошло три дня. Буробин отдохнул, отоспался и даже насладился горячей любовью стосковавшейся жены. Впрочем, не досыта.

- А что тебя может волновать? Все отлично. Все твои методы работают. Можно тебя и на члена-корреспондента Академии наук толкать.

- Да, вот это разумно. Но я о другом. О должности.

- А что должность? Ты директор успешно работающего закрытого института.

- Института нет. Пока меня не было, он развалился. А все перспективные работники разбежались. Пример Алексея и Виктора …

- Это кто?

- Это те лейтенанты, которых призвали из запаса и направили в Афганистан потому, что они были одними из главных разработчиков управляемых землетрясений.

- Ну, и правильно. Почему бы их и не призвать? Вот все сделали и теперь имеют заслуженное поощрение.

- Я не о них. Я о тех, кто, не дожидаясь этого заслуженного поощрения, разбежался. И из ВНИИСИ-2, и из смежных институтов с нами связанных.

- Новых наберешь.

- Не хочу. ВНИИСИ-2 был целенаправленно разрушен. И моя гибель должна была завершить этот процесс.

- Не говори глупостей! – повысил голос генерал.

- Юрий Тимофеевич, не надо на меня орать! Мы все после Афгана нервные, и нас на глотку не возьмешь! Я знаю, что меня хотели грохнуть. Не сами, а подставив душманам. И непосредственно выполнял это сын вашего друга подполковник ГРУ Тасунян.

- Не пори чушь, Петр!

- А я и не порю чушь. Или вам рассказать подробности? Как и кому меня сдавали? Как подставляли? Как пользовались моей дуростью в этих делах? Но я потомок волхвов! Боги не дали мне погибнуть! И не дадут! А те, кто поднимут на меня руку, сами сдохнут!

- Ты переутомился. У тебя нервное истощение. Поэтому не сержусь на тебя. А с Тасуняном поговорим, когда он вернется.

Петр зло захохотал.

- Если вернется. Он сейчас в коме в Кабульском госпитале. Не только этому черножопому орангутангу других подставлять. Его тоже можно. А вот двум его мордоворотам, которые непосредственно меня минировали и под душманов подводили, не повезло. Их головы и х…и масудовцы подкинули в штаб в Кундузе.

- Да что за вещи ты говоришь?! Замолчи немедленно!

- Так что, мое будущее не обсуждаем?

- Потом, Петр, потом.

- Ладно, потом, так потом. Кстати, потом и ситуация будет другая. Наш нынешний император сдохнет месяца через два, от силы три. Хорошие мы методики разработали. А испытывали их, кстати, при участии Ольги Юрьевны.

- Петр, я сейчас психушку вызову.

- Ладно, молчу. Пойду, займусь сексом с любимой женушкой. Мы оба честно друг друга ждали. И я, откровенно говоря, еще не насытился.

Петр встал, и лениво пошел в их с Ольгой комнату.

После этого разговора прошло четыре месяца. Генерал устроил Петру и Ольге отдельную новую кооперативную квартиру в элитном доме. Жить с Петром становилось после Афганистана все труднее.

Однако, генерал видел, что с Ольгой они ладят великолепно. Она, кстати, снова была беременна, как и говорила матери, с нетерпением ожидая Петра.

А с другой стороны, во многом Петр был прав. Генсек умер через три месяца. Но коренной русак Юрий Тимофеевич Кузьмин снова оказался в выигрыше. Он не был ни с кем повязан, чист, без особых претензий.

Но, вероятно, знал много лишнего. Поэтому его не оставили курировать столь деликатные вопросы, а перевели в другой отдел ЦК. Но с повышением. И теперь он был зав отделом.

ВНИИСИ-2, как и предсказывал Петр, расформировали. Все работы разбросали по разным институтам Академии наук, а координацию работ передали в 12-ю лабораторию КГБ.

Петр не пытался сохранить институт. Однако какое-то предвиденье подвигло его прихватить в свой личный архив изрядную долю материалов исследований. А передать «наследникам» наоборот поменьше.

Самого же Петра избрали членом-корреспондентом Академии наук и предложили работать в секретариате Академии, в отделении, занимающемся связями Академии с отраслями ВПК, армией и спецслужбами.

Работа была бюрократическая. И могла бы быть даже утомительной. Но Петр, как член-корреспондент АН, лауреат Госпремии и орденоносец (а после Афганистана, он стал еще и обладателем ордена Ленина) службой откровенно манкировал. Появлялся на работе редко. Подписывал, не читая, кучи скопившиеся бумаг, и уходил.

Он снова занялся спортом. А кроме того, возился с машиной, которую приобрел после Афганистана.

Жизнь для Петра как бы застыла. Ему всего было достаточно. А вулканическая энергия как-то поутихла. Редкие командировки вносили в эту жизнь некоторое разнообразие.

Вот и сейчас, он был доволен, что выбрался по делам в Кинешму. Где на каком-то вполне мирном заводе, опять чего-то испытывали. Чего-то, что напридумывали его коллеги по Академии для ненасытных нужд обороны.

Боже, думал он иногда, да что же это наша страна собирается со всем миром воевать? Да если даже сотую часть всех этих «игрушек» применить, то можно, кажется взорвать не только Землю, но и ближайшие планеты в придачу.

Потому и народ живет так убого.

Он вспомнил разговор с братом, который как-то пригласил его с собой в баню. Петр давно не был в обычной городской бане и был неприятно удивлен убогостью раздевалки и предбанника. Хотя, парная была довольно неплоха.

Брат был младше Петра на четыре года. Он тоже пошел по научной стезе. Но его путь как бы повторял путь Петра, если бы тому не повезло в жизни.

Поразила фраза брата.

- Бабка, наконец, сдохла. Жду, не дождусь, когда дед коньки отбросит. Можно будет хоть бабу в дом привести.

- Я могу тебе чем-нибудь помочь? – спросил Петр.

- Мог бы, если бы у твоей Ольки была еще одна сестра. А так, ничем.

Брат был гордый и такой же, как и Петр, по-буробински безбашенный.

Они тогда парились, пили пиво, говорили за жизнь.

А потом Петру захотелось перетравить все Политбюро измененными биорезонансными методиками. И в придачу потрясти Москву хорошим землетрясением.

Вот и сейчас, несмотря на то, что он ехал в купейном вагоне, обстановка была весьма скромной. Проводница, молодая девчонка, билась, как могла. Но старый, раздолбанный вагон невозможно было привести в божеский вид.

Народу было мало. И Петр оказался в купе один. За стеной послышалась возня.

- Ну, чем вы недовольны? - прозвучал голос проводницы.

- Постель плохо застелена.

- Ну, нет у нас других!

- Тогда сама ложись сюда.

- Зачем?

- Улучшишь качество белья.

Опять возня. И голос проводницы:

- Пустите, кричать буду.

- Да хоть оборись. Кому ты блядюшка маленькая нужна.

Петр резко встал и пошел в другое купе. Двое мордоворотов пыхтя пытались завалить проводницу на полку.

Петр дал пинка одному. Тот яростно обернулся. И получил левой снизу. Голова мордоворота дернулась назад. Второй удар послал его в нокаут.

- Ах ты сука! – второй мордоворот бросил проводницу и надвигался на Петра. Он был покрупнее первого и являлся явно не таким легким противником.

Буробин не стал геройствовать. После Афганистана он уломал тестя на то, чтобы тот сделал ему разрешение на ношение оружия. И не расставался с пистолетом.

Вот и сейчас он вынул ствол и с ненавистью произнес:

- Сидеть, ублюдок!

Мордоворот ошалело сел.

- Когда остановка? – спросил Петр проводницу.

- Через тридцать пять минут.

- Вызовешь милицию, - приказал он ей.

Поначалу пришедший сержант явно не хотел снимать мордоворотов с поезда. Да и пистолет Петра вызвал у него гораздо больше сомнений, чем два потенциальных насильника.

Все же до чего же прав был товарищ Сталин в иных терминах, - подумал Петр. – Какой емкий термин «социально близкие». Однако мы этой близости реализоваться не дадим.

Другой, помимо разрешение на оружие, «прощальный подарок» тестя сыграл свою роль. Удостоверение консультанта ЦК КПСС подействовало на станционного пинкертона магически.

- Какие будут указания, товарищ Буробин? - побледнев пролепетал сержант.

- Чтобы эти уроды раньше, чем через пятнадцать суток не вышли. И умотали с твоей станции на другом поезде. Не на «Москва-Кинешма». Понял?

- Так точно!

- Тогда выполняй.

- Зря вы так, - сказала она ему потом. – Если захотят меня достать, все равно достанут.

- Не думаю, что захотят. Так, если случайно встретятся. Месть, знаете ли, чувство скорее аристократическое. Да, кстати, а чаем поить будете?

- Попозже. Но для вас могу и сейчас сделать.

- Что вы, спасибо. Попозже, так попозже. А что это вы одна? А напарница есть?

- Нет. Здесь постоянно проводников не хватает. А мы из студенческого отряда. Ивановский мед.

- О, да вы будущий доктор!

- Да, детский.

- Одна из самых благородных профессий.

Она немного смутилась.

- Да, наверное. Но я достаточно случайно пошла на эту специальность. У меня там тетя преподает.

Она не поняла, почему так откровенничает с этим пожилым по ее меркам человеком. Хотя только что он спас ее от унижений. Но все же.

Между тем, он предложил.

- Только, пожалуйста, не сочтите за наглость. Но предлагаю поужинать со мной. Когда у вас тут будет большой перегон без остановок?

- Через час сорок.

- Тогда жду. И, Бога ради, не подумайте ничего … - он вдруг отчаянно смутился, - ничего такого.

Они сидели у него в купе, пили коньяк из серебряных рюмочек, которые теперь входили в его «джентльменский дорожный набор». Он угощал ее невиданными деликатесами из цековских буфетов, и они говорили. Говорили обо всем.

О древних колдунах, устройстве Вселенной, его любимых управляемых грозах и землетрясениях, индийских йогах и модных в тот год экстрасенсах.

Он смотрел на чистое круглое личико этой девочки, и ему почему-то хотелось плакать от какой-то щемящей жалости к ней. От жалости ко всем таким, как она, чудным принцессам, которые не знают, что они принцессы, и кому так и суждено провести жизнь в этих раздолбанных вагонах, убогих квартирах, рядом с этими человекообразными мордоворотами.

И как же редко встретятся им на пути те, кто хотя бы смогут и решатся элементарно помочь, защитить или, тем более, одарить.

Она смеялась его шуткам, удивленно распахивала глаза на его откровения из области на грани науки и мистики.

Вообще, у нее были чудные глаза. Голубые, чистые с удивительно красивым разрезом. «В разлет», как говорят о таких. Когда она смеялась, глаза лукаво сощуривались. И напоминали ему кого-то.

Кого?

Рысь. Точно. Если бы рысь могла смеяться, наверное, она точно так же лукаво щурила бы свои глазки на круглой мордочке.

- Знаете, мне хочется назвать вас «Рыськой». Вам никто не говорил, что вы похожи на смеющегося рысенка?

- Нет.

Коньяк к исходу ночи изрядно вскружил ей голову. И она смело сказала:

- А мне хочется назвать вас «дяденька волхв». Не обидитесь?

Он рассмеялся.

- Мы чудно проговорили. И путь пролетел незаметно. Знаете, я хочу подарить вам на память о нашей встрече один талисман.

Он снял брелок с ключей. Этот брелок был куплен им в Кабуле в одной лавке. Хозяин уверял, что это настоящий цейлонский звездчатый сапфир. Такая ценность в качестве брелка для ключей? Нонсенс. Но он купил его. И таскал всегда с собой на связке ключей.

- Что это?

 Она осторожно взяла красивый камешек в грубой оправе с маленьким колечком, позволяющим пристегивать его, куда захочешь.

- Хозяин лавки говорил, что это цейлонский звездчатый сапфир. Откровенно говоря, не знаю. Но смотрится неплохо. И так подходит к вашим глазам.

Она смущенно потупилась.

- Не отказывайтесь. Пусть это будет подарок дяденьки волхва Рыське. И пусть он принесет вам счастье.

- Спасибо… Спасибо, дяденька волхв.


Глава 15. Закон Кармы

Вся страна смотрела телевизор. Давно такого не было, чтобы народ искренне интересовался политикой. Давно.

А вот ему было все равно. Это часто случалось в жизни Петра, ему было не интересно то, что интересовало других. Вернее, интересовало, конечно. Но именно во времена всплеска этого массового увлечения чем-то у него оказывались свои дела, которые были решающими в его жизни. И он холодно проходил мимо поклонения кумирам, олимпиад, чемпионатов по футболу и прочих, тому подобных вещей.

Сейчас вроде бы ничего у него не было. Но массовый интерес к политике нового генсека его обходил стороной. Впрочем, сочувствие начавшееся обновление у него вызывало. Но не более того.

Буробин лениво потянулся на диване и пультом выключил телевизор. Неплохое изделие, этот пульт, - подумал он. – Жаль, только на импортных теликах такое есть. И сколько же убожества сразу стало заметно, как только мы получили возможность сравнивать нашу жизнь с жизнью в нормальных странах.

- Па, мы пойдем с тобой жечь костер в лес? Ты же обещал.

Младший сын Буробина, Тимофей, вбежал в комнату.

- Конечно, пойдем. Разве папа когда-нибудь не выполнял своих обещаний?

- Не …

- Так что же задаешь некорректные вопросы?

- А что такое не ….

- Не корректные, значит не вежливые. А ты же джентльмен. Должен быть всегда вежлив.

Он вдруг рассмеялся, вспомнив один афоризм из времен своей бурной молодости.

- Вежливо, но в зубы.

- Неандерталец, ну чему ты ребенка учишь? – Ольга стояла в дверях, слушая их разговор с сыном.

- Олюня, разве я учу? Я так, подаю личный пример. «К смелым делам по примеру отцов, будь пионер готов» - пародийно пропел Буробин и поднял сына к потолку.

- А ты, маленький неандерталец, готов к смелым делам по примеру отцов?

- Петр, ну хватит прикалывать. Ребенок твоего юмора не поймет.

- Этот юмор адресован вам, любовь моя.

Он поставил сына на пол, и подошел к ней. Она оставалась для него все такой же желанной и сладкой. Хотя в чем здесь парадокс? Ему только слегка за сорок, а ей только тридцать пять. Какие наши годы?!

- Знаешь, - сказал он ей ночью после сеанса любовных игр, - я удивляюсь нашей с тобой судьбе. Сейчас у всех все начинается. Все в каких-то надеждах, перспективах. А мы с тобой как будто уже всего достигли. Достигли всего, чего хотели. Мы так мало хотим? Или так мало можем?

- Ну, можем-то мы еще не так уж мало …

Ее улыбка даже в полумраке ночной комнаты была заметно лукава. Он нежно погладил ее грудь, а потом скользнул рукой вниз.

- Ты права, сладкая моя.

За последние годы тесть заметно сдал. Было видно, что генерал не поспевает за бегом времени. И это его гнетет.

- Ну, хоть ты, Петр объясни мне, что происходит? Куда мы катимся? – спросил он как-то при встрече.

- Как куда катимся? Катимся к неизбежному концу вашей красной империи, Юрий Тимофеевич.

- Какой вашей, Петр?! Почему вашей?! Она что, не твоя тоже?!

- Давайте по рассуждаем. Я хороший ученый? Хороший. Скажу без ложной скромности. Польза с моей науки есть? Есть. Сколько жизней наших ребят я сберег, завалив эти чертовы пещеры, например. Но пошло ли это все на пользу? Нет. И этот долбанный Афган мы все равно просрем.

Так что все мои знания и умения псу под хвост. И потому-то мы так убого живем.

Генерал хотел возразить, но Петр прервал его.

- Убого, убого. Ну, что такого особенного в том, что у нас с Ольгой трехкомнатная квартира и вторая за всю жизнь машина. Это только на фоне общего убожества остальных кажется раем. А так, все по минимуму.

И то, получил я все это вроде бы своим трудом, но на самом деле только благодаря вам. Так значит без вас я никчемный? Значит, грош мне цена в базарный день?

А остальные? Такие же, как я, но у кого нет доброго Юрия Тимофеевича? Они что, вот так все вообще поголовно никчемные? Надоело это всем нам, Юрий Тимофеевич. Надоело.

- Но будет же еще хуже! Неужели вы, дураки, этого не понимаете?!!

- Лучше тридцать лет питаться живой кровью, чем триста лет падалью. Не я сказал. Классик. А потом, чего вы мне-то это говорите? Я не при чем. Сижу себе. В бизнес не лезу. В политику тоже. Вот хотел в академики пролезть. Не вышло. Ну, да черт с ним. Нам с Ольгой хватает и того, что есть. А пупок драть за большее как-то не хочется.

Да, надо бы нам какую-нибудь недвижимость за городом приобрести. Что там слышно, когда нормальным людям разрешат нормально покупать дома в деревне?

- Вам нашей дачи мало?

- Так Юрий Тимофеевич, она же казенная. Сегодня есть. Завтра нет. А хочется своего, кровного.

- Эх, Петр, учился бы у своего свояка Влада. Он вот гораздо старше тебя, а куража не растерял. В Америку намыливается.

- Да ну? И в каком качестве?

- Будет там профессором в университете каком-то.

- Е…ть мой лысый череп, - Буробин теперь совершенно не стеснялся при тесте, - ну, чему научит там американов никчемный Влад. Он же ничего не умеет, кроме как интриговать.

- Умеет, не умеет. А вот устраивается.

- Вот, видите, кстати, и вы уже к таким перспективам относитесь без истерик. Могли бы себе представить, что семья вашей старшей дочери переедет на постоянное жительство к потенциальному противнику?

- Да они только на год.

- Бросьте, Юрий Тимофеевич. Сами знаете, что не на год. Они уже в России больше десяти лет не появляются. Отвыкли от мелочей нашего неустроенного быта.

«Будет же еще хуже! Неужели вы, дураки, этого не понимаете?!!». Эти слова тестя Буробин тогда попросту пропустил мимо ушей. Однако вспомнил их, когда грянул Чернобыль.

Тогда многие чины Академии наук то ли в порыве патриотизма, то ли желая искупить часть своей косвенной вины за случившееся, потянулись участвовать в ликвидации аварии.

Буробин откровенно игнорировал намеки начальства, что неплохо бы и ему съездить туда.

- Что мне там делать? Это не по моей части, - отвечал он на такие намеки.

Однако, потом намеки стали более настоятельными. И он понял, что может попасть под кампанию. Благо по всей стране шла кадровая чистка. И он, скрепя сердце, поехал.

Суть его задания состояла в том, что было необходимо выяснить, имели ли место некие спровоцированные микроземлетрясения, внесшие свою лепту в то уникальное сочетание неблагоприятных условий, которые и привели к аварии.

А он как никак был ведущим специалистом страны в вопросах подобного рода.

- Ну, как, что удалось выяснить? – спросил его Коваленко после приезда.

Валера опять появился в его жизни как чертик из табакерки, и попросил о встрече. И предложил в качестве места рандеву спецобъект «Лысая гора».

Но на этот раз Петр отказался от услуг милых ведьм. Ему вполне хватало его сладкой женушки.

Поэтому встретились в одном из только что появившихся кооперативных ресторанов.

- Знаешь, Валера, выяснил я не так много. Признаюсь откровенно, истина была мне по барабану. Главной задачей для меня там было держаться как можно дальше от объекта. Да, собственно, объект мне был и не нужен. Ибо если там была некая геологическая структура, в которой можно было вызвать микроземлетрясение, то она отнюдь не ограничивалась станцией.

- Ну, и что. Была структура?

- Знаешь, была. И есть. Геология-то не меняется так быстро. И эта структура такова, что микроземлетрясение вполне могло в ней быть спровоцировано.

- Ты это написал в своем отчете?

- Написал. Но, если мы будем исходить из гипотезы, что там было некое напряжение, то этим микроземлетрясением оно снято. И определить сейчас было ли оно, практически невозможно.

- А теоретически?

- Теоретически можно. Но в отчете я этого не писал. Ибо тогда пришлось бы начинать там большие детальные исследования. Расследовать причины таких событий гораздо сложнее, чем их вызвать.

Так вот, я не желаю такие исследование инициировать и торчать в зоне заражения. Поэтому написал, что микроземлетрясение вполне было бы возможно вызвать, но так ли это было на самом деле сейчас определить нельзя в принципе.

- Хорошо, не для отчета. Твои чисто личные впечатления.

- По-моему что-то было. Но не уверен. С другой стороны, если что-то и было, то оно наверняка было спровоцировано искусственно. Это уже полная уверенность.

Однако в этой связи хочу заметить тебе, что спецы говорят о целом букете неблагоприятных маловероятных событий. Тогда это микроземлетрясение лишь один, извини, цветок, в этом букете.

Понимаешь?

- Как не понять. Хороша ложка к обеду. И тот, или те, кто эту ложку подносил, знали, когда будет обед. Те, кто тряс землю, знали, когда будет проводится этот рискованный эксперимент по опробыванию новых режимов работы станции. Да-а-а ….

- И я про то же. Впрочем, это уже не моя тема. Однако, просто интересно, это внешние, или свои? И кто-то из «своих» просто хотел подставить нового генсека, затеявшего широкие реформы?

- Не знаю, не знаю. Искренне тебе говорю. Но, похоже, что наши методы осваиваются достаточно широким кругом лиц.

- В этой связи хочется сделать одну реплику. Не возражаешь?

- С чего бы мне возражать?

- Да так. В былые времена ты стремился удерживать меня от таких реплик.

- Так времена изменились. Да и мы тоже.

- Тогда, дружище, скажу тебе, что в чем-то мы с тобой одинаковы. Мы интеллектуалы, обслуживающие силовиков. Но нами пользуются как проститутками. А мы желаем лишь одного, чтобы нам за наши услуги нормально платили.

- С чего ты вдруг об этом задумался? Или почувствовал некую вину?

- Нет. Да и перед кем чувствовать вину? Перед быдлом сановным, или быдлом простонародным? Так я перед ними ни в чем не виноват. Просто потому, что перед быдлом нет вины в принципе. Вина может быть перед людьми достойными. Или …. – он вдруг замолчал.

- Или? – переспросил Коваленко.

- Или перед Богами.

- Надо как-то утихомирить этих армян. Совершенно не кстати влезли они со своим Карбахом. У нас и так сложностей полно. Какие будут идеи?

Генеральный секретарь, инициатор перестройки обвел соратников внимательным взглядом.

- Есть одна идея, чем их занять, - подал голос председатель КГБ.

- Вот и займите их по своему усмотрению.

- Готов доложить свой план уже завтра.

- Ну, зачем нам этот бюрократизм! Мы же стремимся к большей демократии. Вы планы свои не докладывайте, а действуйте, как сочтете нужным.

Хитер, - подумал шеф КГБ, - при случае он ни при чем. Однако и мы такое можем, что никто в случае чего не поверит.

Валерий отдыхал в закрытом санатории в Сухуми, когда произошла спитакская трагедия. Всех младших офицеров, отдыхавших там, собрали и объявили им, что их отпуск прерван. Они были мобилизованы на обеспечение охраны доставки хлеба в разрушенный город.

Полковник Коваленко подобной мобилизации не подлежал. Но вызвался возглавить группу своих младших коллег.

- Надо же осуществлять некое руководство таким ответственным заданием, - сказал он.

На самом деле, ему надо было посмотреть лично, что случилось. Неужели опять Буробин? Или просто его методы действительно освоены уже многими?

Масштабы трагедии потрясли даже его.

К сожалению, карабахскую проблему спитакская катастрофа не сняла.

Гениальные методы Буробина опять сработали зря.

Петр сидел на кухне. Он был дома один. Старший сын был на даче с бабкой и дедом. А Ольга с младшим ушла в цирк. Был ранний вечер. Звонок в дверь не вызвал подозрений. И Петр, как всегда, не глядя, открыл дверь.

- Не ждал, полковник, - лицо Тасуняна было изуродовано большим шрамом.

- Ба, виконт Леон!

- Не понял.

- Знаешь, был такой фильм «Ярославна – королева Франции» и там была песня с таким припевом. Вот мы с Ольгой про себя сразу и прозвали тебя виконтом Леоном.

- Да, вы шутники. Но, может, чаем напоишь?

- Можно. И не только чаем.

Они прошли на кухню. Буробин как будто совершенно не помнил давних предупреждений Коваленко. Они сели за стол, и Петр как ни в чем не бывало принимал Тасуняна, как дорогого гостя. Старого боевого товарища.

Левон рассказывал о том, как их колонну при возвращении из Панджшера разгромили тогда душманы. Как он лежал потом в госпитале. Как был демобилизован по здоровью.

Петр тоже что-то лениво рассказывал.

Попутно обсуждали последние политические новости.

- Кстати, там сегодня должно быть интересное заседание Верховного Совета. Не включишь ли телевизор, - попросил Леон.

Буробин включил телевизор. И, подыгрывая Тасуняну, сделал звук громче.

- Слушай, неужели не догадываешься, зачем я к тебе пришел? - спросил Тасунян.

Петр смотрел на него совершенно спокойно. Он знал, что Тасунян далеко не тот орел, каким был до ранения. А пистолет Буробина со взведенным курком, - вот случайность то! – был под рукой. В буквальном смысле. Под полотенцем, брошенным на кухонный диванчик.

Тогда Валерий прямо спросил его:

- Спитак - твоих рук дело?

- Нет, - твердо ответил Буробин. И говорил правду. – Но сделано, судя по всему по нашим методам. Уж больно политически все во время. Во время, на взгляд тех, кто хочет отвлечь армян от Карабаха.

- Да, дела. Но это не столь важно. Знаешь ли, слишком все это грязно и кроваво. Поэтому я считаю, в опасности все те, кто хотя бы косвенно причастен к этой трагедии. Поэтому будь осторожнее.

Тогда и стал Буробин держать пистолет поближе. На всякий случай. В данный момент под полотенцем, валявшемся справа от него.

Поэтому можно было опасаться «виконта Леона» в прихожей. Но никак не на кухне.

- Догадываюсь.

- И не боишься?

- Чего бояться калеку.

- Ты тогда нас подставил?

- Убийцу укокошить можно смело, а вора обобрать святое дело. Это ответ, а не нападение. Ответ за попытку взорвать меня или сдать душманам.

- Но мои родители в Спитаке не были убийцами!

- Сожалею. Но не я тряс ваш городок.

- Но ты создал этот чертов метод!

- А ты принимал участие в его испытаниях. Вы, вояки, ничего не умеете, кроме как убивать, но почему-то по большей части такие сентиментальные. И вину за убийства всегда хотите переложить на других. То на тех, кто отдал приказ, то на тех, кто создал оружие. Не выйдет, виконт Леон. По своим долгам платить надо самим.

- Вот ты мне и заплатишь, сука!

Тасунян вскочил. И достал пистолет раньше Петра. Все же профессионализм компенсировал даже многочисленные увечья.

Но шума в коридоре из-за звука телевизора  не услышал.

- Па! – вбежал в кухню Тимофей. А за ним быстро вошла Ольга. Тасунян на мгновение отвлекся. И это дало возможность Петру выхватить пистолет из-под полотенца.

Выстрелы слились в один.

Они шли с Ольгой по красивому берегу моря. Белые скалы нависали над галечным пляжем. На скалах росли сосны.

- Правда, красиво? – сказал он.

- Да, чудесно, - чуть рассеяно ответила она.

- Чего-то ты задумчива сегодня, сладкая моя.

- Да, знаешь, я подумала, что мы как-то неправильно жили. Делали что-то вредное для других. И пользовались за это благами, другим недоступными.

- Чего тебя потянуло на философию? Раньше я за тобой такого не замечал.

- Раньше многое было другим, - она загадочно улыбнулась.

- Да ладно, Олюня. Все как было, так и осталось. А занимались мы войной. Да, войной. Но войну пока никто не отменял. Не мы ее начали. Да, собственно, половина народу в нашей стране занималась войной. Мы просто делали то же, что и все. Но более профессионально. За то и имели наши блага.

А потом, мы уже не занимаемся никакими войнами. Мы довольствуемся относительно малым, и просто растим наших детей.

- На деньги, заработанные на войнах.

- Да не наши это войны, не наши! И потом, война не разбой. Не преступление.

- Наверное, ты прав, но мне кажется, что и войны бывают разными. Есть те, которые не являются преступлением. Но мы занимались не такой войной. И поэтому ты перестал быть ученым. А у меня перестали получаться биорезонансные методики. Боги лишили нас нашего дара. Они всегда лишают дара того, кто использует его не так.

Знаешь, это называется «отрицательная работа». Запомни это волхв. И никогда не делай так. Иначе потеряешь свой дар окончательно.

- Но я не волхв, не чародей! Я ученый! Нет у меня никаких даров. Я учился и получал свои знания и навыки. И как я могу их потерять?

- Помнишь, что говорил почитаемый тобой Вернадский? Истину внушает нам Бог. А мы только формулируем ее так, чтобы ее поняли наши коллеги. Так что настоящий ученый это волхв. Не был бы ты волхв в душе, не смог бы выучить то, что выучил. А волхв немного Бог. Но одновременно и не Бог, а просто тварь. Жадная и подлая.

- Да что ты, в конце концов! Давай искупаемся, да займемся любовью. Черт с ними, с этими дарами, волхвами и еще незнамо чем.

- Сегодня не получится.

- Да почему, почему, черт побери!

- Потом поймешь.

Боль и чернота. Потом серый свет, который все усиливается. В этом сером свете проступают контуры человеческого лица.

- Валера, ты? Где я?

- Ты в палате. Очнулся. Был в коме.

Он медленно вспоминает случившееся.

- Что с Ольгой?!

- Убита.

- Сын?

- Жив и здоров.

- А этот черножопый  орангутанг?!

- На этот раз убит окончательно. Я рад, что ты держишься.

- Это тебе только так кажется, Мефистофель.

Снова серое, переходящее в черное. А потом все тот же пляж. Она уходит за мыс.

- Олюня, родная, подожди!! Я люблю тебя!!! – орет он.

Она оборачивается. Грустно улыбается. Слегка приподнимает ладонь. И отрицательно качает головой.


Глава 16. «Я помогу тебе!»

Их старшего сына забрала к себе в Америку Тамара.

- Тимофея не беру, - сказала она Петру. - Заике трудно будет осваивать чужой язык.

- Спасибо, Тамара, - ответил Петр вяло.

Как жить дальше, он не представлял.

Уже с месяц они целыми днями сидели с Тимофеем, обнявшись на диване. Иногда Петр начинал читать ему сказки. Изредка выходил в магазин и чего-то покупал. А потом приходил домой и варил еду. В основном, манную кашу. Которую потом ел вместе с сыном.

Как-то приехала генеральша, и, не говоря ни слова, забрала Тимошу. В последний момент, она обернулась и неожиданно сказала:

- Не убивайся так. Она была счастлива. Ты любил ее по-настоящему.  И она тебя тоже. Это, поверь, не каждая женщина в жизни испытывает. – Она жестко усмехнулась, - как это вы говорили, лучше тридцать лет питаться живой кровью. Вот вы и питались. Не предавай памяти об этих светлых счастливых днях. Не черни их этим унынием.

Только потом Петр узнал, что Мария Павловна не приезжала раньше, потому что ухаживала за генералом, которого свалил тяжелейший инфаркт.

А страна в это время переживала бурную осень 1991 года.

Петр даже не понимал, откуда у него были какие-то деньги. Наверное, остались некие заначки. Но зима реформ напомнила ему, что надо зарабатывать на прожитье.

И именно в это время вновь раздался звонок в дверь.

Он открыл, стоя на пороге с пистолетом в руках. Высокий, худощавый джентльмен в светло-сером плаще и модной шляпе чуть иронично улыбался на пороге. С легким акцентом он произнес.

- Доктор Буробин, если не ошибаюсь?

- Он самый.

- Вы разрешите мне войти?

Он, казалось, не замечал пистолета в руке Петра.

- Прошу, - махнул рукой с этим самым пистолетом Петр, показывая вглубь квартиры.

Гость аккуратно снял плащ и шляпу. И прошел в комнату.

- Присаживайтесь. Извините, совершенно нечем вас угостить. Манную кашу вы вряд ли будете.

- Не беспокойтесь. И давайте сразу к делу. Мы хотим купить  все имеющиеся у вас материалы о работах ВНИИСИ-2.

Петр не спросил, кто этого хочет. И откуда кому-то известно о ВНИИСИ-2. И то, что у него есть эти материалы. Ему было на все наплевать.

- Сколько? – коротко бросил он.

- Сто тысяч долларов.

- Сто пятьдесят.

- Сто двадцать пять.

- Согласен.

На участке, который они с Ольгой все-таки успели купить в конце восьмидесятых, он построил хороший просторный дом со всеми городскими удобствами. Участок был в деревне, которая примыкала к небольшому райцентру в ста с небольшим километрах от Москвы.

Потом он пришел в ближайшую школу и устроился там на работу. Это вызвало легкую панику в среде учителей. Не каждый день в провинциальную школу устраиваются работать члены-корреспонденты Академии наук.

- Почему вы хотите работать у нас? – осторожно спросил директор.

- Мой сын нуждается в особом присмотре и смене обстановки. Он заика. И мне бы хотелось, чтобы он учился рядом со мной. И чтобы авторитет и постоянное присутствие отца ограждали его от трудностей, сопровождающих адаптацию к школе детей с такими отклонениями.

- Но у нас очень мало платят.  Должен вас предупредить. Мало и не регулярно.

- Я не нуждаюсь в деньгах.

- Ничего не получается, Петр, - сокрушался Юрий Тимофеевич. – Никак это заикание не проходит.

- А других отклонений нет? Чего врачи говорят?

- А, что они говорят! Так, надейтесь. Обеспечьте здоровый образ жизни.

- А наши биорезонансные чудеса?

- Да развалилось все! Никого и ничего не найдешь!

- Давайте попробуем на новом месте. Я специально для этого туда учителем устроился.

И он рассказал тестю все.

- Ну, попробуй, Петр, попробуй. Может, повезет.

Смена обстановки действительно немного благотворно повлияла на Тимофея. Но на учет к детскому невропатологу все равно надо было становиться.

Петр пришел с Тимофеем в местную детскую поликлинику. Прием вела врач, которая показалась Петру чем-то знакомой. Она внимательно осмотрела Тимошу.

Как она внимательна и добра, - подумал Петр. – Прямо-таки светится добротой. Она точно врач от Бога. Но где же я ее видел?

- Тимоша, подожди папу в коридоре, - ласково сказала докторша. И когда Тимофей вышел, спросила:

- От чего это у него?

- Маму убили на глазах, - деревянным голосом ответил Петр.

Сострадание судорогой боли пронзило ее. Она смотрела на Петра с такой теплотой и добротой, что ему стало не по себе.

- А вы не помните меня? - спросила она.

- Извините, нет – с сомнением произнес он.

Она расстегнула ворот и показала звездчатый сапфир на цепочке.

- Я помогу тебе дяденька волхв! Я вылечу твоего сына!!

  Я помогу тебе!!!


ЧАСТЬ II

ЛЫСАЯ  ГОРА  ОЛИМП


Глава 1. Сварог и Рыська

Волхвы всегда жили на отшибе. Нельзя волхву жить с родовичами. Это не удобно ни для них, ни для него. Хотя жить одному тоже не сахар. Скотину в загоне держать не с руки. И поэтому молочка не попьешь. Если, конечно, родовичи не принесут.

А молоко Сварог любил. Но не молоком одним. Дальние потомки скажут «не хлебом единым». Хотя, Сварог и слова-то такого не знал «хлеб».

Но, с другой стороны, к чему хлеб, когда рыба в реке идет такой стеной, что река из берегов выплескивается. И какая рыба! Стерлядка..

А в лесу грибов, ягод и орехов на любой вкус. Да еще меда полны дупла старых деревьев.

Да и не надо волхву много есть. Разжиреешь, не полетишь.

Жилище Сварога стояло на склоне глубокого оврага, который впадал в широкую речную долину. Река в этом месте текла почти строго с севера на юг. А овраг, разумеется, протянулся с востока на запад. На северном склоне оврага, открытом солнечным лучам с юга и стояла полуземлянка волхва. Ее торец был углублен в склон. И таким образом жилище было защищено от северных ветров. А вход был открыт солнечным лучам.

Внизу, как раз напротив входа, ручей делал петлю. И небольшое расширение днища было залито какой-то рыжевато-бурой жижей.

Тогда Сварог еще не знал, что это та самая естественная ржавчина, которая одарит его родовичей новым металлом. Вернее одарит их этим волшебным металлом Сварог.

Но, это, повторим, в будущем. А пока волхв и без того, мог гордиться многими умениями. Мог угадать, когда возможно вызвать грозу. Мог усилием воли снимать многие хвори наложением рук. Знал тайны целебных трав. Мог летать на огромном ажурном крыле, каркас которого был сплетен из гибких орешин, и обтянут тонкой кожей. Мог не заплутаться в лесу и на лугу, ориентируясь ночью по звездам.

Да много еще чего мог, чего не смогут даже его далекие потомки. А тем более, не могут родовичи, занятые борьбой за существование и выращиванием детей. Ибо только волхву с его умениями и одиночеством неплохо в таком изобилии. А когда на руках дети и старики, да женщины, по большей части беременные, изобилие уже не таким покажется.

И все же главное умение Сварога, как и всякого волхва, это умение работать с огнем и металлом. Металл этот потомки назовут бронзой. Его мало, очень мало. Он привозной. И поэтому его берегут. Изделия из него многократно чинят и переделывают.

А женщины, падкие на украшения, иную безделушку, от прабабки доставшуюся сто раз починят, а то и переделать попросят.

Вот и сейчас, не иначе девчонка Рыська пришла. Она еще подросток, и у нее только маленькое такое колечко с какой-то фигуркой есть. Она таскает его на сыромятном шнурке, одетом на шею.

- Здравствуй, дяденька Сварог!

- Здравствуй, Рыська!

Рыська похожа на маленького рысенка. Быстрая, ловкая невеличка. С круглым румяным личиком, на котором ярко сверкают длинные узкие голубые глаза. Она постоянно улыбается. Глаза при этом лукаво щурит. Ну, точно, рысенок. Если бы только тот умел улыбаться.

- Дяденька Сварог, мое колечко не переделаешь? Смотри какой я камешек нашла, хочу его к колечку приделать.

Камешек потомки назовут гранатом. Выпал он должно быть из гранитного валуна, и попал на речную отмель.

Сварог посмотрел на камешек. Красивый и редкий. Повезло Рыське. Чутье у нее на камни и травы. И вообще чуткая она, трепетная. Хорошая ведунья будет. Надо бы со старшим родовичем поговорить, да к ведунье в обучение отдать.

Но колечко маленькое. Как к нему камень приделать?

- Трудно это, Рыська. А потом, чем больше металл жжешь, тем больше он теряется. Так и совсем без колечка останешься.

Рыська, кажется, готова заплакать от огорчения.

- Так не приделаешь, дяденька Сварог?

- Куда ж я денусь, приделаю. Камешек больно красивый.

- А я тебе творога принесла, - вспоминает Рыська. – Ты же его любишь.

- Люблю. Спасибо.

- А меня любишь?

Сварог, мужчина без возраста. Потомки бы сказали, вечно сорокалетний. Впрочем, родовичи в то время до такого возраста не доживали. Иное дело волхвы. Они друг друга лечат и бессмертными делают.

- Не спеши с любовью, Рыська. Успеешь еще.

- Да, ты эту лосиху Яру любишь. Я знаю.

- Эх, Рыська. Да не завидуй ты Яре. Она обычная смертная. А ты ведуньей стать можешь.

- А почему Яра ведуньей стать не сможет? Она ведь многое умеет из ваших дел?

- Да, многое умеет. Но надо дольше учиться. А для этого надо на наши сборы приходить.

- Да чего это, так трудно, до Волчьей горы добежать?

Волчья гора это высокий холм посреди древнего озера, ставшего болотом, где собираются ведуны-волхвы и ведуньи.

- До Волчьей горы добежит. Но этого мало. Надо и дальше уметь добраться. А тут без крыльев не обойтись.

- Ну, сделает ей крылья кто-нибудь из ваших. За любовь да ласку. Сладкая она, эта Яра.

Среди родовичей нет мужей и жен. Есть пары довольно длительно предпочитающие друг друга. Но отдельных семей все же нет. И любая женщина может одарить любовью любого родовича.

- Крылья-то сделать можно. Да не полетит Яра. Больно велика и пышнотела. А вот ты легко полетишь.

- Так я еще вырасту. И стану как Яра.

- Как Яра не станешь.

- Стану, дяденька Сварог! Стану!

- Глупая ты еще, Рыська. Станешь ты еще и взрослой и сладкой. Для этого не обязательно быть большой, как Яра. А когда полетишь, поймешь, что и мечтать об этом не надо было.

А потом слетаешь на Лысую гору. С другими такими же повидаешься, поговоришь, повеселишься. Останешься вечно молодой. Многому научишься. О Яре уже и думать забудут, а ведунья Рыська будет людям помогать, да все больше о мире нашем узнавать.

- А если упаду как-нибудь по дороге на Лысую гору?

- Упадешь, так мучиться и лежать на руках родовичей не будешь. Упадешь и сразу в страну Вечного Лета.

- А чего это, если ведуньи все могут, нет у них таких украшений, как у Яры?

- А зачем нам украшения, Рыська? Нас и так уважают, да и любят. И ты научишься так любить, что и через сто лет парни будут у тебя всю свою мужскую силу оставлять.

- Да когда это будет, - вздыхает Рыська.

- Не спеши, - смеется Сварог. – Нам, ведунам, спешить некуда.

- А камешек все же вставишь?

- Вставлю, вставлю. Все же ты сестренка моя будущая.

Рыська сверкнула голубыми щелочками своих глаз.

- Ну, до свидания, брат Сварог.

- До свидания, сестра Рыська.

Через много лет, народ, забывший своих Богов, благодаря чужому идолу под пятой чужих князей и царей, создаст сказки, где ведуньи, несущие только добро и любовь будут названы ведьмами. Чуть ли не пожирающими малых детей.

Это ведуньи! Ведуньи, благодаря которым были спасены сотни тысяч этих малых детей.

Как же гневался Сварог тогда на этих неразумных потомков. И отвернулся от них. Но это будет уже потом. Когда он станет одним из Богов. А пока от только волхв. И родовичи живут своими родами. Иногда скудно, но зато честно и свободно.

И женщины щедро дарят любовь мужчинам. А зачем лишнее богатство, когда есть любовь?

Ну, а если и бывает между родней непонимание, то оно быстро проходит.

Да и какая может быть между своими распря или зависть. Так, разве что иногда неразумная девчонка позавидует красивой молодухе. Но это до первого любовного праздника.

А если из парней кому очень уж скучно становится, то иди на все четыре стороны. Мир открыт. И никто никого не держит.

Вот только, если не дурак, стань для начала волхвом.


Глава 2. Мечты красавицы Яры

Яра была дочерью старшего родовича. Была она высокая и статная. Двигалась плавно. Но за этой плавностью чувствовалась внутренняя сила. Права была Рыська, порой Яра чем-то напоминала молодую лосиху в период гона.

Такая же сильная, стремительная и страстная. Глаза у Яры, как у большинства родовичей, голубые. Волосы густые, цвета меда. И вся она такая гладкая, белая.

Любит Яра всякие украшения. И их у нее довольно много. И от бабок-прабабок досталось. И добирающиеся до этих мест купцы с юга дарят. За что дарят, то не наше дело. Тем более, что еще не одна сотня лет пройдет, пока превратят дальних потомков Яры, Рыськи и Сварога в рабов под пятой царя и бога. И навяжут им мораль ханжескую, подлую, двуличную, лицемерную.

А пока этой проклятой морали, и этого проклятого бога нет, женщины дарят свою любовь щедро. И не стесняются щедрости ответной.

Умна Яра. И хочет стать ведуньей. Многому научилась у окрестных ведуний и волхвов. Не раз бывала и на Волчьей горе. Там собираются окрестные волхвы и ведуньи. Лечат друг друга, молодости уйти не дают. Поэтому и необходимо им собираться иногда вместе. Тут, как в жизни. Самого себя за волосы не поднимешь.

Но настоящей ведунье надо хоть изредка и на большие сборы прибывать. А туда без крыльев не долетишь. Хорошо мужчинам. Если летать не умеешь, то можно хотя бы посуху один раз за многие лета добраться.

А женщине одной это не по плечу. Разве что в пару к кому-нибудь напроситься. Был, кстати, один такой. Звали его Волчий Зев. Летал плохо. Но на Лысую гору упорно добирался посуху.

Зеву нравилась Яра. Она это чувствовала. И хотела как-то напроситься в попутчицы. Да сгинул куда-то Зев.

Яра все спрашивала у Купалы, который летает лучше всех, не слышно ли чего о Зеве.

Но и Купала ничего не слышал. А ведь он где только не бывал! Сварог говорил, что не только в наших краях, но и среди тех, кто собирается на Лысой горе, что над Большой рекой, Купала лучше всех летает.

Да что там, наша Лысая гора. Купала даже далеко на закат летает. Там тоже есть своя Лысая гора. Стоит она среди Черного леса. Так и там нашего Купалу знают.

Купала строен и легок. Хорошо играет на любой дудке. А когда однажды купцы с юга показали ему их «лиру», то он сразу и на лире начал играть.

Сварог говорит, что с таким даром Купала хорошо шепот неба слышит. И слышит, куда какой ветер дует. Высоко подняться может. Любой ветер поймать, и лететь куда надо. Хоть до нашей Лысой горы, хоть до той, что еще дальше на закат.

Нет, никогда Яре так не летать. Тем более, что с годами все круглее и глаже становится.

А мир так хочется повидать. Ведь не пропадет она. Она почти что ведунья. И глаз отвести может, и кровь остановить. Привораживать с ее то красой и учиться не надо. Лишнее это для нее. А что пока молодость сохранять не научилась, так с этим можно не спешить. Молода еще Яра.

И принимая очередное колечко или подвеску от очередного купца с юга, она все более жадно спрашивает их о том, что там, за краем их лесов, лежит.

И еще не много, и попросится с ними в путь. Тем более, что путь этот мимо Лысой горы на Большой реке. Может добрые купцы и подсобят до этой горы добраться.

И решилась бы давно на это Яра. Да уж больно невзрачны те купцы. Чернявы, кучерявы, горбоносы. Можно иной раз и пожалеть этих убогих, да подарить мимолетом любовь свою. Но как быть с ними долгие дни пути, пока до Лысой горы не доберутся?

Может все же Зев вернется?

Он волхв не из последних.

Со Сварогом в одной силе был.

Не может такой пропасть.


Глава 3. Приключения Волчьего Зева

Волчий Зев был волхвом и сыном волхва. А прозвище свое получил за то, что был к тому же удачливым и умелым охотником. И однажды перегрыз горло волку.

Во всех волховских делах был Зев искушен. Грозы умел вызывать лучше многих. Знал травы, камни, привороты. Был искусен в работе с металлом.

В одном Зев был неудачлив. Плохо летал. Ибо был для волхва слишком массивен. Но для мужчины ведуна этот недостаток преодолим. Плохой полет неутомимый Зев компенсировал упорством. И посещал большие сборы на Лысой горе, добираясь до нее по большей части посуху и по речкам, которые изучил лучше всех.

Нет, Зев совсем не отказывался от полетов. И старался, когда мог, пролететь поближе к Лысой горе. Но, кроме того, что он был слишком массивен, был он еще и не чуток. Неба не слышал, как Купала.

Вот и на этот раз, накрутил он спиралей в небе и забрался довольно высоко, да попал не в тот поток. И понесло его на юг.

Чуть не упал, да не разбился. Но приземлился жестко.

Кругом была степь. Место не знакомое. Разобрал Зев каркас своего крыла, свернул тонкую пленку, выбрал место посуше, рядом с небольшой рощицей, да и прилег отдохнуть.

Проснулся неожиданно. Солнце высоко. Парит, но на небе ни облачка. Огляделся вокруг и увидел, как окружают его полукругом незнакомые люди.

Верхом на конях. Одежда кожаная. Луки в колчанах, короткие кривые бронзовые мечи за поясом. Родовичи Зева плохо с путниками не поступали. Но волхв был не мальчиком, и кое-что знал о южных землях. Поэтому недобрые намерения случайных встречных не вызывали сомнений.

И не подденешь это зверье на рогатину. Тем более, что и рогатины нет.

Можно отвести глаза. Но есть идея и получше.

Парило изрядно. И небо и близкая рощица стонали в истоме. Отчетливо слышал этот стон волхв. И закричал, запел Зев «песню грозы». Никогда до того не пел он ее с такой страстью.

В недоумении застыли скифские охотники за людьми. А пока соображали, что и как, грянула гроза.

А гроза в степи ужасна. Было всадников восемь, осталось пять. Молнии ведь бьют куда повыше. А эти пятеро еле остановили обезумевших коней, которые долго несли их в разные стороны.

Едва кончилась гроза,  добрались они до своего становища и рассказали все, как было, и кто больше никогда не вернется. А тут вдруг сам ужасный чародей идет.

Пали ниц скифы и попросили грозного бога их пощадить. Милостиво кивнул Зев и остался с ними.

Волхв быстро понял хищническую сущность степняков. И пару раз продемонстрировал им свои умения. Но понимал Зев, что долго так продолжаться не может. Нетерпеливые и жадные степные разбойники потребуют все новых и новых чудес. А их ведь по заказу не сотворишь.

Поэтому взял Зев у своих неофитов лучший кривой кинжал, который звался акинаком, и который потомки неверно назовут мечом. Взял и кошель с желтыми кругляшками, которые, как он понял, имеют здесь ценность.

А потом собрал свое крыло и заставил сплести в одну несколько длинных веревок, благо было их много у охотников за рабами. А потом подняли его на этой веревке как воздушного змея, которого тянули несколько всадников. И улетел Зев.

Разнеслась слава о нем по степи. Появлялся он еще несколько раз в разных становищах. То грозы вызывал, то вождей лечил. То, наоборот, порчу наводил на тех, кто пытался его славу и власть оспорить.

И сам стал немного скифом. Агрессивным, жестоким, жадным. Всегда готовым пустить в ход свой акинак.

Так попал Зев к царским скифам и стал придворным чародеем у их царя Мадая.

Уже состоя в свите Мадая, приехал Зев в свой первый  греческий город Херсонес. Белые каменные дома, синее теплое море. Пестрое многолюдье торжищ. Все это понравилось Зеву. И когда он узнал, что есть города и побольше, то покинул он Мадая, и знатным богатым путником ступил на греческий корабль, идущий на юг.

Дальнейший путь Зева дальний потомок назвал бы стремительной карьерой. Но стремительности этой карьеры вряд ли стоило бы удивляться.

Ибо северный ведун совмещал в себе идеального колдуна и идеального воина. Две ипостаси тогдашней элиты. Иной читатель, согласившись с характеристикой Зева как сильного колдуна, мог бы усомниться в его качествах воина.

С точки зрения воинского искусства Зев был на первый взгляд полным неумехой. Но это только на первый взгляд. Ибо, стрелял из лука и бросал копье северный охотник лучше любого гвардейца. Был чудовищно выносливым, ловким, сильным. И владел методами самолечения и самовосстановления.

Что еще требовалось тогдашнему воину? Владеть коротким мечем, боевым топором, да скакать на лошади. Но это Зев с его то природной ловкостью и силой со временем освоил.

И стал Зев кочевать по дворам тогдашних царей и царьков, признанным магом, чародеем и, говоря словами его дальних потомков, самым авторитетным военным технократом.

Ибо против во время вызванной грозы среди ясного неба что могли поделать противники? Которые прозвали Зева Громовержцем.

Так бы и стал Зев, которого на местный манер стали звать Зевсом, со временем каким-нибудь царьком, отнявшим трон у иного зазевавшегося хозяина. Да что-то стал он чувствовать себя не важно. А однажды посмотрев в полированную гладь бронзового зеркала, понял опытный волхв, что пора ему приобщиться к общей силе волховского сбора. Иначе станет он вскоре простым смертным.

Не смог взлететь огрузневший придворный деятель. Да и говора местных небес не понимал. Шепот придворных интриг понимать научился. А о шепоте небес как-то позабыл.

 И поплыл к Лысой горе через моря на собственном корабле. Знатным вельможей.

Но вельможа не волхв. Многое подзабыл Зевс Хорошо, хоть устье Большой реки не пропустил, не спутал с другими.

Но, поднявшись немного вверх по реке и подойдя к большим порогам, задумался. Когда летишь, идешь налегке, или плывешь на легкой долбленке, таких преград и не замечаешь. А перетащить корабль волоком в обход порогов нелегкое дело.

Тут никакое колдовство не поможет. И хотя делают это многие купцы, но спутники жадно ждут, - ну, сотвори чудо, Громовержец! Нельзя разочаровывать их. Нельзя, чтобы слух пошел, Громовержец Зевс далеко не все может.

- Оставайтесь здесь! И ждите меня! – властно сказал он. - Дальше Богам надо идти одним.

Отвел глаза спутникам и исчез.

И пошел налегке. Как плохой волхв, разучившийся летать, но желающий оставаться бессмертным, напитавшись энергией большого сбора.


Глава 4. Первый полет

Ветер бил в крутой обрыв, взметая мелкий сор.

- Прыгай Рыська! – орал Сварог. – Прыгай!

Рыська еле удерживала огромное крыло, закрепленное на спине.

- Боюсь, дяденька Сварог!

- Прыгай, зверина мелкая! Прыгай, а то шкуру спущу и шапку себе сделаю.

Это я то, зверина мелкая! Ну, дяденька Сварог, не ожидала, что ты такой злой! Обиделась, но не прыгнула.

Сварог ухмыльнулся своей клыкастой волчьей улыбкой. Достал из-за пазухи единственное рыськино богатство. Сказал перед полетом, что у него лучше сохранится. Рыська и отдала.

И вот теперь размахнулся злой волхв.

- Не прыгнешь, выброшу!

- Не надо, дяденька Сварог!

Не хочет Рыська расстаться со своим единственным маленьким богатством. Не жить ей после этого.

И прыгает.

Ветер подхватил ее как сухой стебелек прошлогодней травы. И поднял сразу высоко. Дух захватило. И не замечает Рыська, что с ней происходит.

- Нагнись вперед! – орет Сварог.

Она нагибается. Ветер перестает заваливать ее на спину. И как-то сразу легко и вроде даже ласково несет на своих плечах.

Как хорошо! Как интересен мир сверху. И совсем не страшно.

А Сворог тут как тут. И когда успел взлететь?

- Любо летать, Рыська?

- Любо, дяденька Сварог!

- Где Дикое озеро, знаешь?

- Знаю, конечно! Вон там!

- Ох, и глупа ты еще Рыська. Не там, а совсем напротив. Теперь смотри на меня и делай как я.

Сварог заваливается на бок. Ветер разворачивает его. Потом он выравнивается. Они уже довольно высоко. И Сварог сильно наклоняется вперед. Ветер не дает ему это сделать, но крыло все же наклонилось.

И заскользил Сварог вниз, как по невидимой горке.

Рыська все сделала так же. Ее маленькое ловкое тело все уверенней держалось в воздухе. Эх, обгоню дядьку! Я ему покажу зверину мелкую! Пусть на толстозадую лосиху Яру обзывается!

Понимает Рыська, что чем сильнее нагнешься, тем быстрее полетишь. Откуда понимает, не знает. Умение как бы выплывает из памяти.

Она несется мимо Сварога, чуть не задевая его.

На лице волхва нешуточное опасение. Рыська заваливается назад. Ветер подхватывает разогнавшееся крыло и подбрасывает вверх. Теперь она уже выше Сворога.

- Рыська! Не гоняй!

- Испугался, волхв?! Испугался зверины мелкой?! – орет Рыська сверху. Заваливается вниз и …

Да, настоящая ведунья родилась сегодня. Потомок бы сказал, пересекла курс в опасной близости. К тому же в опасном маневре пикирования.

- Рыська! Дурная! И себя и меня завалишь!

- Мы же бессмертные! – смеется Рыська.

- Бессмертные не безголовые!

Лихо выравнивает Рыська крыло. Чутьем каким-то понимает, что нельзя вот так с ходу, летя вниз, разворачиваться. А вот теперь можно. Теперь довольно далеко в сторону и вниз она от Сварога. Снова откидывается назад, ловит ветер, поднимается на высоту и летит рядом с волхвом.

Внизу блестит озеро.

- Видишь отмель? – говорит волхв.

- Вижу.

- Вот туда и летим.

- А зачем туда?

- В случае чего просто плюхнешься в воду.

- А назад как? Там же не взлетим.

- О, да ты и это поняла! Назад пешком.

- Не хочу пешком. Поворачиваем.

- Рыська! По ветру лететь больше умения надо. Да и как на землю сядешь? Ведь первый раз летишь.

Но Рыська не слушает.

Она набирает высоту. Потом разворачивается. И почти не наклоняясь, летит по ветру, медленно теряя высоту.

- Рыська!

- Поспевай, зверина клыкастая! – орет Рыська.

Очаг в жилище волхва бросает отблески на раскрасневшееся рыськино лицо. Тянет Рыська к огню свои тонкие, но сильные пальчики. Потом вскидывает голову.

- Отдай мое сокровище, Сварог!

- Обиделась? Не обижайся. Ведь как летаешь! Как летаешь! Но могла бы так и не полететь, трусиха.

- Отдай сокровище! – Рыська непреклонна. Голубым огнем сверкают глаза. Они гневно сузились и, кажется, еще больше взлетели к вискам. Она сейчас похожа не на рысенка, а на рассерженную рысь.

- Какое сокровище? – вдруг как будто все забыв, рассеянно говорит Сварог.

- Дядька! – Рыська подается вперед. Ух, растерзает сейчас бешеная рысь!

А Сварог все так же растеряно достает из-за пазухи незнакомую вещь. Большое золотистое кольцо охватывает красивый непрозрачный голубой камень с разводами. А внизу само кольцо охватывает с трех сторон серебристый полукруг. На этом полукруге лежат семь золотистых лучей. Внизу больших, к краям все меньших.

Лучи блестят. Но не как на рыськином талисманчике. Как-то иначе. Тяжело и жирно. Не знает Рыська, чем отличается золото от бронзы. Но чувствует, что это не бронзовая бирюлька. А что-то гораздо более дорогое. Настолько дорогое, что даже у лосихи Яры нет такого.

Сверху к кольцу прикреплено колечко поменьше. А через него продет шнурок. Материал незнакомый, блестящий, золотистый, какой-то переливающийся и скользкий.

Застыла Рыська в изумлении и обо всем забыла.

А Сварог поднялся и надел ей это великолепие на шею.

Забыла Рыська обо всем на свете. Не помнит, как встала. И стоит не шевелясь.

А Сварог взял ее за руку и сказал.

- Это теперь твой знак, ведунья, Рысье Сердце.

Распахнутые рыськины глаза переливаются в полумраке. Голова запрокинута назад. На губах полуулыбка. Она смотрит на Сварога снизу и спрашивает шепотом, как будто боясь кого-то разбудить.

- Это и есть любовь, волхв?

- Да, ведунья.

- Мне понравилось.

Она тихо смеется.

- А правда, мы ведуны без любви не можем?

- Правда, Рысье Сердце.

- Сварог, не называй меня так. Пусть я буду Рысьим Сердцем для других. А для тебя навек останусь Рыськой.

- Хорошо, моя колдунья.

- И все же. Расскажи про колдовскую любовь. О ней так много говорят.

- Потом, Рыська, потом. Твои старшие сестры расскажут тебе все.

- Мои старшие сестры ничего не знают.

- Я не о родовичах твоих. А о сестрах-ведуньях. Начнешь у них учиться.

- А потом?

- Потом полетим на Лысую гору, что у Большой реки. Там наши старшие утвердят твое ведовство.

Рыська смеется.

- Чему смеешься, моя ведунья?

- Я и до Дикого озера не долечу, заплутаю.

- Вместе полетим.

- Не обманешь?

Рыська улыбается. И ее острые зубки мерцают в полумраке.

- Ведуны не обманывают.

- А оберег с моим камешком у меня обманом выманил.

- Эх, Рыська, какая ты еще девчонка. Много лет пройдет, пока настоящей ведуньей станешь.

- А я не спешу. Мы же бессмертные. Но оберег отдай. Я его любимой племяшке подарю.


Глава 5. Веда

Не замешкался Сварог. На следующий день снова поднялись в воздух. И полетели. Летели полдня. Сели на землю на вершине большого холма. Разобрали крылья. Спустились вниз.

У подножья холма чернел вход в подземелье.

- Веда! Можно к тебе?! – прокричал Сварог.

Из подземелья вышел подросток. Стройный, худощавый. Светлые волосы, серые глаза. Посмотрел отрок внимательно на Сварога, и кивнул, приглашая войти.

Подземелье было явно рукотворным. Проход был просторным и шел не вниз, а немного вверх. Откуда-то лился слабый рассеянный свет. Пол был выложен диким камнем.

Они вошли в большой зал, стенами которого служили огромные дубовые бревна. Пола не было видно, он весь был устлан медвежьими и волчьими шкурами. Посреди зала было свободное от шкур место, и горел большой открытый очаг. Дым утягивало куда-то вверх. В зале было тепло и сухо.

У очага стояла женщина. Рыська сразу поняла, что она ведунья. Хотя не могла сказать, почему она так решила.

- Здрава будешь, Веда, - поприветствовал Сварог.

- И ты будь здрав, Сварог, - ответила женщина. – С чем пришел?

- С новой ведуньей. Зовут Рысье Сердце. Летает отменно, на травы и камни чутье имеет. Но больше ничего не умеет. Научи нашему делу.

Женщина внимательно посмотрела на Рыську. И той вдруг стало страшно. Женщина смотрела спокойно и приветливо, но такая глубина была в ее взгляде, что Рыське показалось, что это Небо смотрит на нее.

- Хорошая ведунья будет, - спокойно сказала Веда. – Не самая лучшая, но не плохая. А потом, не это ведь для нее главное. Так ведь, Сварог?

Рыська не поняла о чем речь, но слушала Веду внимательно.

А Сварог неопределенно хмыкнул:

- Так берешь?

- Беру. С год у меня пробудет. Потом на Лысую гору. Потом опять ко мне. А там посмотрим.

- Благодарю, Веда.

- Благодарить потом будешь. А пока лети себе назад. Прилетишь на вторую луну нового года.

- Понял, Веда.

Рыська осталась стоять. Она оробела, особенно когда Сварог ушел. Надо было что-то сказать, но она не знала, как ей следует обратиться к Веде.

Та усмехнулась. Все так же приветливо, но чуть холодновато и устало.

- Зови меня просто Ведой, - сказала она. – А сына моего, - она показала на подростка, - зови Велесом.

- У тебя такой молодой сын? – изумилась Рыська.

Веда рассмеялась.

- А что, я такой старой кажусь?

И почему Рыська решила, что Веда стара? Сама не понимала. Веда стройна, кожа гладкая, глаза большие, живые, влажные.

Но этот взгляд! Взгляд человека, который знает все! И что-то в голосе необычное.

- Ну, Рысье Сердце, чего задумалась? Я так стара?

- Нет, Веда, ты красива. Очень красива.

- Я тебя спрашивала не о красоте, а о возрасте. Но ты в уме разделила эти две вещи. И правильно. Для ведуньи нет возраста.

- И все же, Веда …

- Ты даже не поймешь, Рысье Сердце, сколько мне. Надо ведунье знать и число и меру. И ты все это познаешь. Но  потом. А сейчас ты этого все равно не поймешь. Я была такой как ты, когда здесь еще стоял Великий Лед.

Рыська смутно представляла себе, когда это было. Знала лишь от старых людей, что было это. Но в такие незапамятные времена, что теряются во тьме веков.

- Не может быть! – воскликнула Рыська.

- Может, Рысье Сердце. Может. Но обо всем этом потом. А пока заварим ка мы бодрящего взвара. И тебе подкрепиться надо, и сразу учиться начнешь. Потому что для ведуньи первое дело себя в здоровье и бодрости содержать. А все остальное приложится.

И потекли дни учебы. Днем Рыська училась варить всякие отвары, делать мази и притирания. Понимать свое тело, и управлять им. А вечером у огня они с Ведой разговаривали. И перед Рыськой раскрывались такое, что дух захватывало. Впрочем, иногда разговоры касались и вполне обыденных ведовских дел. Но все равно было интересно, и хотелось поскорее увидеть, как же это будет на самом деле.

- Веда, а почему надо летать голой?

- Если далеко и долго лететь, то, как ни кутайся, все равно замерзнешь.

- Так голой еще холоднее.

- Голой да. Но на то мы и готовим мазь. Ею надо все тело густо-густо намазать. Знаешь, как иногда наши охотники зимой жиром лицо мажут, чтобы не отморозиться, зверя выжидая.

- Но этого мало будет.

- Правильно. Но наша мазь, это не просто жир. Это еще много чего. Она как вторая кожа. И под ней кровь так играет, что не замерзнешь.

- А потом, на Лысой горе эту мазь смыть надо?

- А зачем? Не смыть, а обновить. И тогда можно и по земле голыми ходить и не мерзнуть.

- Но родовичи так не ходят.

- Так то родовичи, а то ведуньи и ведуны. Так что одежду попроще и подобротней вокруг пояса обвязала, кубышку с мазью к тому же поясу приторочила, сама мазью обмазалась и полетела.

- Так сама вся не обмажешься.

- Помогут.

Потомки, смутно о чем-то слышавшие, но не понимая смысла ведовской жизни объявят, что эта мазь была волшебной. И «помогала летать» ведуньям и ведунам. На самом деле это была великолепная эффектная теплозащита.

Тайну которой, впрочем, потомки так и не разгадали.

- Веда, а сама ты почему на сборы не летаешь?

- А с чего ты взяла, что не летаю?

- Гладкая ты больно. Не сможешь подняться.

- Права ты, Рысье Сердце. Но мне и не надо так уж часто туда летать. Сама многое могу. А потом, устала я. Хочу закончить свой путь.

- Отказаться от бессмертия?! – ахнула Рыська.

- Бессмертия нет. Это только для глупых людей мы бессмертны, потому что живем неизмеримо больше, чем они. Но на самом деле все смертно. Не только мы, но и Земля и даже Солнце.

- Значит и мы когда-нибудь уйдем в Страну Вечного Лета?

- Да. Если упадем в полете. Или если нас убьют во сне. Или если еще как-нибудь лишат возможности излечиться и омолодиться самим, или с помощью братьев и сестер. Но иногда мы просто устаем. Как я, например. Вот захотела снова стать матерью. А потом поняла, что выращу из Велеса сильного ведуна и больше ничего не хочу в этой жизни.

- А что такое колдовская любовь, Веда?

- Колдовская любовь? Колдовская любовь, это просто любовь. Когда любят и тело, и дух, и душа.

- А что, бывает не так?

- Конечно, бывает. Чаще всего нам нужно тело другого. И не надо этого стыдиться. Например, нам, ведуньям, нужны соки молодых парней. Поэтому и заманиваем мы их к себе во время летнего праздника любви. И истощаем в любовных играх. Это нам также нужно, как полеты на наши сборы. Без этого не достигнешь бессмертия.

- А почему нельзя делать это с нашими, с ведунами?

- Можно. Но любовные игры без любви, это как наши целебные отвары. В них должны присутствовать многие травы. Поэтому в наш любовный эликсир должна входить и страсть этих высушенных нами парней.

- А в любовный эликсир наших братьев-волхвов, страсть смертных дев?

- Да.

Родовичи Рыськи еще не знали ревности. Но все выросшее имеет свои зерна. И зерна того, что потом назовут ревностью, набухли в сердце молодой ведуньи.

- Но как после этого можно любить и телом и душой и духом кого-то одного?! Ведь не так часто приходит колдовская любовь?

- Да, ты права. Редко. Большинству смертных она вообще не приходит. Жизни их не хватает. Но почему одно должно мешать другому?

- Не знаю.

- Не знаешь, но чувствуешь. И правильно чувствуешь. Есть телесная любовь, которая оскверняет. Но это не любовь со своими, а телесная связь с чужими.

- А кто эти чужие?

- Завтра расскажу, Рысье Сердце.

И снова пылает очаг. А глаза Рыськи распахнуты от удивления и любопытства.

- Расскажи о чужих, Веда.

Длиной палкой Веда помешала угли. Задумалась.

- Когда узнаешь число и меру, Рысье Сердце, поймешь, о каких давних временах я говорю. Но ты и так можешь догадаться, не умом, а душой, как давно были времена Великого Льда.

Тогда жить было труднее, чем сейчас. Холод, долгая зима. Зверья, правда, было не меньше. А может и побольше. Ходили тогда по нашей земле огромные такие мохнатые звери с большими клыками и носом, который болтался впереди.

- Эти клыки находят иногда наши дальние родовичи с севера. А иные говорят, что зверь тот все еще ходит за Каменным поясом.

- Наверное, так оно и есть. Но тогда они ходили здесь. И надо было за их стадами следить, загнать в ловушку, и убить. Мясо заготовить. И все это коротким летом. Да еще надо было заготовить, чем очаг топить. Да так прикинуть, чтобы всего, и мяса и дров на всю долгую зиму хватило.

Вот и поняли тогдашние люди и число и меру.

Небо тогда было ясное почти весь год. И звезды помогали не заплутать в ледяной голой степи. Так что и это мы смогли понять.

Да многое чего смогли еще понять. И многие наши знания оттуда идут.

- А кто не понял?

- Вымерли, - жестко усмехнулась Веда. – А кто остался, те поняли, что знания приращать надо. Вот и умеем мы сейчас то, что умеем.

- А чего в теплые края не ушли?

- Так чего туда уходить, если мы как раз пришли оттуда. А пришли потому, что бежали от чужих.

- Чего от них бежать, если вы такие умелые да умные были?

- Не были мы такими, а стали. Стали, обживая земли у края Великого Льда. А те, чужие, поначалу посильнее были.

Нет, - поправилась Веда, - не посильнее, а злее. Людей ели.

- Как?! – ахнула Рыська.

- Да так. Убьют, зажарят на костре и съедят. Особенно мозги и печень любили. А с такими трудно тягаться. До поры … - опять жестко усмехнулась она.

Рыська в который раз удивилась этой непонятной жесткости Веды, когда она говорила об иных вещах. Ведуны ведь люди добрые. И дела их добрые.

- Вот такие это были чужие, Рыська. Как ты думаешь, осквернит тебя любовь с такими?

- Да! – уверенно сказала Рыська. – Но, ведь это давно было.

- Многое повторяется в этом мире. Все эти чернявые, кудрявые, да горбоносые с полудня, потомки тех людоедов. И любовь с ними оскверняет. Трудно быть ведуном или ведуньей, если хоть раз свяжешь себя с такими телесной связью.

- А вот у нас в роду есть такая Яра. Красивая, ведуньей стать хотела, да велика больно, летать не может. Но многое из того, чему ты меня учишь, знает. А не боится с купцами с полудня в любовь играть.

- Не станет она ведуньей, Рысье Сердце.

- Не будем о Яре. Расскажи, Веда, как дальше с чужими разошлись.

- Да не разошлись мы с ними. С ними нельзя разойтись. Их можно только извести. Вот и извели мы их. Умными стали, у края Льда столько лет прожив. А ум, если его должным образом применить, большая сила.

И как начал Лед таять, ушли большие звери. Мы к тому времени и без их мяса обходиться могли. А вот чужие нет. И полезли они к нам. Но мы их встретили нашими стрелами, да хорошими топорами каменными. У них ни таких стрел, ни таких хороших топоров не было. Потому что не было умения и ума.

И пошли наши мужчины их крушить.

Веда мечтательно улыбнулась.

- Знаешь, Рысье Сердце. Добрые мы и не воинственные. Но это может быть и плохо. Уметь надо мстить. Иначе неотмщенное зло второй раз придет.

- А вы отомстили?

- Да. И моей первой колдовской любовью был волхв-мститель. Надо быть добрым, Рысье Сердце, надо! – убежденно сказала Веда. – И нельзя ни на кого нападать и делать зло. Но отмерить злому полной мерой тоже надо уметь. Иначе будет изведено добро.

Она хлебнула из какой-то баклаги. Щеки и глаза ее горели.

«Как она красива! – подумала Рыська, - как жаль, что она устала от бессмертия. Сколько много любви может подарить такая женщина!».

- Не обижайся, Рысье Сердце, но ты не станешь сильной ведуньей. Хорошей станешь. Но не такой уж сильной. Однако, не в этом твоя доля. Ты поможешь новому мстителю. Без тебя он не появится. А он нужен. Разленились наши родовичи. А чернявые потомки людоедов с полудня уже точат зубы на наши земли.

Их надо остановить. Остановить подальше от наших мест. Иначе они нас сгубят, как степной пожар сухую траву.


Глава 6. Дни и ночи на Лысой горе

Весенняя ночь над рекой, которую потомки назовут Днепром, чудесна. Ароматы проснувшихся для новой жизни трав и деревьев, нагретых за день, поднимаются вверх.

И ты летишь в этом душистом потоке. И кажется, что не надо и большого сбора. И так помолодеешь от одних только этих запахов и дивной красоты внизу.

Блестит река в лунном свете, а по правому берегу смутной темнотой наливается какая-то гора. На ее вершине горят костры.

- Прилетели, Рыська, - говорит Сварог. – Давай к тем кострам.

Они приземлились на большой поляне на вершине горы.

- Вот она, Лысая гора у Большой реки, Рыська. Долго мы с тобой летели на закат, да на полудень. И вот, долетели.

Рыська чувствовала, что на поляне много людей. Но до поры они оставались одни. Костры горели достаточно далеко.

- Как долетели, Сварог? – подошел к ним стройный, легкий в движениях юноша.

- Купала! – ахнула Рыська.

- Рыська! Так ты теперь наша?!

- Наша, наша,  - ответил за нее Сварог. – И не Рыська она теперь, а Рысье Сердце. Учится у самой Веды.

- Привет тебе, сестра! – сказал Купала, и, припав на колено, поцеловал колено Рыське.

Рыська засмущалась. Не было у родовичей такого понятия как стыд. Но все же необычно было стоять голой среди двух голых мужчин.

По этому поводу Веда перед отлетом наставляла Рыську.

- Не смущайся. Не выгляди дурочкой с Волчьей горы. И не висни на Свароге. Хоть у вас и колдовская любовь …

- Откуда ты знаешь?!

- Тоже мне, тайна великая. Для того, чтобы понять это не надо четыре тысячи лет жить.

- Что? – не поняла Рыська.

- Да так, потом поймешь. Но на Свароге не висни. А сама веди себя как на летнем празднике любви.

- Но на празднике мы по лесам друг друга ищем или друг от друга прячемся. А там, ты говоришь, много будет наших братьев и сестер. И все на одной поляне.

- Вот и представь, что вы все друг друга нашли. Но, мне кажется, не будут тебя особо никто тревожить. Тебя сразу старший возьмет подругой на этот сбор. Ты ведь еще наполовину смертная. Много в тебе жизненного сока, так нужного волхвам для бессмертия.

- А Сварог?

- И Сварог себе кого-нибудь найдет. Один не останется. И пойми, наконец, ты не смертная, которая нашла себе добытчика и боится теперь его отпустить. Хотя чего бояться, род все равно всем родовичам помогает.

Но ты не глупая смертная, ты ведунья. И свободна. Как свободен и тот, кого ты любишь колдовской любовью.

Утром, среди множества себе подобных, Рыська понемногу освоилась. Она сразу определила, что среди женщин преобладали такие как она, живые невелички или высокие, но ужасно худые.

Костяные ноги, - подумала Рыська. И не догадалась, что так будут называть потомки таких ведуний. Впрочем, «костяные ноги», и Рыська это признала про себя, тоже были весьма привлекательны.

Помимо них были еще и похожие на Яру. Рыська сразу догадалась, что это наполовину ведуньи, не умеющие летать, которые смогли добраться на Лысую гору из ближайших окрестностей. Примерно так, как ходила Яра на Волчью гору.

Мужчины тоже были двух типов. И те, кто был повыше, обязательно был очень худ. Впрочем, все присутствующие сочетали в себе явную силу и ловкость с необычным выражением лиц. Все в этом отношении чем-то напоминали Веду.

Все перемещались по поляне как бы хаотично, но в этом хаосе чувствовался скрытый смысл. И Сварог с Рыськой тоже ходил туда-сюда, представлял ее своим знакомым, что-то рассказывал. Но Рыська слушала рассеяно, а только пристально вглядывалась в окружающих ее новых братьев и сестер.

Она не заметила как они оказались в центре поляны. На двух, стоящих рядом огромных дубовых пнях, покрытых медвежьими шкурами сидели мужчина и женщина.

Мужчина был высок и худ. Худ настолько, что напоминал скелет. Женщина же была покрупнее Рыськи, но тоже по-ведовски подтянутая и ловкая. Что было заметно даже по ее скупым движениям.

- Здрав будь, Тамирис, хозяйка Каменного пояса, - сказал Сварог.

- И ты здрав будь, Свароже, - сказала женщина, сверкнув своими прозрачными светлыми глазами.

- Здрав будь, Вольфганг, Волчий путь, хозяин заката, - обратился Сварог к мужчине.

- Рад видеть тебя, брат, - сказал Вольфганг.

- Хорошо получается, - сказал Сварог. – Тамирис с восхода, ты с заката. Много нового и разного принесли. И спасибо, что прилетели на наше сборище.

- Нам это тоже интересно, Сварог. Давно, кстати, жду тебя у нас, на Белой горе, да ты все не прилетаешь, - сказала Тамирис.

- Прилечу.

- Что нового у тебя, брат? - спросил Вольфганг.

- Вот, новую сестру привел представить, наставь ее, - ответил Сварог.

- Как зовут тебя, сестра?

- Рысье Сердце.

- Останься с нами, Рысье Сердце, - сказала Тамирис. И Рыська послушно стала за ее плечом.

Последующие дни и ночи слились для Рыськи в сплошной калейдоскоп. Ее представляли разным братьям и сестрам. Они что-то шептали и водили руками над ее головой. И она как будто начинала вспоминать то, чего не было в ее жизни. А с этими воспоминаниями приходили и новые знания.

Вечером же она варила вместе с сестрами разные зелья. И пока варили, все делились разными рецептами. А сестры поопытнее обменивались пучками трав, которые приносили из своих мест по просьбе друг друга.

Но не только рецептами делились новые подруги Рыськи. Говорили обо всем. Было интересно и весело. Рыська ощущала себя как будто среди своих родовичей. Только выходило, что простоватые родовичи вдруг  все резко поумнели. И это тоже было поводом для веселья молодой ведуньи. Непроизвольно оценивая ситуацию с этой стороны, она испытывала то чувство, которое потомки назовут юмором.

Потом все эти зелья пили, после чего водили хороводы, плясали и что-то пели.

От всего этого сердце наливалось какой-то неведомой дотоле щемящей радостью. И все казались любимыми и даже больше, чем родными. За полночь пляски плавно переходили в любовные игры. И Рыська не помнила, кому дарила свою любовь. Но почему-то думала, что часто это был старший на этом сборе, хозяин заката, Вольфганг.

Все дни и ночи слились в одну карусель. Среди всего этого отдельно запомнился лишь один случай.

Которым этот сбор неожиданно резко завершился.

Волны какого-то беспокойства и удивления как будто пробежали по поляне. Рыська к тому времени уже научилась ощущать настрой братьев и сестер каким-то шестым чувством. Она, даже не глядя вокруг, поняла, что на поляне появился кто-то необычный.

И правда. По сразу образовавшемуся живому коридору к, все так же сидящим на своих пнях Тамирис и Вольфгангу быстро шел человек. Был он, в отличие от остальных, одет. Но на груди поверх одежды висел личный знак волхва.

Да это же Волчий Зев, - узнала его Рыська. Но как же он постарел. Он что, как и Веда, решил отказаться от бессмертия?

Зев решительно подошел к старшим. Стал на колено и поцеловал колено Тамирис.

- Здрав будь Вольфганг, хозяин заката! Здрава будь царица Тамирис!

- Я не царица, а старшая ведунья, хозяйка Каменного пояса! – гневно сверкнула глазами Тамирис. Как две голубые молнии ударили. – Не смей сравнивать меня со смертными дурами!

- И отодвинься подальше, Зев! – продолжала она. - От тебя несет падалью и кровью!

- Прости хозяйка, - смиренно сказал Зев, и отступил на шаг.

- А ты стал совсем вельможей, брат, - насмешливо сказал Вольфганг. – Снял бы ты свои блестящие лоскутья и намазался мазью как все.

На мгновение смутился Зев. Но потом быстро разделся. И сразу несколько сестер намазали его мазью.

Пока это происходило, присутствующие на поляне тесной гурьбой окружили место, где сидели хозяева, и Зева, стоящего перед ними.

- С чем пришел, Волчий Зев? – спокойно и все так же чуть насмешливо, спросил Вольфганг.

- Давно не омоложивался. Так скоро смертным станешь.

- Да, пострел, ты братец, - усмехнулся Вольфганг. – Не идут впрок вельможные яства и ласки рабынь?

- Я понимаю тебя, хозяин заката. Но послушайте меня и вы. Мало нас. Трудно иным добираться до наших сборов. Посмотрите, сколько здесь хороших ведуний собралось, не умеющих летать. Но им повезло. До Лысой горы они могут и посуху добраться.

А сколько этого не могут и пропадают для наших дел?

Свою лосиху Яру имеет в виду, - подумала Рыська. Между тем Зев продолжал.

- А почему бы нам не летать незнамо откуда, а жить вместе? И не только нам, но и этим ведуньям, не умеющим летать?

- Интересно, - протянул Вольфганг. – А кто тогда будет заботиться о нашей родне? Пропадут они без нас.

- Вот пусть они и добираются до наших мест. Или мы будем сами изредка приходить к ним на те места, которые они построят для общения с нами.

- А не мало ли этого будет для них?

- Сами начнут учиться получше. А то разленились. Все на нас надеются, а сами …

- Не оказывают царских почестей? Так, кровавый волхв?! – гневно спросила Тамирис. – Так реши, наконец, кто ты, волхв, или царь.

- Не гневайся на брата, сестра, - примирительно сказал Вольфганг. _ Но Тамирис права, Зев. Наше искусство и умение невозможно поддерживать, без сосредоточения уединения. Оно нужно нам, так же, как и наши сборы.

- Будет уединение. Только реже. Сейчас мы много уединяемся, но редко видимся. А будем много видеться и редко уединяться. Только и всего.

- Нам мало надо, Зев, но мы не бестелесны. Как будем кормиться, и кто построит нам жилища, если собьемся жить в кучу? На всех не хватит рыбы с одной речки и меда с одного леса.

- Кормить нас будут смертные, которым мы смилостивимся помогать. И которых, если мало принесут, можно и поучить молниями.

- Я же говорю, ты стал кровавой тварью, Зев, - сказала Тамирис. – Вольфганг, надо отказать ему в омоложении. Пусть подыхает, как любой земной царек. И чем скорее, тем лучше.

- Не сердись на него, Тамирис,  - выступил вперед Сварог. – Он долго жил среди чернявых потомков людоедов. Вот и озверел.

Возвращайся домой, Зев! Нельзя быть  волхвом среди этой нечисти. Только уединение стран полуночных дает мудрость. От этих земель снизошла мудрость, этими землями она и питается.

- Вы неправы, братья, - печально сказал Вольфганг. – Зев не вернется к нам. Я это понял только что. Жаль. Но многие из здесь присутствующих найдут его слова разумными. Особенно те, кто прикасается к нечистым землям и нечистым людям.

От дурной крови надо освобождаться. Пусть уходит. И пусть уходят те, кто считает, что он прав.

И пусть они его и омолаживают.

Если сумеют, - вновь усмехнулся хозяин заката.

Все, братья и сестры! Наш праздник завершен. Небеса гудят. Сегодня можно легко взлететь.

Кто остается с Зевом, пусть продолжат праздник.

Но! – Вольфганг встал во весь свой рост, - не прилетайте и не приходите сюда больше!

Это наша гора! И мы найдем силы ее сберечь!

- Летим, Купала? – спросил Сварог, собирая свои крылья.

- Я подожду, - беззаботно сказал Купала. – Столько сестричек  с окрестных мест остается. Жаль покидать праздник, не перепробовав их всех.

- Так наши лучше. Летим. Сейчас как раз наш праздник любви будет. Тебя и там ждут многие. И даже назвали этот день в честь тебя.

- Чего ты его уговариваешь, Сварог! – вступила в разговор Рыська. Ее взор напоминал сейчас гневный взор Тамирис. – Полетели!

- Летим!


Глава 7. Рабство богини

Не выдержала Яра ожидания. Зева все не было. Купала тоже куда-то пропал.

И как засобирались купцы домой, попросилась Яра с ними. Может на Лысую гору успеет. Хотя плохо понимала она, сколько до той горы добираться. Знала лишь, что проплывут они мимо нее по Большой реке. А ее чутья хватило бы, чтобы узнать то место. Все же была она немного ведуньей.

И поплыла Яра на купеческой корабле.

Сначала ей все очень нравилось. И жесткая страстная любовь давнего знакомого купца, который уже не раз уговаривал ее поехать с ним. И сама жизнь на корабле, где все было ново и интересно.

Потом Яра вдруг поняла, что же еще так приятно ей. А приятным было то, что она ничего не делала и жила как госпожа. Слова такого Яра тогда еще не знала, но смысл своего нового положения поняла.

По сравнению с частенько полной забот жизнью родовичей это было очень хорошо.

И еще Яру заворожили слова купца по имени Харон, что там, куда они приплывут, не будет зимы. Да, хоть и любили все родовичи свою землю, но свой рай называли Страна Вечного Лета. Какому дурню зима понравится. Терпят ее. И только.

Может быть, - думала она, - и вообще мимо Лысой горы проплыть. И так много она знает и умеет, чтобы жить безбедно в теплых краях.

Между тем, корабли переволокли по волоку, и они поплыли вниз по рекам, текущим на закат и на полудень.

А однажды утром увидела Яра, что плывут они по большой реке. И почувствовала она, что это и есть та самая Большая река. Сердце наполнилось радостью. Нет, все таки останется она на Лысой горе. А к Харону потом приплывет. Или попросит его подождать.

В ту ночь она любила его особенно горячо.

Утром, брат Харона, Соломон хмуро сказал ему:

- Пора бы начать приручать твою лосиху к мысли, что она не госпожа, а рабыня.

- А куда спешить? Или ты просто завидуешь мне?

- Не скрою брат, завидую. Ты после каждой ночи с ней лоснишься, как маслом смазанный. А я уже зубами скрежещу, так женщины хочется.

- Так за чем же дело стало. Мне не жалко. Спи сегодня с ней ты.

Но Яра не захотела спать с Соломоном. Женщины ее рода сами выбирали, кого любить, и она была рассержена домогательствами брата своего покровителя. Да и не самими домогательствами, а их грубостью и бесцеремонностью. Может быть, если бы Соломон вел себя помягче и ласковей, она бы и не отказала ему в ласках.

- Что ты о себе возомнила, лосиха дикая, - заорал Соломон получив резкий отказ.

Он бросился на Яру, надеясь взять ее силой. Она сделала неуловимое движение рукой, и низ его живота пронзила острая боль. Никаких ласк уже не хотелось.

- Ты еще заплатишь мне за это, - прошипел он.

Харон долго смеялся над неудачей брата. Но на следующую ночь обиженная Яра отказала и ему.

- Ну, что, получил свою долю ласк? – спросил Соломон, когда Харон в раздражении вышел из господской надстройки и стал на носу корабля.

- Все из-за тебя! – раздраженно бросил Харон.

- Брось, брат. Не жену же ты взял из этих диких, холодных, варварских мест. А обманом заманил будущую рабыню. Рано или поздно ей надо будет показать ее место.

- Я бы предпочитал, чтобы поздно.

- Как знаешь. Ты старший. Но не забывай, что ты купец. А даром взяв такую рабыню, ты неплохо заработал.

Все это так бы и осталось пока без результатов.

Но на следующий день Яра почувствовала, что они подплывают к Лысой горе. Там, правда, никого не было. Но, может, она просто ошибается? Не ахти какая сильная она ведунья.

- Харон, давай пристанем, - попросила она купца. – Мне надо на ту гору сбегать.

- На какую? – настороженно спросил Харон.

- Да вот на ту, видишь?

- Вижу.

- Так пристанешь, а то я могу и вплавь добраться.

Это еще больше встревожило Харона. Но он не выдал своих чувств.

- Пристанем. Не волнуйся. Но вечереет. Пойдешь туда утром. А пока перекусим. И, кстати, коль скоро добралась ты до своей горы, отпразднуем это. И выпьем ка вина.

Яра согласилась.

А утром, когда она проснулась, то почувствовала, что корабль плывет. Она выскочила из господской надстройки и увидела, что солнце уже высоко, а горы и в помине нет. Проплыли они ее.

Не раздумывая, хотела броситься Яра в реку.

Но за ней уже следили. Схватили и связали. Так, связанную, и бросили в господскую надстройку.

- Ну, что теперь делать будешь, брат? Такую рабыню надо долго приручать, это как дикую кобылицу объездить.

- Хочешь предложить свои услуги в этом деле? – хмуро сказал Харон.

- Нет. Хочу предложить тебе выгодное дело. Приручать ее. Потом мыть, кормить и поротый зад маслом мазать, прежде чем на продажу выставить. И еще не ясно, сколько за нее получишь.

- Не заговаривай зубы! Получишь много.

- Много, много. Не спорю. Но торговля дело рисковое. Предвидеть всего нельзя.

- Что ты предлагаешь?

- Снизить твой риск. Я куплю ее у тебя здесь. Необъезженную.

Он гадко захохотал.

- Сколько?

- Золотой.

- Три.

- Ты не получишь за нее столько даже на рынке в Иллионе.

- Два.

- По рукам.

- Ты теперь моя рабыня, глупая лосиха, - сказал ночью Соломон, присаживаясь к ней на ложе. – Как, будешь со мной ласкова?

Она презрительно отвернулась.

- Ты, полночная дура, наверное, не знаешь даже, что такое рабыня? Ничего. Завтра узнаешь.

На следующий день ее вывели на палубу, ловко сорвали одежду и привязали к какому-то бревну.

У Соломона рот наполнился сладковатой слюной. Он обошел бревно, жадно всматриваясь в это великолепное тело. Рука с плетью подрагивала.

- Сол, - обратился к нему брат.

- Да, - раздраженно бросил Соломон. – Не вмешивайся. Она теперь моя.

- Я не вмешиваюь, а говорю как старший купец, наставляющий младшего.

- Давай, наставляй, но поскорее.

- Брось плеть, дурень. Ты сейчас в таком состоянии, что запорешь ее. И не получишь ни ласк объезженной кобылицы, ни денег за нее, когда она тебе наскучит.

- Ты просто жалеешь ее!

- Я жалею тебя. Купец не доложен быть таким страстным. А то разоришься и сам окажешься за долги на ее месте.

- И что ты предлагаешь?

- Я же говорю, брось плеть. И …

Соломон напрягся, ожидая подвоха.

- И возьми розги. Так и ее не запорешь, и себя потешишь. И впредь, не пори ее плетью. Можешь не рассчитать.

Соломон бросил плеть.

- Ты прав, брат. Ты настоящий купец! Но где я возьму розги здесь, посреди реки?

- Что бы ты делал без заботливого старшего брата? Возьми там, - он кивнул головой в сторону, - заранее припас и размочил.

Соломон взял длинный прут, стал сбоку от Яры. Потом немного сместился, примериваясь, как бы получше нанести первый удар.

- Я тебе сейчас покажу, что такое рабыня, лосиха! – весело заорал он, и ударил ее, косо рассекая эти ягодицы, которые ему пока так и не удалось взять в руки.

Яра уже поняла, что попала в положение, не сулящее ей ничего  хорошего. Но что ждет ее конкретно, она понять и предвидеть не могла. Ибо не было  ни у нее, ни у ее вольных родственников никакого опыта тех взаимоотношений между людьми, которые уже вовсю господствовали среди южных потомков людоедов, которые одарили мир гнусностью под названием «государство». Гнусностью, предполагавшую рабов и господ, палачей и жертв. Клетки, где людей содержат как зверей. Огромные толпы голодных озлобленных убийц, под командованием пресыщенных вечно пьяных извращенцев, которые назовут  «армиями».

Гнусностью, которой иные потерявшие ум не их потомки еще будут гордиться.

 Не зная этой гнусности, Яра еще могла подумать, что ее растянули на бревне, чтобы как то взять силой. Но то, что ей сознательно будут причинять боль, она даже представить не могла.

Поэтому первый удар ожег ее совершенно неожиданно. И она закричала не только от боли, но и от растерянности и обиды.

- Получила, лосиха! – злорадно расхохотался Соломон. Крик Яры раззадорил его. И он начал сыпать удары без разбора.

А она все кричала от боли, обиды, но, поначалу, даже и от возмущения. Но розга все жгла и жгла ее. И она внезапно поняла, что это может и не прекратиться. Что она так и потонет в этих волнах обжигающей боли. И она завизжала от страха.

Этот пронзительный визг вернул Соломона к действительности. Он на мгновение опомнился. Опустил прут и злорадно осмотрел покрытые рубцами ляжки и ягодицы Яры. А потом начал бить ее медленно, с разбором, наслаждаясь результатом каждого удара, наблюдая, как дергаются ее бедра после того, как розга со свистом впивается в ее ляжки или зад.

 Но вскоре он снова вошел в раж, и опомнился, только, когда понял, что длинный прут в его руках сломался.

Яра лежала перед ним безмолвная.

Соломон отбросил прут.

- Вот видишь, Сол, если бы ты меня не послушал, и порол ее плетью, то сейчас мог бы распрощаться со своими двумя золотыми, - раздался рядом голос старшего брата. – Она бы уже подохла. А ты не царь, чтобы так дорого платить за столь короткое удовольствие.

- Спасибо, брат. Это было бы слишком легко для нее. Но ей можно еще немного всыпать?

- Давно не торговал рабами, - сказал Харон, и подошел к Яре. Пощупал ее в нескольких местах, и сказал, - еще удара три можно.

Соломон взял новый прут и обошел свою жертву. Выбрав несколько мест на ее ягодицах и ляжках, где пересекающиеся шрамы особо обильно сочились кровью, он расчетливо с потягом ударил по ним.

Яра застонала.

- Поняла, лосиха, что такое быть рабыней? - спросил Соломон почти миролюбиво, и тут же деловито спросил у брата, - а когда ее можно будет снова выпороть?

- Не раньше, чем через пять дней, и, конечно, не так много, как сейчас, - ответил тот. – А послезавтра можешь прийти к ней ночью. Вряд ли она будет сопротивляться, но и особого удовольствия тебе вряд ли доставит. Будет лежать, как бревно.

- За что получит при следующей порке.

После этого все слилось для Яры в один темный провал. Ее пороли и насиловали. Насиловали и пороли.

Болели иссеченные розгами бедра и ягодицы. А также низ живота. Она впервые узнала, что телесная близость может приносить боль, если ее не хочешь.

Однажды она почувствовала, что может не выдержать. Надо было что-то делать. Но что она могла? Только утихомирить гнев Соломона.

И когда он пришел к ней ночью, она неожиданно ласково, как будто  не он порол ее днем, сказала:

- Я жду тебя, мой господин.

А после этого сделала все, что умела, только бы доставить ему удовольствие.

Больше ее не пороли.

В Иллионе Яра отъелась и отмылась. Покорная, она как-то быстро наскучила Соломону. И он выставил ее на невольничий рынок.

Красивая статная, и, судя по всему, не строптивая рабыня привлекла внимание покупателей. Они толпились и азартно торговались с Соломоном. Но он не спешил.

Яра стояла, опустив голову, и покорно снося жадные руки, которые задирали ей тунику, мяли грудь и ляжки.

- Эй, отойди, - заорал Соломон на одного невзрачного покупателя. – Все равно не купишь, нечего тогда и товар лапать.

Человечек в застиранном хитоне быстро отошел.

Вдруг Яре захотелось поднять голову. Она оглядела торжище и увидела лениво бродящего среди толпы вельможу. Народ перед ним расступался.

Вот он огляделся и скользнул взглядом по Яре.

Зев! Волчий Зев! Это он!

- Волчий Зев! - крикнула она.

Соломон развернул плеть. Вот тебе и объезженная кобылица. Придется сейчас ее ударить. А потом ждать, пока шрам не сойдет. Вот скотина варварская.

- Эй, хозяин! - голос Зева был повелителен. Соломон узнал вельможу-громовержца, о котором так много говорили.

- Слушаю, мой господин.

- Сколько стоит эта рабыня?

- Три золотых, мой господин.

Зев небрежно кинул ему деньги.

Соломон застыл, как истукан.

«Надо было попросить четыре. Нет, пять». Но купеческое слово на торжище должно быть незыблемо.

- Ну?! – грозно сказал Зев. – Чего встал?!

- Прошу прощения, мой господин. Она твоя.

Зев подошел к небольшому низкому помосту, на котором стояли рабы. Взял Яру за руку, и, не глядя по сторонам, пошел прочь с торжища.


Глава 8. Заботы императора

Солнце клонилось к закату. И на обширной крытой, окруженной колоннами каменной террасе было не жарко. Чего нельзя было сказать об улице.

Из полумрака террасы был виден сверкающий на солнце песок и рощица пальм вдали. Фараон сидел в кресле с высокой спинкой и задумчиво глядел вдаль.

Никто не нарушал уединение владыки.

А он любил вот так, с этой высокой террасы смотреть из полумрака и относительной прохлады вдаль на раскаленные равнины своей страны, и размышлять о ее судьбах.

Огромная империя начиналась с этих мест. Владыка, в отличие от большинства своих поданных хорошо знал ее истинную историю. Историю, начавшуюся много столетий назад, когда массы людей из становящейся пустыней Сахары, сбились в кучу в долине реки Ра, которую потомки назовут Нилом.

Места на всех не хватало, и озверевшие люди несколько поколений уничтожали друг друга. Пока стихийно не сложился новый порядок, где уничтожение было регламентировано. Оно перестало быть стихийным. Но не перестало быть уничтожением.

Только теперь одних уничтожали непосильной работой, других, не согласных, казнили. А верхушка этой пирамиды вроде бы жила, не зная забот. Но и она уничтожалась. В интригах и кознях. Тайно. Петлей, наброшенной сзади, ударом ножа из-за угла дворцового лабиринта, или ядом в кубке с вином.

Теперь уже людишек, дотоле бывших в избытке, стало не хватать. И пришлось выходить за ними на охоту.

Вначале охота была неудачной. Охотников погибало почти столько же, сколько приводили захваченных рабов.

Но потом предки нынешнего владыки нашли решение. Они отказались от первоначального аскетизма собственной жизни, и строгости к  своим вельможам. Теперь демонстрация сладкой жизни стала для них профессией.

И эту сладкую жизнь показывали вождям окрестных племен. «Делайте, как мы, и будете жить так же», - лукаво зазывали имперские вельможи и цари.

И вожди с червоточиной в сердце, переставали быть вождями, а становились рабовладельцами. И присоединялись к империи. Им было так спокойней. А честных и непокорных былых коллег из когорты племенных вождей, уничтожали, наваливаясь всем скопом.

И империя росла, и росла, охватывая теперь все земли Восточного Средиземноморья.

Конечно, трудно было управлять такой империей из одного центра. И, говоря современным языком, это уже была не империя, а некая имперская конфедерация. Где иногда отдельные сатрапы кое-где даже и воевали друг с другом.

Но, милые дерутся, только тешатся.

Главное, все эти земли были организованы по одному лекалу. Везде были рабы и рабовладельцы, владыки и подданные. И все верили одним и тем же жестоким, таинственным и развратным богам. Которые назывались почти одинаково, но с небольшими различиями, обусловленными спецификой существующих диалектов.

Так, у одних развратная богиня называлась Астартой, а другие называли ее Иштар.

Да, богиня …

Вот она идет, похожая на Иштар его официальная любовница, или вторая не официальная жена. А, неважно, как назвать. Осирис их разберет.

Да, это земное воплощение Иштар он считал когда-то эталоном красоты. Пока не увидел рабынь, привезенных с севера.

Господи! Да разве эта плоскозадая, носатая, смуглая Иштар может назваться красивой?! А эта всегда наклоненная вперед шея?! А эти черные волосы, в жестких  кудрях?! А эта коническая грудь, которую через много веков те, кто будут зваться антропологами, определят как «вымеобразную».

Иногда ему в его размышлениях казалось, что только такие уродины и могут рожать таких подлых вельмож и таких тупых рабов, которые его окружают.

Разумеется, владыки, которые могут себе позволить все, при первой  возможности выбирают женщин с севера. Статных, белокожих, голубоглазых.

Но жрецы постоянно подсовывают фараонам в качестве цариц и официальных любовниц своих дочерей, всех этих плоскозадых Иштар с запавшими грудями и наклоненными вперед шеями. Все уродство которых может понять только человек, в жилах которого течет хоть капля крови с севера.

Как у него, например. Спасибо деду, сластолюбие которого взяло верх над политическими резонами, и который все же сумел сделать царицей женщину с севера. За что и поплатился через пару лет, скоропостижно скончавшись от неведомой болезни.

- Можно побеспокоить тебя, о мой повелитель?, - спросила между тем подошедшая.

- Что тебе надо? – грубо спросил фараон.

- Мой повелитель гневается?

Надо бы ее приказать удавить, - вдруг подумал фараон. - Или отравить. Но яд придется брать у тех же жрецов. А она дочь жреца. Разумеется, они друг друга готовы сами и удавить и отравить. Но, при случае могут и сдать родне этой уродины.

И тогда отравят уже его. Скольких его предшественников таким образом отправили на тот свет?

Нет, все же лучше удавить. Прямо сейчас, своими руками. Нет, не царское это дело. О Боже! До чего трудна участь фараона!

- Говори быстрее, не мешай мне размышлять о благе страны.

- Конечно, конечно, мой повелитель! Я именно об этом. Высокочтимые жрецы хотели бы поговорить с тобой о положении с верой в твоих северных провинциях.

- Каких именно?

- О, повелитель, сколь много земель слушают твою волю! Но твоя воля доходит до твоих рабов с помощью высокомудрых жрецов наших богов. А их перестали уважать в заморских северных провинциях.

- Ах, заморских? Тогда понятно. Ладно, пусть явятся завтра в это же время. Не официально, на частную аудиенцию.

- Ты мудр, мой повелитель! Я могу идти?

- Иди, иди! – нетерпеливо машет он рукой. Она медленно пятится назад, а потом все же поворачивается. Он наблюдает за ней из-под полу прикрытых век.

Да, зад не плох. Широк и подвижен.

Он вспоминает свои первые ночи с ней.

Но, ширина это еще не все. До чего же он плоский! Как плоская земля, плавающая на трех китах на каких-то рисунках каких-то жрецов.

Он снова задумывается.

Северные провинции. Эллада. Когда эти земли попали под опеку империи, они были самой захолустной окраиной. Но потом именно там, в этих низких горах и на островах стали добывать медь и олово. В таких количествах, которых раньше в империи не было. Просто потому, что там, в Элладе, руд этих металлов было во много раз больше, чем во всех остальных провинциях империи вместе взятых.

Захолустная окраина начала богатеть на глазах.

Но рудники и плавильни требовали много рабов. Которых много не наловишь в этих диких, сухих, бесплодных горах. И их стали массами ловить на севере. Благо тамошние люди, не знавшие бронзы, были легкой добычей вооруженных металлическим оружием солдат империи.

Как доставлять этих рабов?

Морем, разумеется. В этих чертовых горах не то что рабов, приличные стада не прогонишь.

И стала Эллада строить корабли. Благо, и лес, и металлический инструмент был.

И стала еще быстрее богатеть. Уже как хозяйка морей.

Потомок бы сказал, что эта провинция стала экономическим центром империи, оставаясь в политическом и религиозном плане ее задворками. Хотя в целом, религия была все же родная, имперская.

Например, обрезание мальчикам гордые эллины до нашествия дорийцев (а до этого было еще ой как далеко!) делали исправно.

Но хуже было другое. Приток рабов с севера быстро изменил население. Оно стало не похоже на население остальной империи. А многочисленные царьки, разумеется, тоже не стояли в стороне. Погнали всех своих чернявых, кудрявых плоскозадых «Иштар» …

Прости, богиня, что упоминаю тебя так, - подумал фараон.

Итак, погнали они всех этих Иштар, и уже три поколения исправно белеют, отбирая себе в жены лучших рабынь с севера.

Как мужчина фараон их прекрасно понимал. Но с точки зрения правителя это было возмутительно. Они позволяли себе то, что не мог позволить себе он! Царь царей! Ишь, чего взяли! Мне, значит, надо со всеми этими жреческими доченьками и племянницами делить ложе, чтобы сохранить трон. А им все можно. Им не надо себя ломать, чтобы остаться на своих жалких тронах, которые и тронами-то назвать нельзя.

Сегодня они проигнорируют этих плоскозадых «Иштар», - прости еще раз, богиня, но ты и впрямь, хоть и блудлива, но по сравнению с дочерьми севера просто плоскозадая уродина. Итак, сегодня они проигнорируют дочерей имперских жрецов. Завтра проигнорируют имперских богов. А послезавтра проигнорируют волю императора.

Так, что ли?!!

Да, не надо быть политтехнологом далекого ХХ века, чтобы понять, что экономическая, геополитическая и этногенетическая ситуация в Элладе чревата крахом мирового порядка под мудрым руководством Империи, и ее божественного фараона с мутной реки Ра.

Разумеется, слов типа экономика и геополитика фараон не знал. Но ему их было знать не обязательно.

Важно было осознавать суть проблемы.

А она была очевидна.


Глава 9. План мести

 Терраса из белого камня под навесом, поддерживаемым колоннами из того же камня. Свежий ветерок с моря. Огонь светильника мечется под его легкими порывами. И вино в чашах кажется черным.

- Вот так я и попала сюда, Зев, - закончила свой рассказ Яра. Она отпила из чаши.

- Не пей много, Яра, ведунам пить нельзя.

- Да, какая я ведунья? Глупая лосиха из варварского северного леса.

Ему снова становится остро жаль ее. В который уже раз за то время, что прошло с того мгновения, как он услышал ее зов, там, на невольничьем рынке.

- Не надо, Яра. Все пройдет.

- Если ты о шрамах на заду и бедрах, то они и так почти прошли.

- Все, забудь об этом!

- Слушаю, мой господин.

- Яра, ты еще станешь и богиней и царицей! А я тебе не господин, а твой родович. И твой мужчина. А ты моя женщина. И ты нужна мне. Я не просто выручил тебя. Ты тоже меня выручила и ты действительно нужна мне. Это Судьба, что мы встретились.

Поэтому отдохни, отоспись, отмойся.

А потом поговорим.

Она откинула назад свои густые волосы цвета меда и грустно подперла голову рукой.

- Ты придешь сегодня ко мне на ложе?

- Приду, Яра, приду. Но не сегодня. Сегодня спи, родимая. Спи, моя царица.

Эй, кто там! – он хлопнул в ладоши. Из полумрака выступила служанка. Местная уроженка.

- Проводи госпожу в ее комнаты! – резко сказал Зев. Он уже привык общаться со слугами так же, как и все вельможи на пространствах огромной Первой империи планеты Земля.

И вчерашняя рабыня Яра невольно вздрогнула от этого, внезапно изменившегося, голоса родного человека. Да, ей еще много надо было пройти, чтобы стать госпожой.

Ибо путь от рабыни до госпожи гораздо короче, чем путь от «лосихи из северного леса» до все той же госпожи. А она все еще оставалась этой «лосихой». Несмотря на «уроки» Соломона.

Но вот Зев, похоже, свой путь от волхва вольного народа до имперского вельможи уже дано прошел.

По напряженному лицу Зева стекал пот. Он уже долгое время водил руками над головой Яры, сидящей в кресле.

- Ну, как, легче? – спросил он. – Только не ври. Не ври! Мне надо знать, сколько волховской силы у меня осталось.

Она полуобернулась назад, схватила его руку и поцеловала в ладонь, прижав ее к своему лицу.

- Легче, правда, легче. Ты все еще колдун, мой родной. Не беспокойся. Конечно, не такой, как Веда.  Но ведь ты и никогда не был таким сильным в ведовстве, как она.

Вопреки всем ожиданиям, Яру в доме Зева начали вдруг донимать многие недуги. Казалось, до этих пор она крепилась, а тут вдруг все горести прошлых месяцев враз проявились в виде недомоганий.

Зев в изнеможении, не присел, а просто  рухнул на скамейку у ее кресла, откинув голову к ней на колени.

- А теперь я тебе поколдую, родимый. Можно?

- Конечно.

Она стала водить руками над его головой. И столько любви, благодарности и страстной нежности было в ее сердце, что рукам казалось передался этот душевный огонь. В кончиках пальцев стало ощущаться легкое покалывание. И она вдруг поняла, что в этот момент по отношению к Зеву ее колдовство действительно сильно.

Она мельком взглянула на него. И увидела подтверждение своей уверенности. Морщины на его лице на глазах разглаживались. Полуприкрытые глаза бодро распахнулись, устало откинутая голова энергично выпрямилась.

Гордость от сознания собственной силы заполнили ее. И дрожь восторга пронзила все ее тело, начинаясь от кончиков пальцев и распространяясь по рукам куда-то под сердце.

Зев вскинулся, повернулся к ней и прижал ее ладони к своим губам.

- Колдунья, ты моя колдунья! Где и когда ты научилась такому волховству?

Он знал, что получил то, в чем ему отказали на Лысой горе. Он снова был  бодр, энергичен и ощутимо помолодел.

Но, взглянув на нее, он понял, что заметно посвежела и она. Щеки разрумянились, глаза блестели. Голова была гордо откинута назад. Перед ним снова была уверенная в себе дочь старшины рода.

Исчезла только  дурная взбалмашенность избалованной мужским вниманием молодайки.

Ночью они любили друг друга долго, страстно и неистово. Небо уже начинало сереть, когда они в изнеможении прекратили ласкать друг друга. Она лежала у него на руке.

- О чем задумался, волхв-громовержец?

- О нас с тобой, о наших родовичах, о здешнем народце. Да мало ли о чем еще.

- Так сразу и обо всем? – тихо рассмеялась она.

- А почему нет? Я же волхв, который может охватить мыслью весь мир.

Знаешь, я был прав, когда говорил тебе, что Судьба послала тебя,  чтобы спасти меня. Мне ведь отказали в помощи на Лысой горе. А вот ты дала мне то, что я мог бы получить на ведовском сборе.

- Как это, отказали? Расскажи.

И он рассказал ей о событиях на Лысой горе и о своей идее собрать волхвов в одно место. И о том, как и почему это отвергли Вольфганг, Тамирис и Сварог.

- Ну, скажи, разве я не прав? Разве ты не сильная ведунья? Разве сегодня ты это не продемонстрировала? Но почему ты должна быть исключена из общества волхвов только потому, что не можешь летать? Почему эта мелочь, Рыська учится у самой Веды, а ты обречена быть на вторых ролях? Чем ты хуже нее?

При упоминании Рыськи, легкая досада кольнула Яру. Она недовольно повернулась к Зеву. Но, наверное, слишком резко. Ибо почему-то вдруг засвербел один из рубцов на бедре. Надо же, сколько кувыркались в любовной игре, и ничего. А тут повернулась только, и засвербел.

Она вдруг вспомнила накатывающиеся волны обжигающей боли, свист розги и злорадные выкрики Соломона.

- Зев, но кормить нас на этой новой Лысой горе будут рабы.

- Рабов туда и близко не подпустят.

- Я не о том. Нам будут приносить то, что сделали рабы, которых будут продавать, изнурять непосильной работой, пороть …

- Забудь, я сказал! – досадливо бросил он.

- Не, знаю. Может и забуду. Но от этого ничего не изменится. Нам будут приносить то, что сделали рабы.

- А разве эти чернявые горбоносые уроды, потомки людоедов, годятся на что-то иное? Разве они в душе от рождения не рабы? Рабы или рабовладельцы, что, впрочем, одно и то же.

- Это их дела. Но зачем нам брать их грязные подношения? Не утратим ли мы от этого нашу колдовскую силу? Но тогда мы не поможем друг другу, даже собравшись вместе.

- Ты не права. Мы же с тобой смогли помочь друг другу? Только вдвоем. А если нас будет больше? Мы снова будем уверены в своем бессмертии. И не будем зависеть от умения летать.

- Мы будем зависеть от нечистых подношений.

- Знаешь, твое упрямство просто раздражает!

- Ну, так выпори меня, мой господин. Я же твоя рабыня, купленная на невольничьем рынке.

- Яра! Зачем ты так? Это нечестно.

Он вдруг как-то разом сник. И она испугалась, что результаты ее колдовства вдруг исчезнут. И перед ней вновь окажется усталый циничный вельможа, волхв, теряющий бессмертие.

- Прости, родимый, прости, - она страстно и нежно покрыла поцелуями его лицо и грудь. – Ну, прости глупую лосиху. Я же не ахти какая ведунья. Наверное, чего-то не понимаю. Это ты у нас один из самых сильных волхвов.

- Был. Был одним из самых сильных. Ладно, давай спать.

Они сидели во внутреннем дворике хором Зева у небольшого декоративного бассейна. На мраморном столе стояла ваза с фруктами.

Яра рассеянно отщипывала ягоды от виноградной кисти. Зев тоже сидел молча, задумавшись.

Вошла служанка.

- Тебя спрашивают, мой господин.

- Кто?

- Он назвался Аполлоном.

- Купала! Зови немедленно.

- Зев, почему Купала? Ведь назвали не совсем это имя?

- Яра, они не могут правильно произносить наши имена. Я, например, для них Зевс. А ты будешь Герой. Ну, а Купалу им легче всего переделать в Копполо, или Аполло, или Аполлона.

- Странно, значит тот купец, что завлек меня сюда, тоже не Харон?

- Да, он из этих, египетских или ханаанских. Скорее всего, Арон. Но переделался на эллинский лад Хароном.

- И он вез меня в страну мертвых. Вернее в страну, где я была бы живым мертвецом.

- Если бы ты дослушала меня вчера, то мы бы с тобой дошли до того, что этим потомкам людоедов нужны страшные сказки. И коли нам доведется придумывать для них эти сказки, давай сделаем твоего подлого купца Арона перевозчиком в страну мертвых Хароном.

- Я не совсем понимаю тебя, но давай. Этот добряк действительно был для меня перевозчиком в страну мертвых. А Соломон уже встречал меня в этой стране, как ее полноправный хозяин.

- А теперь хозяевами станем мы. Ты только не пытайся понять то, чего не сможешь, и слушайся меня.

- Слушаюсь, мой господин.

- Опять?!

- Ха, Яра! Кого я вижу в этой берлоге у Зева! Здрава будь, сестрица!

Купала излучал уверенность и веселье. Он легким шагом как будто не вошел, а влетел во внутренний дворик хором Зева.

- Вот и наш Купала, - сказал Зев. – Ну, как, все узнал, о чем мы с тобой договаривались?

- Все. А что, Яра теперь тоже с нами? Вижу, она неплохо тебе наволховала. Омолодился ты заметно.

- Да. Я, ты, да она. Пока нас трое. А теперь давай все по порядку.

- Да, земля здесь большая. Много стран в нее входят. Эллада только малая ее часть.

Основные земли лежат на восход и на полудень. Правит всем царь царей. Они называют его фарагун, или фараон. Пребывает он на берегу большой мутной реки под названием Ра. Там у него много дворцов.

- А зачем одному человеку так много дворцов? – спросила Яра.

Купала задумался.

- Яра, не перебивай! – досадливо сказал Зев.

Она опустила голову и промолчала.

А Купала продолжал.

- Большая часть земель населена людьми не черными и не белыми, какими-то носатыми, смуглыми. Женщины есть в любви весьма искушенные. Но какие-то некрасивые. С вечера еще ничего покажутся. А проведешь с такой ночь, и наутро подумаешь, - вот угораздило. Все время наших вспоминал.

Так что Яра, в праздник любви надо будет тебя найти, коль скоро других наших здесь нет, а Зев решил устроить все по-нашему.

- Купала, не болтай чепухи. Она моя женщина.

- Так я и не говорю, что она не твоя. Я же говорил о празднике любви. Таком как на Лысой горе. Или она твоя рабыня? Ты ее купил?

- Да, купил! И заплатил целых три золотых!

Яра вспыхнула и еще ниже опустила голову.

А Купала легкомысленно продолжал, возможно, приняв все за шутку.

- Ладно, народец у этого царя царей весьма никчемный. Но главное не это. У них полно храмов и есть свои боги.

- У них есть сильные ведуны?

- Слабоватые. Умеют в основном глаза отводить. Ну, травы и камни знают. Лечат плохо. Зато травить умеют. Я до того, как здесь поскитался и не знал вообще, что такое возможно.

Но, Зев, нам туда соваться нечего. Не сладим мы с этими жрецами и царями.

- Но почему? Когда я использовал свои умения, чтобы стать вельможей и богачом, у меня все получалось.

- Ты не покушался на их власть. Ты вырывал кусок для себя. А этим здесь все занимаются. Потом, получалось у тебя проявить себя в Элладе и Троаде. Это самые богатые провинции их царства, но власть их жрецов здесь пока не так сильна. Не так давно они в их империи.

Яра хотела спросить, что такое царства, империи, провинции, боги, жрецы. Но не решилась, полагая, что Зев рассердится. Однако она заметила, что для него и Купалы эти слова уже стали привычными.

- И еще, - продолжал Купала, - народ здесь другой. Они уже многие годы гонят сюда рабов с низовьев Большой реки. А их царьки предпочли белых рабынь дочерям столичных жрецов и вельмож. Так что и цари и простой люд по облику скорее наши.

Поэтому мы можем развернуться именно здесь. Но нам много и не надо. Верно? Даров Эллады и Троады хватит, чтобы прокормиться ведунам с Лысой горы. А нам ведь надо просто собраться всем, чтобы беззаботно жить в одном большом волховском сборе. Чтобы, если не хочешь, никуда не надо было летать для поддержания бессмертия.

- Зев, а что такое боги? – решилась спросить Яра.

- Слабые волхвы придумали для своих родовичей сказки про то, что им помогают некие гораздо более сильные волхвы. Которых они и прозвали богами.

- А зачем им это?

- Чтобы родовичи боялись, и кормили их, не требуя ведовской помощи взамен.

- Но нам то это зачем надо. Ведь вы хотите собрать сюда сильных волхвов?

- Вот соберем, и объявим их богами. Пусть поклоняются нам.

- Но, их, этот самый старший, наверное, не согласится?

- Так мы им поможем выйти из-под его власти. Сможем, Купала?

- Думаю, в Элладе сможем. А в Троаде нет.

- Вот тогда Эллада пойдет войной на Троаду. И их империи конец. Как я понял, здесь все богатства. А там только эти слабые волхвы, дурные цари и убогий народец. Пусть их много. Но это не противники.

Яра опять не все поняла, но вдруг осознала, что война это нечто, что даст возможность отомстить Харону и Соломону. Она содрогнулась, вспомнив накатывающиеся волны жгучей боли от розог Соломона и его потное волосатое тело, наваливающееся на нее ночами.

Но ведь Троада, это как раз окрестности города, куда ее привез Соломон. Где живет его родня и дети.

- Когда это будет? – хрипло спросила она.

- Что это? – удивился Зев.

- Война с Троадой.

- Яра, да ты становишься царицей, - воскликнул Купала. – Как быстро поняла то, что наши родовичи и представить не могут.

- Так, когда?

- Не скоро, Яра, не скоро. Но, куда нам спешить, мы же бессмертные.

- Значит, их я не изничтожу. Что ж, тогда изничтожу их семя. Детей. Или внуков. Или детей их внуков. Всех, всех, всех!

- Кого, их, Яра? - удивился Купала.

- Она знает, кого, - ответил за нее Зев. И добавил, - больше не вспоминай, что ты лосиха из северного леса. Ты настоящая богиня и царица. И сама теперь знаешь, что это так. А если чего непонятно, спрашивай, не стыдись.

А что из твоей прошлой жизни забыть, и что помнить тоже решай сама.

Но учти, забыть придется многое.

Она уже понимала, что придется забыть. Не то, что вызывает гнев и злобу. Эти воспоминания пригодятся, хоть и будут неприятными. Но без гнева и злобы не проживешь в этих местах, где море теплое, а люди свирепые. Тем более, не станешь их царицей и их богиней.

А вот беззлобные нравы родных холодных мест придется забыть начисто.

То, что составляло суть неудавшейся ведуньи Яры должно уйти из души царицы богов Геры, жены грозного и страшного бога-громовержца Зевса.


Глава 10. Вольница начинает и выигрывает

- Луки у них есть, но хуже наших. И то сказать, для наших лук единственное оружие. А у них в достатке и бронзовые мечи, и бронзовые топоры, и копья с массивными бронзовыми наконечниками.

Купала и Зев осматривали долину, по днищу которой велась узкая дорога.

- Купала, ну что за привычка обсуждать все в общем. «У нас», «у них». У тебя, у тебя лично, как обстоят дела с луком?

- А ты что, не помнишь, как вместе охотились в наших лесах?

- Опять не о том. Это теперь наши леса. Забудь ты о варварских землях, где прошла наша юность.

- Зев, не становись царем больше, чем это надо. Мы все это затеяли, чтобы оставаться бессмертными, не покидая некой новой Лысой горы. Поэтому оставайся хоть немного ведуном. Добрым, внимательным к братьям и сестрам.

- Слушаю тебя внимательно, брат.

- Так вот. Луки у них хуже. Тем более,  они будут стрелять вверх, а я сверху. Так что я для них неуязвим.

- Но ты с лета можешь промахнуться.

- Попасть в человека вообще, это не белке в глаз. Не промахнусь.

- Но ты не свалишь тогда кого надо с одной стрелы.

- А для чего я болтался на берегах грязной реки Ра? Чтобы удовлетворить любопытство брата Зева, и сластолюбие меднокожих жриц Иштар? Нет, не только для этого. Кое-чему научился у тамошних жрецов. Стрелы будут отравлены. Так что, куда бы не попал, смерть гарантирована.

- Эх, попробовать бы!

- Как?

- Купим раба, а ты попробуй задеть его своей стрелой с лету. Посмотрим, как скоро подохнет.

- А ты и впрямь стал хуже волка Волчий Зев.

- Купала, когда я стану царем богов, за такие слова будешь у меня пасти коз.

- Благодарю, царь! А я думал сразу брюхо вспорешь.

- Тебе, никогда. А с другими посмотрим.

- Ладно. Но покупай местного. Тут на невольничьих рынках полно наших. Я своего за так убивать не стану.

- Вот и ладно.

Богатый вельможа с золотым обручем на голове в сопровождении красавицы-жены ехал по глухой горной дороге без охраны.

Белая колесница вельможи была кричаще роскошной. Она даже была украшена золотом. А кони! Ах, какие кони! Белые. В богатой упряже. Тоже украшенной золотом.

Одноглазый атаман разбойников аж зажмурился от изумления. Он повернулся к своему помощнику.

- Боги лишили этого богача разума?

Атаман имел в виду одинокого вельможу.

- Не знаю.

- Столько золота!

- Он может быть славным воином.

- Он один, а нас больше, чем пальцев на двух руках. Этот обруч будет на моей голове, раньше, чем зайдет солнце.

- А моей будет эта женщина.

- На сегодняшнюю ночь. Потом пустим по рукам.

- Согласен.

- Пошли!

Атаман свистнул. Его разбойники высыпали на дорогу.

Вельможа, казалось, заранее услужливо остановил лошадей.

- Эй, ты, слазь, коли жизнь дорога! – атаман положил грязную руку на передок колесницы.

- Несчастные! – вдруг сказала женщина. – Разве вы не знаете, что имеете дело с богом?! На колени! Иначе прервется нить вашей жизни.

Разбойники замешкались. Слишком странным было поведение путников.

Атаман опомнился первым.

- Не пугай нас, глупая женщина.

Он сделал шаг. Стрела, казалось, пущенная с неба царапнула его в шею. Его лицо страшно исказилось и мгновенно начало наливаться синевой. Он захрипел, схватился руками за шею, и покружившись на месте повалился на землю.

Разбойников ужаснула смерть атамана, но некоторые пришли в себя довольно быстро. И, отвернувшись от колесницы стали смотреть, откуда могла прилететь стрела.

- Отведи им глаза, - прошептал Зев.

Разбойники удивленно водили головами, не видя никого вокруг.

- На колени! – страшным голосом рявкнул Зев.

И откуда-то посыпались невидимые стрелы.

Те, кто пал на колени, остались живы. Остальные хрипели в страшных корчах.

Среди стоящих на коленях был и помощник атамана.

Яра сошла с колесницы и, подойдя к молодому разбойнику, положила ему руку на плечо.

- Ты поступил правильно, вовремя став на колени перед богом. И теперь станешь царем. Хочешь стать царем?

- Хочу, моя богиня! Что я должен делать? Приказывай!

- Построй в этом месте небольшой храм в честь бога Зевса-громовержца. А потом подойди к стенам ближайшего  города, и скажи, что если его правитель не отдаст тебе свой трон, тебе, царю милостью громовержца, то город будет разрушен.

- Сделаю, как ты велишь, моя богиня!

- Послушай, Купала, а у тебя получится? – тревожно спросил Зев.

- Получится, получится. Я ведь лучше всех слышу, не только небеса, но и землю. А земля здесь стонет. Она хочет разрядиться трещинами и обвалами.

- А как ты ей поможешь?

- Вместе поможем, Зев. Вызовем грозу на том месте, где земля стонет громче всего, и она разверзнется.

- А сами-то уцелеем?

- Ну, упадем. А потом встанем.

Городская стража посмеялась над наглостью подходившего к стенам разбойника. И смеялась три дня подряд.

А потом разразилась страшная гроза. После которой землетрясение разрушило городскую стену и дворец правителя.

Правильно уверовавший атаман стал царем. Вернее местным царьком.

А его пример стал заразительным для других разбойников. Но не только для них. Многие царьки, хотели прибрать к рукам земли и богатства соседей. И получалось так, что выигрывали поверившие в громовержца.

Через пару-другую лет вся Эллада верила в бога-громовержца. И его власть была большей, чем власть фараона из далекой имперской метрополии и его смуглых наместников.

Разумеется, Зевс был отнюдь не ангелом гуманизма, как сказал бы наш современник. Но прагматичная жестокость белого бога-громовержца казалась верхом либерализма по сравнению и порядками южной империи.

А лишенные родовитости мелкие царьки, женатые на бывших рабынях и самых симпатичных местных крестьянках, являли в быту верх простоты и народности.

Пьяные ветры свободы гуляли над Элладой.

Бывшие разбойники и иные маргиналы всех мастей строили социум по законам вольницы.

- Я простой царь! - орал на пиру с царственными собратьями владыка Аттики. И это не было неудачной шуткой.

А рядом с простым царем сидели простые боги. Которых неловко и писать с большой буквы.

Настолько они просты.

Впрочем, не во всем. Что положено Зевсу, не положено быку. А также одетому в плащ из бычьих шкур царьку.

И громовержец уводил в соседнюю с пиршественной залой комнату очередную царицу, чтобы сделать с ней очередного полубога.

А храмы новых Богов росли и росли как грибы после дождя. Им действительно верили, ибо воочию видели их могущество. И им действительно поклонялись, потому что не только боялись, но и были благодарны.

Ибо благодарить было за что. Избавившись от дани имперским наместникам и жрецам ничтожных, но страшненьких имперских богов, очень многие стали жить богаче.

А главное, веселее, вольнее, более открыто.

Нет, подлостей, дворцовых интриг и интрижек хватало. Куда же без них. Совсем извести такую практику не могут даже Боги. Тем более, что они этого не больно то и хотели.

Но даже интриговать и  подличать можно по-разному. И верхи Эллады интриговали весело, играючи, не исключая проявлений великодушия и щедрости.

Разумеется, это раскрепощение верхов не отменяло рабства. И рабов также продавали как скот, пороли, а иногда и убивали.

Но меньше, намного меньше, чем раньше.

И благостное облегчение, которые принесли новые Боги, даже самые низы социальной пирамиды почувствовали, буквально на своей шкуре.

Так впервые в истории человечества, возникшая в жаркой душной и грязной долине реки Ра, государственная машина дала задний ход. Нет, она не развалилась, а именно сделала шаг назад. Мрачную тупую империю на землях Эллады сменило государство, которое было для эллинов хотя бы отчасти своим.

И за это, именно за это, белое человечество веками помнило и, возможно, не сознавая того, благодарило Элладу.

И ее новых Богов.

Которых справедливо можно было назвать создателями всего этого веселья, радости и свободы.


Глава 11. Что может фараон

- Они перестали платить дань, - сказал меднокожий, одетый в белое длинное одеяние жрец.

Он был министром фараона. И, если говорить современным языком, еще и высшим офицером по связи между правительством империи и жреческой кастой метрополии.

Сейчас он докладывал царю царей ситуацию в Элладе.

- А что наши наместники?

- Они бессильны.

- А жены этих царьков, дочери наших почтенных жрецов?

- Увы, солнцеравный, нынешние царьки не женаты на дочерях достойных людей. Их царицы бывшие белые рабыни.

- Все?

- Нет. Но это не меняет дела. Наших среди местных цариц нет.

Счастливцы, - завистливо подумал фараон. И опустил глаза, чтобы пронырливый жрец не заметил их выражения.

- Вызови ко мне военного министра. Немедленно. И сам останься с нами.

Теперь они совещались втроем.

- Ты можешь покарать хотя бы одного из отступников?! – спросил военного министра фараон.

- Нет, повелитель. Мы пытались это сделать, но ничего не получается.

- Почему?!

- Несколько раз над полем битвы их боги вызывали сильнейшую грозу. Кони в наших колесницах просто бесились от страха. Ряды смешивались. И войска обращались в бегство.

- А почему гроза не смешивала войска противника?!

- Они были пешими и не боялись грозы. Они сами просили о ней своих богов, и ожидали ее.

- А наши жрецы. Они что не могут сделать так же?

Военный министр промолчал, предоставляя сомнительную возможность отвечать на этот каверзный вопрос представителю жреческого сословия.

Жрец понял, что не сможет отмолчаться.

- Мы многое знаем, но такого сделать пока не можем.

- А когда сможете?!

- На все воля Богов.

- Хорошо, но, насколько я понял, они не всегда вызывают грозу. Не хотят, или не могут?

- Наверное, не могут, - прагматично ответил военный министр. – Но это не спасает нас от поражений. Если нет грозы, в небе появляется их летающий бог и поражает стрелами наших полководцев. После этого начинается паника, и войско становится стадом.

- И что же вы предлагаете?

- Все эти приемы хороши с относительно небольшими армиями. Не так сильны их Боги. Надо собрать и переправить в Элладу большую армию. И продемонстрировать наше превосходство хотя бы в одном сражении.

- Ваше мнение, досточтимый Херхор, - обратился фараон к министру-жрецу.

- Армию мы соберем, но переправить не сможем. Они сильнее нас на море. И всегда были сильнее, еще до появления их новых Богов.

- Так что же делать?!!

- Мне больно это говорить, но от Эллады придется отказаться.

- Как ты смеешь это говорить, несчастный?! Империя еще не разу не отказывалась от своих провинций.

Мальчишка, - подумал жрец. Наглый красавчик. Пора его травить. Империя много раз отказывалась от своих провинций. Но, не сумев взять их силой, брала потом хитростью.

Впрочем, брала при помощи их, жрецов. Теперь так не получится. Новые Боги Эллады не намерены пускать на свою территорию богов старых.

- Что ты молчишь, Херхор?!

- Спрашиваю совета у наших богов.

- И что же они тебе насоветовали?

- Не надо так уничижительно о богах, солнцеравный.

Херхор хищно ухмыльнулся и посмотрел на владыку с вызовом.

Тот мигом стушевался. Какой стыд! Он владыка, царь царей опасается этого жалкого раба. А не погнать бы их всех, и не завести ли новый культ? Что это за боги, которые проигрывают богам-чужестранцам?

Какие они жрецы? Так, мастера пугать тупой народ, да подло травить владык.

Фараон задумался. Не надо было быть служителем богов, чтобы понять, о чем думает наглый мальчишка. Внук варварской рабыни.

Очевидным мыслям фараона надо было не дать оформиться в соответствующее решение. Поэтому Херхор прервал молчание.

- Разреши сказать, солнцеравный?

- Говори!

- Новые Боги Эллады плохие правители. Дадим им и верящим в них царькам порезвиться. Они непременно вскоре передерутся. И тогда мы посмотрим, как нам быть в новых обстоятельствах.

- Кто передерется? Ничтожные царьки, или их не столь уж слабые Боги?

Фараон не удержался от шпильки в адрес  богов, которым служил Херхор.

Тебе это припомнится, наглец, - подумал жрец. Но, разумеется, ничего подобного не сказал, а со сдержанным достоинством произнес:

- И те, и эти.

- А мы сможем этому посодействовать?

- Ну, это-то мы сможем! – уверенно сказал Херхор.

Сторонний наблюдатель этого эпизода, обладающий современными знаниями, мог бы сказать, - а что вы еще умеете, жалкие чинуши и жрецы государственных религий.

Только это.

И больше ничего.


Глава 12. Лысая гора Олимп

- Ну, вот и наша новая Лысая гора. Местные зовут ее Олимпом, - сказал Купала.

Зев и Яра молча оглядывали окрестности.

- А что, похоже, - сказал, наконец, Зев.

А Яра жадно смотрела на большую поляну, окружающие ее заросли мелких дубков, перевитых какими-то лианами. Это была ее Лысая гора. Других таких гор она не знала. И вряд ли узнает. А эту единственную полюбила сразу, как воплощенную мечту. Не замечая никаких недостатков.

- Как тепло, хорошо, - мечтательно сказала она.

- Да, тепло. – Купала чему-то легкомысленно рассмеялся.

- Чего тебя так развеселило? – подозрительно спросил Зев.

- Тепло, можно веселиться совсем голыми, не мажась нашей мазью. Но трава жестковатая, не то, что у нас весной. Иным богиням будет спинку натирать. А, Яра?

- Кто о чем, - проворчал Зев.

- А нечего голышом бегать, - вдруг деловито сказала Яра. - Будем ходить в туниках.

Она уже была царицей богов и планировала будущий церемониал своего двора.

- Можно, - легко согласился Купала, - тем более любви это не помешает. Надо предусмотреть разрезы поглубже по бокам. Чтобы зад прикрывало, но задрать при надобности спереди было легко.

Зев расхохотался, а Яра простонала:

- Купала, уймись.

Он вдруг сразу стал серьезным.

- Но не растерять бы нам умения готовить наши мази. Без них далеко не улетишь. Особенно, если надо будет лететь на полуночь.

- Летать будешь ты. Может еще, пара, другая наших братьев и сестер. Вот и заботьтесь о секретах ваших мазей. А остальным это совсем не обязательно. Хватит зависеть от умения летать.

- Верно! – горячо поддержала Яра. – Хватит. Сильной ведуньей может стать и не умеющая летать.

Она говорила это столь страстно потому, что этот вопрос задевал ее лично, как сказал бы потомок.

- А я что, против? – изумился Купала. – Вы как будто на меня за что-то злитесь. Да и вообще нечего держаться за сильное ведовство. Это там, в холодных краях, оно было нужно. А здесь нам достаточно будет поддерживать наше бессмертие.

А показывать силу тоже часто не надо. Нас и так почитают и нам верят. Ты, Зев при случае можешь грозой тряхнуть, я стрелами с высоты.

Но, повторяю, этого уже почти не надо. Нам и так даров столько несут, что не знаешь, куда девать.

О том, что надо помогать своим родовичам, тем, кто лишь иногда одарит горшочком меда, или горсткой творога, Купала совсем забыл. И как не забыть, если те, кто несли им дары, родовичами не были.

Так, побелевшие от крови привезенных рабынь и частично рабов, смуглявые. Такие, если не заставишь таскать их дары себе, еще и с тебя что-нибудь сдерут.

Купала хорошо слышал небеса и землю. Великолепно летал. Неплохо стрелял из лука. Но волхв, увы, совершенно не обязательно, должен понимать Божий замысел.

Хотя такой волхв рано или поздно перестанет быть волхвом и станет смертным.

Ибо невозможно быть волхвом наполовину. Можно быть слабым волхвом, но стремиться стать сильнее. Тогда сохраняешь если не бессмертие, то хотя бы долгую молодость.

Но, отказавшиеся поддерживать и увеличивать свою силу, становятся смертными.

Расслабившиеся в теплых краях среди изобилия даров, приносимых им скорее как царям, а не волхвам, они уже не понимали этих истин.

Но зато очень хорошо стали понимать то, что уже довольно скоро почитающие их философы назовут «политикой».

- Да, дары это неплохо, - сказала Яра, - но не вернуться ли их старые боги, и не лишат ли они нас этих даров?

- Царица, настоящая царица, - восхищенно посмотрел на нее Зев. И продолжал, - вернуться они не смогут. Но ты права. Мы совершенно забыли о многих вещах.

Ведь для чего мы все это затевали? Чтобы собрать сюда ведунов и ведуний, не умеющих летать. Без этого нам втроем трудно поддерживать бессмертие друг друга.

Но эти ведуньи нужны нам и для других дел.

- Разумеется! - захохотал Купала.

 Яра глянула на него со скрытым неодобрением.

- То, что ты думаешь, Купала, неплохо, - царственно ухмыльнулся Зев. – Но я сейчас не о том. Всегда удивлялся, как никчемные людишки и их никчемные волхвы с Ра, правили этой страной. Ведь местные уроженцы могли разгромить их на поле боя. А в море местным вообще равных нет.

Боги? Но боги той страны никчемны так же, как уродливы их жрицы. Они не могли ничем помочь своим почитателям. А только напугать их самих, сделав еще более никчемными.

- Долго говоришь, Зев. В чем же было дело. Где источник их силы?

- Местных царьков тем или иным способом заставляли жениться на дочерях их жрецов. А эти женушки контролировали через этих тупых царьков всю их страну.

Но теперь мы заменили царьков. И настал момент, когда мы должны будем обеспечить их нашими девками с Лысой горы, которые будут для них богинями.

- А следующие царьки, да и вообще большинство вельмож станут нашими родовичами! Да, Зев, ты настоящий бог!

- Но как собрать этих слабых ведуний, не умеющих летать, у нас?

- Для начала их надо уговорить. И это сделает Купала, слетав на Лысую гору. А потом собрать на корабли и привезти сюда.

- Но купцы просто продадут их на невольничьих рынках! И никакой страх перед тобой, Зев, не удержит их от этого! – горячо сказала Яра.

- Да, правы были в чем-то жрецы с реки Ра. Страху у этих скотов еще маловато.

- Не все так плохо, родовичи, - вставил реплику Купала. – Есть один из наших, который осел здесь вроде нас с тобой, Зев. Изредка летает на Лысую гору. Но огрузнел. И предпочитает добираться туда на своих кораблях. Он стал здесь хорошим корабельщиком. А умение вызывать грозы на море, это умение вызывать бури. Так что своих собратьев корабельщиков он держит в узде. Боятся его и почитают.

- А чего до того к нам не пришел?

- Недоволен, наверное. Он волхв, не слабее тебя, Зев. И ему твое грядущее царство над богами, не нравится. Вот и держится особняком.

- А как его зовут?

- На местный лад Посейдоном. Но, думаю, что переделали его местные как тебя в Зевса, Яру в Геру, а меня в Аполлона. Наверное, он наш. Или наполовину скиф. Ведь это по-скифски река называется «дон». Вот и он, наверное, родом с какого-то скифского «дона». А здесь стал Посейдоном.

- Ладно, объявим его владыкой морей, моим братом …

- А все настоящие посвященные волхвы  и есть братья, - вставил Купала.

- Да кому это интересно! Что объявим, в то и поверят. Ладно, отвлеклись. Значит,  станем почитать его наравне со мной. Ну, почти наравне, - поправился Зев. – Так что уговаривай его привезти на своих кораблях этих хороших девок, но плохих ведуний, с Лысой горы.

- Почему обязательно плохих?! – вскинулась Яра.

- Потому, что летать не умеют, - бестактно брякнул Купала.

На Лысой горе многие волхвы не появлялись подолгу. И поэтому долгое отсутствие Зева прошло почти не замеченным. Тем более, что был он слишком суров, и в последнее время вызывал все меньше симпатий.

Что говорить. В семье не без урода. И загрызший на охоте волка Волчий Зев был среди посетителей Лысой горы фигурой не типичной.

О Купале помнили, и жалели о его отсутствии гораздо больше.

Но он, не появляясь на Лысой горе, иногда мелькал на более мелких сборах. Поэтому вроде бы и не исчезал с поля зрения ведовского сообщества.

И теперь, когда он в лучах утреннего солнца красиво спускался с небес, все сразу заметили его и обрадовались прилету этого весельчака.

- Здравы будете! – радостно прокричал он и направился в центр поляны. – Ха, Сварог, да ты сейчас за старшего?!

- Не ожидал?

- Почему? Ты всегда был сильным волхвом.

- Рада видеть тебя среди нас, Купала, - сказала Тамирис.

- А ты настоящая бессмертная, сестрица. Все такая же молодая и красивая. Сегодня ночью, я постараюсь найти тебя. Вспомним, как ты в былые времена учила меня искусству любви.

- Купала, для ночных дел существует ночь. А сейчас уже позднее утро. С чем пришел? Что нового узнал?

- Да ничего особенного.

Не говорить же им, что научился у жрецов с реки Ра отравлять стрелы.

- Давно не был у нас, а не стареешь. Где молодость черпаешь?

- Да, понемногу на мелких сборах. Ну, еще Зев с Ярой помогают.

- Кто такая Яра? - удивленно спросила Тамирис.

- Это одна неудавшаяся ведунья из наших мест, - ответил за Купалу Сварог. – Давно уплыла с купцами.

- Да, теперь она женщина Зева, - сказал Купала. – И знаете, летать не умела, посвящение не прошла, но колдует не так уж плохо. Зева вот омолаживает, как может.

- Это бывает, - задумчиво сказала Тамирис, - значит, что-то сильно ее взволновало и перевернуло душу в нужную сторону. Но все равно, без посвящения она останется слабой ведуньей.

Да, - подумал Купала, вспоминая историю Яры, - перевернешь тут душу.

- А чего не спрашиваете о Зеве?

- А чего о нем спрашивать. Небось, стал царьком, и едва сохраняет бессмертие стараниями этой самой Яры и твоими.

- Строга ты к нему, Тамирис.

- Ладно, хватит об этом отступнике. С чем пришел?

- Да так, не с чем. Омолодиться на большом сборе. С тобой вот юность вспомнить.

Тамирис была ведуньей сильной. И понимала некоторую лукавость Купалы. Но не могла сердится на этого легкого ловкого веселого красавчика, которого сама учила и искусству волшебства и волшебству любви.

Она промолчала.

- А много здесь таких, как Яра, а Сварог? – обвел Купала глазами собрание на поляне. – Жалко, как много пропадает хороших ведуний. И все из-за того, что не умеют летать.

- Они не пропадают. В этих местах много тех, кто хорошо колдует, но не может летать. Но на их счастье наша гора рядом. Вот и посвящаем их здесь.

- Но, согласись, Сварог, не всех. Не всех. Трудно женщине добраться сюда за несколько дней.

- Да, сейчас здесь есть несколько, что аж целую луну шли. Устали, конечно. Но добрались.

- Посвятим их, а Тамирис! Они того заслуживают.

- Конечно, посвятим. Чего ты вдруг так о них озаботился?

- Так, сестрица Яра из головы не выходит. Ее судьба. Она ведь такая как они. И им угрожают такие же трудности и опасности, которые довелось пережить ей.

- Чего-то ты много о ней вспоминаешь, - с подозрением сказала Тамирис.

- Что ты, сестрица. Это я так. Ведь сами же всегда говорили, что настоящий волхв должен быть добрым и заботиться о родовичах, - с невинным видом произнес Купала.

- Это так, брат. Ха, а кто это пришел посуху? Да никак, брат Посейдон?! Давненько не бывал он у нас на сборах.

Все, - подумал Купала. – Теперь все нормально. Повезло вам, девки. Будете теперь царицами. И не будете ноги бить, чтобы добираться до этой горы. У вас будет теперь своя  Лысая гора – Олимп.

Весело плыли ведуньи, не умеющие летать, на кораблях Посейдона. Щеголяли друг перед другом в белоснежных, шитых золотом и пурпуром незнакомых белых одеждах из неведомого легкого и мягкого материала.

Примеряли золотые ожерелья и браслеты.

Много такого добра нагрузил Зев на корабли Посейдона, благо жертвенники новым богам ломились от подношений.

Хохотали до упаду вновь посвященные в ведуньи будущие царицы.

Ибо кружил им головы незнакомый душистый напиток, который Посейдон с Купалой звали вином.

А главное, уплывали они от неминуемой зимы. Плыли в страну вечного лета. Ради чего не стоило теперь умирать, а просто поверить этому красавцу Купале.

- Девки неплохие. Молодец, Купала, - сказал Зев. – Но сильных ведуний среди них нет. Да и ведунов тоже.

- Мужчин не соблазнишь золотыми побрякушками. А потом, нам и для омоложения и для того, чтобы повязать всех здешних царьков этого хватит.

- Пока хватит, Купала. Пока. А потом посмотрим. Надо как можно больше заманить сюда и ведунов и ведуний, и просто нашего народа.

А потом, когда соблазны и посулы будут исчерпаны, побольше сюда надо будет рабов из наших мест. Народец здесь еще недостаточно бел.

- Злой ты, громовержец. Участь рабскую своим родовичам желать.

- А мы не на совсем. Приучим местных отпускать на волю кого надо. И потом, знаешь, иногда я думаю, что иным нашим неплохо побыть в рабах. Умнее становятся.

Он, внутренне усмехнувшись, мельком взглянул на Яру, которая вовсю стараясь скрыть неодобрение, осматривала визжащую и смеющуюся толпу новых богинь. А они играли в горелки, кувыркались, водили хороводы, пытались плести венки из сухих жестких местных цветов. И славили царя богов Зевса. Который подарил им жизнь как вечный праздник в этих теплых благодатных местах.

Одна из немногих среди этой толпы, настоящая ведунья, ладная, легкая, чем-то похожая на Тамирис, сорвала с себя тунику, и, размахивая ей, как флагом, пританцовывая порхнула к Зеву.

- Старшой, а праздник любви этой ночью будет?

- Будет, Афродита, будет. Вся наша жизнь теперь это сплошной праздник любви.

Купала плотоядно и завистливо оглядывал ладное тело и волной льющиеся до пояса волосы цвета меда.

А Яра с нескрываемой ненавистью смотрела на новую обитательницу Олимпа как на врага.

На настоящей Лысой горе таких чувств друг к другу никто никогда не испытывал.


Глава 13. Послесловие через тридцать пять веков

Юрий Петрович любил вести занятия у геологов. После отмены изучения в ВУЗах марксизма-ленинизма многие его коллеги приуныли.

А Юрий Петрович знал, что со временем станет еще интереснее. Гуманитарная составляющая высшего образования у естественников все равно останется. Но настоящие, а не марксистские, философия, политология и культурология гораздо интереснее всего этого научно- коммунистического бреда.

А с другой стороны, как же увлекательно говорить об этих вопросах не с профессионалами, пусть и будущими профессионалами, а с дилетантами.

Но дилетантами умными, читающими, размышляющими. Однако не скованными почтением к авторитетам чужих для них профессиональных знаний.

- Никакого секрета во всплеске греческой культуры нет, - твердо заявил, стоя у доски студент.

Его звали Вадимом. Это был крупный парень с решительным лицом. Насколько понял из общения с этой группой Юрий Петрович, Вадим придерживался модных среди части молодежи радикально националистических взглядов.

- Но, почему, Вадим? Разве мы не видим материального воплощения этого всплеска. Всех этих храмов, археологических находок. Я уже не говорю о не материальных моментах. Той же греческой мифологии и философии.

Или Гомер для вас фикция?

- Гомер описал реальную историю реальной войны. И он для меня не фикция. Но я не о том. Культура не может развиваться на пустом месте. А Греция испытывала экономический подъем.

Посмотрите на карту полезных ископаемых. В Греции сосредоточено две трети запасов меди и олова всего Древнего мира.

Во времена бронзового века это была самая богатая страна древности. И денежки там водились. Как у нас в Ханты-Мансийске сейчас. Только у нас денежки на нефти, а у них были на бронзе.

Вадим был родом из Ханты-Мансийска.

- И где же ваш ханты-мансийский Гомер? – ехидно спросил вечный оппонент Вадима, Виталий.

Сухой сутулый скептик.

- Еще будет.

- Экономика экономикой, но не кажется ли вам, что экономическая база  еще не все? – спросил то ли всех сразу, то ли Юрия Петровича подвижный студент с первого ряда.

Их было двое, братья-двойняшки Михаил и Петр. Вопрос задал Михаил,  обведя аудиторию своими чудными голубыми глазами, которые иные называли «смерть девкам».

- А что, по-твоему, еще надо? – спросил Вадим.

- Не знаю, наверное, некоторую идею.

- Идея вещь не осязаемая. А лидерство в металлургии, а это для тех времен главное, вещь вполне конкретная.

- А если идея становится необходимым элементом некоего политического проекта для элитных группировок экономически перспективного региона? – спросил брат Михаила, Петр.

Петр был чуть помассивнее Михаила. Он обожал, как понял Юрий Петрович  теории заговоров. И все объяснял с этих позиций.

Преподаватель тонко улыбнулся.

- Давай, Петр, выдвигай свою модель нового заговора времен Гомера. А ты, Вадим, можешь идти на свое место.

- Не времен Гомера, а времен до Гомера. До Троянской войны.

- Хорошо, уточнение принято. Но мы в нетерпении. Давай свой заговор.

- Допустим, - начал Петр, - что некая группировка проникает в Грецию.

- С целью захватить там власть, - откровенно улыбнулся Юрий Петрович.

- Разумеется! А зачем же еще? Возникает вопрос, почему в Грецию? Да потому, что, и в этом Вадим прав, Греция тогдашний экономический лидер. Но, очевидно, что при  этом она маргинал в плане экономическом, религиозном, культурном. Она находится на самой окраине мира, который условно можно назвать египетско-месопотамским.

- Египетско-вавилонско-палестинско-ханаанским, - со скрытым значением произнес Вадим.

Боже! – подумал Юрий Петрович, как же глубоко распространились национализм и ксенофобия, если такие взгляды встречают симпатию даже у студентов МГУ.

А антисемитский подтекст реплики в устах Вадима был очевиден.

- Если хочешь, то так, - с понимающей полуулыбкой сказал, отвечая Вадиму, Петр.

И он тоже, - подумал Юрий Петрович. Это не группа, а какая-то фашистская организация! Но, посмотрим, куда приведут рассуждения Петра. Он все же отличник и явный интеллектуал. Ну, не могут взгляды такого человека быть пещерными!

- А, собственно, почему вы считаете, что Эллада должна была находиться в сфере влияния именно этого егиретско-ближневосточного мира, и быть его политической и религиозно-культурной окраиной? Этому что, есть прямые доказательства? – спросил Юрий Петрович.

- В первую очередь, не прямые, а косвенные. Сама геополитическая логика свидетельствует о том, что иначе быть не могло. Но, однако, есть и прямы доказательства. Так, известно, что до Троянской войны у ахейцев существовал обряд обрезания. А одной из главных богинь догомеровской Эллады была Кибела. Весьма известная на Ближнем Востоке богиня.

- Это не ближневосточная богиня, а арийская, - вдруг брякнул Вадим. – ее истинное название Ки – Белая богиня.

- Вадим, - возмутился Юрий Петрович, - я могу догадываться о ваших взглядах, могу их не разделять, но оставьте мне возможность хотя бы уважать их! Ну, нельзя национализм превращать в идиотизм!

- Ты бы еще тетю Бесю из Одессы объявил русско-арийской богиней, - съязвил Михаил.

Вадим густо покраснел и готов был продолжить дискуссию в более остром тоне. Видя это, Юрий Петрович резко прервал его.

- Все! Дискуссии на эту тему окончены! Я нахожу, что аргументы Петра весьма убедительны. А споры в ином формате будете вести не на моем семинаре. Итак, установили, Эллада экономический лидер и, в то же время, политический и религиозно-культурный маргинал египетско-ближневосточного мира. Что же из этого следует?

- Из этого следует, - продолжал Петр, - что такая ситуация способствует успеху провоцирования системного кризиса с последующим захватом власти.

- Почему? – живо спросил Юрий Петрович. – Насколько я знаю, вы, Петр, далеки от марксизма, но рассуждаете сейчас как марксист. Бытие определяет сознание. И вообще, всю надстройку, в терминах Маркса.

- Нет, Юрий Петрович, в данном случае я следую теории профессора Тихомирова. Его доктрине «колес Тихомирова». Это когда одно колесо, условно говоря, экономика, а другое, например, культура. Если колеса разной величины, телега непременно завалится. Завалится в сторону «меньшего колеса». То есть в нашем случае произойдет крах старой культуры или религии, и возникнет новая, соответствующая по масштабу экономике.

- Любопытно, вы дадите мне ссылку на эту книгу Тихомирова?

- Да она у меня с собой.

- Читаете такую литературу в транспорте вместо детективов?

- Да, знаете ли, гораздо интереснее.

- Вы молодец, Петр. Но продолжим. Итак, некая группа в догомеровской Греции знакома с работами современного политолога Тихомирова.

- Не надо утрировать, Юрий Петрович. То, что Тихомиров формализовал, мог интуитивно чувствовать любой практический политик. В том числе и в древности.

- Хорошо, извините Петр, я, наверное, пошутил неудачно. Продолжайте.

- Итак, эта группа вторгается в Грецию, и захватывает там власть, не посредством массированного политического насилия, а посредством навязывания новой культуры и новой религии.

- Но как она может это сделать?

- Очень просто, если владеет некоторыми экстрасенсорными, и не только экстрасенсорными методиками.

- Ну, это уже сказки.

- Позволю вам возразить, Юрий Петрович. Не такие уж и сказки. Мой отец участвовал в таких работах.

- Не надо выдавать, гостайны, Петр.

- Я не выдаю гостайн. Это было в другой стране, которой уже нет. В СССР. Да и папа умер два года назад.

- Извините, Петр.

- Итак, что собственно могут олимпийские боги? Вызывать грозу среди ясного неба. Ведь Зевс громовержец. Но как показали работы и в СССР и в США, это вполне возможно. При этом в основе данных работ лежало обобщение опыта различных колдунов. Примерно к таким же методикам относится и более трудная, но все же решаемая задача провоцирования землетрясений.

Тут, уж, извините, Юрий Петрович, мы, как будущие сейсмологи, можем сказать,  - трудно, но теоретически возможно.

Что еще умеют олимпийские боги?  Лечить некоторые недуги и омолаживаться. Но это тоже вполне по силам некоторым экстрасенсам!

- А полеты, Петр, полеты?!

- Обычные полеты на дельтопланах. И заметьте, Юрий Петрович, летает легкий и стройный Апполон, а не массивный Зевс. Тому вес не позволяет. Да и легенда об Икаре и Дедале типичный рассказ о полетах на дельтоплане.

- А волшебные стрелы Аполлона?

- Ну, это вообще элементарно. Бил сверху из лука, а сам был недосягаем с земли. Сверху стрелять легче.

- А попадать?

- А зачем  ему попадать? Так, достаточно задеть. Стрелы то отравленные.

- Да он у вас не светлый бог, а какой-то монстр!

- Почему? Слово «токсичный» имеет греческий корень, и обозначает в числе прочего «лучный». Тогда все травили боевые стрелы. А чем Аполлон хуже?

- Хорошо, сдаюсь, - засмеялся Юрий Петрович. – Но вы тогда должны сказать, откуда пришли эти мафиози и террористы, объявившие себя богами?

- Как откуда? – вскинулся Вадим. – От нас. Они русские. Они завоевали все Средиземноморье. А потом пали жертвой семитских интриг.

- Вадим, я уже говорил, не надо на занятиях цитировать ваши нацистские книжонки, - возмутился Юрий Петрович. – У нас семинар в МГУ, а не нацистское сборище. Кстати, Петр, вы что, согласны с Вадимом?

Он с опасением ожидал проявления уверенной тупости, которая так неуместна была бы в этом интеллектуале.

- И да, и нет, Юрий Петрович.

Уже легче, - подумал тот.

- Многочисленные свидетельства славянского происхождения текстов на догомеровских археологических памятниках для современного криптографа несомненны….

- Значит, наши их завоевали! – прервал Петра Вадим.

- Если сейчас на Тверской половина вывесок на английском, это еще не означает, что нас завоевали англичане. И потом, чем завоевали выходцы с Русской равнины Элладу?! Ведь греки того времени лидеры в металлургии, а, следовательно, и в военном производстве.

А все умения наших олимпийцев имеют уникальное значение только, говоря современным языком, в спецоперациях, а не в массовых завоеваниях.

Юрий Петрович прервал дискуссию.

- Хорошо, Петр, хорошо, это не завоевание как таковое. Но что же это? Что могут нам рассказать эти славянские тексты догомеровской Греции?

- Они многое могут сказать, если проанализировать суть, настроения этих текстов. Это отнюдь не слова, написанные уверенными в себе завоевателями. Господами, наслаждающимися плодами победы в покоренной стране.

- Примеры, Петр, примеры.

- Извольте. Самый известный пример. Знаменитый фестский диск. Что мы читаем на этом диске, написанном, судя по всему в сообществе основателей крито-микенской культуры? «Горести прошлые не сочтешь, однако нынешние горести горше. На новом месте вы почувствуете их. Что нам послал господь? Место в мире божьем. Распри прошлые не считайте.» Дальше я не помню, но суть такова. Новое место жительства надо всеми силами защищать и беречь. Хотя это место почему-то не вызывает восторга у пришельцев.

Они тоскуют о покинутой родине: «Рысиюния чарует очи. Никуда от нее не денешься, не излечишься». И это успешные завоеватели, занявшие некие благодатные места по собственной инициативе?!

- А что, по твоему, это рабы?! – агрессивно спросил Вадим.

- Нет, не рабы, ибо они говорят «Что для вас почести, в кудрях шлемы…». Рабам почести не оказывают и шлемов они не носят.

- Не понимаю, так кто же они? - сказал Юрий Петрович.

- Кто они?

- Авторы фестского диска.

- Они обманутый, соблазненный второй эшелон, который поддержал невоенную, мафиозно-культурно-религиозную экспансию и не силовой, а я бы сказал «спецслужбистский», захват власти в Элладе группой русских волхвов, ставших олимпийскими богами.

Олимпийские боги знали, на что идут, и были вполне довольны результатами своего проекта. Но им нужна была массовая поддержка. А вот эта вторая волна творцов новой культуры, сманенных из земель, лежащих на нынешней Русской равнине, была уже не столь довольна.

Они творят новую культуру, соединяя возможности лидера тогдашней бронзовой экономики, Эллады, и свои экстрасенсорные технологии колдунов с севера. Они значительно смягчают нравы, царившие в мире тогдашних первых государств.

И раскованная, раскрепощенная  энергия античного среднего класса приносит свои плоды в виде всплеска творчества во всех областях жизни. И во всех областях культуры.

Заметим, кстати, что без этого раскрепощения не было бы культурного всплеска. Само по себе экономическое чудо бронзового века в Элладе не принесло бы новой культуры и идеологии. Новой социальной, политической и цивилизационной модели. Что мы видим на примере Великой Армении, которая  была  в силу своей обеспеченности медными рудами вторым экономическим центром бронзового века после Эллады.

Но где не произошло никакой религиозно-культурной революции, хоть в чем-то аналогичной греческой.

И это понятно. Армения осталась органичной частью мира азиатских империй.

А Греция, нет.

Но тут действительно нужен был толчок, или рывок извне. Некое усилие, вырывавшее Элладу из древнего семитского …, извините, египетско-палестинско-вавилонского мрачного имперского мира. Ибо сам себя за волосы не поднимешь.

И это усилие было сделано олимпийскими богами, пришельцами с севера. Которые упивались на Олимпе плодами своей победы.

Но вот  более массовая вторая волна пришельцев уже испытывает двойственные чувства. Да, они часть новой элиты. Но они все же тоскуют по родине, по чистоте нравов, по отсутствию злобы, господствующей в неравноправном обществе. Знаете, как у Шандора Петефи сказано про одного графа, ушедшего в национальную революцию: «Меж рабами себя он чувствовал рабом». Это вполне естественное чувство для каждого думающего и достойного человека в аналогичной ситуации.

А северные творцы античной культуры были, несомненно, людьми умными и достойными. И в рабовладельческой экономической модели, пусть и не такой гнусной, как в Египте или Вавилоне, они чувствовали себя не в своей тарелке, даже в рядах элиты.

- Вы извините, Петр, но вы говорите отнюдь не как второкурсник. Я бы такое эссе не побоялся отдать в солидный философский журнал. Знаете, меня вдруг посетило ощущение, что вы говорите о том, что видели сами. Да что видели! В чем сами участвовали! Ваше умение убеждать, не побоюсь признаться, восхищает!

- Спасибо, Юрий Петрович.

Петр посмотрел на преподавателя глубоким взглядом человека, который действительно знает, о чем говорит. И который просто не хочет продолжать рассказ, боясь смутить неподготовленного слушателя.

Ибо он в верности своей генетической памяти не сомневался.


ЧАСТЬ III

ЖЕЛЕЗНЫЙ ШЛЯХ


Глава 1. Гибель Богов

Весна не может быть вечной. К счастью, осень тоже. Но к черту осень!

Нам важна весна, время расцветающей жизни. Время, когда все кажется праздником. Но не может же бутон распускаться вечно? Вот он распустился. И если бы он мог думать, то пожелал бы оставаться бессмертным цветком.

А весеннее тепло? Нас радует окончание промозглой зимней стужи. Но не может же потепление идти вечно. Так можно дойти и до температуры, когда все просто сгорит.

Значит, и потепление должно когда-то остановиться, чтобы не стать испепеляющим.

Поэтому вечная весна невозможна. Возможно лишь вечное лето. А оно при всей нашей любви к нему может быть и пыльным, и грязным и даже скучным.

Весна Олимпа была прекрасной для новых богов и богинь. Но и для них наступило лето. Которое, впрочем, казалось вечным.

Однако вечность оказалось обманчивой.

- Мы понемногу теряем молодость, - как-то сказал Зев Купале.

Для последнего, впрочем, это было не актуально. Он оставался молодым. И было ясно, почему. Один из немногих олимпийцев, он летал на большие сборы в другие места.

- Нам надо побольше сильных волхвов, - сказал Купала. – Эти славные девки, но плохие ведуньи, которых регулярно доставляет Посейдон, не заменят и одной Тамирис, а тем более нашей Веды. Да и нам с тобой далеко до Сварога или Вольфганга.

- Ладно, время у нас еще есть. Пока держимся. Но надо бы сделать так, чтобы такие как Сварог и Вольфганг прилетали к нам, на Олимп.

- Как это сделать? – спросил Купала, хотя ответ Зева знал заранее.

- Как подобные вещи делают все цари. Разорить другие места сборов.

- Все не разоришь.

- Для начала Лысую гору на Большой реке.

- Они станут летать к Вольфгангу на закат, или к Тамирис на восход.

- Не все, кто-то полетит и к нам.

- Не хорошо все это, Зев. Не было бы хуже.

- Кому?

- Нам, нам. О других ты уже давно не думаешь.

- А слетай-ка ты, Купала на полудень. Посмотри, какие боги и жрецы обитают еще дальше, за рекой Ра.

Купала понял, что Зев просто боится, что он предупредит братьев и сестер с Лысой горы.

Но, с Волчьими Зевами жить, по волчьи выть. Купала утешал себя тем, что сам не сделает зла бывшим братьям и сестрам.

Да, бывшим. После того, как Зев разорит Лысую гору, путь в общество родных волхвов будет закрыт.

Далеко на полудень Купала не полетел. Забрался в один из темных храмов богини Иштар, и устроил себе большой праздник любви с его жрицами. Конечно, наши с Лысой горы и Олимпа будут получше. Но для разнообразия можно и с этими, меднокожими.

У волхвов нет семей. Они живут поодиночке. Но дети у них рождаются. Редко, правда, по меркам смертных. Но куда спешить живущему сотни, а то и тысячи лет.

Вот и Рыська готовилась стать матерью. И поэтому на сбор не полетела.

Какой он будет, ее будущий ребенок, - часто думала она. И хотела, чтобы если это будет мальчик, то пусть походит на Сварога. А если девочка, то на Веду.

Любила Рыська свою наставницу. И попросила Сварога соорудить себе жилище недалеко от нее.

Долго трудился Сварог. Но таких хором, как у Веды построить не смог. И то сказать, сколько лет сооружалось, достраивалось и обустраивалось жилище Веды.

Но Рыська ничуть не завидовала наставнице. Мало ли что будет у нее самой через тысячу лет. Ибо знала теперь Рыська и число и меру. И понимала, что такое тысячу лет. Что такое жизнь ведуньи и жизнь смертной.

Вера в олимпийских богов распространилась  за пределы Эллады. Не столь уж далеко, надо сказать. Но в Зевса, Геру, Аполлона, Артемиду, Афину и других верили и на азиатском берегу Гелеспонта, а кое-кто и в далекой Скифии.

Вряд ли кто в тех диких местах помнил давние похождения волхва Волчьего Зева. Но олимпиец Зевс был почитаем. Тем более, что благоволил он тем скифам, которые уверовали в него. И которые вместе с эллинскими купцами, пиратами и разбойниками все интенсивнее и со все большей прибылью охотились на рабов с севера.

Расцветшей под покровительством олимпийских богов Элладе требовалось все больше умелых, выносливых и красивых белых рабов и рабынь.

Поэтому не удивились скифские вожди, когда в одном из храмов Зевса жрец сообщил им милость громовержца, который по-отечески указывал им, где можно взять живого товара много и сразу.

Вот это бог! Вот кому стоит верить. Когда очень попросишь, прилетит и поразит врагов молнией. Правда, просить такое надо очень сильно. Все реже снисходит громовержец к жалким просьбам своей паствы.

Но советы дает просто чудные. Практичные и полезные.

Отец, ну настоящий мудрый отец.

На этот раз старшим на сборе опять был Вольфганг.

- А где Рысье Сердце? – спросил он Сварога.

- Скоро матерью станет Рысье Сердце. Поэтому и не прилетела.

- Поздравляю, Сварог, - сказала Тамирис.

- А чего меня-то поздравляешь? Всего нашего сообщества прибывает.

- Ну, сообщество сообществом, а тебя с этим надо поздравить отдельно. Или я не права?

- Настоящая колдунья ты, Тамирис. Насквозь все видишь.

- Колдунья, ведунья. Да чтобы понять это не надо быть ведуном. Все просто.

- А знаешь, я подумал, что вся наша жизнь ведовская тоже очень проста. И сводится к двум вещам. Мы живем, помогая и любя друг друга, как наши родовичи. Без злобы, обмана и зависти. Но мы еще и все время учимся, думаем и ищем истину.

И наши Боги посылают нам знание.

Только и всего.

- Только и всего … - повторил Вольфганг. – И ты думаешь, что это так мало? Дружище, тысячи лет люди будут искать, как достичь этого твоего «только и всего».

- Чего-то грустен ты сегодня, Волчий путь.

- Знаешь, понял вдруг, что нам чего-то не хватает. Вот сидим мы тут вместе, такие похожие друг на друга в главном. Тамирис, с Каменного пояса на восходе, ты со своих бескрайних равнин, я с Лысой горы среди Черного леса на закате.

А будут ли так же понимать и походить друг на друга наши потомки? Не примут ли они кровавого пути, на который стал ваш Зев?

- Если не смешаются со смугленькими, то не примут, - сказала Тамирис. – И потом, больше надо любить своих, не отказывать им в любви. И тогда …

- Потомки будут общими, - захохотал Сварог.

- А почему бы и нет, - спокойно сказала Тамирис. – Вот сидит же сейчас на Белой горе наш с Купалой сын. Плод моих уроков любви этому красавчику.

Меднокожая жрица смотрела на Купалу снизу вверх своими миндалевидными темными глазами. Казалось, она хотела изнурить его в любовном поединке. Но, похоже, победителем вышел все же северный волхв.

- Ты бог, настоящий бог любви, Аполлон, - простонала она.

А Купалу как будто что-то кольнуло. Он вдруг вспомнил Тамирис, ее прозрачные широко расставленные светлые глаза, чуть приподнятые к вискам. Ее ловкое ладное тело.

Неужели Зев думает, что такая как Тамирис, придет к нему на Олимп неволей?  Неужели он думает, что сильные ведуньи с Лысой горы приползут к нему за три золотых, как эта толстозадая Яра, по собственной дури угодившая в рабыни?

Да как вообще можно разорять священное место, где тебя посвятили в волхвы, где ты познавал тайны ведовства?! Почему так трудно омолаживаются на Олимпе? Потому, что там собрались те, кто не узнает ничего нового, не растет сердцем и умом.

Все эти смазливые богини и нимфы, которые стали царицами, разъелись и трясут своими гладючими боками на праздниках любви. А теперь еще и во всю позируют смертным скульпторам, желая увековечить себя в мраморе.

Не верят, что обретут настоящее бессмертие. На это ума хватает.

И вот теперь Зев решил помешать обретать бессмертие и другим. Надеется перехватить их волхвов? А может, все прекрасно понимает, и просто завидует и злобствует царь богов? Чтобы если не ему, то никому?

Нет, надо лететь на Лысую гору.

Надо успеть предупредить своих.

Эта ночь на Лысой горе была особенно теплой. Редко бывают такие в этих местах в конце весны.

- Тамирис, а скольких ты посвятила в тайны ведовства и скольких научила любви?

Она усмехнулась, сверкнув своими чудными глазами.

- Разве это так важно, Сварог?

- Не знаю, но эти люди, ставшие волхвами, и оставшиеся людьми, ты понимаешь о чем я?

- Понимаю.

- Так вот, эти люди, они останутся твоей частицей на этой земле, когда ты уйдешь в страну Вечного лета.

- Я не спешу, - ее зубы влажно блеснули в полумраке, обнажаясь в легкой улыбке.

- Все мы не спешим. Но Веда не раз говорила мне, что наше бессмертие относительно. И все мы рано или поздно окажемся там.

- Окажемся. И если нам повезет, то перед этим сделаем что-то очень важное для всех нас. Для волхвов, для своих родовичей, и для кого-то еще, о ком не знаем сами. И тогда наши Боги примут нас в свой круг. Мы станем одними из них. И будем уже с небес помогать нашим потомкам.

- Да, мы смутно представляем наших Богов. Хотя знаем, что они есть. И знаем, хотя и не всегда, что же они хотят от нас. А вот поклонники Зева считают богом его.

- Я всегда говорила тебе и Вольфгангу, что Зев кровавая тварь. Но он силен. Наши возможности он соединил с возможностями бронзовых мечей.

- Наше ведовское искусство все же сильней.

- Сила не может быть однобокой.  Надо быть сильнее во всем.

- Но при этом остаться добрым и щедрым.

- К своим, Сварог. К своим.

Молодая ведунья, легкая как ласточка, вышла на кручу Лысой горы. После ночи любви она испытывала восторг. Широкая река дымилась у ее ног утренним туманом. А за рекой лежали не видимые сейчас луга, полные чудных свежих цветов.

  Ей захотелось полететь навстречу восходящему солнцу, туда за реку, набрать этих свежих цветов и сплести из них венок.

- Эге-ге-гей!!! – радостно закричала она.

Подкрадывающийся по откосу горбоносый рыжий скиф принял этот крик за сигнал тревоги. Заученным движением он выхватил лук, быстро натянул его, и крик молодой ведуньи оборвался бульканьем крови из пронзенного стрелой горла.

Что может голый человек, даже если это волхв, против вооруженного бойца?

Мало что. Одеть крылья не успел никто.

Но и сдаваться никто не собирался. Отводили глаза. Набрасывались сзади. Душили. Сталкивали с обрыва.

Но чаще бросались с обрыва сами, предпочитая смерть неволе.

А то, собрав все силы, бросались на врагов. И приняв в тело скифский акинак последним усилием сжимали противника в нечеловеческих, волхвы ведь, объятиях.

Но не было, не было такого ведовства, которое могло бы остановить вооруженных захватчиков.

Стоящий посреди поляны Вольфганг вдруг понял что-то. Он собрался и послал вокруг волны своей энергии, которыми ранее омолаживал и оздоровлял братьев и сестер. Но на этот раз волны были другими.

С обратным знаком, сказал бы потомок.

И свои и враги стали падать вокруг замертво.

А Вольфганг, герой заката, знаток волчьих путей, истекал смертоносной энергией. Но вместе с этими волнами иссякала и его жизненная сила.

И вот он рухнул замертво, до конца выполнив свой долг.

Ужас на мгновение охватил скифов. Однако они было вновь приободрились, когда Вольфганг упал.

Но тут с неба посыпались смертоносные стрелы. Крылатый бог сыпал их, поражая скифских вождей.

- Аполлон! – в страхе закричали они.

- Купала! – с надеждой приветствовали своего оставшиеся в живых братья и сестры.

И скифы бежали.

Тамирис лежала на волчьей шкуре. Купала и Сварог водили над ней руками, стараясь не дать уйти ее жизни. По их лицам струился пот.

- Не надо, мальчишки. Ничего не выйдет, - устало улыбнулась она, влажно сверкнув своими чудными прозрачными глазами.

- Выйдет! – убежденно сказал Сварог. – Выйдет!

- Не спорь со старшей сестрой, - вновь улыбнулась она. – Не я ли сама учила тебя всем этим вещам. Впрочем, продолжай Сварог. Поддержи меня, пока я не скажу всего Купале.

- А ты прекрати водить руками и слушай меня, - обратилась она к Аполлону. – Ты спас свою душу, прилетев сюда. И когда ваш Олимп закончится, возвращайся в родные места. Ты, конечно, не хочешь возвращаться на этот Олимп, и остался бы здесь сейчас же.

Но не делай этого. Не все так плохо у вас там. Вы  принесли в тот подлый мир свободу. Вы как будто разбавили грязную реку их жизни нашими чистыми ручьями. И их река стала чище.

Это запомнят, и это оценят потомки, чьи души окончательно не пропали.

Так что, возвращайся пока. Ты один из немногих там, на Олимпе, кто может не дать вам сгинуть от злобы Волчьего Зева.

А теперь замени Сварога, поддержи меня, я должна кое-что сказать и ему.

Купала стал водить руками над этим любимым чудным телом. Нет, они не дадут Тамирис погибнуть! Боги они, или нет!

«Не кощунствуй, - прошелестело в голове, - ты не Бог, ты волхв. Волхв, чудом оставшийся волхвом, в последний момент спасший душу, придя на помощь своим братьям и сестрам. Но работай. Выполняй волю Тамирис».

Между тем ведунья обратилась к Сварогу.

- Видишь, брат, как вовремя мы с тобой завели этой ночью разговор о стране Вечного Лета,  о силе, защищающей добро и об их мечах.

Ты найдешь что-то, чего я не знаю. Но я уверена, ты найдешь что-то, что сломит их мечи.

И твой с Рыськой сын станет Богом. Богом войны. Нашей войны. И нашей победы. Ибо теперь я поняла, что только уничтожив всех потомков людоедов, можно будет жить спокойно и радостно.

Когда наши потомки поймут то, чего они должны понять, мы поможем им в их последней войне.

Войне не для захвата рабов или трофеев, а войне за очищение земли от грязной крови.

А я помогу тебе … в твоем деле, в твоих исканиях. - она говорила все тише, как бы засыпая с этой щемящей сердце слабой улыбкой, - помогу тебе … с небес.

Она вновь улыбнулась.

- Мальчишки, милые мальчишки, помните, как я учила вас любви?

- Я убью его! Я убью этого кровавого волхва!! Я убью его!!! – орал Купала в неистовстве.

- Молчи, щенок, - сурово сказал Сварог. – Молчи и выполняй волю Богини. Настоящей Богини. Настоящей …, настоящей …., настоящей ….

Его горло перехватила судорога, и, не закончив говорить, он упал на землю и начал в исступлении молотить по ней кулаками.


Глава 2. Бремя белого волхва

Старейшины племен, живущих на границе со степью, собрались на совет. Они расположились на большой поляне, косо спускавшейся с пологого склона холма к небольшому ручью.

На берегу ручья лежал огромный валун. На этот валун и взбирался говоривший, если собирался сказать нечто важное.

Вот и теперь, прямой сухой старик встал на камень.

- Мы не можем так больше жить. Мы как скот. Нас пасут, режут и продают. С тех пор, как степняки уничтожили наших Богов на Лысой горе, нет нам покоя. Некому отвести глаза чужакам. Некому грянуть на них громом.

Но разве мы сами не можем ничего. У нас есть луки, есть каменные секиры. Дадим бой захватчикам!

- Каменная секира плохое оружие против бронзового меча и бронзового топора. А мечей и топоров у нас нет. Привозной бронзы хватает только на наконечники стрел и копий. Разгромят нас захватчики и только увеличат дань.

- А что делать?

- Уйдем на полночь. Туда степняки не доберутся.

- А как проживем в тех холодных местах?

- Лучше в холодных местах свободными, чем в теплых местах рабами.

Спорили долго, да так не до чего и не договорились.

- Эй, волхв! Сварог, ты у себя?

Сварог вышел из своей полуземлянки.

- Чего надо, добрый человек? Вижу, не из наших здешних родовичей.

- Да, я издалека.

- Откуда?

- Про Лысую гору слыхал?

- Так ты волхв?

- Нет, просто живу недалеко. А о тебе прослышал. И хочу попросить помощи.

- Говори. Помогу, если смогу.

- Наши старейшины решили со степняками и купцами-работорговцами воевать. Поможешь?

- Так все и решили?

Странник опустил глаза.

- Нет, не все. Но многие роды выйдут в поле.

- Побьют вас.

- Так не поможешь? Ты же волхв.

- Помогу, но вас все равно побьют.

- А, лучше так, чем жить как баранам, отдавая каждого десятого в рабство.

- Ладно. Пойдем с тобою вместе.

- А может, полетим?

- А ты летать умеешь?

- Я, нет. Но разве ты не можешь и меня поднять?

- Да, долго живете уже без волхвов. Незнамо что о нас думаете. Тут не каждый ведун-то летать умеет. А ты, «поднять». И кто только тебя такой дури научил?

- Старики говорят …

- Сказки все это. Сказки. А ведуны, они не в сказках, они в жизни. И бывает, что никакое ведовство не спасает и нас самих, не то, что других.

- А что же вы тогда можете?!

В тоне пришельца промелькнула досада и разочарование.

- Слушай, добрый человек, я тебе что, задолжал что-то? Или я к тебе пришел? Нет? То-то же. Пришел ко мне ты. Попросил помочь. Я тебе не отказал. Как откажешь родовичу, хотя и дальнему, с Лысой горы. Место то для всех нас священное. Хотя и оскверненное. Да …

- Знаешь, волхв, многие говорят, что надо просто правильным богам молиться, и тогда все будет хорошо.

- Ну, и молитесь правильным богам. Чего же ты к волхву пришел?

- Помоги нам, будешь нашим богом.

- Дурак ты, парень. Богов вот так не выбирают. Или с полуденных земель до вас слух дошел о богах, которым можно принести дары, они и помогут. Так ведь те боги помогают как раз тем, кто вас в рабство берет. И вам они не помогут. Если их помощь зависит от количества даров. Даров больше могут дать ваши враги.

- Видишь, как нужны нам волхвы и ведуны. А вас все нет и нет.

- Много нас тогда на Лысой горе погибло. Не скоро стольких научишь.

- Так вы же бессмертные.

- Бессмертье бессмертью рознь. А, чего с тобой спорить. Завтра пойдем.

Веда сидела с Рыськой у очага в своем жилище. Сын Рыськи, Перун, играл чем-то, кувыркаясь на мягких шкурах.

- Живи у меня с сыном, Рысье Сердце. Не долго мне осталось жить. Говорила, как Велес вырастит, уйду.

Веда была на первый взгляд все так же свежа и бодра. Но взгляд опытной ведуньи, которой стала теперь Рыська, мог определить, что бессмертие уходит из Веды. И скоро, скоро, по волховским меркам, конечно, станет Веда стареть.

- Веда! Можно к тебе, - прокричал от входа Сварог.

- Заходи!

- Здравы будете, ведуньи.

- И ты здрав будь Свароже. С чем пришел?

- Попрощаться хочу. Зовут меня на Лысую гору помочь тамошним жителям со степняками сразиться.

- Эх, Сварог. Не твое это дело. Им не поможешь, а своего не сделаешь, - укоризненно сказала Веда.

- Не понимаю я, что должен сделать! Ну, не понимаю!

- Так понимай, а не маши руками как глупый мальчишка! Ладно, иди. Велес! – позвала она.

- Да, мама.

Сильный ладный юноша вышел откуда то из внутренних помещений.

- Полетишь …

- Мы пойдем.

- Пойдешь со Сварогом. В драки не ввязывайся. Но его, в случае чего вытащи.

- Хорошо, мама.

- Да свиданья, ведуньи.

- До свиданья.

- Холодна ты с ним, Рысье Сердце, - сказала Веда, после того, как Сварог ушел.

- Не могу смотреть, как он по Тамирис убивается. Как будто не меня любил.

- Глупа ты еще Рысье Сердце. Стыдно, а еще ведунья. Тамирис была его первая любовь. И разве стыдно помнить о ней. Что в этом для тебя плохого? Плохо было бы, если бы после всего того, что случилось на Лысой горе, он Тамирис забыл.

Разве ты хочешь, чтобы тебя забыли?

- Нет.

- Тогда уважай душу того, кого любишь. Тамирис, тем более ушедшая от нас, тебе не соперница. Да и вообще, не колдовское это слово, соперница. Нет у нас соперников и соперниц.

Мы все братья и сестры.

Первый бой со степняками родовичи выиграли. Заманили их в лес и перестреляли из луков, перебили огромными палицами.

Грозное это было оружие. В молодые дубки у комля вбивали острые каменные зубья. Росли дубки. И зубья намертво врастали в дерево. А потом дубок срубали и получалась дубина с каменными остриями вокруг толстого конца.

Так что, удар такой палицей не всякий медный шлем выдерживал. А у кого шлема не было, вообще не имел никаких шанцев против такого оружия.

Взяли победители у убитых их бронзовые топоры и мечи и возрадовались. Ух, как хорошо они стали вооружены!

- В поле! В поле! – кричали нетерпеливые.

- В поле пойдем, - твердо сказал Сварог. – Но позже.

В тот раз его послушали. И долго мотали следующий отряд по опушкам, пока Сварог не сказал:

- Пора!

Вышли родовичи в поле густыми, но не стройными рядами. Понеслись на них степняки. И тут обрушил Сварог на них грозу.

Испугались кони, заметались, понесли всадников кто куда. А вслед им полетели стрелы.

Сам же Сварог прицепив крылья, перелетел вперед скачущих в панике всадников и еще дюжину их побил отравленными по рецепту Купалы стрелами.

Еще больше оружия подобрали родовичи. И совсем потеряли страх. Далеко в степь вышли.

Долго отговаривал их Сварог, да не послушали его на этот раз. И полегли почти все.

А самого волхва чуть не подстрелили с земли.

После этого он неудачно приземлился, и только стараниями Велеса стал на ноги. Чтобы улететь обратно к себе.

- Надо откупаться, - сказали родовичи старшинам.

И те безоговорочно отдали в рабство своих младших дочерей. Молча поклонились красны девицы родне, и ушли в рабство. В страну мертвых.

Ибо жизнь для них на этом закончилась.

Все это потом опишет в своей чудом дошедшей до нас книге, Велес, сын Веды.

А нам остается только удивляться, что были же среди предводителей наших предков такие. Те, кто сами отвечали за неудачу затеянных ими дел.

Жизнями и судьбами своими и своих родных.

Наверное, потому и пережили в итоге столько испытаний и добились стольких побед.

Теперь таких среди правителей нет.

И потому те, кто этих, теперешних, правителей почитает, сами станут жертвами.

Впрочем, так им и надо, баранам.

- Ну, как, пострелял, попугал врагов? – спросила Веда Сварога, когда тот прилетел с Велесом.

- Да, зря летал. Зря стрелял. Зря гром вызывал.

- Понял, наконец, что может спасти нас от этих полуденных захватчиков?

- Понял, понял. Надо нам свое оружие начать делать.

- Из чего?

- Что ты думаешь, я об этом голову не ломал?

- Ломал, но видно мало. Ты волхв и должен головой воевать, коли уж пришлось воевать.

Много мы, волхвы-ведуны можем. Многое. Но не все из нас станут Богами.

Богами станут только те, кто сами найдут ответ на вызов Судьбы. Сами придумают что-то новое. А не просто используют то, чему научились у старших. Это бремя настоящего волхва белого народа.

- Но почему ты думаешь, что я должен стать Богом?! Что я найду какие-то ответы, и чему-то научу кого-то?! Я простой волхв с Серой реки. И не прожив твоих лет, уже устал от бессмертия.

Тонкие пальцы Рыськи легли ему сзади на виски.

- Я сниму твою усталость, мой колдун. Я хочу, чтобы отец моего сына, белый волхв, был достоин участи Бога.


Глава 3. Искание и страсть

Сварог был искушен в работе с металлом. Многими секретами обменивался он и с братьями с заката, и с братьями с восхода. Много ходил по Каменному поясу, где братья с восхода лили бронзу не хуже, чем в Элладе.

Но из чего лить медь и бронзу здесь, среди бесплодных глин и песков. Не из чего!

А может есть? Может плохо искали?

И начал Сварог свой поиск.

Белая ночь легкой опаловой дымкой накрыла землю. Огромные валуны, местами покрытые мхом, казалось, дремали в этом мерцающем, светлом, легком одуряющем безмолвии.

Сварог присел у ручья. Он наклонился к воде и начал пить чистейшую ледяную воду. Сзади надвинулась чья-то тень.

Сварог повернулся. Рядом стоял человек, чем-то неуловимо похожий на него.

- Здрав будь, брат.

- И ты будь здрав, брат. Что ищешь в наших местах?

- Ты прав, брат. Хожу ищу землю, из которой можно лить светлую медь.

- Зря ищешь, нет такой земли в наших местах. Надо тебе за ней на Каменный пояс идти.

- Про Каменный пояс я и так знаю. Да хотелось бы поближе найти.

- А откуда идешь?

- С Серой реки, что около Волчьей горы начинается. Слышал о такой?

- И бывал иногда. На малых сборах.

- Да, но теперь и малые сборы реже случаются. После того, что на Лысой горе было …

- Понял я, зачем ты медную землю ищешь. Думаешь нашим родовичам мечи да топоры лить?

- Да.

- Эх, брат, не один ты это ищешь. Но не найдешь ничего у нас. Я сам искал.

Он протянул Сварогу свою обожженную в горнилах руку. И Сварог сразу понял, что перед ним знаток тайн металлов.

Сварог пожал эту руку своей, точно такой же, заскорузлой рукой с мозолями и следами ожогов.

- Да и посмотри, - продолжал незнакомый брат, - сколько ты прошел от своей Серой реки до наших полуночных земель. Подальше будет, чем от вас до Каменного пояса. И ничего не нашел. Значит, не то мы, брат делаем. Не то ищем.

- Так что же, назад поворачивать?

- Все равно придется тебе это. Через два дня пути упрешься в Студеное море.

- Ладно, брат. Спасибо, что предупредил. Пойду.

- Удачи тебе, брат.

- И тебе, брат.

Завернувшись в волчью шкуру, чутко спал Сварог в мерцающей дымке белой ночи.

Из этой дымки выплыла Тамирис. Она была легка и прекрасна, как тогда, когда посвящала его в волшебство любви.

- Не нахожу я металла, Тамирис, не нахожу.

Она улыбнулась.

- Пойди еще раз на Каменный пояс. А лучше лети. На Белую гору, к моему сыну.

- На Каменном поясе и так много медной земли. Это я и без твоего сына знаю.

- А ты походи просто, посмотри, потри ее руками.

- И я найду, что ищу?

- Не знаю.

- Как, не знаешь? Ты же теперь Богиня. Ты все знать должна.

- Ошибаешься, Сварог. Не Богиня я. Обычная ведунья. Вот отдохну в стране Вечного лета и вернусь назад простой смертной.

- А почему простой смертной?

- Потому что чего-то не поняла, чего-то не додумала. Вернусь, и буду искать то, что мне суждено.

- А я?

- А ты должен найти, что суждено в этой жизни.

Все рудники и плавильни Каменного пояса показал Сварогу сын Тамирис и Купалы.

Но ничего нового Сварог не обнаружил. Распухали пальцы в холодных ручьях, пока он перебирал и перетирал камни, из которых получается металл.

Неподъемным становился мешок с этими камнями, которые Сварог собирал.

И слезились глаза в бесчисленных плавильнях и около угольных ям.

Эти слезы на глазах оставались постоянным спутником его исканий. Они не оставляли его и дома, когда сложив маленький горн, он жег и жег разные камни, привезенные с Каменного пояса. И хотя бы в чем-то похожие камни, найденные в окрестностях его родных мест.

И все меньше металла давали причудливые смеси из привезенных камней.

А нового металла не было вообще.

Боже! Какие сны снились Сварогу, когда он сваливался в изнеможении у горна! Какие рецепты не мерещились ему горячечными ночами!

А утром снова гудение огня, обожженные пальцы, слезящиеся глаза и бесконечные попытки эти рецепты испытать.

А в итоге?

Горстка перекаленного песка и каких-то каменных зерен. Это все, что осталось от мешка принесенных камней.

И тупое отчаяние.

Никогда не поймет он того, что ему надо понять. Никогда его родовичи не сравняются с наглыми захватчиками с полудня.

Никогда, никогда, никогда!

Сварог сидел у потухшего горна, тяжело опустив руки, повисшие между колен.

- Свароже! Брат, ты здесь?

Нет сил даже отвечать.

- Что с тобой?!

Рыська вбежала в его одинокое жилище. Ее тонкие пальчики пробежали по вискам волхва. Легкое тепло и приятная бодрящая дрожь, сменяясь волнами,  прошли, опоясывая голову.

Но слабо, очень слабо. Раньше, от таких бодрящих прикосновений он был бы уже  на седьмом небе, а сейчас …

А сейчас так, легкое взбадривание, и вновь тяжелое отупение.

Он погружается в него, как в темную воду. И нет сил  вынырнуть к солнцу и свету.

- Я останусь с тобой! Я помогу тебе!

- В чем? В чем ты мне можешь помочь?

- Молчи! Молчи и не мешай мне делать свое дело.

Рука тяжела, как будто налита медью. Медью, медью … Проклятой медью, лучше бы ее не было на свете! Лучше бы ее не было. Лучше бы наши родовичи дрались с захватчиками на равных. Каменными топорами против каменных топоров.

И не поможет никакая Рыська.

Тяжелая, налитая медью рука неловко берет ее руку и тяжело, медленно снимает со своей головы ее бодрящие ласкающие пальчики.

- Иди, Рысье Сердце. Иди. Оставь меня.

- Сварог! Я Рыська, Рыська, а не Рысье Сердце! Не прогоняй меня! Я помогу тебе!

Он тупо смотрит на нее.

Хорошая девчонка Рыська. Как он учил ее летать. Как были распахнуты от радостного любопытства ее глаза на Лысой горе, когда они прилетели туда первый раз.

А ведь она могла быть там и в тот раз. В тот раз, в тот раз, в тот раз…

Медные струи льются из плавильни. И глаза начинают слезиться. От жара и слепящего света.

Надо уходить. Не надо бессмертия.

Если не можешь быть Богом, надо уходить.

Не для того же, чтобы бесконечно трахать этих полубогинь и полных дур, как Зев на Олимпе, живет волхв.

Не для того.

И ты не поможешь мне, милая Рыська.

Как же слезятся глаза! И как ломит пальцы, просуженные и обожженные одновременно!

Но это не главное. Главное, как ломит голову не решенная задача!

Как ломит голову.


Глава 4. Божественное озарение

Сварог тяжело проснулся и сел на своем грубом ложе, застеленном волчьими и медвежьими шкурами.

Кажется, вчера приходила Рыська. Или это приснилось? Он ее прогнал?

Нехорошо. Наверное, обидел девчонку. Девчонку Рыську. Маленькую милую любимую Рыську. Которая все ревнует его к мертвой Тамирис. И ко всем сестренкам, бывшим с ним до нее.

Живым и … и погибшим тогда на Лысой горе под бронзовыми мечами захватчиков.

Бронзовыми …

Встань!!! Встань, если ты не животное! Да, ты не волхв, а тем более, не Бог. Но ты человек!!! Человек вольного Севера! А это не мало.

Севера? Что за слово? Мы обычно говорим полуночь.

Да, Севера! Свободного Севера. И ты, не как волхв, а как человек должен встать и выполнять свой долг. Ты должен. Должен Вольфгангу, Тамирис, Рыське. Всем, кто тебя учил, кто тебя лечил, кто тебя любил. И всем, кто верит тебе.

Встать!!! И раздувать горн! И пусть огонь слепит глаза, и пусть от мыслей раскалывается голова.

Ты умрешь над этим горном. Но не отступишь, пока не увидишь этот сероватый металл, цвета наших небес.

Почему сероватый?

Потому что я знаю, каким он будет! Не верю, а знаю!!!

Знаю!

- Здрав будь, Сварог!

- Здравствуй, Веда. С чем пришла?

Огонь горна освещает лицо Сварога. Нет на нем следов бессмертия и вечной молодости. Это лицо сурового мужчины в летах. Усталого, но стойкого. Мужчины, который не сдастся, который уже бросил в этот горн и свою молодость, и свое бессмертие. Но не жалеет об этом. Он так же бестрепетно бросит туда и свою зрелость, и свою старость. А если бы  мог, то бросил бы туда и все свои жизни, и эту, и будущие.

Веда внимательно смотрит на Сварога.

- Ты молодец, волхв.

- Наверное, уже не волхв.

- Нет, ты ошибаешься, все еще волхв.

- Извини, Веда, мне наплевать, волхв я, или не волхв. С чем пришла? Мне надо работать.

Она вдруг радостно смеется.

- Выдержал, выдержал, брат! Ты найдешь еще свой волшебный металл. И потом еще вернешь себе молодость.

- На молодость мне тоже наплевать. А металл я найду. Это я знаю и без твоих слов.

- Молодец! Молодец! Не буду тебя задерживать, брат. Вот, принесла тебе меда и творога. А еще этот камешек, прилетевший с неба.

Она протягивает ему довольно тяжелый кусок странного камня. Но это не камень, это явно некий металл.

- Посмотри на него. И хватит на сегодня работы у горна. Выйди на улицу. Посмотри на весну.

- Уже весна?

- Да!

- Забавно, - жесткая усмешка кривит его губы. - А я и не заметил. За творог и мед спасибо. Но от горна не отойду. Некогда.

- Отойди, Сварог. Отойди. Походи вокруг, умойся первой весенней водой. И подумай о Боге, Творце этого мира, и о других Богах, которые помогают ему в этом бесконечном совершенствовании сотворенного.

Подумай, и пойми, что ты выполняешь Их волю. И ты один из них.

- Не надо …

- Помолчи! Помолчи, мальчик, когда с тобой говорит человек, старше тебя на пять тысяч лет. Гаси горн и пойди погулять. Сегодня это не будет слабостью и уступкой самому себе. Сегодня это часть твоего поиска.

Чего хотят Боги? Интересная загадка. И как они осуществляют свои желания? Как Зев, дурача и пугая тупых людишек молниями среди ясного неба?

Нет, это недостойно Богов, это достойно обманщиков и фигляров.

Но они как-то подсказывают нам свою волю? Наверное, да. Иначе, зачем мы им. А если мы правильно эту волю понимаем, то помогают ли они нам? Наверное, тоже да. Иначе, чем бы отличались понимающие волю Богов, от тех, кто ее не понимает, либо по злобе и глупости противится ей.

И зачем внушать кому-то замыслы, которые потом нельзя будет осуществить? И как не помочь тому, кто своими скромными силами выполняет твою волю?

А мы, мы волхвы, ведуны, понимали волю Богов? Что мы делали? Помогали своим родовичам, лечили и омолаживали друг друга. Любили друг друга.

И все. И так мы могли жить до бесконечности. Нам было хорошо. Да и родовичам неплохо.

И даже Зев, кровавый предатель Зев, в чем-то лучше нас. Ведь поначалу он просто попытался приобщить к нашей жизни больше людей.

Какой ценой? И тех ли он приобщил? Но это уже другие вопросы.

А нам? Нам было хорошо, и мы ничего не хотели. А должны, должны были чего-то хотеть и как-то постигать Божий замысел! Не захотели сами, скифские акинаки, вспарывающие животы наших братьев и сестер заставили нас захотеть чего-то еще.

Не будем благодарить этих насильников. Но мы сами вызвали их появление в нашей жизни. Без них мы бы так и не захотели искать что-то новое.

А так, ищем. И найдем. Ибо в этих поисках мы выполняем волю Богов.

Захотелось пить, и умыться студеной водой.

Сварог спустился к ручью. Ржавчина на его берегах была особенно густа.

Что за рыжая грязь? Как привык я к ней у порога своего жилища. Но где я ее еще видел?

Сварог помчался назад. Похожий рыжий налет лежал на некоторых горках перекаленной рыхлятины, оставшейся от его опытов. Но он был намного слабее, чем у ручья. И похожий налет лежал на небесном камне, подаренном Ведой.

Знак? Знак Богов?!!

Он выбежал назад. И начал жадно черпать эту рыжую грязь. Вернулся и раздул горн.

Плавить медь и бронзу можно и не применяя древесный уголь и поддув. Но с ними все же гораздо эффектней. И мастера с Каменного пояса так и делали.

Делал это и Сварог. Но не с медными рудами, а с рыжей рыхлой грязью из крошечного болотца в излучине ручья близ его собственного жилища.

Какая-то спекшаяся масса осталась в горне. Тяжелая, сероватая. Это был явно не камень. Но пока и не металл. Было, тем не менее, очевидно, что металл в этой массе есть. Да что там! Это был в основном именно металл!

Сварог умел отличить металл от камня.


Глава 5. Волшебный меч

Как легка, как упоительна работа, закрепляющая найденное решение трудной задачи!

Эта работа слаще любой праздности, любых развлечений, почестей и роскоши. Ничего не сравнится с восторгом летящей от радости души. И этого ощущения своей неутомимости, этой возможности работать, работать и работать, не ощущая усталости.

Вот оно, осязаемое чувство бессмертия!

Хотя … Хотя есть еще одно чувство, почти такое же сладкое.

Любовь? Нет, любовь, несомненно, хороша. Но такую же запредельную сладость дает не любовь. Не любовь, а … Ну, догадайся друг! Не можешь догадаться? Тогда я помогу тебе.

Осуществленная справедливая месть! Месть, сладкая и упоительная. Месть, без которой невозможна ни справедливость, ни достоинство, ни честь. Уничтожение оскорбителя, уверенного в своей безнаказанности. Насильника, наглого пахана, за спиной которого или банда, или государство. Которое, в сущности, такая же банда, только побольше.

Но ведь месть это тоже завершение трудной, кажущейся поначалу безнадежной (противник то силен, нагл и, на первый взгляд, неуязвим) работы, ее финальная стадия. Работы по достижению справедливости.

И не есть ли работа Сварога с металлом просто эпизод в этой долгой дороге к справедливости?

Наверное, и да, и нет. Ибо  новый металл это отнюдь не только орудие мести. Это гораздо большее. Но и это, в том числе. И это. И дорога к сладкому мигу теперь открыта.

Но до этой сладостной минуты желанной мести еще далеко.

А Сварог все колдует с железом. Новым металлом, который он открыл. И который все больше открывает перед ним свои тайны.

Металл, мой металл! Которого так много. Буквально под ногами, у этого ручья, в окрестных болотах, в старицах наших речек. Его гораздо больше, чем меди в Элладе или на Каменном поясе. И он гораздо тверже и прочнее меди.

Как сладко смотреть на этот сероватый блеск. Какая занимательная игра импровизировать с этими полосами, представляя, что можно из них сделать.

И кажется, что не тяжеленные горячие калачи катает Сварог, а что-то легкое, воздушное. То, что может стать всем по его воле.

Но всем оно станет позднее, а пока в первую очередь нужен меч.

Волшебный меч. Ибо металл-то ведь тоже волшебный, подаренный Богами Сварогу, а Сварогом людям.

Своим людям, чтобы можно было воевать с людьми чужими.

- Привет, Сварог! – приветливо улыбающаяся Рыська входит в кузницу с ладным ловким подростком.

- Привет, Рыська!

- На этот раз не прогонишь?

- А когда я тебя прогонял? Привиделось тебе это, колдунья моя.

- Ладно, прощаю.

Она подходит и привычным движением как будто смахивает ладошкой некую паутину с его лица.

- Устал, кузнец. Устал. Но, ничего, я верну тебе молодость и бессмертие. Вернее только молодость. Бессмертие, похоже, ты вернул себе сам. Сгорела твоя смерть, Сварог в этом горне. Сгорела. Это говорю тебе я, ведунья Рысье Сердце.

- Мам, я пойду погуляю?

- Нет, Перун, потом.

Она отходит к подростку и встает рядом с ним. Как мило смотрятся они рядом. Как будто брат и сестра.

- Ну, Сварог, как тебе наш сынок?

Сварог смущен.

- Не смущайся, кузнец! Ведь ты даже не знаешь, сколько лет провел в своих поисках. Но тебя нельзя упрекать за то, что ты забыл обо всем остальном. Ты выполнял волю Богов и сам в это время был Богом. А я в это время растила тебе помощника.

Он будет теперь жить с тобой и помогать тебе. Веда сказала, что он довершит, сделанное тобой, когда ты устанешь от бессмертия.

- Да, а где Веда? Как она?

- Ушла.

- Ушла?! Как много я хотел у нее еще спросить! Зачем, зачем, она ушла?! Как нам будет не хватать ее!

- Она предвидела твои вопросы, и сказала, что ответить на них ты теперь сможешь сам. А еще, она передала мне все, что знала и умела. И теперь я живу в ее жилище. А Перун с Велесом, помнишь его?

- Помню.

- Так вот, Перун с Велесом живут в жилище, построенном тобой для меня.

- Как же я все это время жил? Что ел, что пил? Кто кормил меня?

- Не думай об этом, божественный кузнец. Все прошло, и ты победил. Остальное не важно. Перун, сынок, - обращается она к подростку, - погуляй.

- Отец, я возьму вот это? – Перун показывает на выкованный Сварогом кинжал, полный аналог бронзового акинака. Коротковатый, и, как теперь видит сам Сварог, неуклюжий.

- Возьми, Перун, возьми.

- Придешь, когда начнет смеркаться, - говорит Рыська.

- Ну, мой колдун, начнем вспоминать жизнь. А то ты совсем забыл о человеческом, общаясь с Богами.

Он сжал ее в каких-то судорожных объятиях, неловко, как будто ощущая некую коросту на своем теле. Коросту, которая мешала им слиться.

Она все поняла.

- Не спеши, волхв, не спеши и не смущайся. У нас впереди весь этот вечер и еще целое бессмертие.

Какое ладное, ловкое у нее тело. Как будто отлитое из серебра и отполированное. Кожа, кажется, светится в ночи. Ночи? Но ведь они остались лишь на вечер. И где Перун?

- Спи, кузнец, спи. Не волнуйся ни о чем, и не задавай вопросов.

И опять луна светит в затянутое пузырем маленькое окошко.

- Как ты думаешь, Веда стала Богиней?

- Не думаю, Сварог, а знаю. Стала, конечно, стала. Она наша Богиня мудрости и знания. Богиня, которая покровительствует тем нашим родовичам, кто ищет ответы на вызовы Судьбы, кто пытается разгадать тайны мироздания.

- Ты, теперь не только красавица, Рыська, но и мудрая ведунья.

- А тебе это странно? Все думаешь, что я глупая девчонка Рыська?

- Да нет … С чего ты взяла?

Рыська смеется. Как же хороша ее лукавая улыбка, светящаяся в полумраке. Как многого он себя лишал, отказывая в счастье видеть эту улыбку. И это было несколько лет?! Непостижимо! Ему показалось, что прошло пару месяцев.

- Завтра начнешь учить Перуна своему ремеслу.

- Отдых кончился?

- Волхвы от долгого отдыха устают, а Боги тем более.

- Я не Бог.

- Но от отдыха все равно устаешь.

- А вот Зев и Яра наверное не устают от вечного праздника в теплых краях.

- Какое нам дело до них.

Нет, есть к ним одно дельце, есть, - подумал Сварог. – И завтра мы с сыном начнем это дельце делать.

 - Отец, не надо ковать скифские акинаки из твоего металла.

- А что, по-твоему, надо ковать?

- Смотри, можно выковать длинный прямой меч. Ведь он не расколется при ударе. Он не из бронзы. Наш металл прочнее.

- Где ты так изучил акинаки, и как ими пользоваться?

Перун смеется.

- Я не мальчик, отец.

- Да, не замечаешь, как растут дети. Ты и летать умеешь?

- Конечно. Мама научила. А еще мне нравится, как играет Купала.

- Ты и его знаешь? Откуда?

- Он прилетал как-то на Волчью гору.

- А чего меня тогда не позвали?

- Веда не велела. Она сказала, что нельзя тебя тревожить.

- Слушай, ну скажи, как мужчина, не скрывай. Как я это время жил, кто меня кормил, менял одежду?

- Тоже мне, тайна, - смеется Перун. - Мы с мамой. Да Веда иногда приходила, наблюдала за тобой исподволь.

- Странно, а я не помню.

- Отец, ты и не должен помнить. Ты творил чудо. Ты воплощал Божий замысел.

- Ладно, знаток Божьего замысла. Давай раздувать горн, да ковать твой меч.

Руки, привычные к тяжелому молоту ловко вертят меч. Он чертит сливающиеся сверкающие круги в воздухе.

- Смотри, отец!

Меч обрушивается на закрепленный в расщепленном стволе акинак. И вдребезги разбивает его. Бронза акинака колется от удара длинного меча.

- А смотри, что еще можно!

Перун крутит меч и так и этак. И почти остригает наголо стоящую рядом небольшую березку.

- Здорово, сынок! Да ты владеешь им как Бог.

Перун вдруг становится серьезным.

- Веда сказала, что я буду Богом войны. И мне нравится крутить меч. Я мечтаю о победах. Я хочу  петь победные песни с родовичами, избавившимися от страха перед потомками людоедов. Но, отец, мы же победим их всех, всех наших врагов! Это же ясно, как день. А потом?

Сварог печален.

- Боюсь, сынок, не все так просто. И врагов нам хватит не на одну ведовскую жизнь. Ведь мы не бессмертные. Мы просто живем долго. Пока не выполним своего предначертания.

Твое предначертание – быть волхвом справедливой войны белых людей за свободу. Но эта война не только и не столько с чужими. Это война и с собой. С ленью, тупостью, злобой, жадностью в собственных сердцах. И здесь не поможет никакой волшебный меч.

Но, не победив себя, бесполезно сражаться с другими. Просто станешь таким, как Зев. Знаешь о таком?

- Знаю. Мне рассказывал о нем белый волхв с Каменного пояса, сын Тамирис. Зев подослал скифов, и они убили его мать.

- И еще многих. Многих …

- Ты расскажешь мне о них?

- Конечно, расскажу. Но после. А сейчас, давай к горну. Ты заметил, что иногда наши мечи получаются упругие и твердые, а иногда гнутся и не так тверды?

- Заметил, отец. Но даже наши плохие мечи лучше бронзовых.

- Да, но у Богов должны быть мечи волшебные. Будем искать секрет этих упругих твердых мечей.

- Будем, отец.


Глава 6. В это время на Олимпе и несколько позже вдали от Олимпа

Гера отпила темного вина из красивого серебряного кубка, украшенного искусной золотой чеканной накладкой.

- А неплохой кубок сварганил мой уродец. А, Афина?

Афина длинная костлявая белобрысая девица, в чем-то несколько мужеподобная, несмотря на легкость, и, можно сказать, даже некоторую хрупкость, молча усмехнулась.

- Чего ухмыляешься, доченька?

- Я тебе не доченька, Гера. И, по-моему, ты много пьешь.

- Не тебе меня учить, потаскуха.

- На себя то посмотри.

Гера вдруг легко рассмеялась, видно вспомнив какое-то милое приключение, и забыв, о чем был текущий разговор.

Но Афина вернула ее к ее же вопросу.

- Кубок хорош. Да, твой сын Гефест, настоящий мастер, божественный кузнец. Но благодарить за такого сына ты должна Фетиду.

- Чего благодарить эту зевсову шлюху.

- Все мы зевсовы шлюхи. И потом, это как посмотреть. Чего-то ты царица белых богов рассуждаешь, как семитская фараонша, а не ведунья с вольного севера.

- А-а-ах, - Гера пьяно махнула рукой, - где тот север?

- Тебе виднее. Я там не была.

Афина действительно не была на севере. Она была одной из немногих богинь Олимпа, найденных Зевсом в самой Элладе. Несомненно, в ней текла северная кровь. Но она была уроженкой этих мест. И ее светлые волосы слегка курчавились, а светлые глаза имели дымчатый оттенок, как это бывает у светлооких коренных  южанок.

Да и имя у нее было явно семитское. Афина, по древне-еврейски означает «гавань».

Вот такой гаванью и стала Афина для Зевса, когда поток пришлых ведуний с севера иссяк, и он начал искать пополнение на месте. Нашел немногих. И среди них была Афина. Она немного летала, быстро научилась волховать.

Но, в сущности, была ведуньей достаточно средней.

Выделил ее Зевс за иные качества. Пресыщенному царю богов показалось пикантной некоторая ее мужеподобность и резкость. Но, несмотря на это, она оказалась прекрасной любовницей.

И настолько понравилась Зевсу, что он решил, как сказал бы потомок, повысить ее статус. И объявил своей дочерью, которую он якобы произвел на свет без помощи какой-либо матери.

Фактически Афина стала его второй постоянной женой. Современный сексолог нашел бы это вполне естественным. Медленно, но неуклонно полнеющую и рыхлеющую Геру, эта костлявая девица дополняла великолепно.

Именно на ее фоне царица богов сохраняла привлекательность слегка увядающего, но умопомрачительно сладкого и дурманящего плода.

По одиночке они были не так хороши. Но вместе, да на одном ложе...

Да, любил царь богов импровизации в делах любовных.

Вот и стали эти богини полу подругами, полу врагами, полу родственницами

И теперь Афина язвительно напоминала Гере историю с ее сыном Гефестом.

Гере надоело рожать от Зевса. Она давно не любила мужа. А он не любил рожденных ею детей. Даже красавчика Ареса. Который, правда, был непомерно нервным и агрессивным.  Что поделаешь, алкогольное зачатие, оно и на Олимпе алкогольное зачатие. Впрочем, такого термина Гера не знала.

Да, собственно, Гера тоже не любила своих детей. И не хотела их кормить. Вот так, однажды, хлебнув густого винца, она взяла орущего грудного Гефеста за ножку, и выбросила с обрыва.

Надоел своим ором, щенок зевсов.

Ведунья Фетида, числившаяся одной из морских богинь, купалась в это время неподалеку и случайно спасла мальчика.

Потом он вырос, стал неплохим ведуном и знатоком огня и металла. Молва объявила его богом кузнечного дела. Разумеется, новых металлов Гефест не искал. Это ему было не за чем, металла на любой вкус и так было полно. Зато с медью, бронзой, серебром и золотом он работал отлично.

Вот и этот кубок он сделал и подарил матери.

Курьезно, но Гера не испытывала никаких угрызений совести, смотря на этого искалеченного ею умельца, который был ее родным сыном. Ведь Гефест остался навсегда хромым,  повредив ногу при падении с обрыва.

Легенды передали этот эпизод из жизни олимпийских богов почти правильно. Отступив от истины лишь в незначительных деталях.

- Не кажется ли вам, Юрий Петрович, что светлые античные боги просто монстры и извращенцы. Как, кстати, и герои-полубоги? Неужели эти маньяки олицетворяют собой некое детство человечества и начало цивилизации?

Скептик Виталий, ехидно приподняв бровь смотрел на преподавателя, который только что с упоением рассказывал о своих любимых эллинских богах и античной Греции.

Юрий Петрович как будто с разбегу натолкнулся на стену.

- Почему вы так считаете, Виталий?

- Ну, я просто читаю буквально все эти мифы. Например, Гере не понравился ее сын Гефест и она выбрасывает его с обрыва. Зевс, извините девочки, кого только не имеет. И на Олимпе и вне его.

- Ты что, сам таких уж строгих нравов?

- Разумеется, нет. Но у меня создается впечатление, что сексуальное поведение Зевса не имеет ни морального, ни физиологического оправдания. Он ведет себя как разнузданный маньяк. Половина героев древнегреческих мифов дети Зевса. А большинство богинь либо его доказанные, официальные, так сказать,  любовницы, либо дамы с какими-то нелепыми биографиями. Которые позволяют предполагать, что все эти нелепости только способ прикрыть тот факт, что сожительницами царя богов были и они.

А эти, извините, герои?

Эти бесконечные убийства родителей детьми, и детей родителями. Эти психологические этюды, которые не снились и Шекспиру.

- Примеры, Виталий, примеры.

- Извольте. Мы знаем, что героя Троянской войны Агамемнона предательски убила его жена Клитемнестра. Но гораздо меньшее число даже любителей древнегреческих мифов знают, что до того, Агамемнон убил мужа Клитемнестры Тантала и ее грудного ребенка. После чего насильно женился на ней и попутно захватил трон.

Как можно после этого рассчитывать на супружескую любовь и верность?

Разумеется, сын Агамемнона мстит за убийство отца. Но при этом он убивает собственную мать!

- Все это известно знатокам мифов, и ты не продемонстрировал ничего, кроме своей эрудиции, - сухо сказал Юрий Петрович. – Ну, кто ответит коллеге?

- Разрешите мне, - поднял руку Петр.

- Пожалуйста. Чем вы еще порадуете нас, любитель запутанных комбинаций и заговоров?

У всех на памяти был прошлый семинар, который напоминал детективный спектакль.

- Знаете, на этот раз ничем. Ибо опровергать Виталия не собираюсь. Скажу больше, недавно одна моя подруга, студентка-медичка, тоже любящая древнегреческие мифы, заметила, что по ее мнению многие боги и герои Эллады, например бог Арес или Геракл ведут себя как форменные психи. Они не могут сдерживать себя, агрессивны, истеричны, кровожадны.

По ее мнению их поведение похоже на поведение плодов пьяного зачатия.

- И это все, что вы хотите добавить?

- Нет. Самое главное, что, и об этом мы говорили на предыдущем семинаре, абсолютно все воспринимают Элладу как некий расцвет, как светлое детство цивилизованного человечества, как предтечу большинства достижений современного мира в политике, культуре и экономике.

И это несмотря на все те моменты, о которых мы только что сказали.

Почему такое возможно?

- Да, интересно, почему же?

- Да потому, что при всех этих уродствах олимпийская Греция была громадным шагом вперед по сравнению с предыдущим миропорядком. Миропорядком египетско-ближневосточной империи.

И можно только представить, каким уродством были эти первые имперские государства Восточного Средиземноморья. Где в жертву кровожадным богам приносились дети, которых живыми жарили в чреве медных быков-молохов.

- По моему, это все же крайности отдельных регионов этой части древнего мира, - заметил Юрий Петрович.

- Пусть так, хотя такого нельзя в принципе представить в Элладе при всей ее необузданной дикости. Как нельзя представить в Элладе и последующих зверств ближневосточного мира, где ассирийские цари покрывали стены взятых городов содранной с пленных кожей. Или тех же зверств, якобы кроткого, библейского царя Давида, который задолго до Гитлера жег пленных в печах или распиливал пилами. О чем прямо говориться в библии, которую иные идиоты считают боговдохновенной книгой. Да по сравнению с Ветхим заветом Майн кампф просто книга для детского возраста.

- Правильно! – энергично воскликнул Вадим.

- Ребята, я же просил без этих ваших политизированных перехлестов,  - досадливо поморщился Юрий Петрович.

- Извините, - поправился Петр и продолжил, - Так вот, по сравнению с этим уродством, организованным в государственном масштабе, даже все перечисленное нами извращения олимпийских богов и героев просто блекнут. И представляются мелкими бытовыми проступками.

И главная заслуга Эллады как раз в обрушении того имперского миропорядка. Который до той поры не знал поражений.

- Мне кажется, вы повторяетесь, Петр. Почти то же самое вы говорили и прошлый раз.

- А это можно и нужно говорить десятки и сотни раз. Ибо не изжита эта модель имперской гадины.

По сравнению с которой даже откровенно разбойничий миропорядок олимпийской Эллады с ее героями - жертвами пьяных зачатий и богами-маньяками представляется приемлемым и даже светлым.

Разбойничья вольница лучше имперского государства. Не только для народа, но и для цивилизации и культуры, как ни странно это звучит.

Что и доказала Эллада.

И что нам, в России, пыжащейся сохранить имперские пережитки, должно быть понятнее, чем кому-либо.

Юрий Петрович поморщился, но не стал заострять внимание на последней реплике. Переводя разговор в другое русло, он спросил:

- А что, неужели нет еще лучшего миропорядка, чем разбойничья античная вольница?

- Есть, разумеется. Это миропорядок наших русских современников олимпийских богов. Которые не строили пирамид, как египтяне, не создавали таких культурных шедевров, как Гомер и его коллеги, но совершили величайшую в мире научно-техническую революцию, одарив мир новым металлом – железом.


Глава 7. Упоение справедливостью

Огромная степь раскинулась от Алтая до Дуная. Она была широка как море. И по этому ковыльному морю кочевали те, кто звался скифами.

Но скифы были разными. И Тамирис  была скифского рода. И те, кто убил ее, надеясь захватить и продать в рабство, тоже были скифами.

Для тех, кто собирался на Лысой горе, не было племенных различий. Все они были волхвами белых народов. Все они были братьями и сестрами. И Вольфганг из Черного леса, и Тамирис с Каменного пояса, и Сварог с Серой реки.

А скифы, послушавшие Зевса, и те, кто покупал у них рабов, не были им братьями. Хотя внешне многие и походили на своих северных соседей. Но не во внешности дело. Вернее не только в ней.

Вот и теперь семена раздора взошли в рядах самих скифов. И жившие у Каменного пояса схлестнулись с жившими в Таврии.

Пора, - подумал Сварог, и у тех, кто пошел против работорговцев, появились стальные мечи.

Такую войну нельзя было организовать никому, кроме волхва, который может смотреть на землю сверху. Разрозненные стычки принимали осмысленный характер, и те, кому Сварог вручил меч, теснили врагов к Большой реке.

Они, носящие этот подарок Сварога, уже не называли себя скифами. Они стали сарматами. И все больше степей отвоевывали они у недавних сородичей.

Но точку в существовании приморских работорговцев должны были поставить ближние и дальние родовичи Сварога.

Западный ветер крепчал. Казалось, это душа Вольфганга, хозяина Запада, воспаленная и горячая, летит навстречу дикарям юго-востока. Сухая трава гнулась под порывами этого ветра. И Сварог видел сверху, как навстречу ветру уходят от сарматов разрозненные скифские толпы.

Хорошие кони у скифов. Уйдут от погони. Соберутся в другом месте. Обойдут стороной. Ударят в спину.

Потому особо и не опасаются этих своих бывших сородичей, так ловко бьющих их в открытом бою новым оружием.

Болваны горбоносые, - подумал Сварог. – Вы отличаетесь от сарматов, потомков Тамирис, тем, что у вас нет своих волхвов. Вы жадны, тупы и ленивы. Взяли чужих богов, и думаете, они вас спасут?

Не спасут чужие боги.

Не спасут.

Подожженная северными волхвами степь огненным валом рванула навстречу скифам. В панике заметались они между огнем и сарматскими мечами.

Но вырвались и ушли в сожженные равнины. Где трава сгорела, а колодцы были загодя отравлены.

Пали их кони.

И пешими встретили они молчаливые суровые ряды тех, за кем  вчера охотились, как за дичью.

В руках у северян сверкали ужасные мечи из божественного металла. А стрелы с наконечниками из того же металла издалека прошивали кожу легких скифских доспехов.

Сварог врубился в ряды врагов. В буквальном смысле. Его стальной меч крушил чьи-то руки, плечи, шлемы.

А сам он был неуязвим. Враги падали перед ним, сраженные его огромным длинным мечем, раньше, чем могли дотянуться до грозного волхва.

Вот кто-то попытался подставить под удар свой бронзовый меч. Но разве можно назвать благородным именем меч, подлое оружие кинжал. А бронзовый меч был именно массивным кинжалом. Им можно было колоть, но не рубить.

И этот кинжал разлетелся вдребезги от рубящего удара.  Сварог мельком увидел выпученные в ужасе глаза врага, которые от следующего удара разъехались в разные стороны вместе с развалившимися половинками головы.

На мгновение перед ним образовалась пустота. И из этой пустоты выпрыгнул огромный воин. Его  мощная длинная рука с массивным кинжалом метнулась к Сварогу.

Сделав полшага назад, волхв с переносом веса тела обрушил меч на эту руку. Отрубленная кисть вместе с кинжалом отлетела. Но громадный воин был не из слабых. Как будто не ему только что отрубили половину руки. Он попытался подхватить кинжал другой рукой и повторить свой маневр.

Меч Сварога описал полукруг и косо обрушился на нижнюю часть шеи, чуть склонившегося, чтобы подхватить кинжал, врага.

Да, стоек, яростен. Но война не спорт, это не ваши дурацкие игрища, которые потом назовут олимпийскими. Нет восхищения стойкостью зверья.

Бешеное зверье не уважают. С ним не соревнуются. Его уничтожают.

Меч перерубает горло и часть шеи.

Фонтан крови из разрубленной сонной артерии громилы шибает в лицо Сварога. Противник останавливается, пошатываясь как подрубленное дерево. А Сварог ловко обойдя его, идет дальше. По пути небрежно пнув шатающееся туловище ногой.

Великан заваливается.

Это зрелище гибели своего, наверное, лучшего, воина обескураживает противника. Залитый кровью с ног до головы Сварог страшен.

Враги обращаются в бегство.

Сварог легко бежит за ними, рубя отстающих.

Не ожидали профессиональные убийцы, что сами окажетесь в роли жертв? Не подумали, что отступать вам некуда?

А может, и подумали, да я загнал вас в ловушку. Я не ваш отяжелевший болван Зевс. Сверху мне все видно.

Полчаса бега и они упираются в море.

Нашим тоже некуда было бежать с Лысой горы.

Ну, покажите, как умирают имперские вояки! Или уже не имперские? Просто рабовладельцы и работорговцы великой империи от Сахары до Таврии. Которую вы поили нашей кровью и нашим потом.

Но все, ваше время кончилось, истеричная имперская мразь с  «горячей полуденной кровью».

Что ж, мы попрохладнее будем. Зато меч у нас стальной. А у вас бронзовые обрубки.

- Сдаемся, сдаемся! – орет толпа на берегу.

Сдаются. Да на кой вы нам нужны? Мы рабами не торгуем.

Голубые глаза Тамирис смотрят с небес. Тамирис, первая любовь. Первая ночь на Лысой горе, оскверненной потом вами, горбоносые твари.

И не знают отдыха руки. Тамирис, Тамирис, Тамирис, свистит и чавкает меч, врубаясь в чью-то плоть.

Как жаль, что вас так мало, твари. И все еще нет успокоения мятущейся душе, и идешь по прибрежному песку, как по разгромленной мясной лавке, небрежно пиная ногами куски разрубленных тел.

Нет, тела у нас. Тела были у Тамирис, у Вольфганга, у той юной ведуньи, хотевшей ласточкой взлететь с обрыва навстречу солнцу.

 А это туши. Туши зверья. Двуногого зверья, которое к вечеру начнет жрать зверье четвероногое.

Ну почему вас так мало?!!!

Тамирис, и вы, мои сестренки, с Лысой горы, я не насытился их кровью!!!

Я хочу искупать в ней свою и вашу душу.

- Отец, воины ждут тебя. Они хотят видеть своего Бога.

 - Потом, Перун, потом. Погодите еще немного. Хорошо?

- Как скажешь, отец.

Это было. Было. И Велес, сын Веды рассказал об этом сражении в своей легендарной книге.

На память потомкам, не потерявшим умения думать.


Глава 8. Случайные заработки жителей Олимпа

- Хороша ушица. И как ты умудряешься в любом месте сразу так много наловить хорошей рыбы?

- Так я же бог морей, - рассмеялся Посейдон.

- Хватит трепать, не на партсобрании, - сказал Купала.

Впрочем, извини, читатель, Аполлон-Купала таких слов еще не знал. Но суть фразы была именно такой. Ибо и церковные соборы, и тупой треп на мероприятиях КПСС, НСДАП и иных подобных структур по сути одно и то же. Не составляли исключения и официальные сходки богов на Олимпе.

Которые вызывали скуку и тошноту у многих.

И когда на очередном официальном сборище Купала с Посейдоном , разумеется, осушив перед этим амфору доброго коринфского, бестактно стали требовать скорейшего окончания официальной части, и начала оргии, Зевс разозлился не на шутку.

- Идите-ка вы  к людям, и поработайте по найму годик. Когда поумнеете, вернетесь на Олимп.

Вот они и пошли в Трою и нанялись служить царю Лаомедону.

Аполлон пас стада царя, а Посейдон строил стену вокруг города.

Разумеется, способность тонко чувствовать природу весьма полезна в пастушьем ремесле. Но никакая магия не позволит построить стену. Пришлось Посейдону нанять изрядную бригаду. Благо денег в его храмах было достаточно.

- Слушай, а пошлем-ка мы этого маньяка Зевса, и полетим домой, на север, - предложил Аполлон.

- Я на севере уже триста лет не был, отвык, - грустно сказал Посейдон. – И потом, чего ты его так уж критикуешь, Аполлон. Сам как будто бы отрок невинный. Вот и тут нимфу Эону соблазнил.

- Не соблазнил, а так кое-чему из наших волховских дел научил, ну и по нашему обычаю закрепил некоторые навыки на практике. Ибо, какое же омоложение без любви. Любовь, это брат ты мой, не только глупое чувство смертных, но и высокое волховское искусство. В том числе в делах лечения и омоложения.

- Да, наши сборы на Лысой горе были поинтереснее этих непрекращающихся оргий на Олимпе. Бывало, готовишься, летишь. Весь трепещешь от ожиданий. Кто откуда прилетит. Чего нового расскажет …

- И покажет, - лукаво рассмеялся Аполлон.

- И покажет, - спокойно подтвердил основательный Посейдон, и продолжил, - а тут одно и то же. Только ведовства все меньше и меньше, а откровенных потаскух все больше и больше.

- Да, мы с тобой, на этих работах, здесь можно сказать, даже отдыхаем.

- Отдыхаем. Слушай, ты же летаешь иногда на север.

- Летаю, - неохотно признался Аполлон.

- Правда, что волховское сообщество распалось после того, что произошло на Лысой горе?

- Не то, чтобы распалось совсем. Но, понимаешь, на Лысой горе встречались сильные ведуны с заката и восхода. А сейчас эти встречи редки. Нашим далеко добираться в Черный лес, а тем, с заката, потомкам Вольфганга трудно добраться до Волчьей горы, а тем более до Каменного пояса.

Поэтому многое мы теряем. Не обмениваемся знаниями.

- Слушай, а чего говорят, Сварог всех скифов извел в отместку за то побоище на Лысой горе?

- Знаешь, слышал. Но подробностей не знаю. Заметил, кстати, что рабов с севера на торжище в Трое совсем не стало?

- Да. Значит, правда. Извел Сварог работорговцев. Говорят, изрубили всех какими-то диковенными мечами из волшебного металла.

-  Вот это настоящий Бог! Не то, что наш царек Зевс со своими шлюхами Герой и Афиной.

- Да ладно, Купала, - Посейдон вдруг назвал Аполлона старым именем, - нечего Зевса ругать. Не были бы мы сами такими, и не было бы царства Зевса. И не превращались бы наши ведовские соборы с одухотворенными ночами любви в портовый бордель.

- Ты прав, во многом мы сами виноваты. Но теперь Зевс не сможет игнорировать былых братьев. Постарается восстановить свое влияние в скифских землях. Вот, я слышал, Фетиду за одного тамошнего царька отдает. Наверное, не всех Сварог извел.

- Скифы разные бывают. Тамирис тоже была из их рода. И они же ее и убили.

- Да-а-а. Так за кого там Фетиду отдают?

- Да, за какого-то Пелея. Тот вроде бы обязался привести дружину с новым оружием, а Зевс ему за это даст трон в Мирмидонии.

- Не получит он нового оружия. Сварог не для того его делал, чтобы Зевсу подарить.

- Да, нам-то какое дело. Но Фетида ведунья неплохая.

- Да и как женщина весьма недурна.

- Купала, Купала, не доведут тебя бабы до добра.

- Ладно, не ворчи. Женщины это последняя радость в нашей жизни.

Лаомедон только что обошел свои размножившиеся стада. И теперь осматривал построенную Посейдоном стену.

- Неплохо поработали. Неплохо. Да вы прямо боги олимпийские.

Аполлон и Посейдон молчали.

- И поэтому, продолжал Лаомедон, отпускаю вас с миром. И в рабство не продаю. Понятно? Ну, чего встали?! Бегите отсюда, пока не передумал.

- А деньги?! – разом выдохнули Аполлон и Посейдон.

- Не поняли?! В рабство захотели?!

- Вот собачий городишко!  Недаром его Гера так ненавидит, - возмущался Посейдон.

Они сидели в рощице неподалеку от Трои.

- Ничего брат. Мы ему устроим чудеса, - успокоил Аполлон. – Сдается мне, нам повезло. Земля потрескивает. Чуешь?

Посейдон прислушался.

- Нет. Это ты у нас все слышишь.

- Делаем так. Дожидаемся грозы, вызываем ее посильнее. В две глотки. Может, молнии помогут земле треснуть. И стада разбегутся, и стена обрушится. Не пойдут этой твари на пользу наши труды.

Через несколько дней разразилась страшная гроза. А вслед за нею землетрясение. Троя сильно пострадала.

А Лаомедону знающие люди подсказали, кто у него ходил в работниках.

- Подставили! Подставили, рабы лукавые, - орал царь. – Не могли сразу предупредить!

- Зевс не велел, - многозначительно сказал глава жреческой коллегии. Хотя Зевс был не при чем, и он сам узнал обо всем только два дня назад, переспав с нимфой Эоной.

- И что же теперь делать? Что?! Я спрашиваю!

- Принеси богатые дары в храмы Аполлона и Посейдона. Да не скупись, царь.

- Разорили! Разорили! – орал Лаомедон. Орал как базарный торговец. Которым, в сущности, и был, контролируя самый большой рынок рабов и зерна в Элладе и Малой Азии.

 Дары он принес. И Аполлон по легкости характера его простил. А вот Посейдон нет.

- Я на его стену больше потратил, - сурово сказал бог морей, демонстрируя расчетливость благоприобретенную за годы жизни на юге.

И остался врагом Трои.


Глава 9. Их нравы, или богини хотят ласки

Свадьба Фетиды и Пелея была обставлена шикарно. Зевс, который уже давно был не столько богом, сколько царем, придавал большое значение установлению связей с Таврией.

Ибо уничтожение Сварогом скифов-работорговцев сильно подрывало и экономику Эллады и эллинское влияние на северных берегах Понта Эвксинского.

Поэтому были выбраны несколько племен скифов-земледельцев, которые к тому же имели отдаленные связи с родовичами Сварога и Перуна и не запятнали себя работорговлей.

Потому, собственно, и уцелели во время акции возмездия северян.

И началась активная политическая работа с этими племенами.

В число таких, говоря современным языком, перспективных местных руководителей, попал и Пелей.

И теперь он праздновал свадьбу с красавицей богиней Фетидой.

- А не развеяться ли нам, Афина? – спросила ее Гера среди свадебного пира.

- Тебе мало веселья здесь?

- Какое это веселье? Так себе. Хочется чего-то оригинального. Например, устроить с этим красавчиком, - она показала на сына троянского царя, Париса, присутствующего на свадьбе, - то, что проделывает с нами обеими Зевс.

- Царь богов может не понять нашей инициативы, - рассудительно заметила Афина. Однако глаз на красавчика положила.

- А мы обставим все как занимательную игру. Знаешь, тут  в одном храме, посвященном мне, любимой и божественной, - захохотала Гера, хлебнув вина, - так вот, в одном храме подарили яблоки из золота. Давай разыграем одно яблочко. Пусть этот красавчик вручит его самой обаятельной из нас. А проверять нашу красоту будет, разумеется, самым натуральным образом.

- Давай тогда еще и Афродиту привлечем.

- Зачем?

- Хочется Зевса немного осадить. А то папаша, позволяя себе все, нас скоро сделает гаремными женами, а не вольными богинями.

- Давай.

- Слушай, а не жалко тебе этого яблока? Все же оно и так твое.

- Эх, Афина! Ты все же никогда не будешь настоящей белой ведуньей. Много в тебе этого местного, южного, мелочного, местечкового, – она на мгновение замолчала, -  придет же на ум такое дурацкое слово. А, ладно! Твое, мое … Да наплевать на это, если есть возможность порезвиться. Тем более в моих храмах этих золотых яблок как грязи.

Потомки, рассказывая потом в легендах об этом эпизоде, так и не могли толком объяснить, почему яблоко из садов, якобы принадлежащих Гере, ей надо было еще как-то разыгрывать с Афиной и Афродитой.

Розыгрыш яблока привлек внимание всех гостей. И Парису пришлось стать судьей. Он внезапно понял, что может здорово влипнуть, называя одну из трех красивейшей.

Что бы эти скучающие дамы не задумали, две проигравшие все равно затаят злобу на него.

Парис попытался отказаться от судейства, и призвать в качестве арбитра богинь Зевса. Но царь богов, прекрасно поняв замысел своих жен и любовниц, посмеялся в душе их наивной хитрости, и велел Парису исполнить волю богинь. Пусть порезвятся, девочки.

- Ну, как будешь выбирать? – спросили сиятельные дамы, когда их оставили вчетвером. Им было весело. И от вина, и от смущения этого красавчика, и от того, что они провели Зевса. Так они, во всяком случае, считали.

Парис оглядел конкуренток. Пышная и сильная женственность Геры поначалу захватила его. И он чуть было не отдал яблоко с ходу царице богов.

Но пикантная сухощавость Афины тоже возбуждала.

А что если посмотреть на них голых? И вообще провести некоторое время с каждой на ложе.

Поначалу мысль показалась слишком дерзкой. Но потом Парис вдруг подумал, что божественные жительницы Олимпа не прочь обострить игру.

- Богини, я не могу решить, кто из вас красивее. Решительно не могу. Для этого надо посмотреть на вас обнаженных. Но я не решаюсь дерзнуть такое.

- А зря не решаешься, - тягуче усмехнулась Гера. – Раздеваемся, девочки?

И начала медленно снимать тунику.

Афина и Афродита, кружась в каком-то неведомом танце, последовали ее примеру.

Париса бросило в жар.

Ведь это проделывали перед ним богини!

- Ну! - почти одновременно сказали все трое, став перед троянским царевичем в вызывающих позах.

- Не могу, богини, не могу!

- Что не можешь, мой мальчик? - даже несколько угрожающе произнесла Гера.

- Не могу выбрать достойнейшую из вас, не проведя с каждой некоторого времени наедине, - набравшись храбрости, выпалил Парис.

Богини рассмеялись.

- Так бы сразу и сказал. С кого начнем, девочки?

- С тебя царица, - сказала Афина. – Ты самая старшая.

Вот собака худая, - подумала Гера, - возрастом уколола. Но ничего. Стерпим. Мы выше этого.

- С меня так с меня, - спокойно сказала она. – Подождите девочки.

Парис в страстном исступлении мял это пышное сладкое тело, и тонул в нем. Особую пикантность он нашел, когда нащупал едва заметный рубец на ягодице Геры. Царевич из мирового центра работорговли не сомневался. Когда то давно эту царицу богов вульгарно пороли.

Он вцепился в эти ягодицы жадными пальцами, вдруг представив, что не царицу богов, а строптивую рабыню он сейчас заваливает на ложе.

- Сомневаюсь, что у тебя останется сил для такого же пристального изучения Афины и Афродиты, - с усмешкой сказала Гера, когда все закончилось.

Парис опустил глаза.

- Мои силы тут ни при чем. Я должен выполнить свое обещание всем троим, царица Олимпа. Ведь ты сама настаивала на этом поручении.

- Выполняй, мой мальчик. Выполняй.

Как это ни странно, но после пышнотелой Геры Афина показалась Парису очень привлекательной. Она влекла его, как влечет кубок кислого вина после куска сочного жаркого.

Кроме того, олимпийская воительница проявила поразительную живость на ложе.

В совершенном изнеможении лежал Парис, когда в комнату вошла Афродита.

Ладненькая, небольшая стройная ведунья несомненно была хороша. Но ее красота была лишена какой бы то ни было пикантности, которая всегда является результатом некоего пусть небольшого, но оригинального отступления от канона.

Афродита же была слишком совершенной.

- Ну, ты, я вижу, не сможешь уделить мне того же внимания, что Гере и Афине? – спросила она.

- Боюсь, ты права, богиня.

Афродита чему-то таинственно усмехнулась.

- А что, они, наверное, не только были неплохи на ложе, но и обещали что-то тебе?

- Ты права, богиня. Обещали. Гера успехи в царствовании, Афина успехи в бою. Но, поверь, не эти обещания кружили мне голову, а их божественные ласки.

- А теперь ты не в силах воспринимать ласки мои?

- Увы, это так.

- Но тебе ведь хочется познать ласки богини любви?

- Да.

- Тогда я тебя кое-чему научу. В отличие от Геры и Афины, которые обещают нечто, чего нельзя проверить немедленно, не затевать же для этого войну, или захват трона прямо сейчас, я подарю тебе вещь осязаемую.

И она достала из-под груды сваленной одежды пару флаконов.

- Чего-то долго этот красавчик задержался с Афродитой, - сказала Гера, кутаясь в легкую накидку. – Этак мы замерзнем тут, его дожидаясь.

- Да, не ожидала я, что его еще на что-то хватит.

- Я не ожидала, что его хватит даже на тебя, - сказала Гера.

- Нет, мамочка, хватило и даже очень.

- Да, ты у нас известная попрыгунья, доченька.

Они рассмеялись.

- Жаль, что он был с нами поодиночке, - сказала Афина.

- Жаль, но и так неплохо, - ответила Гера.

- Вот с этими волшебными средствами ты сможешь покорить любую женщину. И она пойдет за тобой, куда угодно, - сказала Афродита, окончательно иссушив Париса в любовных играх. – Ну, как, кто все же самая красивая?

- Ты, богиня! Но теперь я не смогу смотреть ни на кого другого. После того, что испытал с тобой.

- Сможешь, царевич, сможешь. Есть тут у меня на примете одна красавица.

Легенда гласит, что Парис выбрал в итоге Афродиту.

И это правильно передает суть событий.

Однако, и вполне естественная досада Геры и Афины, и суть приемов, которыми достигла победы Афродита, переданы слишком схематично.

Не примитивной ссорой трех пресыщенных дамочек объясняются дальнейшие события, сыгравшие такое важное значение на дальних подступах к Троянской войне.


Глава 10. Свои остаются у себя

Черное море, Понт Эвксинский плескалось у ног. С небольшого белого обрыва было далеко видно, и расстилающаяся перед глазами гладь казалась ослепительно синей.

- Не хочется уходить отсюда, - сказал Перун.

- Желаешь повторить путь Зевса? – усмехнулся Сварог.

- Нет, отец, - смутился Перун. – Но, согласись, красиво ведь. Правда?

- Правда, сынок, правда. Но, запомни, на такие красивые места всегда слишком много желающих. А надо ли нам иметь возможность наслаждаться ими, но за это постоянно держать меч обнаженным?

- Я ведь бог войны. Мне не тяжело держать меч обнаженным.

- Ошибаешься, сын. Ошибаешься. Настоящий бог войны должен уметь побеждать. Быстро, с малыми потерями. А лучше вообще побеждать без войны. Вот тогда это действительно Бог. А иначе он просто глупый драчун. Ибо для того, чтобы постоянно держать меч обнаженным не надо быть Богом.

- Наверное, ты прав. Но чем займемся мы дома?

- Будем ковать железо. Будем учить этому родовичей. Ближних и дальних. Будем искать секреты тех лучших мечей, которые мы назвали божественными. Тех, которые упруги и особенно прочны.

Ты скуешь много таких мечей, и вручишь их тем, кому найдешь нужным. И эти мечи потом долго будут поминать в легендах.

Но, не мечем единым. Из нашего металла будем делать топоры и плуги. Представляешь, как легко будет пахать эту, например, степь железным плугом. Или как много можно будет срубить деревьев железным топором. А потом сделать из них хоромы.

Такие хоромы из дерева будут получше не только наших землянок, но и каменных хором царей стран полуденных.

- Да, дел много. Но, знаешь, отец, мне становится жаль этой распаханной степи и этих срубленных деревьев. Жаль. А вот порубленных мной врагов не жаль. Это неправильно?

- Нет, почему же. Правильно. Но мы же только что говорили, что не надо, даже имея железный меч, множить врагов без счета. Также не надо распахивать всю степь. Или рубить все деревья, что сможешь срубить.

Распахал, чтобы прокормиться. Срубил деревьев, чтобы построить жилище. А больше нам не надо.

- И изничтожил врагов, которые не понимают всего этого, а хотят заставить нас слишком много пахать, или слишком много рубить.

- Пожалуй, ты прав.

- Но, ты же сам говорил, что нельзя останавливаться. Не застынем ли мы вот так, живя правильно, но умеренно и размеренно?

- Нет, не застынем. Слишком много опасностей подстерегают нас на этом пути. И жизнь не будет так проста. А потом, будут наши волховские встречи. Будут полеты к братьям и сестрам.

Будет любовь, которая не расслабляет и развращает, а вдохновляет и окрыляет.

- Тогда, полетим домой?

- Да нет, не полетим. Пойдем вместе с нашими родовичами. Вместе с теми, кто победил нашим оружием.

- Не надо, отец. С воинами пойду я. Это мое дело. А ты лети. Мама заждалась.

Большой пыльной дорогой шли с юга победители. Шли через степи, переходя вброд небольшие речки, шли, останавливаясь в маленьких степных рощицах.

Потом по мере продвижения к северу эти рощицы становились все больше и гуще. И вот уже начали расходиться по своим лесным поселкам родовичи.

А сзади осталась эта большая дорога через степь.

По которой еще не раз пройдут воины, облаченные в железо.

И купцы, везущие на юг железо с севера.

И поэтому потомки назовут эту дорогу железным шляхом.

- Здравствуй, Рыська!

Сварог встал у входа в бывшее жилище Веды.

- Здравствуй, Сварог. А где Перун?

- Возвращается посуху вместе с воинами. А я вот прилетел.

- Правильно. Заждалась тебя.

- А я подарок тебе  привез.

Сварог развернул холст и протянул Рыське тонкий серебряный обруч.

- Одень на голову.

Она одела. На виски легли прикрепленные к обручу подвески в виде семилучевых звезд на небольших колечках.

Рыська провела рукой по этим подвескам.

- Похожи на мой ведовской знак, что ты подарил мне после первого полета. Но только попроще.

Она явно хотела что-то сказать, но не решалась.

Сварог усмехнулся.

- Пусть скромен подарок, но не за добычу воевали, а за свободу. А это так, маленькое дополнение. И все воины несут такие же своим подругам. Эти подвески очень идут женщинам наших лесов и будут теперь нашим родовым знаком. И пусть эти колечки со звездочками не из золота, и без камней, но зато все равно красивые.

- И все мы теперь как сестры.

- Да мы все и есть сестры и братья, братья и сестры.

- Ну, пойдем, поешь твоего любимого творога с медом, брат.

- Пойдем, сестренка Рыська.


ЧАСТЬ IV

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ТРОЯНСКАЯ


Глава 1. Политтехнологи времен Геракла

- Хорошо ли тебе, мой царственный брат? – спросил фараон царя хеттов.

На столе стояли разные вина и яства. А перед пирующими кружились в замысловатом танце гибкие девушки. Мелодично позванивали браслеты с бубенчиками на запястьях и щиколотках танцовщиц.

- Хорошо, мой царственный брат, хорошо. Я восхищен твоим приемом.

- Как тебе эти танцовщицы?

- Обольстительны, брат, обольстительны.

- Я дарю их тебе всех.

- Благодарю, брат. Ты щедр по-царски.

Царь хеттов приехал в Египет обсудить ряд проблем империи. Формально он был независим от Египта, а иногда обеим странам случалось и воевать друг с другом.

Но войны тоже бывают разными. В те далекие времена иная кампания по сбору дани с собственной провинции показалась бы потомкам полномасштабной войной.

Да что там, те дальние времена. Уже гораздо позже русский князь Владимир Мономах в своих поучениях не отделяет военные кампании от походов по собственным землям за данью и, как бы мы сказали ныне, «с целью контроля вертикали власти».

Так что разные бывают войны. Разные.

Разная бывает и независимость. И порою суверенные страны связаны между собой чем-то так прочно, что трудно понять, это отдельные государства, или земли одной мировой империи.

И как бы эти земли иногда не враждовали друг с другом, перед лицом чуждой цивилизации и культуры они едины.

И едины были все земли Египта, Месопотамии, Ближнего Востока перед лицом эллинской угрозы. Угрозы восточным деспотиям не со стороны новых богов или почитающих их царьков. Нет, а со стороны новой модели устройства жизни.

Где «царства» были мелкие, царьки просты, а свободнорожденные подданные свободны. Нет, ну вы подумайте,  подданные  свободны! Да любой подданный лишь раб царя. Любой. Начиная от раба или каторжника на каменоломне, и заканчивая первым министром. Или этими девками, что танцуют сейчас перед повелителями. Кстати, отнюдь не рабынями. Впрочем, нет, все они рабы и рабыни.

Да, так вот в Элладе все наоборот. Там скоро дойдет до того, что царей, нет, ну вы подумайте, царей! Царей! Будет выбирать толпа на площади.

А примеры заразительны. Да, заразительны. Это ли не знать восточным царям, правящим своими империями, которые в давние времена как зараза распространялись на соседние земли. Распространялись в первую очередь именно как модель жизни, лишь потом присоединяя эти «зараженные» новыми порядками земли.

Земли, внутренне готовые сдаться, земли, населенные людьми, забывшими, что свобода дороже всего на свете.

И вот теперь все пошло в обратную сторону. Теперь уже свободные идут на восток, разгоняя толпы имперских рабов-солдат.

Поэтому этих «свободных» надо было поскорее удавить.

К сожалению, весь этот восточный мир был истощен и никчемен. Тут не кого-то давить, себя бы сохранить.

Что же делать? Что делать?!!

- Что будем делать с этими варварами, мой царственный брат?

- Может, без царственного брата, Рамзес? Мы одни.

- Вот с таких мелких отступлений от этикета и начинается разложение империй, дорогой Суппилулимас.

- У нас слишком много дел, чтобы терять время на этикет.

- Хорошо. Посмотрим, поможет ли нам отсутствие этикета найти решение.

- К делу, Рамзес, к делу. Итак, ты хочешь разгромить Элладу.

- Да. И не только ее. Я хочу, чтобы все земли, принявшие новых богов были повержены. Чтобы все эти мелкие разбойники на тронах, отказавшиеся от мудрого руководства со стороны жен, взятых из нашей жреческой касты, были опозорены и казнены. Я хочу, чтобы все ничтожные твари, возомнившие себя свободными, стали рабами.

Хеттский царь слушал эту патетическую тираду со скептической улыбкой.

- Я понимаю, что ты хочешь, Рамзес. Я не понимаю только, как ты это собираешься сделать. Скажу больше, если бы ты мог, совместно со мной и своими союзниками сделать это силой, то давно бы так и поступил.

Рамзес, споткнувшись на этой реплике, уже не смог продолжить  свою патетическую тираду. С изрядной долей раздражения он сказал.

- Ты прав. Силой тут ничего не решить. Нужна хитрость. И об этом уже многие годы говорят нам наши жрецы. Нужно сделать так, чтобы эти варвары сами помогли нам уничтожить их. Но как это сделать? Как?!

Ты больше общаешься с этим северным сбродом, и лучше его знаешь. Поэтому сможешь предложить то решение, которое поможет нам избавиться от угрозы с севера.

- Рамзес, а почему ты думаешь, что это угроза и для меня?

Буря чувств отразилась на лице фараона. Но, эта буря разом стихла, и Рамзес спокойно и чуть насмешливо сказал.

- Потому, что ты такой же, как я. И никогда не станешь предводителем вольных царьков. А тем более вольных людей. Народец у нас не тот. Что у тебя, что у меня. Они рабы. Рабы в душе. И эллинская зараза не приведет к установлению эллинских порядков. Она может привести только к краху наших тронов с весьма печальными последствиями лично для нас. Не более того.

Согласен?

- Ты прав, - серьезно сказал Суппилулимас.

- Поэтому давай закончим шутливые пререкания …

- И ненужную патетику …

- Согласен. Итак, что делать?

- Подорвать основу их могущества. Они были богаты, продавая нам свою бронзу и свои корабли.

- Не покупать у них бронзу и медь?

- Совсем без этого нам не обойтись. Но можно поступить иначе. Закупить побольше бронзы и меди, сделать большой запас. Потом увеличить насколько возможно добычу на наших рудниках.

Таким образом, без их металла мы проживем.

А вот проживут ли они без нашего хлеба? Ибо большую часть зерна они покупают у нас. Их народец не прокормиться со своих скудных горных склонов.

- Это будет трудно для них. Но тогда они просто увеличат покупку хлеба у скифов. И вообще станут независимы от нашего зерна.

- Для этого понадобиться время. Потом, я слышал, совсем недавно у скифов произошли серьезные потрясения. Не так сразу уляжется скифская стихия.

- Ладно, допустим, у них случатся временные затруднения. Но не подохнут же они все с голода. Выкрутятся.

- Да, выкрутятся. Тут не обойтись без второго шага в борьбе с ними.

- Воспользовавшись их трудностями и временным ослаблением, решить дело силой?

- Не так просто, брат, не так просто. Разумеется, силой. Но как-нибудь оригинально …

Хеттский царь задумался.

- Ничего более умного, чем вызвать у них усобицу, не нахожу, - сказал Рамзес.

- Это-то ясно, брат. И мы об этом уже говорили. Опять, извини, мы приходим к очевидным выводам. Ну, какая война обходится без попыток вызвать усобицу в стане врага, - сказал Суппилулимас с легкой досадой.

А Рамзес подумал, как трудно разговаривать с равным. Эх, был бы этот хетт вассалом. Кстати, много раз дело доходило до этого. Но нет, остался независимым.

Хотя, если подумать, все равно он, Рамзес, старший в отношении всех этих северных союзников империи. Ибо они могут воевать за пограничные земли, за большую независимость. Но никому из них и в голову не придет претендовать на его трон. А вот его предкам и ему это очень даже часто приходит в голову.

- А что же тебе не ясно, брат?

Рамзес, отвлекшись на эти мысли, говорил немного надменно.

- Не ясно, кого с кем стравливать, - жестко бросил хеттский царь.

Легкий налет надменности быстро улетучился. К чему показная надменность, когда есть реальное превосходство. Рамзес снисходительно улыбнулся.

Его личная агентесса великолепно осведомляла его о противоречиях в стане врага.

- Это тебе не ясно, брат. А мне ясно. Стравливать надо Элладу с Троадой.

Хетт оживился.

- А ты прав, брат. Прав. Но что же ты молчал об этом раньше? Это же решение. Получается очень интересная картина. Троада, верящая в олимпийских богов по сути часть Эллады. Мы перекрываем торговлю Эллады с югом.

Тогда Троада становится главным посредником в снабжении Эллады зерном и рабами. Впрочем, она и так основной поставщик рабов в Элладу. А теперь будет и основным поставщиком зерна.

Все доходы Эллада будет оставлять в Трое. Те выжмут из эллинов все, что те смогут дать. Своего жадные троянцы не упустят. А деться эллинам будет некуда.

Далее. Троада находится в двойственном положении. Она с одной стороны часть Эллады, верит в тех же богов, так же устроена, населена тем же народцем. Но она не за морем. Она уязвима с нашей стороны и зависит  от нас. Находясь в Азии, она является частью нашего мира.

Так что она наш ударный отряд и в торговой войне с Элладой и в войне настоящей.

Вроде все складывается очень хорошо для нас. Не находишь?

- Нахожу, брат, нахожу, - улыбнулся Рамзес.

Но хеттский царь вдруг нахмурился.

- Что опять не так, брат?

- Рамзес, все у нас получается слишком гладко. Так не бывает. Где-то должна быть некая неучтенная нами опасность. Где? Мы  должны это предусмотреть.

- Опять ты за свое, брат. Что не предусмотрим, узнаем по ходу дела. Или у тебя нет своих глаз и ушей в стане врагов?

- Знаешь, Рамзес, судя по твоей уверенности, у тебя-то они есть. Где-то у трона их царя?

- У них не царь, а бог.

- Так у тебя есть свой человек на Олимпе?!

- Дорогой брат на такие вопросы не отвечают.

Надменный дурак, - подумал хеттский царь, - да ты своим хвастовством уже наполовину выдал своего осведомителя.

Но вслух Суппилулимас этого, разумеется, не сказал, а вместо этого задумчиво произнес.

- И все же. Если наш план не удастся. Что тогда?

С Рамзеса слетела вся спесь и надменность. Он вдруг воочию представил, чем будет его обглоданная страна с изнуренным народом, если он перестанет быть непризнанным владыкой всего восточного мира, хранителем храмов богов, в которых пока верят и этот хетт, и все другие более мелкие «царственные братья».

- Тогда весь наш мир рухнет. И не думай, брат, что кто-то из нас, его владык, уцелеет. Исключений не будет. Не надейся.


Глава 2. Агентесса императора

Афродита была одной из немногих богинь Олимпа, кто обладал сильными ведовскими способностями.

Она сохранила умение летать, и редко, но регулярно, посещала ведовские сборы. Эта ладная умница понимала гораздо больше, чем демонстрировала на людях.

Основа ведовского миропонимания это понимание любви. Олимп, ставший, вопреки первоначальному замыслу, не постоянным сбором волхвов, а заурядным царским двором, все больше отходил от этого понимания.

Да и какая может быть любовь, когда вокруг корысть и чувство собственности. Собственности не только на приношения из храмов, но и на людей.

Из практики рабовладения, столь чуждой северным волхвам, родилось и все эти «семейные» понятия. Теперь вот Гера, не просто богиня, а жена Зевса.

Сам царь Олимпа может спать со всеми царскими, и не только царскими женами и дочерьми, а вот Гере это как-то неприлично.

И придумали же в оправдание такого «Что положено Зевсу, не положено быку». Как будто Гера это бык, то есть корова.

Впрочем, еще немного и точно станет коровой. Много пьет и все труднее удерживается в приемлемой форме.

Ладно, Аид с ней, с этой бывшей рабыней. Сама выбрала себе такую участь.

А Афродита? Не сама ли выбрала себе эту участь?

Тоже сама. Поначалу хотелось просто продлить праздник ведовских сборов. А ведь Зевс обещал тогда только это. Просто продлить праздник.

Но праздник не может быть вечным. За все надо платить.

И вот тебе ведовской праздник. Все более тяжелые одежды. Все более строгие отношения. Вместо вечного праздника, вместо ночей любви, когда все обнажены и телом и душой, все открыты друг другу, закрытость, зависть, корысть, и бесконечные правила.

Окончательно праздник завершился, когда ведовское сборище разбилось на парочки. Зевс и Гера. Афродита и Гефест.

Тьфу ты, подумать и то противно. Как все чинно, ханжески. Поначалу Афродита просто пожалела хромого, искалеченного собственной матерью, неплохого мастера.

Но потом его постоянные притязания на нее, как на вещь, стали раздражать.

В отличие от него, она настоящая ведунья. Которая может быть бессмертной. Захотелось любви. Ведь любовь это необходимая часть в  достижении бессмертия.

Или не любви, а мести? Наверное, и то, и это. И она стала изменять мужу с его братом, красавчиком Аресом.

На ложе он был неплох. Однако, это было не главное. Ведунья Афродита могла любого заставить на ложе творить чудеса. Их связь с течением времени становилась для нее все больше не проявлением любви, а проявлением вызова и мести.

И тут, Гефест подстроил им большущую подлость. Он подловил их свидание с Аресом на собственном семейном ложе, и ловко набросил на них тонкую металлическую сеть, которую быстро прикрепил к постели.

И как успел  все, подлец хромой!

Афродита никогда не забудет, как проснулась от прикосновения металла к телу, как хотела вырваться, как расталкивала эту тупую дубину, красавчика Ареса.

Не успела.

В спальню вошли все главные боги Олимпа.

Они плотоядно рассматривали ее, лежащую голой под этой сеткой.

Впервые она почувствовала стыд за свое обнаженное тело.

Это надо же! Она, ведунья, привыкшая целыми ночами танцевать голой на ведовских сборах, покраснела до слез. Она стеснялась своего чудного голого тела. И перед кем?! Перед теми, кто все еще называл себя ведунами!

А потом эти «ведуны» стали торговаться. Гефест требовал от Ареса, чтобы тот вернул свадебные дары.

Арес же оказался не только дураком, но и жадиной. Платить не хотел. Тогда заплатить Гефесту долг Ареса предложил Посейдон. Но с условием, что Афродита станет его женой.

Ее покупали как рабыню! А  пока они торговались, она лежала голой под этой гефестовой сеткой. Как на невольничьем рынке.

Что вы сделали, злобные дураки?! -  хотелось закричать ей. – И это вечный праздник?! И это ведовской сбор круглый год?!

Это злоба и интриги царского двора, двора обычных смертных царьков. А еще это невольничий рынок с этими чинными семейными парочками, где каждый и раб и рабовладелец одновременно.

Неужели вы не понимаете, что личная привязанность, это не рабство, - это дружба, это … это что угодно, кроме ваших сетей.

Великий Творец, как же тонко все обставил этот хромой мастер! Да этой сетью он показал, чем стала любовь в семье! Показал, может даже не поняв всей гениальности этого спектакля.

Афродита не помнила, как ее, наконец, освободили.

И улетела.

На Кипр. Возвращать себе девственность.

Так  было по легенде. Так было и на самом деле. Но с маленьким добавлением.

Далась богине любви эта дурацкая девственность! Тоже мне, удумали.

Она поднялась на одинокую гору. Натертое мазью тело горело. И это было предусмотрительно. Ибо сегодня ей предстояло подниматься очень высоко. И ловить северный ветер.

Море внизу было ровным. С такой высоты волн не было видно. И глазу было не за что зацепиться. Даже за эту невидимую отсюда рябь внизу. Но она знала, что летит правильно.

Ветер легко нес ее. И она думала, что это ветер с ее далекой родины. Было приятно осознавать это.

Но почему она просто не вернулась домой?

Афродита была светловолосой красавицей. Но к ней не относились пошлые анекдоты части далеких потомков о дурочках-блондинках.

Она была отнюдь не дурочкой. И с горечью понимала, что назад дорога будет слишком трудна. Она к этому не была готова. Во всяком случае, пока.

А вот играть, по правилам, которые по дурости приняли эти болваны с Олимпа она будет. Тупицы! Раз вы теперь не волхвы, а цари, мы с вами тоже будем по царски.

Дурашки, на всякого царька найдется царек посильнее. И для волхва, или ведуньи, не связанных политическими предрассудками, занимательной игрой будет натравливание одного царька на другого.

Это нехорошо?

Как сказать. Нехорошо обижать ведунов и ведуний. Нехорошо обманывать надежды доверившихся тебе. Нехорошо организовывать убийство своих братьев и сестер на Лысой горе.

А всадить нож в спину царьку, это милое дело.

Собственно, для того и существуют все эти царьки. Или они думают, что всаживать ножи позволено только им?

Рассказывайте это вашим тупым подданным.

А мы, волхвы, ничьими рабами и поданными никогда не были и никогда не будем.

Так она стала шеф-агентом фараона Рамзеса.

Впрочем, такого термина, придуманного далекими потомками, ни она, ни Рамзес, еще не знали.

- Все хорошеешь, моя богиня! – Рамзес смотрел на ее натертое мазью, расрасневшееся тело с неподдельным восхищением.

- Царь, давай об этом потом. Мне надо обмыться и одеться, а потом рассказать тебе срочные сведения.

- Не надо одеваться …

- Царь! Потом это, потом! Побудь ты для начала царем. Любовником будешь через час.

- Царица, ты настоящая царица! Хочешь, я передам тебе трон, царство, стану твоим рабом. Только не улетай! Останься.

- Замолчи, дурак! Ты можешь потерять и трон и царство! Сколько раз встречаемся, и все одно и то же. Часа подождать не можешь.

- Можно хоть посмотрю, как ты будешь мыться?

- А Тартар с тобой! Смотри.

Если бы она знала говор своих потомков, то наверняка добавила бы «извращенец».

Разумеется, мытье в присутствии фараона не закончилось мирно. Пришлось отдаться ему прямо в мраморной ванне. Великий Творец! Иногда она чувствовала себя с этим теряющим голову фараоном, как настоящая царица с наемным массажистом. Она думала о его царстве, а он о ее прелестях. Уму непостижимо!

Машинально подкручивая бедрами и ягодицами, пока он, постанывая от страсти, входил в нее, она думала о том, какая опасность грозит его трону. И прикидывала, что можно предпринять.

Наконец, он удовлетворенно сполз с нее.

- Ну, царь, ты готов теперь поговорить о делах?

- А ты не улетишь сразу?

Она откровенно рассмеялась, еще раз осознав парадоксальность их отношений.

- Не улечу, милый, не улечу.

Разумеется, этот стареющий дурак был отнюдь не мил. Ему явно не помешало бы омолодиться. Но, нечего тратить на смертных колдовскую силу.

Фараон расплылся в совершенно дурацкой улыбке.

- Может, вина?

- Нет, ты действительно сегодня не выносим! Какое вино! Я летела с самого Олимпа не для того, чтобы пить с тобой вино, или заниматься любовью. Ты хоть понимаешь, что значит прилететь к тебе с самого Олимпа без отдыха?!!

- Но ты богиня. Ты все можешь.

- Я не могу собрать армию. Я не могу вооружить тысячи солдат. Я не могу отразить вражескую высадку.

- Это могу я! – фараону надо было хоть в чем-то продемонстрировать свое превосходство.

Хвала Творцу! Теперь он хотя бы выслушает экстренное сообщение.

- Вот и займись этим. Эллины собираются совершить большой морской набег на твои земли. Собирают корабли. Выбирают начальников. Вербуют добровольцев. Запасаются оружием.

Зевс и остальные боги дали команду своим жрецам внушать всем эллинским царькам богоугодность этой войны.

Высадиться они собираются на побережье. Но часть кораблей пойдет вверх по Ра.

- Далеко? – деловито осведомился Рамзес. Он, похоже, пришел в себя.

- На день пути.

- Я сброшу их в море. На что они надеются.

- Надеются они на помощь ливийцев. Те нападут из Сахары. Ударят в спину, когда ты увязнешь в боях с высадившимися на берегу. Договоренность уже достигнута. Хотели напасть и с востока. Но сухопутную армию из Малой Азии не пропустят твои союзники хетты.

Так что посуху нападут из Ливии. На морском берегу они намерены разгромить твои главные силы, ударив сразу с двух сторон.

Но одновременно и ради отвлечения твоих сил, и ради богатой добычи часть пройдет вверх по Ра.

Корабли обеспечивают ахейцы. Но кораблей больше, чем воинов. Поэтому часть солдат возьмут из Трои. Там не прочь поживиться, ибо надеются на успех.

- Но троянцы верные вассалы моего союзника, царя хеттов!

- Вассалы никогда не бывают верными до конца. Должен понимать. Не первый год царствуешь.

- Когда я разгромлю ахейцев, мы накажем Трою.

- А вот этого не надо, царь. Троя ваша надежная союзница в дальних планах.

- Царь хеттов согласен с этим. Но я не понимаю, почему. Знаешь, я недавно беседовал с ним. И не мог ничего сказать в оправдание этой идеи, кроме ссылки на твое мнение.

- Ты рассказал обо мне, болван?!!

- Что ты, что ты! Ни в коем случае! Так, намекнул, что хорошо осведомлен о положении в Элладе.

- Смотри, царь. Не серди меня. Я богиня, и действительно могу многое.

- Прости меня, моя богиня. Прости, если я виноват перед тобой.

Афродита пристально посмотрела на фараона. Она почувствовала усталость. Надо хорошенько отдохнуть. Но необходимо было завершить разговор, а потом еще потерпеть неуклюжие ласки этого тупого козла.

Поэтому богиня взяла себя в руки.

- Итак, что там говорил царь хеттов.

- Он сказал, что Эллада и Троада непременно поссорятся. И тогда Троя станет нашим ударным отрядом в борьбе против Эллады. И мы должны будем помочь ей разгромить ахейцев.

- Он правильно сказал. Поэтому ты оставишь без последствий участие Трои в нападение на твою страну. Это, кстати, будет еще одним поводом для возникновения недоверия между Элладой и Троадой.

А мелкая месть второстепенным участникам нападения в случае твоей победы будет излишней.

- Ты права, богиня.

- Конечно, права. А теперь я хочу спать. И не приставай ко мне до утра.

- Это будет так трудно!

- Тартар с тобой. Пойдем на ложе. Только постарайся кончить поскорее. А то я просто засну под тобой.


Глава 3. Народы моря

Ахейские цари Агамемнон и Менелай пребывали в радостном возбуждении. Любой царь мечтает о большем. И как мог Менелай, зять самого Зевса не мечтать о том, чтобы собрать всю Элладу под своим скипетром.

Но Эллада не Египет. Вот так всех не соберешь.

Но тесть, великий Зевс, подсказал ему решение. Собрать корабли и добровольцев и напасть на Египет. Давно пора показать этому царю царей, что он давно не только не царь царей, но и свою собственную страну не сможет удержать.

А успех дела закрепит авторитет спартанского царя. Там, глядишь и до титула старшего среди эллинских царей рукой подать.

Царь царей Менелай!

Звучит, Тартар побери! Звучит!

Разумеется, такая стратегическая идея не могла придти в голову этому правнуку вульгарных разбойников. Впрочем, все цари Эллады были в этом на него похожи. 

Идея возникла, разумеется, на Олимпе.

- Мы теряем Скифию, - сказал как-то Зевс Посейдону.

- Не теряем, а потеряли, - бестактно брякнул Посейдон.

- Опять дерзишь, брат?

- Знаешь что, Зевс, давай-ка без глупостей. Не строй из себя царя перед такими, как я. Твой Олимп разбежится. А ты просто сдохнешь, став простым смертным. Омолаживаться тебе, кроме как здесь, негде.

А то, что я с Аполлоном немного развеялся под Троей, подыграв тебе, еще ничего не значит. Мы сами хотели отдохнуть немного, сменив обстановку.

И не делай строгую рожу. Мне на твой гнев наплевать, громовержец бывший. Небось, и молнии то разучился метать? А?

Зевс подавил нарастающий гнев. Он действительно разучился метать молнии. И вообще, разучился всему, что когда-то умел.

А научился он только разбирать склоки этого сборища теряющих колдовскую силу полу царьков, полу волхвов.

А чтобы быть им всем полезным, надо было эти склоки регулярно провоцировать.

- Посейдон, не руби сук, на котором сидишь. То, что ты еще умеешь вызывать грозы над морем, тоже мало значит. Омолаживаться вне Олимпа могут только Аполлон и Афродита.

Поэтому нам важно организовывать приток новых, пусть и самых плохих, ведунов и ведуний и не дать разбежаться старым. А это, согласись, могу среди вас делать только я.

- За то тебя и терпят. Но между своими не надо кичиться. Можешь делать это перед своими потаскухами, если не терпится.

- Эх, Посейдон, брат ты мой названный. За что вы все так меня не любите?

- Болван ты, Волчий Зев, - Посейдон намеренно вспомнил настоящее имя царя богов, - кто же царей любит? Захотел стать царем, забудь о любви. Вернее, любви достойных. А любить царя могут лишь рабы и безмозглые уроды.

Эх, люблю я топить эту сволочь целыми кораблями.

Впрочем, Посейдон вряд ли сказал именно так. Слова «сволочь» он еще не знал.

- Ладно, брат, Скифию мы потеряли. Но теперь по законам существования царств, мы должны эту неудачу чем-то компенсировать.

- А чего тут думать. Эллада царит на море. Давай, направим энтузиазм наших царьков на грабеж никчемного Юга и Востока. С моря, разумеется.

Так родилась идея, которую в дошедших до нас сведениях назовут «походами народов моря».

Великий Зевс! Как же трудно было собрать этот поход, - часто думал Менелай.

Нет, никто не отказывался! Наоборот, все горели энтузиазмом. Но то воинов было больше, чем могли вместить корабли, то наоборот, корабли оказывались полупустыми.

Афиняне отказывались принимать на свои корабли мирмидонян, микенцы лаялись со спартанцами, хотя и были поданными двух родных братьев и самых верных союзников.

Троянцы приплыли на небольшом числе кораблей, но сказали, что могут выставить гораздо большее число воинов, если корабли для них дадут другие.

Никто не хотел плыть в Трою за этими добровольцами. Но потом все же договорились выделить по десять кораблей от каждого союзника.

И пока так договаривались, собирались, плавали то туда, то сюда, объели и Менелая и Агамемнона до костей. Закрома и подвалы опустели. Казна трещала по швам.

Кто должен был содержать все это сборище до выхода в море? Вопрос интересный, но не решенный. Пока ждали добровольцев из Трои, за которыми поплыли представители Афин, Микен и Спарты, иные мелкие союзники стали расползаться, вернее, «расплываться» по домам.

Разумеется, эти никчемные царьки, умеющие только орать и драться, ничего бы не организовали.

Все же в этом отношении Элладе было далеко до империй Востока с устоявшимся механизмом государственного управления.

Но к организации активно подключились олимпийцы. Их жрецы получали указания и пророчества с самого Олимпа, которые и внушали тупоголовой пастве. И это не позволило предприятию завершиться, не начавшись.

Наконец, выплыли.

- Аполлон, полетай там, прикрой этих идиотов, - попросил Зевс.

- Попозже полечу. Надвигается буря. Потом.

- Потом может быть поздно.

- Тогда лети сам, если сможешь. А если не можешь, то и не погоняй. Говорю же, слетаю. Посмотрю, как твой зятек тщится стать царем царей Эллады.

- Ну что говорят твои лазутчики? – спросил ливийский царь своего старого наставника.

- Они не вернулись.

Ливийцы сконцентрировались в ближайшем к Египту оазисе. И им все труднее было скрывать свое присутствие.

- Что мне делать, моя богиня? – спросил фараон. – Что ты прикажешь мне.

Какие же эти мужики козлы,  - подумала Афродита. – Он скоро вообще отстранится от дел, и все переложит на меня. А сам будет только забавляться со мной на ложе. Вот ведь и там его ублажи, и все дела за него сделай! Вот она, бабья доля. Тоже мне, фараон. Не хотелось бы досадить этому Зевсу, его сыночкам, Аресу и Гефесту, да толстожопой Гере, бросила бы этого никчемного дурня.

Но она ничем не выдала своих мыслей, а только сказала:

- Жди, слетаю, все расскажу.

- Ливийцы стоят в одном дне пути от Ра, - сказала она, прилетев.

- Это я знаю.

- Знаешь, так что же молчишь?! Чего я зазря летала?!

- Мне это не интересно. Они не двинутся, пока не приплывут греки. А я пока перехватываю их лазутчиков, и их царь остается в неведении.

- Рамзес, ты болван. Сколько это будет продолжаться? Вытащи на берег с десяток кораблей, пошуми на глазах у лазутчиков, и дай им уйти.

- Но они же поймут, что корабли не ахейские.

- Так не подпускай их близко!  Не ахти какие мореходы эти ливийцы. Не разберут. А потом, когда они выйдут к морю, ударь на них всеми своими колесницами. Им там на ровном месте есть где разгуляться.

- Богиня, царица! Нет, царица богов! Придешь сегодня ко мне на ложе?

- Нет! Уничтожишь ливийцев, тогда приду.

И все случилось так, как говорила Афродита. Нежная богиня любви. Личный агент фараона Рамзеса.

Буря разметала корабли ахейцев. Поэтому к берегу не причаливали. Ждали, пока соберутся отставшие. Собрались, разумеется, не все.

Но, посоветовавшись, решили все же начинать высадку.

Никто этому не препятствовал.

Вытащили корабли, обустроили лагерь. Противник так и не появлялся. Выслали разведку.

Она вернулась через день.

- Царь, - сказали разведчики Менелаю. – Отсюда на пол дня пути следы большой битвы. Потом победители преследовали побежденных.

- И куда шли победители?

- На юг.

- Надо скорее идти по следу побежденного врага. Ливийцы, не дождавшись нас, сами расправились с войсками Рамзеса, и преследуют его - говорили одни.

- Мы все равно не догоним ливийцев посуху. Надо садиться на корабли и плыть вверх по Ра, забирая по пути богатую добычу.

Спорили долго. В итоге решили самое худшее. Одни остались у кораблей, другие пошли посуху по следам неизвестных победителей, третьи поплыли вверх по Ра.

И почти все были уничтожены поодиночке.

«Я собрал тысячи колесниц. Я уничтожил тысячи врагов. Кровью пришельцев тек великий Ра. Навек запомнят северные варвары, как вторгаться в мое царство. Я Великий Царь царей победил всех!»

Примерно такие слова высекли на каменных стенах храмов по велению фараона, победителя нашествия народов моря.

А организаторы похода спаслись чудом. Сребролукий бог Аполлон появился на небе и, поражая врагов, позволил Агамемнону и Менелаю отплыть.

Странно, но ахейцы потеряли две трети своих воинов. А троянцы каким-то чудом спаслись почти все.

Уж не предали ли они?

Аполлон развернулся, примериваясь куда можно приземлиться. Сверху была видна уединенная бухта.

И посреди пляжа сидела на причудливо обработанном в виде кресла широком обрубке ствола одинокая женщина.

Сбросив крылья, Аполлон решительно подошел к ней. Афродита медленно повернула голову. Тонкая улыбка тронула ее губы. Сейчас она не казалась глупенькой светловолосой куколкой.

Она смотрела на Аполлона своими прозрачными светлыми глазами. И в этих глазах было все, - от легкой насмешки над ним до понимания цели его прилета и чего-то еще, чего он пока не понимал.

- Твоих рук дело? – спросил Аполлон, теребя в руках кинжал из лучшей черной бронзы.

- Ты никак хочешь убить меня, братик?

- Знаешь, что бы с тобой сделали они, если бы ты так же поступила с их фараоном?!

- Как, так?

- Не придуривайся!

- Какие мы сердитые! Смотри, срежут тебя сейчас стрелой в-о-он с того обрыва.

Аполлон резко повернулся.

А Афродита рассмеялась, тряхнув своими чудными волосами.

- Боишься, сребролукий? Не бойся. Мы одни.

- Люблю эту гавань, - продолжала она. – Здесь так красиво и тихо. Не находишь?

- Это здесь по легендам ты восстанавливаешь девственность?

- Далась мне эта девственность. Здесь я отдыхаю душой.

- После всех своих черных дел?

- Черных? Почему черных? На что ты намекаешь? Какие черные дела могут быть у нежной и беззащитной богини любви?

- Знаешь, сколько наших полегло по твоей милости, - устало сказал Аполлон.

- Наших? Ни одного. Наши остались на родном севере. А здесь все чужие.

Слегка выдолбленный ствол был наклонен. И Афродита полулежала в нем. Потом она приподняла ногу и сев прямее, обхватила руками колено.

В ее позе было так много изящества и какой-то щемящей грусти. Бестактно было тревожить ее в этом состоянии. И обладающий тонкой душой Аполлон тоже надолго замолчал.

Тихо плескали небольшие ласковые волны. Ветер прошумел где-то в соснах, росших на окружающих бухточку обрывистых скалах.

Они молча слушали эту музыку природы. Наконец, Аполлон прервал молчание.

- Что же нам делать, сестренка?

- Давай для начала немного омолодим друг друга. А потом по нашему ведовскому обычаю займемся любовью. И не будем впредь мешать этим уродам резать друг друга.

- А потом?

- А потом вернемся на Волчью гору. И организуем там большой сход. Со Сварогом, Ведой, Рысьим Сердцем.

- Веда ушла. Но появились новые братья и сестры. Перун, Велес, Тамирис, внучка Тамирис.

- Вот видишь, жизнь продолжается.

- Но сможем ли мы вернуться, сможем ли мы привыкнуть к той жизни, и отвыкнуть от этой?

- Не знаю, но для начала надо уничтожить то, что наворочал здесь Зевс. Которого ты, кстати, собирался убить после того, что было тогда, на Лысой горе.

- Откуда ты знаешь? – он спросил это машинально, уже ничему не удивляясь.

- Знаю, Купала, знаю. Но, не об этом сейчас. Пойми, не достойны эти южане настоящего ведовства. Не достойны бессмертия эти царьки с Олимпа и их шлюхи.

- А что твой Рамзес достоин?

- Ну, какой он мой? – легко рассмеялась она. – Так, дубина в моих руках. Да и то, дубина весьма трухлявая.

Ну, все. Давай омолаживаться. Искупайся и иди ко мне.

«Что для вас почести, в кудрях шлемы. Разговоры о вас».

Как же точно написал о них, и не только о них, автор Фестского диска.


Глава 4. Подноготная боевого братства

После провала похода народов моря, Троя стала несказанно богатеть. Истощенная этой авантюрой Эллада нуждалась буквально во всем, ведь ее хозяйство не было самодостаточным, а процветало только благодаря, говоря современным языком, выгодному положению в международном разделении труда.

Но торговля с югом была полностью перекрыта египтянами и их союзниками. А вся торговля с севером и востоком была в руках троянцев. И они оставляли ахейцам ровно столько, чтобы те могли сводить концы с концами

А вся прибыль оставалось в Трое.

Разумеется, ахейцы с удовольствием бы распотрошили этих удачливых торговцев. Но сил больше не было.

Сил не было. Зато опыт подготовки и организации больших военных кампаний был.

Впрочем, внешне все оставалось вполне пристойно. Ахейцы и троянцы молились одним и тем же богам. Они были соратниками в одном и том же неудачном походе, помнящими совместные тяготы и боевую дружбу.

Их царевичи и принцессы встречались на одних и тех же раутах. И роднились друг с другом.

Вражда зрела подспудно, и до времени не выплескивалась наружу.

Более того, троянцы до поры были желанными партнерами в любых делах. Богатеньких во все времена недолюбливали, но в качестве партнеров ценили.

А посему случалось, и заискивали.

Поэтому, когда троянский царевич Парис навестил Менелая, тот был искренне рад.

Может, удастся провернуть что-нибудь достаточно выгодное с этим представителем торгово-финансовой элиты античного мира?

И как в воду глядел. Точно. Предложил Парис Менелаю от имени Трои весьма выгодное дело.

- Торговля растет, но Трое не хватает кораблей, - сказал царевич. – Ты мог бы делать корабли для нас. И пополнить твою потрепанную неудачным походом казну.

- Но у вас нет достаточного количества подготовленных моряков.

- Ты мог бы предоставлять нам корабли с твоими командами. За это мы бы платили дополнительно.

У Менелая разгорелись глаза. Тысячи мастеров простаивали без дела. Тысячи моряков не могли найти работу и вместо того, чтобы платить налоги, пополняли шайки разбойников. Для обуздания которых надо было содержать лишних солдат.

Предложение Париса – это спасение.

Они сидели за пиршественным столом, и Менелай подумал, что зря плохо говорят о троянцах. Ну, повезло им в этом неудачном походе. Когда спорили, кому как быть, остались они у кораблей.

А что, много было желающих на это задание? Нет! Все хотели идти за легкой, как тогда казалось, добычей.

Чужаков, троянцев чуть ли не силой принудили охранять корабли.

А что бы сейчас думали они, если бы поход удался?

Что их несправедливо лишили заслуженных трофеев.

Но поход не удался. Однако, разве не их умению, хладнокровию и расторопности обязаны спасшиеся? Разве не храбро сражались троянцы, прикрывая спуск кораблей и посадку на них отступающих ахейцев?

Да, успели сесть на корабли и отплыть не все. Но он-то, Менелай с горсткой самых верных людей, успел. И брат Агамемнон успел. Жаль, конечно, тех, кто не успел. Но, на войне как на войне.

Менелай не знал, чего стоило Афродите уговорить Париса не противиться этому жребию.

- Я опозорюсь! Я вернусь домой без добычи! Я что пес сторожевой?!

- Не ори, царевич. Услышат. И потом, ты же обещал во всем слушаться меня.

Она тронула хитон, будто намереваясь его снять.

Парис заворожено смотрел на богиню.

- Ну, мой мальчик, иди на военный совет и соглашайся сторожить корабли. А ночью получишь награду, за то, что был умницей. Или мы уже не любим сладкого?

Парис сглотнул слюну.

- Я все сделаю, как ты скажешь, богиня!

Как же трудно было взлетать утром. Кругом было ровное пространство огромной приморской равнины.

Пришлось выйти далеко за пределы лагеря. Парис проводил ее за линию сторожевых постов. И она нашла небольшой пригорок, обрывающийся в море. Легкий бриз подхватил ее. И она полетела к другому болвану, которого тоже надо было уговорить не делать глупостей.

- Зачем кого-то из них щадить, когда можно уничтожить всех?! – недоумевал Рамзес. – Зачем дать им уплыть?! Не понимаю! Ну, не понимаю!

- Затем, что без этого они потом не передерутся друг с другом. Помни, что говорил тебе царь хеттов. Сюда приплыли далеко не все. А когда они передерутся между собой у себя дома, то там не останется почти никого.

Что, здесь не понятно?

Рамзес задумался.

- Понятно, но пойми и ты меня. Жаль отпускать живыми хоть кого-то из них.

- Ты фараон, или драчливый мальчишка? Иногда гораздо важнее оставить врагу шанс, чем уничтожать его до конца.

- Да понимаю я это! Понимаю!

- Только что ты говорил, что не понимаешь ничего.

- Теперь понял. Но трудно, просто трудно, трудно …

- Иди ко мне, и все сразу станет легко.

- Богиня! – простонал Рамзес.

Вот так Менелай остался жив. И так он считал Париса боевым товарищем, спасшим его от гибели или позорного плена.

И теперь Парис снова спасает его.

Он настоящий друг. А те, кто плохо говорит о троянцах, будут иметь дело лично с Менелаем. Впредь он не намерен просто так прощать оскорбления и подозрения в адрес своих друзей и соратников.

Как будто окончательно убеждая его в этом, Парис сказал:

- Знаешь, Менелай, многие ахейские цари нас не любят. Подозревают, что мы чуть ли не предали вас в этом походе …

- Я лично буду пресекать эту клевету! Лично! Клянусь! – горячо произнес Менелай.

- А я лично, и как представитель царственного дома Трои благодарен тебе за это. Но оставить без внимания эти несправедливые обвинения мы не можем. Поэтому, друг мой, наше предложение о сотрудничестве будет касаться тебя одного. Мы не хотим, чтобы наши клеветники получали выгодные заказы из наших же рук. Это будет не справедливо.

И если ты не сможешь сам построить и обеспечить командами нужное количество кораблей, мы все равно не обратимся ни кому другому. Можешь покупать у них корабли и нанимать команды сам, а потом предоставлять нам.

Но уже только от своего имени.

Менелай сглотнул слюну.

Поразительно! Он будет по дешевке скупать стоящие без дела корабли и шляющиеся неприкаянные команды по всей Элладе, а потом предоставлять их троянцам за вполне приличные суммы.

Да он вернет себе все потерянное в этом нелепом походе!

- А сколько нужно кораблей с командами?

- Да прямо сейчас мы бы взяли не менее трехсот.

- Знаешь, у меня столько нет …

- Так бери у других.

- Да, да. Мне надо будет ехать на Крит, на похороны деда. И там я, пользуясь случаем, поговорю с другими царями.

- Только не плати вперед, Менелай. Они сейчас все в затруднительном положении. С теми, кто не будет соглашаться на твои условия, просто не разговаривай. Желающие все равно найдутся.

- Еду немедленно. А ты пока останься у меня. Будь здесь за хозяина. Ведь ты мой боевой товарищ, а теперь и компаньон в весьма выгодном деле. Я тебе полностью доверяю.

- До свидания, мой друг. Возвращайся скорее.

- До свидания.

Легенда говорит о том, что Менелай оставил Париса за хозяина в собственном доме. И это правильно.

Непонятно другое. В те времена, когда купцы мало отличались от разбойников. Когда людей могли украсть на любой дороге, или во время морского купания, и продать потом в рабство.

Когда крали не только простолюдинов, но и дочерей самого Зевса, когда троны, царства, а заодно цариц по многу раз буквально рвали друг у друга из рук. Так вот, когда это все происходило, надо было иметь весьма веские резоны поступать так, как поступил Менелай.

И мы думаем, что описали мотивы его поведения весьма правдоподобно.

Не согласный с нами читатель может попытаться придумать что-либо более логичное.

Впрочем, мы пишем фэнтэзи, а не историческое расследование. И пусть скептик считает, что автор все это просто придумал ради занимательного сюжета.


Глава 5. Прекрасная Елена, пожирательница детей

Елена была дочерью Зевса и Леды, жены спартанского царя Тиндрея. Потом, старясь скрыть простоту нравов на Олимпе и вокруг него, придумали малоправдоподобную историю, как Зевс овладел Ледой, превратившись в лебедя.

Надо было царю богов так напрягаться! Он перепробовал почти всех цариц Эллады, и их мужья смиренно молчали в тряпочку. И этот милый обычай отнюдь не канул в вечность.

Столетиями позже цари многих стран спокойно овладевали женами своих герцогов, графов, баронов и простых дворян. А те молчали перед повелителями так же, как и цари Эллады перед Зевсом.

Считанные прецеденты обратного поведения стали достоянием героических историй. Но потому эти истории так и запомнились, что были единичными исключениями из правил.

А так, что царственное быдло перед богами, что дворянское быдло перед царями молчало, и только мечтало подороже запросить с высокопоставленных проказников за пользование своими супругами.

Впрочем, мы отвлеклись.

Плод любви Зевса рос весьма сладким. И юную Елену похитил афинский царь Тезей и его друг Пирифой.

Тезей при этом даже не скрывал, что мечтает именно о дочери Зевса. Благородный античный герой показал себя в этом большим прагматиком. Он прекрасно понимал, что статус зятя царя богов весьма пригодится в его нелегкой царской жизни.

Опять же по легенде, юную Елену до поры не трогали, а потом ее освободили братья.

Свежо предание, да верится с трудом. Впрочем, предание не столь свежо. А с трудом верится только в один момент. Что юную Леночку похитители не приобщили к тайнам любви.

В результате чего будущая зачинщица Троянской войны стала закоренелой нимфоманкой.

Афродита весьма точно определила, что Елена, бывшая к этому моменту женой царя Менелая, может стать проходной пешкой в весьма интересной оперативной комбинации.

И начала плести свою интригу.

Елена отметила красивого гостя с самого начала. Но никак не могла найти предлога для завязывания с ним более тесных отношений. Не флиртовать же в открытую на глазах у мужа?!

И она слушала их бесконечные истории о совместных боях, скромно потупив глаза.

Вообще, она умела показать себя, когда надо, тихоней. Елена имела внешность весьма привлекательную. Но Афродита явно ввела Париса в заблуждение, когда сказала, что спартанская царица равна ей по красоте.

Да, Елена была  крупной блондинкой с весьма неплохой фигурой и длинными стройными и сильными ногами. В ней явно видна была северная кровь ее отца Зевса.

Но ее правильное лицо было, тем не менее, довольно заурядным. Единственной отличительной чертой были небольшие ямочки в уголках губ. Поэтому казалось, что она постоянно чему-то едва улыбается.

Чему? Это было загадкой.

Так и не разгаданной до настоящего времени. Ибо точно такая же полуулыбка Джоконды Леонардо да Винчи считается символом вековой загадки женской души.

Однако, многие физиономисты не согласны с этим. Такая постоянная полуулыбка встречается довольно часто у совершенно определенного типа женщин. Как правило, увы, сочетаясь с характером самовлюбленным и ехидным.

Поэтому, когда Парис увидел жену Менелая, он был разочарован.

В сущности, поехал, вернее, поплыл к Менелаю он действительно по поручению отца, царя Приама, а отнюдь не за Еленой. И суть предложений спартанскому царю была именно та, с которой мы только что познакомились.

Ибо в ней был весьма большой политический резон.

Троя чувствовала нарастающее отчуждение с Элладой. Но отказаться от торговых сверхприбылей не могла. Объективно торговая блокада Эллады Египтом была на руку Трое.

И она единственная из участников неудачного похода народов моря выиграла от этой авантюры, давно вернув себе собственные незначительные потери от  неудачной экспедиции.

Но не стихающие слухи о предательстве троянцев в сочетании со столь различными последствиями неудачной войны для разных ее участников, грозили Трое войной со всей Элладой.

В этой войне, при всем богатстве Трои, и плачевном положении Эллады, троянцы, тем не менее, не имели никаких шансов победить.

Оставался, правда, весьма неправдоподобный вариант вернуться под совместный протекторат Египта и царства хеттов. Тогда действительно, Троя могла бы разгромить любую эллинскую коалицию с помощью империй Востока.

Но таких предложений неверному вассалу от восточных владык пока не поступало. Хотя в отличие от Эллады, торговлю Трои никто не блокировал. Более того, создавалось впечатление, что имперская метрополия поощряет рост потенциала Троады.

Но все же Приам был человеком эллинского мира, и не горел желанием заняться интригами с восточными партнерами. В этих интригах он бы проиграл наверняка. Не тот опыт коварства и интриганства был у него.

А вот сделать союзником простодушного и туповатого Менелая, зятя Зевса, было вполне возможно. И этот союз наверняка блокировал создание единой антитроянской коалиции в Элладе.

С таким заданием и весьма выгодными для Менелая предложениями и был послан в Спарту Парис.

Той ночью в его покои легко вошла Афродита.

- Ты прилетела прямо на мое окно? – удивился Парис.

- Это совершенно излишне. Просто отвела глаза дворцовой страже. Как настроение перед дальней дорогой? – перешла она к сути своего визита.

- Так себе. Особо плыть не хочется. Еще разразиться буря, да унесет меня в Египет. А мы все еще в состоянии войны с Рамзесом. Так недолго оказаться с содранной кожей.

- Да, любят они это дело,  - нежная богиня любви жестко усмехнулась. – Но их можно понять. Скотины у них мало, а кожа вещь в хозяйстве полезная.

- Ты шутишь, богиня?!

- Разумеется, шучу. Не волнуйся. И не бойся попасть в Египет.

- Опять шутишь?

- На этот раз нет. Но об этом позже. А пока плыви смелее. Небеса не предвещают больших бурь с этой стороны. Спокойно приплывешь к Менелаю. И ревностно выполняй поручение отца.

- А обещанная тобой красавица, равная тебе?

- Разве можно быть равной мне?

- Но ты же сама говорила …

- Поменьше слушай, что говорят женщины.

- Тогда и твои советы я тоже не должен слушать?!

- В делах тебе советует не женщина, а богиня. Почувствуй разницу.

Она на миг задумалась.

- Придет же на язык такая дурь. Как приплыло откуда-то.

Она как будто забыла о нем. А Парис почувствовал досаду.

- О чем задумалась, женщина? Или богиня? И как прикажешь вас теперь разделять?

Она засмеялась.

- Не сердись, красавчик. Внешность не главное. На ложе эта спартанская царица почти равна мне. И потом, я не оставлю там тебя без своего внимания. В том числе и ночами.

- А этой ночью?

- И этой ночью тоже. Подвинься, красавчик, - сказала она, присаживаясь к нему на ложе.

- Ну, сребролукий братик, поработаем немного? - сказала Афродита Аполлону.

Скрыв от Зевса то, о чем он догадался, Аполлон, говоря современным языком, в неявном виде согласился сотрудничать с Афродитой. А потом на ложе она закрепила это сотрудничество. Причем не только в процессе феерических сеансов любви, но и в умных разговорах, когда богиня любви доходчиво напомнила Купале его собственные былые настроения и намерения.

Да, большую глупость спорол Гефест. Безнаказанно оскорблять можно рабынь, иногда цариц. Но никогда колдуний. Если, конечно, эти колдуньи настоящие.

- Что ты от меня хочешь?

- Сущего пустяка. Чего-то царь Крита долго задерживается на этом свете. Уж не претендует ли он на бессмертие?

- А тебе жалко?

- Знаешь, чего-то жалко вдруг стало.

- Слушай, сестренка, а чем ты отличаешься от Зевса?

- Знаешь, чем дольше здесь живу, тем больше становлюсь похожа на него. Что поделаешь, с кем поведешься.

- По моему, ты его скоро опередишь.

- А знаешь, все же нет.

- Почему?

- Он относится ко всему этому слишком серьезно. А для меня это игра. Ну, не царица я. И никогда ей не буду.

- Но кровь то по твоей милости льется настоящая.

- Братик, братик, настоящая кровь у наших родовичей. А у всех этих, так, не знамо что.

- Полетели на Волчью гору, Афродита. Полетели прямо сейчас, а?

- Там сейчас холодно. Подождем хотя бы до весны.

- Ладно, ладно, не переживай, - она погладила его по щеке, видя, что Аполлон немного не в себе, - приходи сегодня ко мне.

- Да куда? Тут уже все за всеми следят!

- Отлетим немного на закат. Эти разучившиеся летать бывшие волхвы и ведуньи не найдут нас там.

Пока Менелай был дома, Парис не обращал внимание на Елену. Тем более, что каждую ночь, отведя глаза страже, к нему приходила Афродита.

Она требовала подробного отчета о его разговорах со спартанским царем. И однажды сказала.

- Менелай скоро уедет на похороны отца на Крит. Скорее всего, он оставит тебя за хозяина в своем доме. Очень уж его очаровали твои предложения. И вот теперь ты не теряйся, не отказывайся разделить ложе с его женой. Она сама к тебе придет

- Пожирательница детей, - чему-то усмехнувшись, добавила она.

- Пожирательница детей? Что это?

- Скоро узнаешь.

Елена действительно сама пришла к Парису в первую же ночь после отъезда мужа.

Она стала на пороге спальни, потупив взор и слегка улыбаясь своей загадочной улыбкой, играя ямочками в уголках губ.

Парису стало интересно, что она станет делать дальше, если он не заговорит с ней? И он ничего не предлагая незваной гостье,  приподнявшись на локте лишь молча рассматривал ее.

Она тоже все так же молчала и не поднимала глаз.

Потом сделала робкий шаг по направлению к его ложу. Все так же, не поднимая глаз, она распустила пояс, слегка стягивающий ее длинный хитон. А потом медленно сняла его.

И осталась стоять посреди комнаты совершенно голая.

Свет полной луны освещал ее фигуру. Которая, надо сказать, выглядела великолепно.

Парис молчал. А Елена все стояла, так же загадочно улыбаясь и не поднимая глаз.

Эта освещенная лунным светом слегка улыбающаяся, но прячущая глаза живая статуя вдруг показалась Парису зловещей. А что если она сейчас поднимет голову, а там вместо глаз запылают горящие уголья?

Надо же, именно в это время Елена начала медленно поднимать голову.

Бывалому царевичу стало по-настоящему страшно.

А Елена вдруг громко расхохотавшись бросилась на него.

Ее темпераменту могла позавидовать сама Афродита. И когда к утру Парис в совершенном изнеможении откинулся на ложе, Елена, все так же не говоря ни слова начала своими игривыми пальчиками слегка гладить его грудь и живот.

Приятное расслабление разлилось по телу.

Но вот ее пальцы спустились ниже и начали свой прихотливый бег по его промежности.

Ничего не выйдет, - подумал Парис, - после такой ночи я уже не способен ни на что.

И вдруг он ощутил ее губы на своем мужском достоинстве.

Такого ему еще не приходилось испытывать.

Елена спала рядом с Парисом. Был уже полдень. В спальню неслышно проскользнула Афродита.

- Что, понял теперь, что означает пожирательница детей?

- Да, она проглотила сегодня много будущих детей.

- Хорошо, хорошо.

Она о чем-то задумалась, а потом  протянула Парису небольшой керамический флакон, покрытый черным лаком. Красным на черном была изображена сама богиня любви.

- Выпей сейчас же. Когда почувствуешь, что в тебе просыпается желание, разбуди ее, и не прекращай заниматься любовью, пока сам не устанешь.

- Я полагаю, это далеко не все?

- Правильно. Потом она предложит тебе совершить кое-что. Соглашайся. Я приду к тебе на корабле.

- На каком корабле?! И что она мне предложит?! За эту ночь она не сказала и пары слов.

- Скажет еще. Такие слова, от которых ты будешь изрядно удивлен. И не кричи так, разбудишь ее до срока. Все, до встречи.

Она исчезла, оставив его в недоумении.

Содержимое флакона начало действовать довольно скоро. Полусонная Елена сначала ничего не могла понять, но потом с нарастающим азартом втянулась в любовные игры.

Остаток дня и вся ночь пролетели незаметно.

Утром у Париса звенела голова, и он почти ничего не соображал.

А тихоня и молчунья Елена наконец разжала губы не для «пожирания детей», а для разговора.

- У меня еще не было таких любовников, - сказала она. – Я без ума от тебя. Давай возьмем казну Менелая и сбежим куда-нибудь вместе.

- Куда? – тупо спросил он.

- А! Не важно.

И спрыгнув с ложа, она куда-то исчезла.

Через некоторое время во внутреннем дворике небольшого дворца Менелая раздались звуки какой-то возни и громких разговоров.

Разумеется, нравы тех времен были более, чем просты. Чужих жен и невест крали постоянно. Имущество и казну, впрочем, тоже. Но даже с этой поправкой поведение Париса выглядит все же несколько эксцентричным.

Тем более, что Троя была городом торговым. И представитель правящего в этом городе дома не мог не быть прагматиком.

Парис лежал, закинув назад руки, и не собирался никуда идти, ехать или плыть.

Казна Менелая? Она почти пуста. У любого троянского вельможи денег побольше.

Прекрасная Елена? Женщина, несомненно, темпераментная. Но, далеко ей до Афродиты. Обманула, обманула богиня любви. Лицо так себе, нос длинноват, и эта постоянная ехидная полуулыбка, которая начинает раздражать. Да и фигура далека от совершенства. Ноги и грудь великолепны. Узкая талия хороша и весьма неплохо гармонирует с широким сильным, подвижным задом. Но он все же плосковат.

Да, что собственно, Елена и Елена?!

У него поручение отца. Кем он станет, провалив порученное дело? Снова изгоем, как в ранней юности. Ведь он всего лишь один из множества сыновей Приама, да к тому же еще с подмоченной репутацией. Вырос не при дворе.

Афродита?

Но после этих двух суток непрерывной любви даже Афродита не казалась столь уж желанной.

- Сомневаешься, красавчик? И уже не хочешь выполнять приказ доброй сладкой тетеньки?

Афродита выросла как из-под земли.

- Сомневаюсь, богиня. Думаю, хочешь ты меня погубить.

- Успеха без риска не бывает.

- Какого успеха?! Пара монет из пустой казны Менелая?! Эта длинноносая плоскозадая ехидная пожирательница детей?! И это ценой отказа от всего, что имею?! Ради этого я поссорился с самыми могущественными богинями Олимпа?!

- Эх вы, троянцы. Все вам торговаться.

- Я не торгуюсь. Я сворачиваю торговлю.

- Зря. Я хотела предложить тебе корону царя царей Эллады.

- Это каким же таким способом?! Уж не Зевс ли мне ее оденет в благодарность за интимные услуги его доченьке?!

- Зевс болван. Корону тебе помогут надеть египетский фараон и царь хеттов. А когда ты ее наденешь, сможешь попросить у меня стать твоей женой. Я, может быть, и соглашусь.

Богиня, конечно же, не намеревалась менять ведовскую свободу на земную корону. И была далеко не уверенна, станет ли вообще Парис царем царей Эллады.

Но кудрявому темноволосому красавчику было совершенно не обязательно об этом знать.


Глава 6. Египетская версия

Похоже, опыт оказался удачен, - думал Юрий Петрович. – Троянская война это такой сюжет, который все, во всяком случае, все студенты МГУ, более или менее знают.

И на примере этого мифа, если хотите, боевика, можно рассматривать большую часть курсов политологии, культурологи и истории цивилизации в объеме, читаемом на естественных факультетах.

Эти мысли посетили его во время очередного занятия с геологами. На котором, как обычно, схлестнулись три полемиста – либерал Виталий, националист Вадим и Петр, взгляды которого даже для него доцента-гуманитария было трудно сформулировать корректно.

- Начало и причины Троянской войны покрыты тайной, - говорил Виталий, - ведь совершенно невозможно представить рациональное оправдание провокации Париса. Все источники, и Гомер, в том числе, утверждают, что троянцев было по крайней мере в десять раз меньше, чем ахейцев.

- А если Парис влюбился?- спросила девушка со второго ряда, - не всегда же мужчины были так холодны и расчетливы, как теперь.

- Да пусть он хоть сто раз влюбился! Но царем-то был старый Приам, который ни в кого не влюблялся. Хотя бы просто потому, что уже не мог. А наследником престола и вторым человеком в правящей иерархии был Гектор,  женатый и счастливый в браке.

Так что не влюбленный Парис решал, быть войне или нет.

- Вы все время принижаете сакральный смысл войны, - хмуро сказал Вадим, -  Япония тоже имела в начале 1940-х потенциал в семь, а то и десять раз меньший, чем США, но начала войну, и два года побеждала. Так что потенциал это еще не все. Высокий дух, моральные ценности – вот что может привести к победе!

- Браво! – насмешливо имитировал аплодисменты Виталий. - И у кого же из троянцев ты нашел столь высокие моральные ценности?

- У Париса. Который на самом деле был, на Парис, а ариец Борис.

- Да, неплохой образец моральных ценностей. Обманывает доверие своего гостеприимца, и грабит его в его же отсутствие. Грабит доверившегося ему! Забирает у него казну и крадет жену.

А потом, уже во время войны постоянно бегает с поля боя. И спокойно переживает смерть братьев, погибающих за то, чтобы сохранить ему возможность  продолжать  спать с чужой женой.

Если ты, Вадим заботишься о чистоте образа истинного арийца, то лучшей дискредитации этого образа, чем твой Парис-Борис не найти.

- Да там вся семейка такая, - вставил Петр, - дед Париса Лаомедон надул Аполлона и Посейдона. Впрочем, о том, что они боги он не знал, хотя и мог догадаться. Но потом он не постеснялся в наглую обмануть самого Геракла. Согласись, Вадим, это уже генетика. И никакими арийцами, честными и прямодушными тут не пахнет.

- С одной оговоркой, Петр, с одной оговоркой, - вставил Юрий Петрович, - если ваши арийцы были действительно светочем справедливости и честности, и образцом для подражания.

- Мы с Вадимом думаем именно так, - серьезно сказал Петр.

- Тогда Виталий прав. Далеко Парису до арийца. Но тогда что помешало прагматику Приаму прекратить войну, и просто отдать Елену, казну Менелая и даже некую контрибуцию? Троя была богата, и даже выплату за моральный ущерб Менелаю могла себе позволить.

Ваша версия, Петр.

- Моя версия состоит в том, что во-первых, Елена была не причиной, а только поводом для войны, во-вторых, Елены в Трое не было, и потому вернуть ее было нельзя, в-третьих, Троя была не одинока в этой войне и не свободна в принятии решения о заключении мира.

- Тезис о не свободе Трои я бы выделил отдельным пунктом, - сказал Юрий Петрович. - И тогда получается интересная ситуация. То, что похищение Елены было лишь поводом, можно при желании вывести даже из классических текстов Илиады. То, что Троя была не одинока в войне, это общеизвестный факт. Во всех источниках упоминается масса союзников из Египта и царства хеттов, приходивших ей на помощь.

Остаются два момента. Отсутствие Елены в Трое, и то, что Троя не была самостоятельным игроком в этом конфликте.

Возникают вопросы, а где была Елена, и кто осуществлял верховное командование действиями той стороны, частью которой была Троя? Всего лишь частью.

- Об этом есть свидетельства, - заметил Петр. – Помимо Гомера Троянскую войну описывали еще многие. И упоминания этих источников встречается даже у Платона. Так что, они имеют определенный авторитет. Так вот, среди этих альтернативных источников имеются свидетельства, что Елена была в Египте. Но тогда логично предположить, что именно Египет  и был главным противником ахейцев. А Троя была лишь ударным отрядом объединенных египетско-хеттских сил. Сил восточных империй. Ведь не за просто так Египет и царство хеттов посылали троянцам помощь в течение всей войны.

- Не бойся, красавчик, - сказала Афродита, когда корабль с Парисом, Еленой и казной Менелая отчалил. – Тебе было бы гораздо опаснее плыть на север. Там бы тебя могли перехватить. А на юге никто искать не будет.

- На юге фараон просто сдерет с меня кожу.

- Не сдерет. Доверься мне.

- Богиня, я уже настолько доверился тебе, что уже не знаю, кто я, троянский царевич, или твой раб. И потом, откуда я знаю, может быть, ты имеешь виды на мою кожу.

- Молодец, красавчик. Можешь шутить в таких условиях. Хвалю.

Стареющий фараон печально смотрел на свою агентессу. Та была так же молода и красива, как в первый день их встречи. Годы были не властны над богиней. А вот он, он был простым смертным. И очень может быть, что скоро его мумию должны были положить в саркофаг и спрятать в склепе в Долине царей.

- Тебе не интересно, то, что я говорю? – спросила Афродита, прервав свой рассказ.

- Что ты, богиня, конечно интересно. Но я думаю, что, может быть, было бы лучше, чтобы ты не помогала мне в моих царских делах, а продлила жизнь и молодость?

- Хочешь жить, царь? Хотеть не вредно. Но подумай, скольких людей ты отправил на смерть. Скольких сделал рабами. Злые дела мешают омоложению. И я не смогла бы тебе помочь сохранить жизнь и молодость. Для этого ты должен был бы перестать быть царем.

- Я согласен.

- Поздно, дорогой. Сейчас тебе бы не помогли даже гораздо более сильные богини моей далекой родины.

- Ты жестока, Афродита.

- Не жестока, а справедлива.

- Но, посылая на смерть, я тоже творил справедливость!

- Не обманывай себя. Нет справедливости в твоем царстве. Впрочем, не только в твоем. В любом царстве.

- Так зачем же ты помогала мне?!

- Чтобы досадить другому царю. Олимпийскому Зевсу.

- Чего и достигла.

- Пока нет. Но достигну. Так ты будешь меня слушать?

- Буду, моя богиня.

- Это хорошо. И в благодарность за это, я немного омоложу тебя. А потом ты закрепишь это, наслаждаясь любовью с молодой царицей, дочерью Зевса.

- Лучше бы с тобой.

- Увы, сейчас я буду слишком занята. Ну, не печалься. Вспомни свои лучшие годы, царь! Вспомни, как ты громил ахейцев и ливийцев! Сейчас ты повторишь свои подвиги. И воодушевишься. А тем еще продлишь себе жизнь и молодость.

- Ты противоречишь сама себе. Как можно омолодиться войной и убийством? Только что ты говорила обратное.

- Знаешь, сама не знаю. Но, чувствую, что ты еще не …

Она задумалась.

- Не набрал достаточно грехов, чтобы умереть? - вдруг засмеялся фараон.

- Вот таким я тебя люблю, мой царь - порхнула ему на колени Афродита.

Домой в Трою Парис возвращался посуху. С относительно небольшим, но внушительным отрядом имперских гвардейцев. Помимо скудной казны Менелая, он вез богатые дары от фараона. А также послание царя царей Приаму.

Былые распри фараон предавал забвению. Он признавал Приама своим надежным вассалом, и обещал ему всяческое содействие в борьбе с Элладой. Аналогичное обещание и порцию финансовой помощи передал по дороге и царь хеттов.

В случае победы над ахейцами и переносе войны в Элладу владыки Востока обещали Приаму признание за ним и его потомками титула царя царей.

В ближайшем от Трои порту Парис сел на поджидавший его корабль, и формально говоря, прибыл на родину морем. Его сопровождала неизвестная женщина, чем-то похожая на Елену.

А Елена со своей непонятной улыбкой все так же потупя глаза, медленно снимала свой хитон перед Рамзесом. А когда фараон засыпал, утомленный ее бурными ласками, тихо кралась в покои наследника престола.

Афродита старалась быть как можно более незаметной на Олимпе.

И все же Афина как-то раз подозрительно спросила ее:

- Что-то ты много стала отлучаться.

- А разве я рабыня, и не свободна делать, что хочу?

- Ты не рабыня, но надо же знать меру!

- Меру чего? – невинно осведомилась Афродита.

Она вновь была глупенькой блудливой блондинкой.


Глава 7. Стоянка в Авлиде

Слух об оскорблении Менелая троянским царевичем разнесся со скоростью степного пожара. Братья цари были переполнены праведным гневом и менее праведным желанием от души пограбить богатенькую Трою.

На этот раз собрались быстро. Да, первый совместный поход в Египет был неудачным. Но  подготовка-то была успешной! Сумели же собраться тогда все вместе, не имея никакого опыта.

А теперь опыт был. И собрались, даже не очень уповая на помощь богов. Умеем, умеем, когда хотим! – так мог бы сформулировать свои чувства любой из участников предприятия.

И то сказать, кораблей,  моряков и  воинов было, несмотря на потери в Египте, в избытке. И возможность занять их пришлась весьма кстати.

Первоначально инициаторы проекта собрались в Авлиде. Рябило в глазах от обилия богатых доспехов, скопища снующих туда сюда добровольцев.

В гавани было тесно от кораблей. А в окрестностях знаменитых алтарей у высокого платана встали шатры вождей.

Поближе к богам хотели быть все.

Первоначальная эйфория длилась довольно долго, но постепенно запасы съестного и вина стали убывать, а ясности в ситуации не прибавилось.

Вдруг стало ясно, что в Авлиду приплыли далеко не все, на кого рассчитывали. Добровольцы стали все интенсивнее злоупотреблять вином и азартными играми. Нарастала агрессивность друг к другу. Драки и стычки стали делом обыденным.

- Пора трогаться в путь, брат, - сказал как-то Агамемнон Менелаю.

- Но собралось едва ли половина из тех, кто обещал приплыть!

Мудрый и честный царь Паламед, присутствовавший при разговоре, возмутился:

- Что думают эти не явившиеся! Для них честь Эллады пустой звук! Начинать братья надо с себя.

Менелай с Агамемноном тупо уставились на Паламеда.

- Что значит, с себя?

- Да не с вас, не с вас, - досадливо ответил Паламед. – А с тех царей Эллады, которые не удосужились приплыть. Разобьемся на отряды и поплывем к ним. Уговоры колеблющихся надо подкреплять силой авторитета.

Вероятно, он оговорился и имел в виду авторитет силы.

Одиссей, царь Итаки был среди тех, кто с самого начала проявили весьма прохладное отношение к предприятию.

Он был одним из немногих царей Эллады, в чьих жилах не текло ни капли северной крови. Родственных связей с олимпийскими богами у него тоже не было. Поэтому среди арийских царей он был белой вороной. Обрезанной, кстати, как и большинство простых ахейцев по ближневосточному обычаю.

Южная хитрость и прагматичность до поры позволяла ему, оставаясь самим собой, сохранять свое положение в сообществе эллинских царьков. Но сейчас хитрость была бесполезна.

Он понял это, когда увидел перед воротами своего дворца представительную делегацию во главе с Паламедом.

Не надо было быть очень умным, чтобы понять, не решившись плыть в Трою, собравшиеся в Авлиде начнут занимать своих воинов искоренением внутренней крамолы и «воспитанием патриотизма». И начнут, скорее всего, с таких как Одиссей, не имеющих родни на Олимпе, и не являющихся их «белым братом».

Одиссей, скрепя сердце, согласился плыть в Авлиду. Но выставил только двенадцать кораблей. Что было более, чем скромным, если сравнивать с другими, теми, кто выставлял по сто, или по восемьдесят кораблей.

Это была по существу, принудительная мобилизация. И он прибыл в Авлиду, с трудом скрывая досаду.

Особенно злясь на старика Паламеда.

Ишь, нашелся моральный авторитет, - злобно негодовал Одиссей. – Честь Эллады для него, видите ли, превыше всего! Надутый болван. Посмотрим, двинетесь ли вы в путь теперь, сорвав с места таких же бедолаг, как я.

Его скепсис только утвердился, когда он исподволь начал знакомиться с ситуацией. Сила, надо признать, была собрана внушительная. Но порядка не было. Верховное командование Агамемнона было чисто номинальным. Снабжение войск из рук вон плохим.

Это все было бы еще терпимым, если бы ахейцам противостояла одна Троя. Но если Трою поддержит весь Восток? Если против ахейцев двинутся все вассалы Египта и царства хеттов, от Эфиопии до Кавказа?

Похоже, эти родственнички жителей Олимпа об этом даже не подумали.

Но об этом подумали дальновидные жрецы, поддержавшие поход в самом начале.


Глава 8. Олимп дискутирует

- Да, заварила ты кашу, сестренка.

Аполлон и Афродита осматривали с высоты птичьего полета сбор войска в небольшом городке Авлиде.

- И что теперь? – продолжил Аполлон.

- Давай не надрывать глоток, присядем где-нибудь поблизости.

После приземления Аполлон повторил свой вопрос.

- Вот они собрались. Что дальше?

- Пойдут на Трою.

- Потом?

- Потом перебьют друг друга.

- А при чем тут Зевс и Олимп? Ты, кажется, хотела разогнать олимпийское сборище. Но я не понимаю, почему это случится. Даже если большая часть поклонников Зевса перебьют друг друга.

- Понимаешь, Купала, Зевс давно не волхв. Он царь. Обычный царь. Только царствует иными методами, чем Рамзес. Но не в этом суть. Не Рамзес меня обманом завлек на этот Олимп, не Рамзес натравил убийц на братьев и сестер с Лысой горы.

- Все это я знаю.

- Хорошо, так вот, Зевс царь, и его царство это те, кто верят в него. Но одно дело вера простолюдина, а другое дело вера  царя. Все эти царьки, связанные родственными узами с Олимпом и друг с другом и есть основа царства Зевса.

Они перебьют друг друга, и его царство рухнет.

- Все верно, но есть два возражения. Первое. Среди этих царьков и их вельмож немало и наших детей. Ты сама рожала и от Гефеста, и от Ареса. Твои чада тоже будут среди этих, перебивших друг друга?

Афродита задумалась. А потом, тряхнув головой, сказала:

- Наверное, будь я смертной, это остановило бы меня. Но зачем-то всемогущая Судьба сделала меня бессмертной. И я не могу рассуждать, как обычная баба. Да, я буду стараться спасти своих детей.

Что мне, кстати, удастся лучше в том случае, когда я сама причастна ко всему происходящему, чем если бы это гнилое царство неожиданно стал крушить кто-то иной.

Но, повторяю, у детей своя судьба. И пусть они делают ее сами. Но отказываться ради них от того, что мне велит моя Судьба, Судьба богини, я не буду. Как не отказываюсь я, бессмертная богиня, от любви. А ведь смертная давно забыла бы о любви на моем месте, погрязнув в делах и заботах.

Впрочем, проявляя эту ровную холодность в отношении своих детей, Афродита отнюдь не выделялась в худшую сторону среди богинь и героинь того времени. Она, можно сказать, была верхом проявления материнской нежности. Гера так та  выбросила надоевшего ей сына, младенца Гефеста с обрыва. А легендарная Медея вообще перебила всех своих детей от не менее легендарного Ясона, чтобы просто досадить изменившему ей мужу.

Неплохой метод выяснения отношений с супругом для любящей матери семейства.

Так что действительно поразительно нежна и добра была богиня любви на этом фоне.

- Да, трудно тебе будет возвращаться в наши родные холодные места. Там и люди и богини теплее и добрее.

- А может, наша роль как раз в том, чтобы эти добрые родовичи немного подтянулись? Ведь может статься, не спасет их холод наших равнин от нашествия злых и энергичных откуда-нибудь из этих мест. А как вести себя с ними северяне не знают.

- Знают, Афродита, знают. Сварог это отлично показал. Но тогда второй вопрос. Царство Зевса разрушится. И придет на его место какой-нибудь потомок твоего Рамзеса. Который будет похуже. Что тогда делать будешь? И не пожалеешь ли?

- Не знаю. Но мне кажется, что само рамзесово царство еле дышит. Он не то что придти куда-то не сможет, а вообще с места двинуться.

Афродита хоть и была неплохой ведуньей, но видела далеко не все. И не все понимала.

Не видела она, в частности, как несколько раз за ее полетами попыталась проследить Афина. Поначалу это было просто пристрастное любопытство обиженной женщины. Все же в свое время Парис не купился даже на ее обещания побед на поле брани. И предпочел эту глупенькую куколку.

Но потом, Афину стали терзать смутные сомнения. Костлявая воительница, разумеется, не смогла проследить все перемещения Афродиты в воздухе, ибо сама летала еле-еле.

Но коренная южанка Афина, не будучи искушенной в полетах и волховстве, была от рождения гораздо искуснее в интригах.

Всей игры Афродиты, она, разумеется, до конца не поняла. Но общее направление угадала в целом верно.

Папочка Зевс, хоть и царь богов, и царство, надо признать, организовал оригинально, но все же, как был, так и остался северным простаком, - думала Афина.

Игры этой куколки, вот же какой умной оказалась, стерва, - невольно прервала сама себя Афина, - он не поймет.

Поэтому от идеи примитивного, как бы мы сейчас сказали, политического доноса Афина отказалась.

Но не отказалась от игры в целом. Ибо крушение олимпийского царства Зевса будет и ее крушением. И поэтому игру куколки Афродиты надо было сломать.

Они сидели с Герой в одном из дворцов, которыми теперь часто являлись их храмы. В сущности, Эллада давно была примитивно поделена на сферы влияния олимпийскими богами. Многие из них уже не стесняясь нелепостью такого положения, когда помимо того, что они были богами, становились еще и царями. Например, Арей, был царем Фракии.

Но Зевс с ним, с этим истеричным красавчиком.

Итак, богини сидели в покоях одного из дворцов Геры. Царица богов как всегда была слегка навеселе.

- Мамочка, - после случая с яблоком, они сдружились, и уже без злобы, шутя называли друг дружку «мамочка» и «доченька», - не кажется ли тебе, что настала пора отомстить потомкам твоих обидчиков.

- Кого ты имеешь в виду?

- Ну, этих, о которых ты как-то рассказывала. Кажется Соломона и Харона.

Геру передернуло.

- Я тебе о них рассказывала?!

- Да, мамочка.

- Это надо же было так напиться! Я никогда никому об этом не говорю. Надеюсь, ты будешь деликатна, доченька?

- Мамочка! За кого ты меня принимаешь?!

- Ладно, ладно. Так что ты там говорила?

- Дело в том, что троянский царевич Парис похитил жену Менелая Елену …

- Это дочь этой потаскухи, Леды? Наверное, сама такая же потаскуха. И не он ее похитил, а она сбежала от мужа с любовником.

- Это не важно, мамочка. Главное, что теперь ахейцы идут мстить троянцам. И надо бы им помочь.

- Кому? – не поняла Гера. Она уже за время их разговора успела опорожнить еще одну свою любимую чашу, подарок сынка Гефеста.

- Ахейцам, разумеется! Ты же хотела уничтожить троянцев.

Гера, наконец, поняла в чем дело. Зад засвербел. Сколько лет прошло, а напоминание о порках Соломона всегда вызывало легкое жжение маленького, почти незаметного рубца на правой ягодице.

- Куда смотрит царь богов! – вдруг истерично заорала она. – Тут у него на глазах эти враги Эллады, тайные союзники египетского фараона и царя хеттов хотят унизить, а потом уничтожить Олимп, а мы спокойно на это смотрим?!

Вот это да! – подумала Афина. – Тут и на трезвую голову так не скажешь. А она после третьей гефестовой чаши так гладко все излагает. Иногда она действительно кажется царицей.

- Ты права, мамочка, но папашке не стоит это говорить так сразу и без подготовки.

- А как ему говорить?

- Предоставь это мне. А сама только поддакивай.

Горячая пузырящаяся газом вода из глубин земли била из расщелины в скале. У самого устья источник был взят в широкую медную трубу, которая направляла бег воды в нужном направлении.

Вода падала на широкую мраморную плиту. Вернее, это была не плита, а скорее очень мелкая плоская ванна, слегка наклоненная в сторону от источника.

Царь богов нежился в этом потоке горячей целебной воды. А с двух сторон его массировали две верные подруги, Гера и Афина.

Раскрасневшаяся кожа Геры лоснилась. Сейчас она была похожа на ту Яру, какой она была в молодости. Этакая сладкая гладкая молодуха.

Стройная худая Афина тоже выглядела весьма неплохо. И глаз Зевса переходил на нее, когда он все же замечал на животе и бедрах царицы богов довольно заметные складки.

А когда вертлявая худоба Афины надоедала, он снова смотрел на Геру. Купание в этом источнике всегда возбуждало Зевса. И он готов был сказать своим девочкам, что пора заканчивать это омовение и массаж, а переходить к иным процедурам.

- Папик, обещай своим девочкам маленький подарок, - вдруг сказала Афина тоном маленькой девочки.

У этой костлявой девицы с глазами убийцы данный пассаж получился весьма смешным из-за несоответствия тона и вида.

Зевс расхохотался.

- Обещаю. И что за подарок вы хотите?

- Выслушай нас после того, как мы тебя ублажим.

- Это, смотря как ублажать будете, - с деланной строгостью сказал царь богов, и снова расхохотался.

А Афина незаметно подмигнула Гере.

«Девочки» Зевса превзошли сами себя. И он выслушал их. Сначала лениво и снисходительно, а потом все боле внимательно.

Боги редко появлялись в своих храмах. Еще реже жрецы, даже заслуженные, поднимались на Олимп.

Но просьба седого Калхаса была уважена. И Зевс, уже подготовленный Герой и Афиной выслушал жреца не просто внимательно, но даже с напряжением.

Разгром Сварогом верных Зевсу племен скифов-работорговцев, а потом провал нашествия на Египет сделал царя богов весьма чувствительным к проблеме сохранения своего царства. При всех своих достоинствах и способностях, Зевс все же не был, говоря словами потомков, «профессиональным» царем.

Тем более, что организованное им царство управлялось по совершенно новой для тех времен модели.

Поэтому иногда он чувствовал себя в политике, как офицер боевого управления ВВС на первом самостоятельном дежурстве.

Впрочем, о чем мы, читатель. Опять автора занесло на тридцать пять веков вперед. Но ты-то понимаешь, мой друг, что мы имеем в виду.

Итак, угрозу своему царству от троянского инцидента Зевс почувствовал.

Но решения пока не принял, ибо в некоторых вещах все еще сомневался.

Можно ли допустить разгром Трои? - думал царь богов и людей. И отвечал сам себе, - нет. Пока, во всяком случае, нет. Ибо что такое разгром Трои ахейцами, почитающими Зевса? Это демонстрация его, Зевса немилости троянцам. А будут ли они потом верить ему? Сомнительно. Между тем, Троя это форпост влияния его жрецов в Азии. Да, политически Троя входит в орбиту влияния восточных империй. Ее окружают вассалы царства хеттов.

Но эти вассалы поклоняются не старым египетско-вавилонским богам, а ему, Зевсу и его олимпийским богам и богиням!

И еще неизвестно, что важнее, политическая зависимость или вера.

В случае падения Трои ситуация однозначно изменится. Он станет богом врагов. И его влияние в Азии упадет. Его храмы будут разрушены, его жрецы останутся без приношений.

Но Троя не может победить без помощи извне! А помощь придет именно от восточных империй. И оставят ли победители и их союзники веру в богов Олимпа? Не потребуют ли египетский фараон и царь хеттов в уплату за помощь вернуть не только безоговорочную политическую зависимость, но и вернуться к старым богам?

Вопрос.

Но, о чем я?! – прервал Зевс свои размышления. – Разве могу я допустить поражение ахейцев?! Верных мне, и только мне, безоговорочно.

Ни в коем случае.

Но что же тогда делать?

Не допуская поражения ахейцев, посмотреть, как развивается ситуация. И принять окончательное решение потом, по ходу дела.

Зевс, конечно же, рассуждал верно. Да, то, что можно Зевсу, нельзя быку. Но верно не только это. И то, что доступно современному специалисту по стратегическому планированию, было недоступно царю олимпийских богов. Не учел царь богов всех последствий затяжной войны. Не учел. Не знал он, что такая война гибельна для всех участников. И победителей и побежденных. Поэтому в такой войне победителей нет.

Как это ни странно, гораздо более легкомысленная Афродита интуитивно поняла это, хотя и не пыталась свой вывод сформулировать. Но ее убеждение о том, что не надо бояться в этой войне чьей-то победы, ибо победителей  не будет, гораздо вернее отражало суть дела.

Впрочем, цели Афродиты и Зевса в отношении начинающейся войны были совершенно противоположны.

Богиня любви хотела уничтожить как можно больше царств. Ибо любовь всегда противостоит насилию, а именно насилие и обман основа всех царств на земле.

Но война – это высшее проявление насилия! – воскликнул бы иной современный оппонент Афродиты.

Мы не знаем, что бы ответила ему богиня. Возможно, если бы хотела переубедить, просто предложила бы провести ночь вместе с ней.

А может, и нет.

Но такому оппоненту ответим за богиню мы.

Помимо насилия любви противостоят еще  подлость,  обман, мелочность, низость. Тоже, кстати, столпы любого царства. Поэтому чтобы уничтожить царства, война вполне приемлема. Лучше одно насилие, да и то, ограниченное во времени, чем бесконечное насилие в сочетании с подлостью, обманом и низостью чинуш и царедворцев.

Поэтому, пусть ветер наполняет паруса ахейских кораблей!

И пусть царь хеттов и египетский фараон готовят армады своих колесниц на помощь Трое!

Лучше ужасный конец, чем ужас без конца!


Глава 9.  Козырный король по имени Ахилл

Дальновидные жрецы олимпийских богов, поддержавшие идею похода, имели гораздо больше информации о положении в Трое и вокруг нее от своих коллег из храмов на азиатском берегу.

И были настроены весьма скептически в отношении перспектив ахейцев. Это спонтанно возникшее сборище вольных царей имело все шансы проиграть. А этого не мог допустить Зевс. И, разумеется, его жрецы, тоже.

Поэтому они придумывали все новые и новые условия, которые якобы диктовали боги. Без выполнения этих условий, поход, по мнению прорицателей не мог быть успешным.

- У нас нет союзников на том берегу Гелеспонта, у нас мало союзников на островах близ Троады, не все ахейцы пока собрались. В таком состоянии нам не видать победы, - говорил жрец Калхас своим коллегам.

- А эти царьки только пируют и в мелких стычках, якобы в интересах кампании, хватают себе новых рабынь, - возмущенно поддержал его один из молодых жрецов.

- Правильно! До каких пор мы будем реально руководить всеми делами, а они жить во дворцах и ….

- Иметь молодых рабынь? Ты это хотел сказать? – спросил Калхас.

- Да хотя бы это! – с вызовом ответил говорящий.

Другие жрецы одобрительно зашумели.

Калхас тонко улыбнулся.

- Не надо так волноваться, друзья! Наши храмы пополнятся дарами при любом исходе этой войны. И большая часть из нас останется в живых. А эти драчливые дураки почти все будут перебиты. Те же, кто останется в живых к концу войны, будут израненными развалинами. Так что пусть пока резвятся.

Не завидуйте им.

Он задумался, и продолжил.

- И не пытайтесь занять их места. Каждому свое.

Какое емкое утверждение! Как много в нем различных слоев скрытого смысла.

Очередной доклад Калхаса Зевсу расстроил царя богов. Калхас рассказал шефу почти то же, что он говорил недавно своим коллегам.

- Сколько еще продержатся эти драчливые дураки, если не двинутся на Трою? – спросил царь богов.

- Не больше четырех, пяти лун.

Зевс задумался. Подтягивающиеся к Трое союзники вполне могли обеспечить повторение недавней катастрофы в Египте. Нужно было хотя бы гарантировать свою паству от очередного разгрома.

Как?

Надо было бросить в игру некую силу, способную переломить ход событий.

И Зевс кажется понял, что это будет за сила.

После разгрома Сварогом скифов-работорговцев, единый скифский мир был разрушен.

Восточные скифы, возглавляемые потомками Тамрис, участвовавшие в кампании наказания своих западных сородичей, стали называться сарматами. Они освоили подаренное Сварогом железо и жили зажиточно, мирно и вольно.

Впрочем, искушение военным превосходством они не преодолели. И постепенно со все большим вкусом стали совершать походы на юг.

Весело и легко было бить железным оружием былых хозяев мира времен бронзового века. А потом набивать мешки их сокровищами.

А вот на север сарматы не совались. Знали и помнили, откуда пришел волшебный металл, и какие мечи могут ковать потомки Сварога и Перуна.

Западная же часть скифского мира, вернее та ее половина, которая не была связана с уничтоженными охотниками за людьми, занялась земледелием.

Тучные степи легко поддавались железному плугу, и скифское зерно потекло на юг, в обмен на эллинское золото.

Впрочем, узнавшие железо от северных соседей тавроскифы, не получили всех его секретов.

Поэтому их вооружение было, конечно лучше эллинского, но значительно хуже того, чем обладали воины Перуна. Ибо теперь, с появлением нового металла, именно северяне заняли место, говоря современным языком, промышленного лидера тогдашнего мира.

Впрочем, тавроскифы  и не стремились превзойти северян. Усеянные скифскими трупами берега черноморских лиманов надолго отбили охоту тягаться с кузнецами и воинами, не забывшими родных Богов.

Однако, не мечом единым. И железные наконечники копий  тавроскифов  пробивали эллинскую бронзовую броню, а железные доспехи были несокрушимы для бронзовых мечей.

Но воевать тавроскифам не хотелось. Зачем, если можно набивать золотом кошельки, торгуя бесценным в Элладе хлебом?

Эта связь с Элладой проявляла себя во всем. И тавроскифы почитали олимпийских богов. А их вожди были в родстве со многими полубогами полуцарями Эллады.

Таким был и сын богини Фетиды  Ахилл.

В отличие от своих подданных пахавших черноземные степи тавроскифов, он был гораздо теснее связан с Элладой, ибо был сыном царя мирмидонцев Пелея. И довольно рано понял силу своего копья с железным наконечником.

Ему не терпелось проявить себя в намечавшихся в Элладе и вокруг нее войнах. Однако, его мать, богиня Фетида всячески препятствовала этому, понимая, что никакие железные доспехи не спасут ее сына, если он ввяжется в события, где победителей не будет.

Странно, но Фетида понимала это так же хорошо, как и Афродита.

Гораздо лучше, чем царь богов Зевс.

- Как поживает твой сынок? – спросил Зевс у Фетиды во время очередного сборища на Олимпе.

- Не знаю, - потупила глаза Фетида, - гуляет где-то по белу свету. Большой уже. Матери не докладывает. Да и потом, мы с его отцом давно в разводе. Я, увы, лишена возможности опекать и воспитывать сына.

- В разводе … - протянул Зевс. Легенда о том, как Пелей в состоянии алкогольного бреда чуть не убил жену за то, что та, якобы хотела сжечь сына, нашла отражение у Гомера.

Гомер, правда, заметил, что Фетида держа младенца Ахилла над огнем, делала сына неуязвимым, а Пелей этого просто не понял.

Да, трудно понять что-либо, находясь в многодневном запое. И подобные гомеровские легенды могли бы появляться с периодичностью местных газет в любом провинциальном русском городке, если бы на каждого алкоголика, пытающегося убить жену в состоянии белой горячки, находился бы свой Гомер. Увы, русские мужики не эллинские цари и подобного летописца при себе не имеют.

Зевс, разумеется, не Гомер. Он знал подоплеку развода Фетиды с мужем. Он давно хотел переспать с этой загорелой ведуньей с фиалковыми глазами, обожающей морские купания.

И Фетида сейчас готова была подыграть в этом царю богов, только бы отвлечь его внимание от сына.

- Как насчет сегодняшней ночи, громовержец? – прямо спросила она.

- Буду рад провести ее с тобой.

Фетида в радости упорхнула, махнув ему  рукой.

- Не прощаюсь, царь богов!

Зевс усмехнулся ей вслед. Ночь ночью, а сейчас он встретится с Калхасом.

- Что удалось выяснить про Ахилла? – спросил Зевс.

- Фетида где-то прячет его.

- Где?

- Выясняем.

- Живее выясняйте!

- Стараемся.

- Пока вы стараетесь, под Трою подтягиваются все малоазиатские вассалы царя хеттов. Высадившихся ахейцев просто сбросят в море. И не надейся, Калхас, что неудача царей не станет неудачей и для жрецов.

- Я не думаю так, царь богов!

- Не думаю, - передразнил Зевс. – «Наши храмы пополнятся дарами при любом исходе войны». Твои слова?!

- Прости, всемогущий! – пал на колени Калхас. – Ты все видишь. И знаешь наверняка, что я не хотел оскорбить тебя этими словами, я только желал успокоить молодых жрецов.

Все вижу, - усмехнулся про себя Зевс. – Не мудрено все видеть, если тебе спешат обо всем доложить. Но вот душу твою, Калхас, я не вижу. Ибо докладывать о том, что там твориться, некому. Впрочем, тебе об этом знать не надо. Кстати, не вижу я своим божественным взором, и где сейчас Ахилл.

Но царь богов не сказал всего этого, а величественно произнес.

- Я действительно знаю все.  И скажу тебе вскоре, где Ахилл. Но и ты, Калхас, наконец, уясни, что эта война не только Менелая и Агамемнона. Это и моя война. Моя! А, значит, и твоя. Понимаешь!

- Понимаю, царь богов.

- А если понимаешь, действуй решительнее. И инициативнее. Я не собираюсь вести эту войну один за вас за всех. Как только я тебе скажу, где Ахилл, вытаскивайте его. Он и его железные воины сокрушат троянцев.

- Но чем мы сможем его заинтересовать?

- Во-первых, он мальчишка. Вскружи ему голову жаждой подвигов и славы. Во-вторых, он царевич без царства. Пелей выгнал его мать из дворца, пьянствует с любовницами, и, того гляди, лишит его наследства. Собственные же владения Ахилла у тавроскифов не столько царство, сколько просто большое поместье.

- И что из того?

- Обещай ему венец царя царей Эллады.

- А такой венец есть?

- Будет! Будет у Агамемнона, который приведет ахейцев к победе.

- Но при чем здесь Ахилл?

- Обещай ему в жены дочь Агамемнона Ифгению, и корону тестя в наследство.

- Да, предложения заманчивые. Думаю, он согласится. Но не мне же обращаться к царевичу с такими посулами. Это должен сделать Агамемнон.

- Агамемнон дурак. Есть среди вашего сборища хотя бы один умный человек?

- Паламед.

- Слишком честен. Не ему делать такие двусмысленные предложения.

- Тогда Одиссей.

- Гм. Этот обрезанный, которого еле-еле удалось вовлечь в дело?

- Он самый.

- Что, ж. Подлец, конечно, но как раз сгодится. Судя по тому, как он противился своему участию в этой войне, человек умный. А судя по тому, что в итоге согласился, и не пошел против всех, хотя и выставил только двенадцать кораблей, еще и хитрый.

Давай, посылай к Ахиллу его.

- Но где Ахилл?

- Узнаешь завтра.

Фетида на ложе была несравненна, она отдавалась Зевсу со страстью. И эта страсть не была наигранной. Морская богиня надеялась, что таким образом оградит от притязаний Зевса своего сына Ахилла.

Хороша, нимфа, - думал Зевс, - хороша. И как старается. Глупышка.

- Не устала? – ласково спросил он после очередного всплеска любовных ласк.

- Что ты, громовержец! – почти искренне ответила Фетида.

- А может вина?

- С удовольствием!

Она была готова на все, лишь бы ублажить царя богов.

Вино содержало дурман, изготовленный богиней колдовства Гекатой. Кое-какие секреты олимпийские боги переняли из арсенала государственных жрецов Египта. А у тех, разумеется, были в запасе методы, способствующие развязыванию языков. С времен появления первого в мире государства, а оно появилось в долине Нила, такое искусство всегда было в почете у правителей.

- Так, где твой сын, Фетида? – ласково спросил Зевс.

Морская богиня, выпив два кубка вина с дурманом, глупо улыбалась.

- Не скажу! – пьяно расхохоталась она.

- Нехорошо так вести себя с царем богов. В конце концов, это и мой сын.

- Нет, он сын Пелея.

- Рассказывай это толпе.

- Правда, Зевс, не знаю от кого он. От тебя, или этого винопойцы.

- Вот видишь, таких вещей не знаешь. А где сейчас Ахилл, знаешь?

- Ну, это-то я знаю!

- Врешь, не знаешь!

- Нет, знаю!

- Не знаешь!

- Знаю!

- Так, где же он?

- На острове Скирос. Вот где!

- И что он там делает?

- Крутит любовь с дочерью тамошнего царя Ликомеда Деадемией. Кажется, даже заделал ей ребенка.

- Да? Это просто чудесно. Мы сейчас займемся тем же.

- Не надо, Зевс. Хватит. Что-то у меня болит голова.

- Тогда спи, красавица моя.

- Давай, посылай Одиссея на Скирос. Ахилл там, - сказал Зевс Калхасу на следующее утро.

- Зевс, что мы вчера пили? – спросила, просыпаясь в полдень, Фетида.

Голова трещала. Она плохо помнила прошедшую ночь.

- Да так, обычное коринфское вино. А что?

- Так. Чего-то голова болит. И сны какие-то непонятные снились.

- Наверное, это подействовало не вино, а моя любовь, - коварно ухмыльнулся Зевс.

Ахилл был рослым сильным юношей. Его природные задатки были развиты умелым воспитанием бывалого скифского воина Хирона. Одного из немногих царских скифов-работорговцев чудом уцелевших после побоища, учиненного Сварогом.

За виртуозное управление лошадьми эти скифы были прозваны кентаврами. Ибо в скачке такой всадник как бы сливался с конем, составляя с ним одно целое.

Хирон научил Ахилла всем скифским воинским премудростям. Ахилл прекрасно скакал на лошади, управлял колесницей, великолепно владел копьем.

Одного не освоил Ахилл. Он плохо владел мечом. Ибо этого не умел и сам скиф Хирон. Да и не было тавроскифов новых стальных мечей.

 Привозное с севера железо было, а вот стали и «волшебных» длинных, упругих, твердых мечей из нее не было. Да, что там времна Ахилла! Такие мечи и через две с половиной тысячи лет все еще были относительной редкостью. И стоили четыре килограмма золота! Вдумайся читатель.

Так что вполне понятно, почему открывший железо Сварог и его сын Перун вполне могли сохранять секреты своих волшебных мечей от тех, кому они их были передавать не намерены.

И не давали этих секретов северяне южанам. А те сами ой как не скоро додумаются до освоения подобных технологий.

Что поделаешь. Юг не располагает к техническому творчеству.

Поэтому сын Пелея виртуозно владея копьем, мечом владел так себе. Вернее, вообще не знал, что такое настоящий меч, а не бронзовый длинный кинжал.

Навсегда запомнил Ахилл гибель Хирона.

Они ехали верхом по цветущей весенней степи. Таких степей сейчас, увы, уже не осталось. Все вспорол безжалостный жадный железный плуг. Да, правы были Сварог с Перуном, опасаясь, что волшебный металл северных волхвов принесет не только спасение и счастье, но и многие беды в руках людей глупых и жадных.

Но разве волхвы, мастера и кузнецы виноваты в том, что их творения попадают не в те руки? Нет. Глупость, злоба и жадность нашли бы возможность проявить себя в любом случае. Поэтому не надо косо смотреть на мастеров, сетуя на издержки их творчества.

Просто не настали еще те времена, когда все, в ком течет кровь тупых потомков людоедов, будут стерты с лица земли в последней войне. Вот тогда и исчезнут тупость и жадность.

И настоящие люди вновь смогут увидеть цветение степей и вдохнуть этот ни с чем не сравнимый дурманящий запах буйных весенних трав.

Но во времена Ахилла степь еще была степью. И они с Хироном медленно ехали по ней. Почему медленно? Да потому, что в таких буйных травах, стоящих стеной по пояс человеку, невозможно ехать рысью. А долго не проскачешь, коней загонишь.

- Спустимся к реке, - предложил Ахилл.

- Давай, - согласился Хирон.

Они косо пересели склон крутой балки, и оказались у ее устья, на  берегу Большой реки.

У самой воды они увидели человека. Среднего роста, сухощавый, ладный, одетый довольно скромно и не совсем по здешнему.

- Эй ты! – окликнул Ахилл.

Незнакомец обернулся, и смело улыбнулся, сверкнув яркими голубыми глазами.

- Это ты мне?

- Как ты разговариваешь с царем этих мест?! – крикнул Хирон.

- А в этих местах еще есть цари? – усмехнулся незнакомец. – Не всех еще перебили?

Хирон ударил пятками коня и пустил его вскачь по прибрежному песку, стараясь смять незнакомца. Ахилл так и не увидел, как и когда тот подхватил из лежащей не песке небольшой груды вещей длинный меч.

А потом все завертелось в каком-то бешенном ритме. И на песке остались лежать конь с разрубленной головой и Хирон, как будто распавшийся на две неравные половины.

Кровь ударила в голову Ахиллу. Выставив копье, он понесся на убийцу своего наставника.

Но стальной меч легко снес наконечник копья. А потом незнакомец на миг исчез из поля зрения Ахилла, и тот не помнил, как оказался лежать придавленный мертвым конем.

Незнакомец стоял над ним и жестко улыбался своими прозрачными глазами.

- Так ты и правда здешний царек, невежа?

- Не царек, а царь!

- Царь! – рассмеялся незнакомец. – Запомни, юный громила, нет на земле ни царей, ни рабов. Все люди свободны. Судя по всему, ты глуп, но, мне кажется, еще сможешь кое-что понять. Поэтому я не буду убивать тебя.

Впрочем, - продолжал незнакомец, - даже если ты поймешь очень мало, запомни хотя бы, царек. Запомни, и скажи всем своим, что для вас, мы, люди севера, боги. И мы, в отличие от ваших царьков, можем все.

Ты понял, большой дурак?

- Я убью тебя! – заорал Ахилл, пытаясь выбраться из-под коня.

- Убьешь? – светлые глаза незнакомца загорелись ледяным пламенем.

Он приставил свой меч к горлу Ахилла.

- Оставь его в покое, Перун – раздался голос откуда-то сбоку.

Ахилл увидел тень на песке, а потом смог разглядеть и еще одного незнакомца. Он был чем-то неуловимо похож на первого, но заметно старше.

- Извини, отец, этот юный грубиян очень разозлил меня.

- Не надо поддаваться гневу, сынок. Мне кажется, он только хорохорится. А так, он все неплохо запомнил. И впредь будет срывать свой гнев только на своих смугленьких сородичах. Ведь для них этот полу северянин почти бог.

Я ошибаюсь? И ты ничего не понял? – вдруг обратился он к Ахиллу.

- Извини меня, северный бог, - смиренно сказал Ахилл.

- Идем, Перун, - бросил старший.

Когда Ахиллу удалось наконец выбраться из-под коня, он увидел, как с крутого обрыва взлетели две крылатые фигуры.

Они действительно боги, - подумал он.

И впредь зарекся ссорится с северянами. Однако неуемная агрессивность этого плода пьяного зачатия искала своего выхода.

И он с радостью и без раздумий принял предложение Одиссея присоединиться к походу на Трою.

Впрочем, эмоции эмоциями, но южане весьма прагматичны. И Ахилл был приятно удивлен перспективами стать наследником Агамемнона, царем царей Эллады.

А дочери Агамемнона Ифгении, которая должна была стать женой Ахилла, суждено было играть роль залога выполнения этого обещания.


Глава 10.  Комментарии экспертов

- Так вот какая она, твоя богиня! - с восхищением воскликнул Суппелулимас Рамзесу, увидев Афродиту.

На высокую террасу дворца фараона богиня любви спустилась с небес. И стояла сейчас перед обоими царями голая, раскрасневшаяся от мази и долгого полета.

- Я же говорила тебе, Рамзес, что на этой террасе не должно быть посторонних! – раздраженно бросила Афродита.

- Извини, богиня, это не посторонний, это царь хеттов.

- Все равно! В наших с тобой отношениях посторонними являются все.

- Я буду нем, как могила, - сказал Суппилулимас.

- О, царь! Уж ты то должен знать, что слова ничего не значат. Даже царские – прервала она готовые сорваться возражения владыки хеттов. И продолжила.

- Вас спасает только то, что Зевс по настоящему никакой не царь. И нет у него соответствующих служб. Хотя он сильнее вас как предводитель группы сильных колдунов. Таких, которые перевелись в ваших царствах. Если, конечно, когда-то вообще были.

- Мои жрецы могут многое, - обиженно заметил фараон.

- Дурить головы рабам, травить фараонов, и готовить дурманы, - вот и все, что они могут. Не обманывай себя, а тем более меня.

- Хорошо, моя богиня, - смиренно сказал фараон. – Но, почему ты прилетела? Что-то срочное?

- Да. На стороне ахейцев будет сражаться тавроскиф Ахилл, сын Пелея. Теперь у ахейцев появилась конница. И у вас не будет преимуществ в этих войсках.

- Наша конница многочисленнее, - заметил царь хеттов.

- Но Ахилл будет воевать железным оружием, которого нет у ваших воинов.

- Это тем оружием, которым некий северный бог поразил скифов? – спросил царь хеттов.

Афродита внимательно посмотрела на него.

- А ты хорошо осведомлен о делах в других землях, царь.

- Ты хочешь сказать, что я осведомлен плохо, - грустно усмехнулся Рамзес.

- Не будем пререкаться, мой царь, - сказала Афродита, неожиданно ласково посмотрев на старого больного фараона. Она все же жалела этого умирающего владыку, ведь, что ни говори, он в свое время сразу поверил ей и помог затеять ту игру, которую она вела сейчас.

Впрочем, Рамзес явно держался из последних сил. Его близкая смерть была написана на его лице.

Царь хеттов был помоложе и поэнергичнее. Во всяком случае, лет десять еще протянет, - жестко подумала про себя Афродита. – Но Рамзеса надо будет поддержать. Будет неприятно, если он умрет в ближайшие месяцы.

А царь хеттов внимательно смотрел на богиню. Он уже знал, что после кончины Рамзеса она станет его агентом, и его любовницей.

Афродита заметила его взгляд и незаметно подмигнула ему.

Как это ни странно, это не укрылось от глаз Рамзеса.

- Мой наследник еще не созрел как правитель. Твоя спартанская царица стала для него единственным занятием в жизни. Но без помощи Египта ты не выиграешь войну Суппелулимас, а ты не осуществишь своих планов, богиня. Поэтому обещайте мне помочь сыну укрепиться на троне, а я сделаю все, чтобы он не бросил начатого нами всеми дела.

- А то, что теперь ты становишься главным в этой войне, мой хеттский брат, мне уже ясно, - продолжил Рамзес. - И богиня, начавшая ее, станет твоей богиней.

Он хотел сказать еще многое, но не смог, и в изнеможении откинулся в кресле.

Афродита подошла к нему и с неожиданной нежностью провела ладонью по лбу.

Рамзес слабо улыбнулся.

- Ты настоящий мужчина, мой царь. И, поверь, я жалею, что великодушие и стойкость, достойные бога пришли к тебе так поздно. Иначе, я могла бы попробовать сделать тебя бессмертным.

- Благодарю, моя богиня, - снова улыбнулся Рамзес. – Но пойди вымойся и переоденься с дороги. А потом поговорим по делу.

Хеттский царь, все так же внимательно смотрящий на них, вдруг поймал себя на мысли, что не смотрит на эту обнаженную ослепительно красивую женщину с козлиным вожделением. А восхищается ее красотой, но в не меньшей степени ее умом и великодушием.

- Итак, мои цари, - Афродита, одетая в легкую белую тунику, посвежевшая после купания, выглядела как-то легко и воздушно. Но говорила собрано и жестко, - разгромить ахейцев с ходу теперь не удастся.

- Ты так и не сказала, твой Ахилл и его воины вооружены так же, как и этот северный бог? – спросил царь хеттов.

- Нет. Но у Ахилла железные доспехи, которые не пробьет бронзовое оружие, а его копье имеет железный наконечник, который наоборот, пробьет все доспехи троянцев и ваших воинов.

- Чего же нет у Ахилла из арсенала северных богов?

- Волшебного длинного меча. Но и без него, он крайне опасен для ваших воинов.

- Но наша конница многочисленнее. У ахейцев  почти нет конных воинов. Мало у них коней и нет соответствующего опыта. Один Ахилл не заменит им всех наших конных армий. К тому же нет такого доспеха, который обеспечивал бы полную неуязвимость, - заметил хетт.

- Ты прав, царь. Но я хотела сказать иное. Теперь не стоит надеяться, что удастся победить ахейцев сразу. Так, как в прошлый раз, когда они пришли в Египет. Война будет долгая. 

- Согласен, - заметил хетт. – Но я надеюсь на победу.

- И я, - сказал Рамзес.

- И я, мои цари, - присоединилась к их мнению Афродита.

Хотя под победой понимала отнюдь не то, что понимали Рамзес и Суппелулимас.

- Ну что, товарищи студенты, будем обсуждать боевые уставы сухопутных войск, или займемся более общим разговором?

Подполковник Иванов был интеллигентен и по-человечески симпатичен. Он любил использовать в процессе преподавания  нестандартные методы. Вот и сейчас он хотел пробудить у студентов прежде всего интерес к изучаемому предмету. И то сказать, у современных студентов мало добросовестности. В том числе и при обучении на военной кафедре.

Тем более, что вопросы, связанные с боевыми уставами и тактикой сухопутных войск, не являются профилирующими при подготовке офицеров запаса ПВО, ВВС, да и вообще любых офицеров технических специальностей.

Однако подполковник умел расшевелить аудиторию, и знал, что несколько его студентов после его занятий с упоением читают книги по военной истории, военной психологии, военной экономике.

Что было совершенно вне программы, но что было весьма полезно, как фактор стимулирования общего интереса к военной подготовке.

- Разрешите, товарищ подполковник, - поднял руку Вадим.

- Давайте, Усольцев, - не по-строевому ответил Иванов.

- Тут мы на истории цивилизаций много говорили о Троянской войне. Хотелось бы обсудить некоторые наши споры с военной точки зрения. Тем более, что война была сухопутная, и возможно, некоторые ее моменты в упрощенном виде проиллюстрируют нам тактику сухопутных войск.

- Давайте, давайте, это будет интересно, - заметил Иванов. – Вижу несогласных, - спросил он, обведя глазами аудиторию. – Прошу, Петр, - уже совсем не по-военному, а чисто по-университетски сказал подполковник.

- Товарищ подполковник, я не совсем согласен с Вадимом. Эта война была не только сухопутной, она началась с десантной операции.

- Верно подмечено, Петр. Верно. Но, знаете, мы в подобных обсуждениях выходим на некий стратегический уровень. Такие вопросы обсуждаются в военных академиях, а не при подготовке лейтенантов запаса. Поэтому, уговор. Мы обсудим сейчас ваши, так сказать, стратегические этюды. Но боевые уставы потом выучите назубок. Поблажек на зачете не буду делать даже для таких продвинутых стратегов, - он насмешливо улыбнулся, - как Петр и Вадим.

Согласны?

- Да!  -  дружно ответила аудитория, предвкушая интересное занятие вм