Принцип единоличного руководства в системе управления


Д-р Иоганнес Вайдеман



Обер-бургомистр, начальник Академии управления земли Саксония-Ангальт

(Доклад на 1-й ежегодной конференции Имперского союза немецких академий управления 12 октября 1935 г. в Дрездене)

Индустриферлаг Шпет унд Линде, Берлин, 1936 г.


Развитие народов, а тем самым и судьба отдельных людей, в гораздо большей мере, чем большинство это осознает, зависят от господствующих идей эпохи, которые невидимо стоят за большими и малыми повседневными событиями. Эти идеи формируют государство, общество и людей по своему образу, и эта предпосылка с железной последовательностью определяет ход развития: взлет, если идеи правильные, и упадок, если они ложные. Идеи правят миром, и даже материализм, который это отрицает, переделывает мир в соответствии с идеей исторического материализма.

150 лет в Европе господствовал тезис о равенстве всех, кто имеет человеческий образ. На этом основано все мировоззрение либерализма и все его проявления в государственном строительстве и в экономике. Этот тезис лежал в основе всех конституций, принятых после 1789 года. Это тот общий знаменатель, к которому можно свести внешне кажущиеся столь различными понятия либерализма и марксизма, индивидуализма и коллективизма.

Этот соблазнительный тезис сулил путь к свободе, гуманности, гармонии и счастью человечества. И тем не менее, это ложный тезис, может быть, величайшее заблуждение всех времен. Американский исследователь Лотроп Стоддард говорит о «железном законе неравенства» и учит так: «Представление о «природном равенстве» - одно из самых пагубных заблуждений, в которые когда-либо впадали люди. Это плод человеческой фантазии. Природа не знает равенства».

Но если руководством к действию становится нечто противоестественное, то итогом всегда будет либо самоуничтожение, либо возврат к правильным принципам. Красивый тезис о всеобщем равенстве стал причиной упадка немецкого народа, особенно после принятия в 1919 году Веймарской конституции, в основу которой был положен этот тезис. Всеобщее равенство привело к господству посредственности и грозило тем, что возобладают неполноценные элементы. Человек, созданный по образу Божию, все больше терял свои достоинства и, самое страшное, - делал это как будто добровольно. За тезисом о всеобщем равенстве вставал грозный призрак гибели европейской культуры.

Теперь на этом роковом пути воздвигнута мощная преграда. Немецкий народ и его государство обрели совершенно новые идейные основы. Мы больше не идем ради красивых идей против законов природы.

Мы должны признать, что люди не равны. Любая система идей о государстве и культуре должна исходить из этого жестокого закона неравенства. Это гарантирует возможность построения действительно здорового общества, в котором перед наиболее ценными силами будут открыты все пути, а на пути разрушительных сил будет поставлен заслон.

Те, кто мечтал о равенстве всех людей, были весьма удивлены тем, что их идеалы привели к всеобщему упадку. Национал-социалистов часто упрекают в том, что они, делая упор на идее неравенства, становятся врагами человечества и культуры. Но это обвинение опровергается опытом практической жизни. Только в том случае, если народ рассматривается не как сумма одинаковых единиц, а как организм, состоящий из единокровных, но в разной степени одаренных людей, в котором каждый занимает надлежащее место, можно избежать превращения людей в стадо, движимое массовыми инстинктами и управляемое плутократией, избежать того, что мерой всех вещей станет посредственность, в которой утонут высшие люди, а идеалы заменит материалистический подход. Настоящая культура вообще возможна только при учете природного неравенства людей и при создании для творцов всех ценностей возможностей выдвижения в своей собственной стране.

При господстве тезиса о равенстве любое обращение к здоровым силам прошлого воспринималось в самых широких кругах как несовременное и устаревшее; идолом дня становилось только совершенно новое, были спущены с цепи все низкие инстинкты. Казалось, будто воплотилось в жизнь учение Бакунина, выраженное в его любимом тосте: «За разрушение всех законов и всякого порядка и за разнуздание всех дурных страстей!»

Но дух управляет телом и телом народа тоже в рамках заданных расой возможностей. Дух нового Германского Рейха выражен в словах его вождя:

«Наше движение должно всеми средствами стимулировать уважение к личности и никогда не должно забывать, что в личной ценности заключена общечеловеческая ценность, что каждая идея и каждое достижение это результат творческой силы одного человека».

Здесь мы находим обоснование выделения отдельной личности из толпы, обоснование идеи вождизма во всех областях жизни Рейха.

Я уже выступал по теме «Единоначалие на муниципальном уровне» на партийном съезде. Здесь собрался более узкий круг тех, кто занимается воспитанием нового чиновничества, и я могу остановиться на этой теме подробней.

Для начала нужно найти правильную исходную точку. Исходной точкой всех мыслей и целью всех наших действий является немецкий народ в целом. Его благо – мерило ценности любой деятельности.

Государство как понятие стоит рангом ниже. Не народ для государства, а государство для народа. Наше государство это не государство в себе, не абсолютное или тотальное государство, а народное государство. Система управления в таком государстве призвана создать максимально благоприятные жизненные условия для немецкого народа и сделать его здоровым и сильным.

Этим определяется и роль каждого отдельного чиновника в системе управления. Для упрощения мы будем говорить о чиновниках вообще.

Людовик XIV прославился своим изречением: «Государство – это я». В этом случае государство не только ставится в центр, но и низводится до роли простого атрибута отдельного человека, народ рассматривается как нечто побочное, недостойное упоминания. В противоположность этому Фридрих II говорил о себе: «Я – первый слуга моего государства».

Сегодня каждый государственный чиновник должен видеть в себе не просто слугу государства, а слугу немецкого народа. Государство – только средство. Это предотвращает опасность вырождения в бюрократизм, что происходит, когда система управления воспринимает себя как самоцель и совершенно отрывается от жизни.

Пока в центре внимания было государство, народ был только объектом государственной деятельности. В нашем государстве народ стал субъектом. Он не хочет больше, чтобы им управляли как «подданными», он хочет, чтобы им руководили лучшие из его сынов.

Часть этого руководства – администрация. Об этом всегда нужно помнить, хотя злоупотребление словом «фюрер» для обозначения руководителей низшего звена снижает значение этого слова, что нельзя одобрить. И если мы используем и здесь термин «вождизм» в самом широком смысле слова, это не означает, что каждого, кто поставлен над другими, уже можно называть вождем. Употребляя этот термин, мы лишь хотим подчеркнуть, что идея вождизма относится не только к высшему уровню, но и находит отклик на самых нижних ступенях иерархии. Иначе система вождизма не может долго существовать.

В иерархии повиновение высшим сочетается с руководством подчиненными. При этом степень обязанности повиноваться может быть различной. Как и в армии, в администрации во многих случаях требуется безоговорочное повиновение. Но здесь таится опасность окостенения административной системы, поэтому за чиновниками низшего звена следует оставлять определенную свободу действий под свою ответственность. Они ближе к народу и не должны слепо выполнять приказы высших инстанций, которые могут не вполне соответствовать условиям на местах.

Это пробудит в чиновниках низшего звена живые силы. Они будут чувствовать себя не просто исполнителями приказов, а настоящими сотрудниками. Приказы часто рождаются в заоблачных высях, где не очень хорошо представляют себе реальную жизнь, которая не укладывается в параграфы и которую не объять приказами.

При этом следует различать отдельные ветви системы управления. Одни из них выполняют, в основном, чисто технические задачи, другие принимают политические решения. Если мы возьмем уровень общин, то, в соответствии с великими идеями барона фон Штейна, который видел в свободе общин прекрасное средство воспитания государственного мышления у немцев. Общинный устав для городов и деревень дает им право подлинного самоуправления.

Разграничение сфер компетентности между государством и общиной, а также между отдельными лицами, работающими в системах управления общин, можно считать образцовым. Именно в общинах виды деятельности наиболее разнообразны, они менее всего подчиняются строгим правилам.

Немецкие общины – настоящие практические школы для руководителей всех рангов. Основные идеи Общинного устава, прежде всего, идея децентрализации, связанная с идеей самоуправления, и идея единоначалия не ограничиваются только общинами. Каждый, кто хочет ближе познакомиться с сутью нового Рейха, должен заняться общинным самоуправлением и осуществлением в нем принципа единоначалия.

По мере того, как будет формироваться новая природа руководителей, в администрации всех видов будет происходить сдвиг от технических задач к ответственным решениям.

Внутренняя сущность национал-социалистического народного государства заключается в том, что это «вождистское государство». Идея вождизма пронизывает это государство насквозь – это не случайность, а внутренняя необходимость. Это выражается в законодательстве, прежде всего, в отходе от парламентаризма, в упоре на авторитет и личную ответственность.

Смысл идеи вождизма в том, что народ не является просто объектом действий государства, а сам играет активную роль, так как вождь и его последователи неразрывно связаны друг с другом и действуют вместе. Но решения должен принимать один человек, в руках которого сосредоточена большая власть и который берет на себя всю ответственность.

Но неверно видеть главное в персональной ответственности. В ней нет ничего совершенно нового. Во все времена существовала система управления, которая в науке называется бюрократической в отличие от коллегиальной. Если бы задача нового государства исчерпывалась повсеместной заменой коллегиальной системы бюрократической, это укрепило бы власть, но изменения остались бы лишь поверхностными.

Бюрократизм – это форма вырождения системы управления. Во все времена народ был им недоволен и смеялся над ним. Так что для внутреннего обновления власти недостаточно просто перейти от коллегиальной системы к бюрократической – нужно внести в последнюю принцип вождизма.

Но одного этого принципа самого о себе тоже недостаточно. Если вождями не будут люди, воспитанные в новом духе, внедрение принципа вождизма на практике может привести к весьма нежелательным последствиям. Было время, когда многие чиновники думали, будто этот принцип создан для них, чтобы они могли беспрепятственно проявлять свои бюрократические наклонности. Авторитарное государство означало для этих людей неограниченное господство бюрократии и возможность зажимать рты недовольным. Конечно, это очень упрощает управление, но за счет правильности решений и доверия населения. Все это – прямая противоположность вождизма.

Начальник в иерархическом смысле должен стать руководителем в человеческом смысле. Корень бюрократизма – превращение чиновника в машину, выполняющую свои обязанности. К счастью, на высоких и менее высоких постах всегда были люди, деятельность которых была наполнена живым содержанием.

Это касается не только начальников, но и подчиненных. Их работа тоже должна дополняться внутренним сопереживанием…

…Место административного механизма должен занять живой, одушевленный организм.

Но все это могут сделать только люди, а не параграфы… Каковы же критерии отбора этих людей? Как отличить важное от неважного? Здесь, надо сказать открыто, мы вступаем в почти не исследованную область… Чиновник, стремящийся к повышению, старается, прежде всего, увеличить свои познания, которые обретают значение только при наличии у него качеств руководителя.

Мы в Германии находимся в счастливом положении. Наши чиновники – образец и предмет зависти для многих других народов. Но качества этих чиновников это еще не добродетели, а простое выполнение своих обязанностей… Главные добродетели чиновников это верность энергичность и готовность взять на себя ответственность.

…Не только подчиненные должны быть верны своему начальнику, но и начальник им. Согласно германскому пониманию, взаимная верность вождя и его последователей взаимно обусловлены. И нас не устраивает начальник, который думает, что верность – это только долг его подчиненных. Он должен дать понять им, что и они всегда могут на него положиться.

Самое главное качество это умение брать на себя ответственность. Когда выполнение рутинной работы и боязнь всего нового становится нормой для всей системы управления, это приводит ее к краху. Только мужественная готовность брать на себя ответственность наполняет мертвую машину управления живым духом и делает ее пригодной для решения любых задач.

При этом речь не идет, разумеется, о безответственном авантюризме. Взятие на себя ответственности предполагает взвешенные размышления с учетом всех деталей.

Если к этой готовности брать на себя ответственность добавляется еще и энергичность, когда руководитель не ждет появления новой цели, а ищет ее, когда он не отступает перед трудностями, его достижения будут наивысшими.

Сюда относится, разумеется, и такое качество, как неустрашимость. О немцах давно говорят, что, хотя они очень храбры на войне, им недостает гражданского мужества. Увы, это правда. Этот недостаток надо преодолевать.

Мужество необходимо в жизни постоянно, а не только на войне. Бисмарк хорошо сказал: «Люди охотно следуют за смелым господином». Если руководитель учреждения не обладает этим качеством, он не будет иметь авторитета среди подчиненных. Авторитет утрачивается не из-за совершенных ошибок, а из-за трусости и неуверенности. Весь народ чрезвычайно чувствителен к этим свойствам. Настоящий вождь не должен бояться попасть в неприятную ситуацию.

Чиновник, который педантично выполняет свои обязанности и боится отступить от буквы инструкций для нас не образец.

Еще одна высшая добродетель это справедливость. Мы не считаем, что закон стоит над народом, то есть, что есть некая абсолютная справедливость. Она обретает свой смысл только в связи с народом и его жизненными потребностями. Закон может устареть и вступить в противоречие с этими потребностями, и мы не должны держаться за его букву…

Сила примера может сделать больше, чем слова или приказы. В этом ключ к успеху. Но это предполагает наличие качества, которое редко встречается среди чиновников: умения преодолеть самого себя. Тот, кто хочет приказывать другим, должен сначала научиться приказывать себе. Приказы это не только проявление воли, но также искусство, которым руководитель должен владеть как художник кистями. Руководство учреждением это тоже, прежде всего, искусство. Здесь нужны не столько знания, сколько умение.

Не обойтись и без житейской мудрости. Идеалисты и мечтатели на эту роль не годятся. Они не выдержат столкновения с грубым миром фактов. Хотя идеализм это предпосылка любой правильно понятой общественной деятельности, внедрение идей в жизнь невозможно без понимания требований практики…

…Большое значение имеет также соотношение между жесткостью и мягкостью руководства. Без жесткости никакая власть невозможна, но ее не следует превращать в повседневное орудие, а использовать лишь тогда, когда это действительно необходимо, но тогда уж использовать беспощадно. В обычной же обстановке мягкостью можно достичь большего, чем дубиной. Руководитель учреждения никогда не должен быть диктатором.

Чиновникам всегда приходится заниматься множеством мелочей. В них можно погрязнуть и начать думать о себе: «Я – человек маленький». Этот образ мыслей бывает свойственным нее только чиновникам низшего ранга, у которых он еще более или менее терпим. Когда же руководитель учреждения мыслит столь же узко, значит, он не соответствует своей должности.

Вождь должен быть уверенным в себе. За тем, кто не уверен в себе и своей миссии, никто не пойдет. Эта внутренняя уверенность человека выражается и внешне, придает ему авторитет, увлекает людей неуверенных, которые могут благодаря этому преодолеть свою слабость. Именно в этом особое национальное значение идеи вождизма.

Вождь ставит перед собой высокие цели в отличие от карьериста, который преследует лишь эгоистические цели. Мне навсегда запомнились слова Ницше:

«Мне нужны благородные души, которые ничего не хотят иметь даром и меньше всего жизнь. Тот, кто из толпы, тот хочет жить даром, а мы, другие, кому дана жизнь, мы всегда думаем о том, что мы могли бы дать взамен». Таковы внутренние установки человека с задатками истинного вождя.

В конечном счете, все сводится к великому понятию личности. Личность нельзя разложить на отдельные качества. Точнее, это можно сделать, но тайна личности останется навсегда скрытой.

Задача академий управления – планомерное воспитание из чиновников администрации личностей, способных быть руководителями.

Администрация испытывает недостаток в людях, являющихся настоящими руководителями от природы. Потребность в них не имеет ничего общего с нехваткой «голов». «Иметь голову» вовсе не значит быть вождем. Способность к руководству это нечто большее, чем знание и образование…

…Нельзя научить быть вождем. Нет профессоров, которые преподавали бы такую науку, как гражданское право или статистику. Но можно при наличии надлежащих задатков стимулировать в чиновнике качества, важные для руководителя, и подавлять те, которые мешают ему быть руководителем… В наших академиях надо преподавать биологию и характерологию, но не в обязательном порядке, а на специальных курсах для особо одаренных, специально отобранных чиновников, в которых проявляются задатки вождей. Это будет, так сказать, огранка самых драгоценных камней немецкого чиновничества, которые своим блеском. Смогут осветить каменистую пустыню бюрократии…

…Вряд ли нам грозит перепроизводство вождей. Мудрая природа позаботилась о том, чтобы лишь немногие возвышались над средним уровнем. В природе вообще нет равенства. При этом речь в большинстве случаев не идет о необычайной одаренности. Многие из тех, кто принадлежит к нашей даровитой расе, носят в своем ранце маршальский жезл. Главное – несгибаемая воля к развитию всех сил, к преодолению самого себя при условии отказа от спокойной жизни. Отсутствие этих качеств и мешает многим подняться над средним уровнем.

Естественный отбор заботится о том, чтобы не было переизбытка людей с задатками вождей. При демократии многие руководящие посты занимали недостойные люди, и государство все больше погружалось в болото. Теперь эти посты – не теплые местечки, а аванпосты борьбы немецкого народа за существование. Сам Бог велел человеческому роду вести эту борьбу – без нее человек не стал бы царем природы. Для нас неприемлема только «борьба всех против всех».

Жизнь ответственного руководителя – нелегкая жизнь. Принцип вождизма дает возможность эффективного отбора лучших и планомерного отсеивания негодных и бесхарактерных людей.

«Счастливая жизнь невозможна, - сказал один великий немецкий мыслитель. – Высшее, чего человек может достичь, это героическая жизнь». Но именно это дает нам высшее счастье, которого нельзя обрести в сытом самодовольстве.

Философия Вождизма


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика