Воспитательно-политическая позиция языкознания


Курт Штегман фон Притцвальд



(журнал «Volk in Werden»)


…Почему, например, идея вождя так непосредственно вошла в нашу жизнь? Потому что мы уловили в ней осуществление древнего понятия власти. Хотя мы знаем его также из исторических источников, в языке оно продолжает непосредственно действовать до наших дней и воспитывает языковое сообщество на уровне подсознания. Мы сегодня снова воспринимаем авторитарную иерархию в горизонтальном, а не в вертикальном плане: наш взгляд обращен не вверх, на того, кто стоит над нами, а прямо вперед, на человека, который правит нами. Это представление, уходящее своими корнями в древнейшую эпоху индоевропейских народов, лежит в основе того, что мы употребляем слово «власть» с приставкой «vor» («перед»), а не «ober» («над»). На этом представлении основаны слова furusto (др. верх.. нем. «князь»), frauja (гот. «господин»), «промос (греч. «князь»), образованные с помощью индоевропейской приставки «pro» (перед). Соответственно фраза «властвовать над кем-либо» в готском языке звучит буквально «властвовать перед кем-либо», а древне-нордическое «глава народа варягов» как «глава перед народом». Эти словообразования и синтаксические конструкции, которые продолжают жить в германских языках, обозначают определенное понятие о власти. Таковы же другие древнегерманские названия правителей: готск. Piudans (от piuda – народ), готск. Кindins (от индоевропейского названия рода, лат. gens), древне-нордич. Fylkir (от fylki- племя), др. верх. нем. truhtin (от trucht – толпа) и kuning (от kunni – род). Общее во всех этих выражениях то, что название правителя выводится из названия общества. Правитель это тот, кто «принадлежит к обществу», название определяется принадлежностью. Совсем иначе в греческом языке. В образовании слов и предложений, равно как и в государственной философии главную роль играет представление о действенном начале; способность действовать (ДЮНАСТАЙ ПРАТТЕЙН) – выраженный в слове признак обозначаемого лица. Соответственно большинство греческих названий правителей – «nomina agentis». Но кроме того есть также, как часть индоевропейского наследия, и другое представление – о принадлежности, которое получило столь систематическое развития в германских языках. Сюда относятся греч. «ПРОМОС» или конструкция дательного падежа после глагола властвования, которые встречаются как в греческом, так и в германских языках. Решающим является то, что это представление получило дальнейшее развитие именно в германских языках, так как только плодотворность способа словообразования, его постоянное применение позволяют сделать вывод о том, что речь идет о типичной форме выражения народной души.

Индоевропейско-германское основное представление о «поведении» в противоположность «действию» проливает также свет на отношения между правителями и подчиненными. Политическое действие опирается в данном случае на личную связь, на чувство верности (синтаксически это выражается конструкцией дательного падежа), здесь мы имеем затронутость действием (конструкция родительного падежа). Соответственно и в германских языках nomina agentis встречаются там, где понятие определяет безоговорочное следование за кем-либо (др. верх. нем herzogo – герцог, англо-сакс. В retwalda – диктатор, нем. Fuehrer). Радости и боли всей древней эпохи германского мира в одно мгновение проносятся перед нашими глазами, когда мы сопоставляем эти два понятия и власти.

Философия Вождизма


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика