Военная психология


Общие проблемы и практические выводы

Макс Симонайт



Доктор философии

2-е расширенное издание. Ферлаг Бернард унд Грефе.Берлин. 1943 г.


Отбор военного персонала

а) Предварительные замечания

Речь здесь пойдет о психологии не как о готовой системе, которую можно заимствовать у высших учебных заведений, и не о той психологии, с помощью которой эстеты, совершенно не зная ее истинного назначения, пытаются «психологически» объяснить поражение на Марне, а о научной попытке объяснить, упорядочить и углубить практическое знание людей. Такую психологию мы находим в письмах Клаузевица из Парижа и в его «Дневнике поездки из Суассона через Дижон в Женеву». Мы попытаемся сделать практическое знание людей объективным.

Мы покажем, какие методы используются в практической жизни, и какая логика ведет к практическому знанию людей. Эти методы и эта логика будут рассмотрены в свете ясного научного познания и объединены в систематический метод изучения конкретного человека в целом.

Мы будем пользоваться не научным жаргоном, а народным языком. При этом мы постараемся дать более однозначное определение таким словам, как «легкомысленный», «хладнокровный», «задумчивый» или «неповоротливый»…


б) Принципы научных методов отбора персонала

1. Изолированное измерение и оценка отдельных, определяемых профессиональным анализом психических качеств бесцельны. Только на основании общей картины психической предрасположенности можно делать выводы о поведении в будущем.

2. Психотехнический принцип работы необходимо заменить характерологическим. Под психотехникой понимается методика измерения достижений, а характерология это учение о психофизической предрасположенности в целом, включая ориентацию на определенные ценности.

3. Эта замена неизбежно повлечет за собой оттеснение на второй план принципа точных измерений логическим описанием и перенос центра тяжести с установки на успех действия на установку на определенный метод действия и отношение действующего лица к своему действию.

4. Необходимо принять следующие меры для обеспечения объективности полученных знаний:

а) Создать взаимосвязанную и направленную на составление общего представления об испытуемых лицах систему испытательных пунктов;

б) Обеспечить участие нескольких, частично не зависящих друг от друга исследователей;

в) Исключить данные, полученные лишь в отдельных, а не во всех испытательных пунктах, и признанные лишь отдельными, а не всеми исследователями;

г) Четко различать симптомы и признаки… Субъективные впечатления отдельных наблюдателей нельзя брать за основу описания симптомов.

5. Психологическое описание отдельных случаев должно быть направлено на личность в целом, независимо от профессиональной цели.

6. Профессиональная оценка описанных случаев это не научное, а практическое дело, которое должны выполнять квалифицированные представители данной профессии.

7. Описание и оценка не должны ориентироваться на идеальные образы и схемы. Для контроля необходимы результаты проверки на практике.

8. Необходимо учитывать возможности развития психики молодых людей.

9. Данные о прошлой жизни молодого человека и его поведении вообще имеют большее значение, чем результаты, показанные им при испытаниях.

10. Интересы государства в критических случаях доминируют над интересами личности.

11. Каждое испытание специалиста производится только на основе характерологического исследования и в соответствии с его принципами.


1. Принцип сочетания практического знания людей с научной психологией

Сразу же оговорим, что мы не претендуем на создание науки, столь же точной, как математика. Мы не хотим вслед за психотехниками измерять психические качества. Наша цель – не столько максимальная научность метода исследований, сколько правильность их результата. Наша прикладная психология нуждается не столько в научно-теоретическом обосновании, сколько в практической проверке, но мы не отказываемся от такого обоснования.

а) Никто не оспаривает, что других людей можно узнать настолько, что можно будет учитывать их будущее поведение…

б) Никто не оспаривает, что практическое знание людей у разных людей развито в разной степени.

Каждый нормальный человек может понимать другого. Эту способность можно стимулировать обучением. Из людей, особо одаренных в этом отношении, путем отбора и обучения можно сделать психологов. Так что не следует противопоставлять практическое знание людей и научную характерологию…

Высшая цель каждой науки – полная ясность. Для психологии это полная ясность в отношении психической жизни и ее своеобразных форм. Признаемся, что нет психологии, которая проникла бы до самых глубинных слоев психической жизни. Возможно, в психологии больше неисследованного, чем в других науках… Честные психологи это понимают…

Между общечеловеческим пониманием и полной ясностью находятся научные возможности практической психологии. Ее проблема такова: Какие этапы научной работы могут привести от человеческого сопереживания к правильному пониманию психических и духовных особенностей другого человека?

а) Расчет только на природную восприимчивость требует высокой самодисциплины. Особенно важна она в методике военно-психологических исследований. При этом не нужно подавлять чувства симпатии или антипатии. Просто во время исследования они должны молчать. Тогда метод будет научным и объективным.

б) Второй момент – последовательная взаимосвязь наблюдений. Симптомы это внешние признаки душевных состояний. Многообразие этих признаков очень велико. Наблюдение должно выявить в них самое существенное. Это позволяют сделать жизненный опыт и психологическая наука.

в) Обдумывание результатов наблюдений должно быть логически непротиворечивым и одновременно соответствовать жизненному опыту. У одного человека могут быть психические состояния, которые логически невозможно связать друг с другом, и тем не менее они существуют. Такие особенности описывает типология.

г) Чтобы из отдельных знаний создать соответствующую действительности целостную картину живой личности, нужны конструктивное мышление и тонкое чутье на разновидности психической жизни, а также знание методов структурно-психологического анализа.


2. Принцип учета целого

Все психические качества функционально взаимодействуют. В мышлении участвуют также чувства и воля.

Постоянство человеческого поведения позволяет определить корреляцию свойств. Свойства коренятся в упомянутых взаимодействиях (структурах) в рамках психики как целого. При психологическом исследовании личных качеств можно выявить только личные структуры. Попытка экспериментально определить представляемые раздельно психические качества бесперспективна, а ее результаты не имеют ценности для практической жизни.

Одинаковых структур не бывает даже у одной и той же личности… Качества различны в зависимости от того, у какой личности они встречаются.

Разумеется, нельзя отказаться от общих определений качеств, но эти приблизительные определения нуждаются в уточнениях, когда речь идет о конкретной личности. Например, если человека называют активным, этого недостаточно, если вспомнить, что активность может быть простой старательностью, страстным увлечением, спокойной и целенаправленной деятельностью, возбужденным стремлением к цели и разгоном в результате деятельности. Возбудимость может иметь форму нервного беспокойства или вызываться эмоциональностью, стремлением к эгоистическим целям, личному успеху или пользе дела, выражаться в усиленной физической подвижности. Поведение может быть ровным, если дела идут гладко, если нет препятствий и проблем, но люди податливые могут быть и скользкими, как змеи. Более точные определения возможны только при учете всех психических структур одной и той же личности, составляющих одно целое.

Но есть и такой принцип характерологической работы: нельзя на основании общего впечатления, создавшегося при первом взгляде. определять более точно полученные позже данные… Такой способ опасен тем, что отдельные результаты могут быть вытеснены общим впечатлением, а оно всегда должно служить только ориентиром…

Отсюда следует ряд выводов, важных для практической характерологии, для понимания которых необходимо распространить высказанные выше мысли на военную профессию.

а) Общественность обычно полагает, что военная психология исследует пригодность к солдатской службе и разработала при этом некий перечень качеств, по которому судит о каждом, кто хочет стать солдатом. Этот перечень якобы включает в себя примерно 40 качеств, необходимых хорошему солдату.

Опыт психологов показывает, что нет ни одного человека, который соответствовал бы такому «эталонному перечню», и наоборот: длинный перечень никогда не может дать картину живого человека в его подлинной цельности.

б) Психологическое описание множества отличных солдат поражает разнообразием типов личности. Многообразие психических форм вообще бесконечно велико. Поэтому невозможно предвидеть, что мы еще найдем в будущем у отличных солдат и своеобразных людей. Есть много типов личностей, пригодных к солдатской службе… Так что строить военно-психологический отбор персонала на определенном типе солдата было бы во многих отношениях ошибкой.

в) Совет ориентировать отбор на великих солдат прошлого тоже ошибочен. Явление великого вождя всегда уникально. Оно может вызвать резонанс, но никогда не должно превращаться в схему для отбора… Поскольку никакая жизненная ситуация и никакая задача в истории не повторяется, история выдвигает все новые типы вождей, и никто не может предсказать, какой тип военного вождя потребуется в следующем десятилетии.

Массовый отбор не может ориентироваться на отбор гениев. Военная психология не должна придумывать идеальный образ солдата, она исследует отдельного человека и решает, может ли находящийся в процессе развития молодой человек при воздействии на него окружающей среды, воспитания и поставленной перед ним задачи быть использован на его собственный манер.

Конечно, военные психологи должны глубоко знать военную историю и своеобразие солдатской профессии… Тот, кого не воодушевляет солдатская профессия как форма жизни с возможностью богатой культуры личности, даже если у него есть дар психолога, не может стать военным психологом.


3. Принцип близости к жизни

Из сказанного уже явствует, что военная психология никогда не должна руководствоваться мыслью, будто можно создать аппаратуру, которая самостоятельно сможет проверять психические качества…

Психологическая проницательность в гораздо большей степени, чем проницательность в других науках, зависит от силы и чистоты человеческих качеств психолога и от его психологической одаренности. Методика – только средство; в военной психологии она не столько стимулирует мышление исследователя, сколько помогает обработать накопленные наблюдения.

Смысл военно-психологической работы при испытаниях на пригодность – создать нужные условия для наблюдений, которые должны способствовать установлению контакта человека с человеком. Искусство психолога – в умении соблюдать дистанцию и одновременно установить внутренний контакт с человеком. Такой метод создает близкую к жизни ситуацию для наблюдения.

Принципам военной психологии вполне соответствовало бы проведение испытаний не в специальном центре, а в естественной среде – на природе, в школе, в развлекательном заведении и тому подобное. Для их имитации пришлось разработать специальную методику исследований. Ее надо соблюдать и при сопоставлении результатов характерологических исследований пригодности с наблюдениями в отборочных лагерях.

Военно-психологическая система отбора целиком соответствует тому способу, которым испытуемые в жизни знакомятся с другими людьми. В этом ученый не отличается от ремесленника, а коммерсант от солдата. Сначала знакомятся с биографией человека, потом хотят его увидеть и услышать, узнать его физические и психические возможности. Военный психолог поступает точно так же: изучает биографию, внешние формы выражения характера, исследует психику и поведение (первым методику таких исследований применил профессор доктор И.Б.Рифферт).


Аспект изучения биографии

При изучении биографии нужно учитывать влияния среды, типы школ и смену школ, юношеские переживания, связанные с общественной жизнью, контакты с уважаемыми или неполноценными людьми, духовные переживания иного рода, поездки, отношение к эпохальным событиям в стране и мире и так далее.

Разумеется, не все эти моменты должны обсуждаться в испытательном центре, но они важны для получения цельной картины.

Реакции испытуемого обычно бывают однотипными, и это важно для прогнозирования его развития. Если же такая однотипность отсутствует, то и в этом случае возможен новый, более гибкий характерологический подход с учетом влияний на развитие наследственных задатков и среды.

Мистическое, астрологическое или спиритуалистическое объяснение судьбы в научной характерологии до сих пор не применялось.


Оценка внешних форм выражения характера

Общее впечатление, которое производит на нас незнакомый человек, обычно определяется его физиогномикой (мимикой и пантомимикой), особенностями его речи и языка. Но это впечатление может повлиять также почерк.

При изучении симптомов необходимо различать бессознательное внешнее проявление душевных состояний и сознательные движения. Прежняя методика не всегда проводила такое различие. Но характерология и сегодня еще не может однозначно выделить процент сознательного.

К оценке внешних форм выражения относятся: 1) анализ мимики и пантомимики 2) изучение речи 3) изучение индивидуальных особенностей языка 4) исследование почерка.

1) Мимика и пантомимика оцениваются исходя из живых движений тела, а не из застывших форм, то есть исследуются с точки зрения их характерологического содержания не формы лица, а его подвижные черты. Дело в том, что только форма, непосредственно связанная с душевным переживанием, имеет характерологическое значение, а это может быть только форма живого движения, а не форма костяка.

Движения, исходящие из глубины души, лишь в исключительных случаях поддаются контролю сознания, они бессознательны по сути.

При оценке мимики и пантомимики учитываются формы движений, задействованные при них нервы, их взаимодействие и динамика, богатство движений, их разнообразие и выразительность.

Испытуемые помещаются в разные ситуации, но одни и те же для разных испытуемых.

2) Изучение форм речи исходит из того, что громкость, тональность, мелодия, звучание, артикуляция, расстановка ударений, темп и паузы в речи различны у разных индивидуальностей. Так, например, склонность к сочувствию выражается в более подвижной мелодии, мягкости звучания и ударений, вариациях мелодии и звучания, а холодная твердость воли – в меньшей подвижности мелодии, твердом звучании, подчеркнутой артикуляции и увлечении громкости для обозначения ударений.

И в этом случае испытуемые помещаются в разные ситуации, но одни и те же для разных испытуемых.

3) Если при изучении форм речи решающее значение имеет ее чисто фонетический характер, то при изучении форм языка исследуются, прежде всего, особенности выбора слов, построения предложений, связи предложений во время беседы и в докладе.

4) При изучении почерка трудней всего провести грань между сознательным и бессознательным. Мнение, будто почерк служит выражением только бессознательного, опровергнуто… при изучении почерка нужно представить себе, какие именно движения породили такой почерк, и дать им симптомологическое описание. Психологические симптомы этих движений оцениваются с характерологической точки зрения так же, как симптомы других движений, специфически графологическая установка психологам не нужна. Особенно важны при этом формы движений, их ход, направление и степень наклона, оформление движений, уверенность и четкость почерка, размашистость и общее впечатление. Можно различать выразительный, активный, декоративный, расслабленный и целесообразный почерк и их смешанные формы.

Оценка внешних форм выражения может быть дана только в рамках общего характерологического исследования.


Изучение умственных способностей

Для этой цели используется ряд задач, которые в старой практической психологии носили название «интеллектуальных тестов». Но и эта работа должна быть целиком включена в рамки общего характерологического исследования. Так называемые «интеллектуальные тесты» должны показывать не только интеллектуальный уровень, но также стимулы, направление и методы мышления, отношение мышления к другим функциям и место мыслительных способностей и особенностей в картине личности в целом. При этом следует учитывать как не зависящее от ценностей чисто интеллектуальное мышление, так и определяемое ценностями духовное мышление. Анализ действий внутренне связан с анализом умственных способностей, так как он позволяет наблюдать, каким образом проявляются эти способности.

а) Задания, целью которых является изучение умственных способностей, должны дать испытуемому разнообразные возможности для свободной умственной работы, а не заставлять его выполнять отдельные функции в искусственной изоляции, ибо мышление всегда имеет комплексный характер.

б) Задания должны принимать в расчет различные индивидуальности испытуемых, например, склонны они к наглядному мышлению или нет.

в) Нужно учитывать самые разнообразные мыслительные операции, например, образование понятий, оценки, умозаключения, умение связывать и углублять мысли, комбинировать их и находить смысл.

г) Такие исследования, результаты которых зависят, главным образом, от аналитических способностей испытуемого, а не от таблицы баллов, были бы значительно облегчены, если бы характерологи ориентировались в функциональных предпосылках умственной работы испытуемого, поэтому собственно «интеллектуальным» тестам должны предшествовать тесты на внимание и память.

Серия основных заданий должна делиться на две группы: на такие, при которых ход мысли максимально независим от индивидуальных ценностных установок испытуемого, и такие, которые определяются этими установками. С разработкой чисто интеллектуальных заданий первой группы практическая психология до сих пор не справилась, так что вынуждена удовлетворяться «приблизительными» результатами. Исследования в этом направлении ведутся на основе методики, которую разработал Н.Ах.

д) Характерологический смысл изучения умственных способностей не позволяет довольствоваться успешным выполнением задачи, а изучать также способ их выполнения. Для этого требуется дополнительное собеседование.

Из заданий так называемых интеллектуальных тестов явствует, что достаточно полная и надежная оценка может быть дана. Только в процессе беседы с самим испытуемым. Кроме того, она должна дополнить и углубить общую картину. Нужно устроить так, чтобы испытуемый мог свободно и открыто говорить о своем прошлом и планах на будущее, выражать самостоятельные мнения, давать оценку самому себе и обосновывать или оправдывать свои цели.

Только на основе такого собеседования станет ясной характерологическая ценность всех результатов, полученных при интеллектуальных тестах.

При оценке важно, прежде всего, чтобы на первое место ставился не отдельный показатель, а описание способа его достижения. Этот принцип находит свое оправдание в цели всей характерологической работы. Для оценки пригодности важны не показатели в определенный момент, а задатки. Общая картина духовных задатков служит исходной точкой для заключительной характерологической экспертизы. При этом сначала надо дать описание интеллектуальных задатков и лишь во вторую очередь – установку на духовные ценности, так как вторая может зависеть от первых. Метод описания духовных особенностей может быть свободным. Каждый результат должен сопровождаться кратким психологическим описанием. Там, где возможна количественная оценка, прилагается вывод, сделанный на основе эмпирических данных. Но описание способа работы всегда должно предшествовать оценке, которая в свою очередь никогда не должна быть оценкой по баллам. В тех случаях, когда задатки и показатели не согласуются, нужно исходить из общей картины личности, а не из одних лишь интеллектуальных тестов.


Изучение поведения

Человек, который подвергается психологическому исследованию, также ведет себя определенным образом по отношению к тем, кто это исследование проводит. Поскольку его психический склад выражается не только в осмысленных действиях, но также в непроизвольных и частично бессознательных проявлениях, главный интерес для науки представляет сознательная и произвольная направленность поведения в целом, то есть волевая сторона личности.

При обстоятельном изучении поведения нужно учитывать, что человек может проявлять свою волю реактивно и спонтанно и что его действия в практической жизни могут быть направлены на конкретные предметы и живых людей… При характерологическом исследовании поведения встает вопрос: каким образом проявляется воля, какова ее сила и какое место она занимает в психике личности в целом?

На вопрос о реактивном поведении можно ответить с помощью специальных аппаратов для проверки реакции. Однако, психолог должен осознавать, что при этом речь идет только об определенном типе реактивного поведения в рамках однозначно определенной сферы раздражения и реакции, причем раздражение вызывается конкретными предметами, не имеющими особого значения для испытуемого. Есть также реакция на живых людей вне однозначно определенной сферы. Этот вид реактивного поведения изучается в ходе двухдневных характерологических исследований без применения особых методов в тех случаях, когда испытуемый имеет дело с людьми.

Проверка реакции на аппаратах позволяет также по типу реакции испытуемого сделать на базе опыта общей психологии выводы о своеобразии его поведения.

Виды реактивного поведения различны в зависимости от того, идет ли речь о моментальной реакции, когда внимания требуют постоянно повторяющиеся внешние раздражители, или о постоянной реакции, когда испытуемый должен сам все время оставаться внимательным… Более спонтанное поведение исследуется с помощью 45-минутнй рабочей проверки, называемой также «серией команд». Хотя испытуемый должен при этом выполнять команды, способ их выполнения остается в значительной степени его делом, ему предоставляется индивидуальная свобода действий. Например, при первом выполнении работы он может совершенно не учитывать время и заботиться только о ее качестве или наоборот. Только при повторении работы он должен будет учитывать время…

Физические способности исследуются отдельно с помощью особых спортивных заданий…

Помимо основных вопросов, связанных с волей, можно изучить также значение интеллекта для волевых действий, практических наклонностей и отдельных характерных черт.

Поскольку все эти психические функции в состоянии покоя часто проявляются иначе, чем в состоянии возбуждения, испытуемого нужно заставить повторно выполнить трудную основную работу, причем, в зависимости от его индивидуальности, его надо подгонять или оставить в покое.

Однако, сложные натуры часто полностью проявляют себя не во время испытаний, а только в действии, во взаимодействии с другими людьми.

Поскольку мы исходим их предпосылки, что самого человека для других людей ничто не может заменить, и что испытуемый будет иметь дело с людьми, нужно и при характерологических испытаниях побудить испытуемых к каким-либо действиям по отношению к другим людям.

Это делается в рамках «теста на качества руководителя» и так называемого заключительного собеседования. Смысл теста на качества руководителя заключается в том, чтобы создать условия для наблюдения педагогических способностей испытуемого. Педагогика это не только искусство, но и метод. От молодого человека, который выбирает профессию, нельзя ожидать владения этим искусством и методом. Но и в этом случае можно исследовать характер поведения и активность в рамках общего психического склада. Поскольку человек может влиять на других людей лишь в том случае, если ему предоставлена полная свобода, характерологические испытания достигают здесь своей кульминации, потому что успех обеспечивает не одна, а все силы личности. Но даже если успех не достигнут, характер поведения дает глубокое представление о психическом складе в целом.

Поэтому симптоматологическое описание в данном случае не должно ограничиваться одними лишь методами руководства. А должно распространяться на все поведение испытуемого. Решает не то, что он оказался плохим руководителем, а то, что он не проявил себя как личность или в его личности нет задатков, из которых позже могли бы развиться качества руководителя.

Сделанные при этом наблюдения дополняются наблюдениями поведения испытуемых по отношению друг к другу при заключительном собеседовании. При тесте на качества руководителя они имеют дело с совершенно незнакомыми людьми, а позже всегда возникает общество, так как испытуемые живут вместе.

По завершении испытаний производится интерактивный опрос, в ходе которого испытуемые должны высказать положительное или отрицательное мнение друг о друге. Методическая задача при этом заключается в том, чтобы дать завязаться беседе, а потом как можно быстрей предоставить испытуемых самим себе, чтобы ясно увидеть способ формирования групп и место отдельных людей в них.

Нужно дать испытуемым расслабиться, предоставить им больше свободы. Часто при этом проявляются также честолюбие и дух конкуренции, эти могущественные рычаги жизни, которые гарантируют отдачу личностью всех своих сил в борьбе за место.

Но это боевое настроение не должно быть последним. В завершение экзаменаторы снова должны создать обстановку товарищества и гармонии. Испытуемый должен уходить с чувством, что он не просто подвергся испытанию, а пережил нечто необычайное и великое и был не только объектом наблюдения, а человеком, к которому относились с уважением.


Как распознать мужество и храбрость в ходе испытаний на пригодность

Заинтересованного в таких испытаниях военного легко убедить в психологических возможностях изучения интеллектуальных способностей и поведения. Но у него обычно много сомнений относительно исследования волевых качеств и нравственности поведения. Его особенно интересуют методы, с помощью которых можно распознать такие качества, как мужество и храбрость. Ему нужны прямые методы, то есть такие, которые требуют храброго поступка. Совершен поступок – военная оценка положительная, нет – отрицательная. При этом он ссылается на аналогичные методы испытаний для спортсменов и артистов.

Немецкая военная психология считает такие методы невозможными и ненужными по следующим причинам. Испытуемые рассчитывают на то, что, поскольку испытательный центр несет на себе ответственность, он должен обеспечить безопасность испытаний, требующих мужества, поэтому спокойно выполняют поставленные перед ними задачи, уповая на тайно принятые меры предосторожности, избавляющие их от серьезного риска. Даже наличие препятствий не устраняет эту подсознательную уверенность. В данном случае нельзя напрямую оценивать удачу или неудачу, так как упражнения или физические данные могут выработать привычку к опасности, возникающей во время испытаний, а не к тем реальным опасностям, какие могут встретиться на войне.

Неверными могут быть и многие установки при организации испытаний, например, установка на равнозначность заданий, что устраняет элемент азарта.

Но самое главное – это взаимосвязь между мужеством и храбростью, с одной стороны, и любовью к ценностям, с другой. Сила любви и сила мужества прямо пропорциональны друг другу. Воспитание любви к отечеству – лучший способ воспитания мужества и храбрости на войне…

…Мы не упускаем при этом из вида, что кроме нравственной основы храбрости у нее должна быть и функциональная основа. В повседневной жизни мы называем ее самообладанием. Это качество может усилить привычка к опасностям разного рода… Но к опасностям войны можно привыкнуть только на войне.


4. Принцип наблюдения отношения к испытаниям

При военно-психологических испытаниях на пригодность имеет место не подгонка под стандарт, а изучение своеобразия. Хотя нормирование психических способностей в отдельных случаях возможно, результат может оцениваться только как внешнее выражение личности, а не по баллам.

Оценка результата как психологического симптома требует изучения пути достижения результата. Этот путь можно установить при отдельной работе с помощью обратных психологических умозаключений, но его могут выявить и несколько различных в отдельных пунктах, но в целом сходных методов решения задач.

Очень помогает при этом и наблюдение поведения во время работы. Черты лица, движения тела, восклицания, слова, способ работы и стиль жизни служат при этом симптомами, на которые должно ориентироваться наблюдение.

Честная и активная, но не достигающая цели борьба за решение задачи часто свидетельствует о лучших перспективах развития, чем гладкое и правильное решение человека, неспособного к развитию.

Правда, при этом есть опасность слишком низко оценить уже имеющиеся способности и слишком понадеяться на будущее развитие. Если речь идет о сегодняшнем молодом человеке 18-20 лет, то нужно учитывать, что все его задатки большей частью уже развились. Сегодня физическое и духовное развитие происходит быстрей, чем до войны…


5. Принцип изучения задатков, включая расовые

Симптом, душевное состояние, свойство, поведение, суть

При психологическом изучении человека нужно учитывать, что не каждая особенность его поведения относится и к его истинной сути. Мир качеств человека чрезвычайно запутан, и он сам часто меньше всего способен непредвзято в нем разобраться. Есть качества, которые он хотел бы иметь, качества, которыми он думает, что обладает, и наконец такие, которыми он действительно обладает, но лишь частично доволен ими. Перед нами не только трудный психологический вопрос, но и одно из самых удивительных явлений жизни: человеческое Я, будучи чем-то определенным, не может само себя определить.

Решение этого вопроса затрудняется еще и тем, что психическая жизнь продолжается и по завершении становления юноши. Социальное поведение одних является произвольным, у других оно определяется воспитанием или средой, у третьих – внушением и привычками. Часть особенностей поведения и качеств со временем теряется, другая прорывается в конфликтах, третья изменяется.

Несмотря на эти превращения мира свойств, мы в практической жизни можем быть в высокой степени уверены в постоянстве сути других людей. Чтобы предсказать возможности будущего поведения, нужно исследовать основы этого постоянства. Что такие природные основы есть, доказывают наблюдения постоянных свойств, которые не может изменить ни сам их обладатель, ни его воспитатели и руководители. То, что человек не может «выскочить из своей шкуры», с определенными оговорками относится и к его психической жизни.

Более точные доказательства наличия таких природных основ дает нам изучение близнецов… Такие природные основы постоянных свойств мы называем задатками. Эти задатки передаются по наследству.

Поскольку все основные свойства, которые мы объединяем в понятии расы, наследуются, расовый тип имеет определяющее значение для изучения задатков. Этот принцип расологии используется военной психологией со времени ее внедрения в практику… Правда, плодотворность расового подхода зависит от результатов исследований наследственной психологии.

Тип можно распознать уже по сравнительно простым признакам, присущим только данному типу. Стыдливость, застенчивость, робость, боязливость имеют своими корнями разные законы поведения личности: стыдливость – склонность скрывать свою интимную внутреннюю жизнь, застенчивость – сдержанность, вызванную социальным происхождением, робость – заботу о личном положении, боязливость – чувство угрозы.

Еще один важный ориентир – тип конституции. Основой в этом случае является учение о телосложении и характере Кречмера. Оно было развито в работах по психологической типологии Енша, Юнга, Аха и других.

Но есть и наследственно обусловленные индивидуальные особенности личности.

Это может быть результатом расового смешения, которое со временем может привести к индивидуализации…

Даже способ, которым человек пытается изменить самого себя, может указывать на своеобразие задатков.

Вывод о зависимости темперамента от задатков – самый надежный вывод психологии.


6. Принцип компенсации

Задача изучения личности еще не исчерпывается определением своеобразия задатков и оценкой перспектив развития. Надо еще ответить на вопрос, что может сделать человек из своих задатков и сил. При этом имеются в виду не внешние достижения – это лишь часть вопроса о профессиональной пригодности, на которую может ответить скорее представитель данной профессии, чем психолог. Имеется в виду вопрос: как может человек повлиять на свою суть, исходя из своих задатков и сил? Развитие одних задатков, подавление других и упражнение третьих может совершенно изменить картину личности. Образ жизни может ослабить и даже разрушить всю структуру личности. Этическая установка может активизировать, затормозить, гармонизировать или разрушить внутреннюю жизнь.

Сознание своей неполноценности вызывает у калек усиленную работу интеллекта (принц Евгений, Вильгельм II). Слабость инстинктов маскируется франтовством. Общая слабость жизненных сил может вызвать личную или идейную жестокость. Робеспьер был одним из величайших педантов и апостолов добродетели и массы людей были принесены в жертву его юношеской мании.

В этих возможностях преобразования психической жизни – смысл подлинного самовоспитания. Человек со слабым интеллектом и сильной волей может мобилизовать все свои задатки на развитие интеллекта и при определенных обстоятельствах дать больше, чем человек с могучим интеллектом, но слабой волей.

Если мыслящий человек осознает такие возможности компенсации, он обычно усиливает и свою волю. Если компенсация остается в рамках наследственных возможностей, мы имеем дело с настоящим изменением сути, если же эти рамки нарушаются, налицо ложная компенсация, которая может разрушить цельность поведения.

Конечно, и настоящей компенсации не хватает устойчивости наследственного, наполненного жизненной силой качества, но никогда нельзя отрицать ее социальное значение.

Для военно-психологической экспертизы положительное значение имеет лишь такая компенсация, когда испытуемый активно работает над собой. К еще не осуществленным возможностям компенсации, наоборот, следует относиться с большой осторожностью, так как они не гарантирует успех вмешательства воспитателя.


Дополнительные аспекты определения пригодности из практики военной психологии

…Уже в Первую мировую войну офицеры по опыту поняли, что профессии военного радиста, шофера и летчика – дело не только хорошего обучения, но, главным образом, своего рода талантов, обнаружить которые – задача психологического отбора…

Психологические испытания шоферов и радистов уже под руководством Рифферта были подлинно психологическими, а не психотехническими испытаниями, то есть их целью было не только изучение изолированных психических способностей, но и определение общей пригодности к солдатской службе, то есть своеобразия личности в целом, в частности, задатков нравственного характера. Армии требуются не только хорошие шоферы и радисты, ей нужно, чтобы они были и хорошими солдатами… При всеобщей воинской повинности встает вопрос о необходимости распределения военнообязанных в зависимости от их специфических способностей, то есть о том, не должны ли становиться, например, радистами и те молодые люди, которые проявляют к этому способности, хотя они не очень хорошие солдаты… Надо избегать того, чтобы вследствие отождествления способностей к определенным специальностям с пригодностью к солдатской службе вообще техническим родам войск отдавались бы лучшие солдаты, а пехоте – остатки. Психологический отбор призван предотвращать такие ошибки. Это делается благодаря тому, что каждому испытанию для специалиста предшествует общее обследование личности, психологическое и характерологическое. Это сокращенный вариант обследования кандидатов в офицеры.

При испытаниях шоферов речь идет о проверке надежности, быстроты и правильности реакции, ориентации, зрения в сумерках и цветного зрения и моторики. И при этих проверках симптомы поведения используются для психологически-характерологической оценки… Центры для испытания шоферов могут впредь использоваться также для обследования добровольцев танковых войск.

При испытаниях радистов наряду с психологически-характерологической проблемой встает вопрос о возможностях приспособления слуха к разделенным по времени акустическим образам и о способности к их моторному воспроизведению. Сходна методика испытаний светосигнальщиков. Стимулом работы в этой области стал опыт изучения психологии военных моряков (Мирке, Крейпе, Флик).

Полностью оправдали себя разработанные Риффертом основы испытаний шоферов и радистов.

Но нужны совершенно новые методы обследования наводчиков и слухачей зенитной артиллерии, а также летчиков.

Особой заслугой военной психологии была разработка этих методов уже в 1931-32 г.г. Ориентиром при этом служили исследования психологии восприятия (Енш и его ученики). Помощь оказывали офицеры зенитной артиллерии. Автор тогда не имел практического опыта, но вынужден был взять на себя эту задачу, сделав основной идеей исследование доли субъективности в оценке восприятия. Я опирался на опыт Меца – испытания с использованием оптического обмана.

При использованных тогда методах была сделана попытка определить долю субъективности при эйдетическом зрении, с помощью корректурных очков, аппарата Херинга для изучения зрения в глубину, гороптоскопа Енша и стереоскопа с таблицами Пульфриха. Поперечную неоднородность зрения в глубину сделали главным критерием Крейпе, Флик и Дейсинг.

При испытаниях слухачей зенитной артиллерии с учетом особенностей аппаратуры для прослушивания нужно исходить из различия между направленным слухом при использовании аппаратуры и без нее, то есть из среднего впечатления. Крейпе провел предварительные исследования и создал специальную аппаратуру для испытательных центров.

Совершенно новые задачи встали перед военно-психологическим центром, когда в 1931 году ему были поручены испытания будущих летчиков. Поручение было принято без предварительных исследований, и автор начал работу вместе с опытным военным летчиком бароном Массенбахом, опираясь на исследования Гаде с помощью вращающегося стула.

Три пилота Люфтганзы при испытаниях на этом стуле не показали, как ни странно, симптомы закона Маха, то есть во время всего вращения они могли в любой момент объективно правильно определить направление вращения. Позже выяснилось, что они ориентировались по слабым шумам мотора в соседней комнате. Поскольку другие испытуемые этого не делали, автор предположил, что способность исключать помехи каким-то образом связана с талантом летчика… В результате был изменен характер испытаний на вращающемся стуле с целью исследования способности к объективации. В сочетании с исследованием моторики реакций и выдержки при изменении положения это дает картину своеобразия действий летчика…

Философия Вождизма


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика