ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Раса и психологический отбор кадров в Вермахте


Эрих Цилиан



…Армия – это форма жизни, расово обусловленная, как ни одна другая. Нет более красноречивого указания на изначальные, данные от природы жизненные силы, заложенные в расовом типе народа, из которых развивается вся его историческая суть, чем четырехлетняя борьба немецкого народа против всего окружающего мира во время мировой войны. Прусско-немецкая традиция солдатского воспитания сделала своё, и даже пышущие ненавистью враги признают нашу армию лучшей в мире. Но никакая воспитательная работа не достигла бы такого успеха, если бы не имела дело с человеческим материалом особого типа.

Немецкий народ во все времена был солдатским в собственном смысле слова, что доказывает вся его история, начиная с эпохи великого переселения народов. Не следует забывать об особом положении, которое этот народ занимает в центре Европы, в постоянно враждебном окружении. Это обстоятельство, несомненно, способствовало военным успехам, но только в сочетании с волей к самоутверждению, к противодействию враждебным силам…

Мы знаем сегодня, что история определяется не только судьбой и пространственно-географическими условиями. Решающее влияние оказывают те внутренние предпосылки, которые даются каждому народу Провидением вместе с его природными задатками, подчиняющимися общим законам жизни.

Мы не можем больше представлять себе дело таким образом, будто особый тип народа это исключительно результат действия каких-то чисто духовных сил, так называемых культурных душ, которые некогда вдруг спустились с небес в определенном месте, дали там ростки и стали развиваться, чтобы потом состариться и умереть, вернуться в то ничто, откуда они пришли. Этому учила теория культурных кругов Фробениуса и философия культуры Шпенглера с его «Законом Европы».

Становление и исчезновение народов стали нам сегодня гораздо более понятными при учете изменений биологического состава народов в результате отбора в процессе расового развития. Античный мир погиб не только потому, что закончил жизненный путь своего духа, а потому что его доминирующие расовые силы медленно, но неотвратимо изменялись по мере смешения народов в поздней Римской империи.

С этим смешением были связаны и культурные влияния. Изменения политического баланса сил и государственных границ влекли за собой и переоценку духовных ценностей. Германские племена взяли многое из духовного наследия Римской империи, прежде всего христианство, но его последующие метаморфозы служат доказательством зависимости культурных и духовных явлений от сил, заложенных в народе.

Сегодня мы видим, что, хотя внеевропейские народы и расы тоже заимствовали христианство, но готические соборы были построены только на нордическом Западе как выражение той же направленной к высшим духовным целям воли, которая некогда вызвала к жизни почти все европейские государства, предпосылкой создания которых были солдатские подвиги.

Но мы пошли бы по неверному пути, если бы приписали все солдатские ценности духовным силам только одного расового типа. Во-первых, солдату требуется много духовных качеств, а во-вторых, народы самого разного расового состава доказали, что из них получаются прекрасные солдаты.

Расовые качества нашего народа тоже нельзя назвать едиными. Хотя во всех областях Германии и во всех немцах основу составляет нордическо-фальская суть, которая определяет тип немецкого солдата, к ней в разных племенах в той или иной степени примешались элементы других европейских рас: динарской в Австрии и Баварии, альпийской – в южной и центральной, восточно-балтийской – в восточной Германии, средиземноморской – на Рейне. Все эти расовые компоненты имеют разные военные традиции, что сказалось на немецких солдатах.

Другой тип солдат – французы, которым нужны «слава» и «престиж». В этом выражается настрой на внешние эффекты, характерный для средиземноморских в основе своей народов южной Европы. Особенности южного типа накладывают свой отпечаток на солдатские качества романских народов: они способны на сильные порывы, но менее стойки.

Но следует отметить, что у французов эти качества сочетаются с осторожностью, стремлением к закреплению достигнутого и упорством в трудных ситуациях, чертами, конторе можно объяснить примесью во французском народе альпийской расы, как это делает Л.Ф.Клаусс.

Еще один тип солдат являют нам народы, в основном, восточнобалтийской расы, населяющие равнины России. Эти народы отличают пассивная, терпеливая выносливость, непритязательность и умение приспосабливаться к самым неблагоприятным условиям, но им не хватает ударной силы и предприимчивости.

Бросая взгляд за пределы Германии, нельзя не отметить особые солдатские качества всех народов, имеющих динарскую примесь. Нынешние южные славяне, в большинстве своем, - динарцы. Опыт мировой войны свидетельствует о высоких воинских доблестях сербов. Динарский тип удачно сочетает в себе готовность к внезапным действиям, свойственную и средиземноморской расе, с необычайным упорством. Мы можем вспомнить, какую упорную борьбу вели тирольцы.

Этот краткий обзор других народов с точки зрения расовой пригодности к военному делу позволяет нам лучше понять своеобразие племен, составивших наш народ, их родственные связи с описанными группами. Так динарская примесь налицо в Восточной Пруссии, может быть, вследствие миграции из района Зальцбурга, подвижность жителей Рейнланда объясняется средиземноморской примесью, а тяжеловесная стойкость восточных немцев – альпийской и восточно-балтийской примесями.

Теперь мы хотели бы перейти от групповых характеристик к отдельным людям, которые находятся в центре внимания при любом отборе. Для начала необходимо было указать на сверхличные взаимосвязи, так как при наследственно-биологическом и расовом подходе мы не можем рассматривать отдельную личность саму по себе, как атом, а в ее связи с обществом и прошлыми поколениями.

Определение расовой принадлежности отдельного человека облегчается в тех случаях, когда смешение расовых компонентов невелико. В сельских областях оно легче, чем в плавильных котлах больших городов. Но всегда при этом надо проявлять максимальную осторожность, если неизвестны семья человека и его род.

Расовый подход позволяет нам отграничить наследственное от благоприобретенного. Но насколько можно судить по внешним признакам о психических качествах?

Возьмем крайний случай: человека, в котором смешаны разные расовые признаки без преобладания какого-либо определенного типа. Эти признаки могут образовывать разные сочетания независимо друг от друга. В этом случае перемешаны и психические признаки разных групп независимо друг от друга и от физических признаков, - можем мы предположить.

Но в действительности психические признаки в гораздо большей степени связаны друг с другом, и мы не можем настолько отделять их друг от друга, как физические признаки. Замедленность чувств не сочетается с быстротой мысли. Неуверенность поведения, наоборот, сочетается с недостаточной твердостью оценок.

С учетом этого бесперспективно увязывать отдельные физические признаки с отдельными психическими качествами, как это делала лженаука френология или физиогномика. Существуют, на самом деле, взаимосвязи между совокупностями психических и физических признаков. В случае беспорядочного соединения самых разнообразных признаков эти взаимосвязи лишь настолько запутаны, что мы пока не можем их четко определить. Сочетание признаков далеких друг от друга рас порождает и дисгармоничность характера, но при смешении близких друг другу рас получаются и гармоничные смеси.

Общие взаимосвязи между физическими и психическими свойствами проявляются не только в физических, но и в психических различиях полов. Медицина знает отклонения, связанные с нарушениями деятельности желез, не только физические, но и психические: инфантилизм при нарушении функций половых желез, явления, связанные с работой щитовидной железы и т.д.

Разделил людей на три большие психические группы, связав каждую с определенной конституцией, Кречмер, который соотнес циклотимный, шизотимный и вязкий темпераменты с пикническим, лептосомным и атлетическим строением тела. Но наблюдения Кречмера в значительной мере соответствуют общему опыту, выраженному в приводимой им же цитате из шекспировского «Юлия Цезаря»:

Пусть окружат меня упитанные люди,
Те, что не думают и ночью спят спокойно.
У Кассия отсутствующий взгляд,
Он много думает: опасны эти типы.

Это деление, разумеется, неполно, так как не учитывает расовые различия. Стройный и высокий нордический человек отличается от стройного и высокого негра.

С учетом расовых различий типов получается больше. Систематическое описание европейских расовых типов в увязке с их психическими особенностями впервые, как известно, дал Ганс Ф.К.Гюнтер в своей «Расологии немецкого народа». Людвиг Фердинанд Клаусс в своих работах по расовой психологии шел противоположными путем – от особенностей стиля психического поведения расы как «наследственной формы» к физическим признакам. Его характеристики отдельных европейских рас общеизвестны.

Но даже если мы будем исходить из большего количества расовых задатков, не следует ожидать, что с их помощью мы можем полностью охарактеризовать отдельного человека. Индивидуальный характер всегда гораздо сложней типового, идет ли речь о профессиональном, городском, сельском, племенном или расовом типе. Это относится не только к психическим, но и к физическим признакам, поэтому мы говорим о большом диапазоне колебаний внутри каждой расы.

Наследственную связь определенного характера с определенными физическими признаками доказывает изучение близнецов. На нее указал еще гениальный Гальтон. Он упоминал о таких фактах, как одинаковые болезни близнецов и их смерть почти в одно и то же время, даже если они жили совершенно раздельно, сходство их наклонностей и образа жизни, словно речь идет о двух часах, согласованных при их изготовлении. С тех пор накоплено много данных, особенно важных для изучения психических заболеваний и преступлений.

В последнее время и психологические исследования опираются на наблюдения близнецов с целью выявления взаимосвязей задатков. Такие исследования проводятся и психологами Вермахта. В 1936 году их начал центр психологии и расологии Вермахта совместно с институтом антропологии, человеческой наследственности и евгеники имени Кайзера Вильгельма (директор – Ойген Фишер), а позже к ним подключились все психологические опытные пункты Вермахта и антропологические институты всего Рейха.

При этом проводилась полная психологическая экспертиза каждого из пары близнецов с использованием тех же методов, что и при экзаменах на офицерское звание. Полученные данные сравнивались, чтобы определить сходства и различия. Но результаты такого сравнения будут надежными лишь в том случае, если будет учитываться только частота совпадений у однояйцевых близнецов, так как лишь в этом случае можно говорить об одинаковых наследственных задатках.

Сравнивались не отдельные признаки, а поведение в целом. Тип поведения складывается из определенного психофизического комплекса восприимчивости чувств, нрава и манеры держать себя (темперамента) и духовной структуры личности (восприятия, мышления и воли). Только при совпадении этих двух групп можно говорить об одинаковой сути.

Частота совпадений при обследовании военнообязанных была у 37 пар однояйцевых близнецов (EZ) на 43 % больше, чем у 42 пар двуяйцевых (ZZ). В институте кайзера Вильгельма 22 EZ дали превышение на 60 % по сравнению с 18 ZZ…

Это сходство говорит и о совпадении психического типа, то есть особой манеры вплетать в психическую структуру определенные способности и духовные качества, черты характера. Это сказывается в неуправляемости поведения или волевом самообуздании. Кроме таких психических различий между отдельными людьми, можно установить так же, как распределяется между ними конкретная способность или качество и изобразить это графически. Такое количественное сравнение позволяет потом выявить, например, хорошо развитые умственные способности даже при слабой управляемости поведения, объективно меньшие достижения при всем волевом самообуздании, безупречно нравственное поведение, несмотря на силу природных инстинктов. Такие оценки качеств позволяют сравнивать людей, пользуясь объективными нормами, а определение сути человека выявляет его внутренние пропорции.

С этим крайним случаем совпадения наследственных задатков у однояйцевых близнецов расовая общность не сходна ни в физическом, ни в психическом плане. Но опыт изучения близнецов указывает направление расовых различий. На правильном пути все те определения расовых типов, которые и в этом случае выдвигают на передний план особенности поведения в целом, а не отдельные способности и качества. Излишне напоминать, что и среди низших форм человечества встречаются более или менее умные, надежные и способные люди, хотя нельзя отрицать количественные различия по отдельным группам признаков как таковым. Ситуация при всех различиях сходна с той, какую мы имеем в области физических признаков, хотя и там для определения расы соотношения размеров и комплексы признаков важнее отдельных данных.

Определения, которые сводятся к указанному соотношению между развитием характерных особенностей и единством темперамента, имеют лучшие перспективы при психологическом описании рас, так как они имеют дело с разными формами процессов физического и психического развития, которые в конечном счете ведут к обособлению и к образованию расы. Во всех описаниях нордического человека указывается, что он не руководствуется инстинктами, обдумывают свои действия, его переживания обращены вовнутрь, он меньше связан с внешним миром, как говорит Э.Р.Енш. По сравнению с этим типом у средиземноморского типа преобладают непроизвольные действия, он «интегрирован вовне» (Енш), а нордический тип «интегрирован вовнутрь». Другие расы колеблются между этими двумя формами поведения. Так у динарцев склонность к глубоким раздумьям (любовь к родине, наслаждение искусством) сочетается с взрывным темпераментом. Противоположный тип – альпийский с его «циклотимной», по Кречмеру, конституцией. У него центр тяжести поведения находится не в плоскости эмоциональной готовности к действию или углубленного обдумывания, а в промежутке между созерцательным восприятием и практическим, целесообразным действием. Восточнобалтийский тип отличается от него меньшей гармоничностью и сдвигом в сторону внутренней проблематики при той же малоподвижности темперамента.

Здесь следует подчеркнуть, что все имеющиеся в настоящее время описания расовых особенностей требуют дальнейших научных исследований, но, несмотря на это, уже теперь можно для практических целей констатировать: факты, установленные расологией, имеют важное познавательное значение для психологического отбора персонала как при выборе кандидатов, так и при подтверждении правильности выбора.

1) Как предварительное указание на наследственную взаимосвязь психических и физических признаков. Это не противоречит тому принципу, что полное описание психики может быть осуществлено только средствами психологии с учетом поведения в целом, выражения лица, манеры речи и почерка, восприятия впечатлений и реакции на них, взглядов и действий, всей биографии.

2) Если установлено наличие определенных психических взаимосвязей, то расовые и прочие физическо-психические взаимосвязи приобретают значение как подтверждение того, что данная ситуация не просто случайная, а наследственная.

Наследственные взаимосвязи ограничивают диапазон прогноза. Как, согласно пословице, никто не может перепрыгнуть собственную тень, ни один человек не может выйти за пределы своей наследственной сути. Этот принцип очень важен не только для отбора, но также для обучения и воспитания. В нем сочетаются отбор и руководство людьми: отбор выявляет имеющиеся человеческие ценности, руководство целесообразно использует их.

Резюмируем. В данной статье указаны возможности и пределы использования данных расологии при психологическом отборе в Вермахте. Но необходимо дополнить их указанием на отбор, который осуществляется самой солдатской жизнью, также и в расовом отношении. Утверждается в ней только цельный человек, внутренне уравновешенный, с характером. Каждый народ имеет свой, соответствующий его расовым силам, формирующим волю, солдатский идеал. Для немецкого народа это такие полководцы, как Арминий, Фридрих II, Мольтке, Гинденбург и Людендорф.

Но этот расовый образ можно увидеть и в широких рядах немецких солдат. Среди претендентов на офицерскую карьеру, как доказано исследованиями, больший, чем в среднем среди населения, процент людей, по чисто физическим данным явно принадлежащих к нордическому и фальскому типам. Немецкий офицерский корпус и в расовом отношении всегда был более гомогенной группой. И это имеет особое воспитательное значение, поскольку Вермахт – высшая школа немецких мужчин. Чуждый по крови вождь немецких солдат был бы невозможен, даже во времена, не обладавшие таким расовым сознанием, как наше.

Внешняя форма и физические данные, непосредственное влияние личности, обеспечивающие офицеру признание подчиненных, всегда высоко ценились. Но решающие влияние оказывает не внешний образец, а внутреннее содержание сознания. Через него раса выполняет свою вечную задачу для каждой отдельной личности.

Философия Вождизма


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 




Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика