ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Основы вождизма


Эрика фон Литтров



Реферат диссертации на звание доктора политических наук. Венский университет
Рецензенты – проф. Отмар Шпанн и проф. Альфред Фердросс

ПОНИМАНИЕ ВОЖДИЗМА В ИНДИВИДУАЛИСТИЧЕСКИХ И УНИВЕРСАЛИСТСКИХ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУКАХ


А. Введение

Понимание проблемы вождя зависит от представлений о структуре общества: если общество мыслится индивидуалистически (то есть состоящим из свободных, самодостаточных элементов), то любое воздействие на индивидуальности со стороны руководства (принудительные изменения) воспринимается как вредное или вообще недопустимое. Но есть возможность составить оптимальную комбинацию из атомов, соединить самодостаточных людей в государстве, что будет выгодным для большинства из них. Задача руководителей государства – найти такие выгоды для индивидуалистического общества.

Но универсалистско-идеалистическое представление об обществе опровергает тот основной факт, что человек самодостаточен, что он «мера всех вещей». Установление такой меры предполагает, что она объективно-совершенна и взята не из того, что нужно мерить. Идеал, ценность или иерархия ценностей должны стоять над обществом и оно должно ориентироваться на них. Задача руководства – стремление к совершенству, стремление улучшить и возвысить мир. И так как система ценностей не может быть материалистичной, а только духовной, так и руководство людьми должно иметь свои основы не в мире фактов, а в духовном мире.


В. Индивидуалистические и универсалистские теории вождизма


I.       Индивидуалистические теории

1. Философские основы. Общественный индивидуализм основывается на том факте, что каждый человек – разумное существо и его разум – вспомогательное средство ориентации в мире. Эпоха Просвещения, в которую уходят корни индивидуалистической теории общества, считала мир познаваемым с помощью ощущений и разума. Данные наблюдений и обработка их разумом позволяют выработать мировоззрение, для всех одно и то же, так как чувства и мыслительные способности одинаковы у всех народов и во все времена, прогресс заключается в накоплении опыта. То, что выходит за его пределы, недоказуемо, это вера, а не наука. В мире есть только математически доказуемые законы, и они действительны как для движений планет, так и для атомов человеческого общества.

2. Конт и Спенсер. Классическая школа, которая представляет эту точку зрения, сама называем себя «натуралистической». Ее главные представители – Конт и Спенсер. Известны «стадии развития науки» по Конту: человеческое мышление доходит в своем прогрессе до позитивизма, до полного господства над природой. Спенсер больше подчеркивает необходимость взаимодействия в обществе и приводит для сравнения взаимодействие частей человеческого тела.

Проблему вождей оба они решают очень просто. Для Конта вожди те, кто наилучшим образом использует современность и ее возможности. Его позитивно мыслящий человек – глашатай нового опыта и разрушитель устаревших представлений. Спенсер неоднократно подчеркивает, что твердое руководство в обществе ведет к застою и только препятствует прогрессу. Разум и логика образуют цепь, связывающую поколения, и молодое поколение благодаря своему большему опыту, автоматически становится руководителем старого. Мир развивается сам по себе и не нуждается в руководстве.

3. Маркс. Этот взгляд на общество, починенное жестким законам природы, стал опасным только благодаря тому направлению, которое придал ему К.Маркс, отказавшийся от объективности натуралистической науки. Маркс не держится за идею «прогресса» общества, который он считает лишь кажущимся. Первобытный коммунизм в результате разделения труда изменился к худшему, и дальнейшее развитие привело к капитализму. Капиталисты господствуют над рабочими, и используют государство как аппарат своей власти.  Это единственная возможная при капитализме форма руководства. Это типичный для марксистов отход от классиков индивидуализма: власть вырастает из несправедливости (капитал – плод эксплуатации) и ее вообще не должно быть. Будущее общество будет таким же, каким оно было первоначально, только более богатым.

Власть, основанная на несправедливости, должна исчезнуть. Угнетенные массы в современном обществе должны интересовать лишь революционные возможности будущего.

К Марксу восходят два направления: немецкий ревизионизм и русский большевизм. Первое (Бернштейн, Каутский и другие) позволяет рабочему классу демократически выбирать своих вождей, пользуясь буржуазной демократией. Второе видит в этом опасность. Оно больше влияет на профсоюзное движение, чем первое.

4. Формальные социологи и психологи. Школы конца XIX века не внесли ничего нового в постановку проблемы вождизма. Формалисты – Зиммель, Шеффле, Тённис, а сегодня Фиркандт и Т.Гейгер – ограничиваются исследованием «конечных вопросов, сил и фактов общественной жизни». Психологи опять задают вопрос, каким образом вождям удается настолько повлиять на индивидуум в массе, что он следует за ними, не раздумывая. Это совершенно несоциологический подход к данному вопросу, который представляет дело так, будто индивидуум в массе сходит с ума, так что общественная теория превращается в общественную патологию, а социолог – в психиатра. Представители этой школы – Лебон, Тард и З.Фрейд. В.Вундт перенес эти наблюдения на жизнь народов, а теория взаимосвязей Визера резко отмежевывается от фрейдистской психопатологии.

Насколько сильно влияние марксизма показывает, кроме Ганса Фрайера, который, чтобы избежать марксистского детерминизма в вопросе об исходе революции, требует, чтобы революция вообще не ставила вопрос о своей цели, сильней всего В.Зомбарт, который во введении к 3-му тому нового издания своего «Современного капитализма» (1928) заявляет, что он отвергает мировоззрение Маркса и в то же время выражает желание «завершить его труд». Однако более поздние работы Зомбарта, особенно «Пролетарский социализм», находятся в резком противоречии с марксизмом.

5. Резюме. Индивидуалистическая теория обосновывает следующие формы руководства:

а) Бюрократию. Масса якобы имеет самостоятельную и направленную волю и переносит ее на группу, ответственную перед ней. Ошибка заключается в предположении о наличии у массы позитивной воли. Самое большее, на что способна масса, это сказать, чего она не может. Во-вторых, те, кого она выбрала, как правило, злоупотребляют предоставленною им властью.

б) Тиранию. Выскочка, который однажды нарушил общий для всех закон равенства, продолжает чувствовать себя выше этого закона и не признает никаких нравственных законов, если не встречает противодействия из других сфер общественной жизни (религиозной, традиционной и так далее). Как самодостаточный индивидуум он господствует над подчиненными ему самодостаточными индивидуумами (Макиавелли).

Тиран, который противостоит враждебно настроенной к нему массе, всегда стремится использовать ее в своих целях, но так, чтобы не пасть жертвой ее мести, это трагический и уродливый вождь, - народный уполномоченный, который сам не может добавить к своей задаче ничего нового, творческого, своего – это вообще не вождь. Личность настоящего вождя индивидуалистическая теория объяснить не может, у нее совсем нет терминологии для описания исторических реалий.

Власть как необходимое зло или как несправедливость – таков конечный результат индивидуалистического подхода, если он остается верным своим основным предпосылкам и не вступает в противоречие с самим собой.


II. Идеалистические (универсалистские) теории вождизма

1) Общие основы. Главное для универсалистского понимания общества – личность не сама по себе, а как носитель ценностей. Все люди являются носителями ценностей, но не все в равной мере. Те, кто вносит свой вклад в философию, науку, искусство, законодательство, государственную жизнь, экономику ближе к ценностям, чем люди нетворческие. Тот, кто придает ценностям форму, все равно, в какой области духовной жизни, тот и вождь. Люди нетворческие стоят рангом ниже. Таким образом, структура общества определяется иерархией ценностей и получается пирамида: вожди, руководители низшего звена и ведомые.

Рассмотрим сначала теоретические конструкции, в которых воплотилось такое понимание вождизма: теорию  Платона, который строил государство из сословий – носителей разных ценностей, теорию Фихте, который представлял себе сообщество народов как сообщество разных по ценности элементов, то есть тоже с разделением на вождей и ведомых, и теорию Гегеля, который занимался вопросом, каким образом гений достигает высокого положения в обществе благодаря своей личной деятельности.

2) Платон. Учение о государстве Патона это теория вождизма в чистом виде. Над человеческим обществом стоят как цель и ценность добродетели, высшая из которых – справедливость: она является основой настоящего государства и одновременно его целью, которая должна быть осуществлена не только в высших, но и – иным способом – в низших слоях. Быть справедливым, значит «делать свое дело и в качестве господина, и в качестве слуги» и отдавать каждому свое (но не всем одинаковое). Поскольку сословия, как и отдельные люди, в разной степени близки к совершенству, их неравенство предполагается само собой. Каждый человек ищет истину, но руководить может лишь тот, кто ближе всех подошел к идеалу. Его справедливость в том, чтобы не злоупотреблять властью. Для невежественного человека справедливость в том, чтобы следовать за тем, кого он признает выше себя. Справедливость для властелина и слуги – не одно и то же, но дух ее один: желание делать свое дело. Она связывает людей с богами, символами ценностей, стоящих выше общества. Величие государства не в его внешней силе, а во внутреннем совершенстве. Только по этой причине образованный афинянин смотрит с презрением на спартанское государство воинов, не сумевшее связать все стороны человеческой жизни.

К точке зрения чистой полезности отношение тоже презрительное. Деление государства на философов, воинов, тех, кто занимается хозяйственной деятельностью, и необразованную массу исключительно справедливое. Любая привилегия связана с обязанностью. Это относится и к правящему классу, который принимает на себя бремя власти, потому что было бы несправедливо отдать власть другим, худшим вождям. Главной задачей остается воспитание. Каждый человек, как и каждое государство проходит через стадию преодоления зла в себе самом и вовне, черпая силу в великих примерах. Тот, кто предпочитает приятную жизнь стремлению к совершенству, остается в бесформенной массе, а государство в целом скатывается к варварству. Только всестороннее развитие духовной жизни делает человека духовным существом, а также определяет его отношение к государству по Платону. К совершенству человек и государство идут одним путем.

Для Платона государство это воплощение нравственного закона. Государство должно воспитывать людей на примерах красоты и величия. Руководитель государства несет ответственность перед своей совестью и высшими силами.

У Платона мы находим основные идеи идеалистической теории вождизма. Выше материального мира стоят идеи; придавать им форму и действенность значит быть вождем. Право на это дается познанием высшего мира.

3) Фихте. Фихте распространил проблему вождизма на сообщество народов. Грек Платон воспринимал власть над миром греческого идеального государства как нечто само собой разумеющееся. Немцу Фихте надо было доказать себе и миру, почему в его время только немецкая нация призвана создать государство в его смысле и таким образом стать вождем своей эпохи и западного мира.

При этом он, конечно, проводил сравнение с другими народами, их особенностями, задачами, преимуществами и недостатками. Фихте занимался этим вопросом во многих работах («Речи об ученых» и другие), но наибольшего внимания заслуживают «Речи к немецкой нации».

Руководить по Фихте значит придавать эпохе новую форму. Это может сделать только дух, а не сила. Так Фихте трактует свою эпоху. Наполеон это не дух, а сила, чуждая по своей сути тем, кого он поработил. Ставить силу выше духа несправедливо, поэтому освободительная война оправдана. Народ это творение людей и времени, в нем живет прошлое, а от его настоящего зависит его будущее. Это живая взаимосвязь идей с их выражением в мире. Но знания могут быть забытыми, а формы могут застыть. Народ, который теряет живую связь с высшим миром, пренебрежительно относится к своему духовному богатству, теряет руководящую роль, которая дается лишь народу, сознательно сохраняющему эту связь. От западных, закосневших народов Германия переняла материализм, установку на выгоду и застывшие формы, что поставило под угрозу связь с высшим миром. Поэтому Германия не устояла перед агрессией Запада и потерпела поражение, прежде всего, духовное. Но если немецкий народ, который не утратил, а лишь забыл то, чем владеет, осознает себя, свои духовные силы, он будет непобедим ни изнутри, ни извне. Старое государство было основано на страхе и надежде. Новое должно воспитывать на вечных ценностях народа не только имущие  классы, но и всех в одном духе. Всегда будут мыслящие и неясно воспринимающие люди, но в нации не должно остаться ни одного совершенно невоспитанного человека. Ни одно доброе дело не должно забываться, даже если оно даст плоды лишь в будущем. Задача нового воспитания – освободить немцев от чужеродных представлений и снова пробудить в них сознание вечной ценности нации, живой духовной связи прошлого, настоящего и будущего, уважение к прошлому, ответственность перед будущим и любовь к народу, частью которого является, каждый и с вечностью которого он связан не только биологически, но и через дух и свою деятельность ради будущего.

Но предпосылка свободного духовного развития – политическая независимость. Политический вождь должен быть воплощением духа народа, он не должен быть ему чужд и враждебен. Господствовать не значит руководить. Всякое господство несправедливо. «Мы побеждены; хотим ли мы, чтобы нас к тому же презирали и презирали по праву, хотим ли мы ко всем прочим потерям добавить еще потерю чести, будет зависеть от нас».

Господство это всегда то, что терпят, чему внутренне противятся. Руководство выходит из самого народа, требует самоотдачи и жертв, но дает взамен возвышение и участие в нем. Только благодаря руководству народ выполняет свою историческую миссию. Это задача и, как всякая задача, она ограничена. Когда она выполнена, требование истории переходит на другой народ. Германия еще не выполнила свою миссию в мире, поэтому она не может погибнуть, это шло бы вразрез с божественным законом мироздания.

Фихте добавляет к платоновской еще одну основную идею нематериалистической теории вождизма. Все идеи стремятся к форме и осуществлению. Но любая форма связана с народом и создается им, поэтому она до конца понятна и присуща лишь одному народу. Сама идея остается в чисто духовной сфере, но ее выражение в мире разнообразно, оно зависит от народа и эпохи. Народ, который находит высшее выражение идей, является вождем своей эпохи. (Современные немецкие националисты снова подхватили эти идеи).

4) Гегель. Гегель называет метафизическую, божественную силу, которая правит миром, мировым  разумом, и его философия вождизма занимается отношениями между вождем и мировым духом. Народ в целом – не последняя ступень, на который могут проявляться идеи. Только когда они ставят  себе на службу одного человека, они обретают настоящую силу. Дух нуждается в средстве для своего проявления. Конечный носитель идей, духа и истории – человек, но не как отдельная личность, а как член народного сообщества.

Мировой дух – божественное, разумное начало, которое правит историей. Историческая наука это не перечисление фактов, а изображение действия  этого божественного начала в исторических событиях. Благодаря этому она тоже становится творческим действием… Человеческий дух это средство, которым мировой дух пользуется для того, чтобы править миром. Человек думает будто его человеческие страсти, его интересы, личные или высшие, такие как любовь к родине, являются стимулами его действий, в которых он находит удовлетворение. Страсти, действительно, тоже играют свою роль.

Тот, кто призван быть «вершителем дел» мирового духа, сам не знает, сколь сильно он влияет на историю. Он не в курсе божественного плана. Поэтому любое человеческое действие несовершенно и не является конечной целью. Вождю в интересах своего великого дела приходится переступать через обычные человеческие заповеди. Последствий он не может предвидеть. Но его деятельность – борьба за новое, скрытое от обычных людей в темном будущем. Вождь опережает свою эпоху, понимает ее глубже остальных. Но за это он расплачивается тем, что его образ действий остается до известной степени непонятным для его последователей, для его народа. Он остается одиноким и непонятым, и лишь будущее оправдывает его и его дело.

Государство создает пространство, в котором идеи могут обретать форму. Поэтому государство занимает у Гегеля очень высокое положение в мире. Не каждый народ может создать государство, это удается лишь тем народам, которые созрели до «сознания свободы». Поэтому Индия никогда не имела истории, а римляне создали самое могущественное государство древности. Каждый народ имеет свою конечную задачу, и после ее выполнения исчезает с арены мировой истории. Но его деяния не пропадают для потомков.

Гегель так определяет задачу гения в мире: конечный инструмент духовной силы, которая правит миром, это человек, который выходит из народного сообщества и дает ему новые ценности.


III. Универсалистская теория вождизма

1) Особая постановка вопроса

Из двух столь далеких от нас по времени философских систем, Фихте и Гегеля, можно вывести единую теорию вождизма: над обществом стоит мировой порядок и люди должны стремиться воплотить его в жизнь. Но как человек приходит к осознанию этих ценностей? Если он может сделать это один, своими силами, в борьбе против Бога, то правильна индивидуалистическая теория и власть это не опорный элемент, а производная общества, состоящая из самодостаточных индивидуумов.

Если же проследить отношения между вождем и ведомым до мельчайшей ячейки человеческого общества и притом таким образом, что действия каждого отдельного человека окажутся немыслимыми без руководства другими и подчинения других этому руководству, то рухнет последняя возможность мыслить общество индивидуалистически. Уже Фихте давал утвердительный ответ на этот вопрос с философской точки зрения, но без социологической оценки результата, когда он говорил, что наше сознание неизбежно ведет от мышления одного к мышлению других. У Шпанна же ответ на этот вопрос является основным элементом его учения об обществе, благодаря которому результаты, достигнутые Фихте, Платоном и Гегелем предстают в новом свете.


2) Вождь и ведомые в мельчайшей ячейке общества

Для индивидуализма есть самодостаточная личность и ее задача; Шпанн показывает, что без участия второго никакое дело осуществиться не может.

Под двоичностью Шпанн понимает конечную духовную действительность, духовный союз, соединяющий двух или более лиц. В человеческой жизни мы повсюду встречаем пары разных типов: мать и ребенок, учитель и ученик, любящий и возлюбленная, художник и публика. В таких парах всегда устанавливаются отношения руководства и подчинения. Учитель учит ученика, поэт становится примером. Но влияние взаимно: ученик заставляет учителя вырабатывать все более четкие формулировки, поэт нуждается в отклике.

Без таких пар  были бы вообще невозможны общество, духовная жизнь. Благодаря им возникает новое. Это основные элементы исторического прогресса. Даже отшельники получают духовные силы на базе парности. Робинзон на своем острове использовал опыт парных отношений своей жизни, художник и ученый надеются, что их оценят окружающие, история.

После того, как мы установили факт отношений руководства – подчинения в мельчайших ячейках общества, встают два вопроса: 1) Как на основе таких ячеек строится государство, общество? и 2) какие возможности руководства они открывают?


3) Духовные и деятельные общества. Двоичность и кооперация

«Мельчайшие ячейки общества» мы пока определили лишь очень неточно. Общества, необходимые для построения государства (профессиональные, военные) занимаются конкретной совместной деятельностью, например, закупкой сырья, заботой о своих членах и так далее. Главная цель этих обществ – определенная деятельность. Поэтому мы вслед за Шпанном различаем чисто духовные связи и связи на базе совместных действий, хотя в жизни эти связи всегда переплетаются. Наибольший успех достигается в том случае, если вождь воплощает свои идеи в жизнь с помощью организации духовно связанных с ним последователей.

Духовными основами, если мы возьмем общество в целом, будут религия, наука, искусство, жизненная энергия, нравственность и право. За ними следуют типы действий: выразительные (язык), целесообразные (хозяйство), организационные (государство). Типы действий не имеют иных задач, кроме воплощения в жизнь духовных основ. Они могут делать это хорошо или плохо в зависимости от того, насколько жизненная энергия побуждает к переходу от восприятия к действиям. Государственное устройство может быть лучше или хуже, но оно представляет собой не что иное, как создание на базе духовных ценностей иерархии. Эту задачу выполняет вождь. Пренебрежение принципом иерархии означает пренебрежение возможностями воплощения в жизнь духовных основ, оно означает упадок, к которому привела нас эпоха либерализма. Государство и его вожди играют, таким образом, решающую роль в упадке или подъеме народа в той степени, в какой они руководствуются высшими ценностями, а занимаются чисто организационной деятельностью.


4. Иерархия слоев общества с особым учетом понятий народа, расы и человечества

Здесь рассматривается только вопрос о вертикальной структуре общества.

а) Духовная и организационная иерархия. В соответствии с проведенным ранее разделением мы различаем и здесь духовную иерархию общества и иерархию его действующих структур, иерархическую организацию.

б) Иерархическая организация заключается в установлении иерархии сословий в соответствии со всеми основными духовными ценностями. Получается такая структура: Межгосударственные связи (торговые договоры и тому подобное) – государство – части государства (земли, области) – члены государства (граждане государства и той мере, в какой они занимаются государственной деятельностью). Церковь, наука и экономика подчинены государству.

в) Духовная иерархия. Уровни этой иерархии: общечеловеческая культура, культурный круг, круг народов, народ, племя, малая родина, член народа. На всех этих уровнях по-своему воплощаются религия, наука, искусство, жизненная энергия (раса), нравственность и право. Чтобы правильно понимать концепцию национального и наднационального у Шпанна, надо читать его работу «О сути национального. Что считать немецким?» (1920). Он пишет: «Духовное всегда живет в истории только как особая национальная духовность, как особая национальная культура». «Образование это не объективная ценность, каждый народ выбирает из общего фонда знаний то, что ему подходит. Это самое важное. Это относится и к науке как таковой. Нет одной науки. Например, в физике сформировались два направления, экспериментально-предметное и математически-интеллектуальное». «Духовная реальность в истории никогда и нигде не является общей, а всегда только национальной. Нет однотипного образования для всего мира, есть только индивидуально-национальное образование; нет космополитической духовности, есть только национальная духовность, невозможно получить «интернациональное» образование, можно только окончить французскую, английскую или немецкую школу… в рамках одной и той же религии нет одинаковой для всех народов религиозности. Одну и ту же религию каждый народ воспринимает по-своему». На этой базе становится понятной органическая позиция народа как элемента «с особо сложной структурой» внутри круга народов, через который только и можно удачно описать все «человечество» (в отличие от либерализма, для которого человечество – высшее благо, к которому отдельный человек может прийти, минуя государственные и расовые границы).

Благодаря особому восприятию духовных ценностей народ и выражает их особым способом. Некоторые народы представляют собой оригинальные образования внутри круга народов, например, немецкий народ в кругу нордических народов, тот в свою очередь входит в круг арийских народов, а арийский, монгольский и прочие культурные круги вместе образуют круг общечеловеческой культуры. Каждый из этих кругов не может существовать, если входящие в него народы не сохраняют свое своеобразие, если не каждый народ развивает присущую ему структуру во всей ее полноте и сложности.

г) Понятие «полнота структуры» требует разъяснений. Тот, кто недостаточно хорошо проштудировал учение о духовных основах общества, может не понять, каким образом народ, входящий в культурный круг, может выделяться особой сложностью структуры. Тот, кто не овладел терминологией универсалистской теории, согласно которой высшее целое получает свою форму от входящих в него членов, может не понять, каким образом человечество как всеобщий уровень может быть лучше всего описано только через ярко выраженное своеобразие национальной жизни и полноту ее богатства. Тот, кто знает только таблицу «Иерархия общества» Шпанна, может ошибочно подумать, что народ совершенно произвольно выдвигается со среднего уровня как нечто особо важное. На самом деле это выдвижение прекрасно обосновано. Для пояснения необходимо показать, какое место занимает раса в учении Шпанна об обществе.

1. Жизненная энергия и раса. Многих философов-дуалистов, несомненно, пугает включение жизненной энергии в число духовных основ (употребляемое здесь немецкое слово «Sinnlichkeit» можно перевести гумилевским термином «пассионарность» - Прим. пер.). По Шпанну, «жизненная энергия это совокупность душевных сил, являющаяся результатом того, что дух обитает в теле и стимулирует как внешние органы чувств, так и внутренние инстинкты, а именно инстинкты питания и размножения». Жизненная энергия имеет двойную суть: она является основой осуществления всех духовных задатков и одновременно материализованной формой изначально заданных предпосылок нашей жизни, ее духовных основ. Шпанн утверждает приоритет энергии как основы развития духа, по отношению к действиям государства, призванным воплотить эти задатки в жизнь. Но в какой форме проявляет себя абстрактная «жизненная энергия» как заданная основа развития духовности, в действиях государства, иными словами, что означает эта «жизненная энергия» в системе универсалистской социологии? Не что иное, как расу, ибо по Шпанну «та форма, в которой жизненная энергия перестает быть абстрактным названием духовного в телесном и занимает определенное место в обществе… это раса. Р а с а  это, во-первых, совокупность органического наследственного вещества, а во-вторых, способность этого наследственного вещества а) быть основой развития жизненной энергии и б) стать основой развития духовных качеств, то есть основой материализации всей духовно-эмоциональной жизни. Так как жизненная энергия – основа достижений общества, в частности воплощения его духовных основ; так как  все сферы деятельности «предполагают самореализацию общества в проявленном духе», правильное оформление содержания духовных задатков возможно только с учетом расы, иными словами, государство должно создать главные учреждения на расовой основе, если оно хочет быть процветающим государством. Оно не должно терпеть внутреннего разлада, а небольшие противоречия (между славянскими и германскими племенами, между Севером и Югом) – плодотворно преодолевать.

2. Народ (нация). Здесь, как в случае с расой, требуется особое пояснение. Шпанн считает, что «ядро и суть народного сообщества составляют культурные сообщества». Это уже перечисленные основные формы духовной жизни: религия, философия, наука, искусство и жизненная энергия. Их объединяют историческая судьба и природные задатки. Нация и государство могут не совпадать (например, зарубежные немцы принадлежат к немецкой нации, но не являются гражданами Германского государства), с другой стороны, одна народность может иметь достаточно широкую расовую основу (например, славяне и баварцы принадлежат к одной народности, в отличие от немцев и евреев, между которыми нет расового родства).

Термин «полнота структуры» - важный элемент системы Шпанна. Повторим: уровни представляют собой совокупность основных элементов духовной жизни и практической деятельности. На нижних уровнях, равно как и на самых верхних эта совокупность неполная. Лишь на уровне нации (и государства) полнота этой совокупности максимальная.

Если нам возразят, что в Средние века существовала Священная Римская империя германской нации, которая охватывала известную тогда Европу и вроде бы опровергает тезис о наибольшей полноте на уровне нации, то можно выдвинуть встречное возражение: эта империя существовала только потому, что состояла из народов и племен. Это не была единая Империя, внутренние связи были рыхлыми, отношения господства – подчинения самыми разнообразными и немцы играли в ней руководящую роль благодаря своей метафизической силе.

д.) Нация и руководство. И сегодня в мире дела обстоят так же. Невозможна так называемая «общечеловеческая культура», если самый способный народ, который живет по-своему и на свой лад стремится к всеобъемлющему знанию, не займет руководящую позицию, ибо каждый народ защищает только свои ценности. Вспомним в этой связи заключение «Речей к немецкой нации» Фихте: «Если вы погубите эту вашу суть, то вместе с вами погибнут и надежды всего человечества на спасение из пучины бедствий. Поэтому выхода нет. Если вы потонете в ней, то вместе с вами потонет и все человечество без надежды на возрождение».

6. Резюме. Общество и государство состоят, таким образом, из множества сообществ, которые образуют иерархию и находятся в отношениях господства – подчинения. Государство благодаря своей структуре нуждается во множестве руководителей разных звеньев, соподчиненных одно другому…

Задача, которую выполняет в мире предрасположенный к метафизике немецкий народ, сходна с той, которую выполняли греки в древнем мире в эпоху расцвета.


IV. Личность вождя в истории

1. История и личность вождя. Идейная связь

Индивидуалистическая социология не может объяснить личность вождя. Поэтому она не может понять и его влияние на ход истории. Мы хотели бы попытаться здесь на основе универсалистской теории составить картину личности вождя и необходимости его деяний.

Что отличает великого вождя, это непосредственное проникновение в мир идей, откуда он черпает понимание своей задачи и способность заглядывать за кулисы событий, в прошлое и будущее.

Такие великие вожди есть во всех областях народной жизни, как есть великие художники, философы, государственные деятели, изобретатели. Для них современность – только средство, они опережают свое время. Но не во все эпохи бывают великие вожди.

Люди, как и народы, переживают периоды деятельности и покоя. Для народа время покоя не теряется даром: за это время углубляются достижения предыдущих активных периодов или накапливаются силы для новой работы. Одно поколение сеет, другое пожинает урожай: народ в целом ничего не теряет, так как «народ это часть вечности» (Винниг). Он имеет глубинные силы, которые лишь иногда прорываются, но никогда полностью не исчерпываются в одном порыве. Народ продолжает жить и когда у него нет вождя. Отсутствие вождя само по себе это еще не признак упадка, это может быть период покоя, предшествующий великим историческим событиям. О Данте сказано, что он был голосом десяти немых столетий; десять веков, которые потом обрели такой голос, не могут считаться потерянными веками истории итальянского народа. С другой стороны, не всякое время готово к восприятию великих идей: Аристотель властвовал над умами больше в Средние века, чем в свое время.

Человека делает вождем, прежде всего, воля к действию. Вождь глубже переживает не только прошлое и настоящее со всеми событиями, но частично и будущее. В нем, как выражение эпохи, соединяются прошлое и будущее. Такое соединение раз в жизни пытается осуществить каждый человек, только на разных уровнях: чисто биологическом, продолжая себя в детях и внуках, или духовном, в качестве носителя ценностей, ответственного за их передачу.

Каждый вождь как будто рождается эпохой, которая его не могла воспитать и не воспитала. Но он не вырастает духовно сам собой. В этом ценность прошлого: великая история народа снова и снова выступает в роли воспитательницы. Путь к идее, через ее исторические формы, вождь проходит в диалоге с великими умами прошлого: и здесь действует принцип парности. Условием для появления каждого великого вождя, как постоянно доказывает нам история, является историческое прошлое его народа: он отсеивает из него то, что кажется ему полезным или вредным, он становится судьей над временем. Чем выше его способности, тем более четкую позицию он занимает. Симпатии и антипатии – необходимые ему страсти, без них он не может действовать. Они обе необходимы: фанатичная воля к справедливости и воля к уничтожению несправедливости.

Поэтому женщины редко бывают великими вождями: воля к уничтожению противоречит их сути.


2. Типы вождей в истории

Есть два типа вождей. Оба они являются выразителями своей эпохи, но один из них выражает ее сомнения и тревоги, а другой выполняет ее пожелания. Так что следует различать вождей, которые задают вопросы и готовят, и вождей, которые дают ответы и выполняют.

Вождь – подготовитель воплощает собой отрицание своей эпохи и ее форм жизни. Он видит разрыв между ценностями и застывшей формой, но не знает пути в будущее, не знает новых форм, не знает, как изменить существующие порядки. Он – пробуждающаяся совесть нации (Фихте в его ранних работах), он указывает на недостатки, но не знает, как их устранить. Он разрушает все ложные представления.

Вождь – подготовитель не возрождает прошлое и не возвещает новые формы, он только требует, чтобы они были. Эрнст фон Заломон описывает немецких активистов послевоенных лет как людей нового типа: они были воодушевлены великой идеей возрождения нации, не могли обрести покой среди развалин, следовали за течением времени, внешне бесцельно, с одной великой мечтой о новой Империи, построенной на основе их ценностей, осознанных ими за время войны и краха; оторванные от прошлого, они жаждали бури, из которой рождается любая новая форма. Заломон говорит о них: «Они жили между двумя порядками, старым, который они уничтожили, и новым, который они помогали создать, но для этих опасных людей не было места ни в одном из них». Но эта меткая характеристика показывает, что они не были вождями. Вождь обязательно должен найти свое место в каком-то порядке, и если существующий его не устраивает, он разрушает  его и создает новый. А для вождя – подготовителя нет места и в новом. Он опасен и для старого, и для нового мира. Это вождь, который прошел свой внутренний путь не до конца, он не знает, что именно он хотел бы утвердить. Будущее для него – вопрос без ответа. У Заломона возникает образ армии, которая в ожидании стоит за холмами и знает, что больше не будет сражаться и никогда не победит, но, тем не менее, претендует на историческое величие за былые подвиги.

Такой вождь – подготовитель делает почти невозможное, он весь в будущем, он отрицает историю, но не представляет себе ясно ни пути, ни цели, он только хочет помочь грядущему победить… Народ, который стремится к новым формам, не оставляет новому поколению ничего хорошего, кроме огромной ответственности, так как разрыв в истории не приносит ничего хорошего и все разрушенное остается утраченным навсегда. В жертву приносится история. Вождь-подготовитель – единственный по-настоящему трагический тип вождя, независимо от того, побеждает ли он лишенную содержания старую форму, или еще живая старая форма побеждает его. В исключительных случаях оба типа вождя сочетаются в одном человеке – их разделяет только возраст. В юношеские годы «бури и натиска» ведется борьба со старым, от которого сам человек еще не совсем освободился. Примеры – молодые Фихте и Шиллер. Позже главный акцент переносится на новое, которое должно прийти на смену старому. Это путь к превращению в настоящего вождя. Человеку, который играет лишь подготовительную роль, придает историческое величие и делает его вождем воля к новому, которое видится смутно. Но должно быть хорошим, желание очистить ему место. Такой человек также становится носителем мирового духа.

Если передовой боец появляется до начала новой эпохи, то вождь – в ее начале или в ее кульминационный период. Он может быть основателем или завершителем, но его деятельность это всегда поворотная точка. Он должен пройти свой внутренний путь до конца, чтобы знать вопрос и ответ. Он это скрытая сила, которая доказывает свое право на действие в тот момент, когда это действие требуется.


3. Вождь и его последователи. Человеческие связи

Вождь всегда может лично сотрудничать только с узким кругом единомышленников. Тесные связи в этом круге делают возможным отбор. В организационной структуре каждого народа есть такие дополняющие друг друга круги, руководители которых не конкурируют, а взаимодействуют. Порочность классового подхода в том, что часть народа ставится надо всем обществом. При органической структуре каждое сословие пользуется самоуправлением под руководством высшей власти.

Между вождем как носителем идеи и широким кругом его сторонников есть промежуточные звенья во всех сословиях – организаторы более низкого ранга. Очень ценно, когда человек понимает, что делать большее он не в состоянии… Простого человека связывает с вождем благодарность, поскольку действия последнего воспринимаются как достижение всего общества. Масса завидует тому, кто возвысился над ней, народ гордится им, потому что в вожде возвышаются его ценности и уменьшаются его слабости. «Хороший человек не завистлив, он радуется добру за то, что оно есть» (Гегель).

Вождь выбирает себе помощников из общества. Любое руководство нуждается в такой живой опоре из идейных людей. Из такого живого, идейного сообщества рождается аристократия, которая имеет смысл лишь в том случае, если она остается гибкой. Руководство это связь с людьми, а не отношения, привилегии и тому подобное. Мерило ценности вождя – его воспитательный план.


4. Вождь и будущее его дела. Воспитание

а) Принципиальные моменты. Народ это структура, через которую передаются ценности вплоть до самых простых впечатлений. Поэтому, как сказал однажды В.Штапель, для познания народа нет ничего важней, чем знание его идеалов. Уже говорилось, что у каждого народа свои идеалы. Эти внутренние связи народа тем крепче, чем больше они основываются на естественных чувствах, а не на разуме. Достижения науки и техники, когда они передаются от одного народа к другому, содержат в себе мало национального. То, что имеет отношение к религии, искусству, государству, не может передаваться в такой же мере. Их передача требует активного соучастия, которое не каждый народ в равной мене может оказать своему вождю. Наибольшие трудности возникают на уровне государства. Здесь требуется активное сотрудничество всех. Государство это высший уровень. Каждый человек, прежде чем стать руководителем, должен послужить своему народу, узнать его, чтобы правильно им руководить. Художники и ученые должны быть образцами – в этом их воспитательная роль. А воспитателем может быть лишь тот, кто тесно связан со своим народом.

Общая основа истории должна быть живой, современной и эффективной. Уроки прошлого делают не каждую новинку допустимой. Любой народ консервативен: однажды признанную ценность он не отдает или отдает лишь после долгой борьбы. Свидетельство тому – религиозные войны и множество произведений народного искусства, предметом которых являются исторические события, надолго остающиеся в народной памяти. Исторические народные песни нередко слагаются через десятки лет после события (саги – как правило), притом каждый рассказчик добавляет свои фантазии, и это доказывает, какие сильные переживания вызывает у народа его история.

В народе есть чувство ответственности, которое особенно сильно проявляется в вожде. Народ отказывается от старого лишь тогда, когда уже знает новое или, по меньшей мере, догадывается о нем. Поэтому он не всегда вполне следует даже за признанным вождем, если в его деятельности на первый план выдвигаются революционные меры.

Вождь естественно хочет, чтобы его дело было продолжено. Это возможно лишь в том случае, если новые поколения станут носителями его ценностей. Это достигается путем воспитания. Любое руководство заключает в себе задачу воспитания, лишь более или менее связанную с людьми современности.

б) Дополнение. Педагогические теории. Либерально-индивидуалистическое воспитание имело целью естественное «саморазвитие» (Руссо, А.Смит, Гумбольдт). Государство исключалось из воспитательного процесса как институт принуждения. Тот, кто считает государство лишь суммой его граждан, не может признавать за ним нравственных задач, но тот, «кто смотрит на мир разумно, видит и его разумным» (Гегель).

Материалистическому воспитанию эпохи Просвещения Гете в «Вильгельме Майстере» противопоставил идеалистическое, высшим принципом которого является благоговение: перед тем, кто выше нас (перед Богом), перед тем, что ниже нас (радостями и страданиями человеческой жизни), и перед теми, кто рядом с нами – другими людьми. Только благодаря такому тройному уважению достигается уважение к самому себе. Оно заслуживается путем уважения того, что придает жизни смысл и ценность… Тайна мира и смысла жизни недоступна для разума. Только самоуверенные, поверхностные люди отвергают существование Высшего. Они уверены в неопровержимости своих «истин», потому что, чтобы опровергнуть их на их лад, надо опуститься на их уровень. «Доказательство» смысла жизни на уровне полезности не только невозможно – это было бы осквернением тайны мира. Внешние переживания можно передать, внутренние – никогда. Воспитание должно быть направлено на последние: нужно научить воспитанника уважать самого себя – такова цель воспитания по Гете.

Новейшие идеалистические педагогические теории восходят к Фихте. Если признается высшая духовная цель, то народ как целое, как носитель «народной души», оказывается в центре воспитания. Это великое духовное сообщество. Для В.Штапеля воспитание это путь к народу, его задача – воспитание граждан народа, а не граждан государства. Государство только форма внутренней жизни, духа народа. Ни один человек не может до конца понять сущность своего народа, и вождь в том числе, но вождь глубже укоренен в ней и поэтому может руководить. Вожди «инстинктивно чувствуют самые глубинные чаяния, бессознательную волю своего народа к становлению, инстинктивно знают, что необходимо народу… Они чувствуют, думают и действуют не ради людей, которые волею случая составляют народ в данный момент, а ради народа как исторического целого от древнейших времен до отдаленного будущего».

Вождь должен воспитывать людей в национальном духе. Предпосылки этого – родина и время. Изолированный человек современного мегаполиса с трудом находит путь к своему народу. Темп городской жизни делает невозможным органический рост. Потеря в этих условиях связей с народом – беда, а не вина. Вождь должен создать такие внешние условия, чтобы они не давили на людей, а были рамками духовного развития.

Эрнст Крик в своем плане воспитания опирается на Фихте и Гегеля. Он исходит из духа общества. Дух создает для себя форму, в которой он действует, но создает он ее с помощью людей: «Только творчески одаренные люди создают новые формы, направляя жизнь к новым целям. Они воспитатели высшего ранга. Но единожды созданная форма сама формирует людей по своему образу до тех пор, пока она действует». Из полноты форм разных народов Крик пытается вывести обязательное для всех содержание. Каждый человек говорит на своем языке, но может изучить и другой. «Каждый индивидуум несет в себе как возможность совокупность человеческой сути».

Каждое общество формирует определенный тип. По Крику, это происходит на стадии зрелости. Эта стадия определяется ценностями. Формы остаются застывшими, измениться могут только идеалы.  Тип это всегда «выражение высшего человечества в одеяниях определенной эпохи».

Крик различает две сферы воспитания, семейную и общественную Семья основана на уважении, в обществе можно быстро выдвинуться. Задача обществ, молодежных и воинских союзов, - отбор из всех сословий кадров для вождя. Вождь практические не вмешивается в жизнь этих союзов, он духовно руководит ими.

Особо ставит вопрос о воспитании А. Винниг в своей книге «От пролетариата – к рабочему классу». Главную задачу он видит в том, чтобы снова интегрировать лишенный корней пролетариат в народ и государство. Бездарные руководители Германии  бросили пролетариат на  произвол судьбы. Винниг сам был рабочим вожаком и доказал, что можно бороться и за интересы рабочего класса, и за интересы всего народа.


5. Анти-вождь

До сих пор мы рассматривали вождя с положительной стороны. Но его образ будет неполным без учета противодействующих ему сил.

Для вождя все, кто не соответствует его направлению, - враги. Но они внутренне неоднородны. Их самую ценную часть составляют те, кто не принимает безоговорочно все новое – их надо убедить. Выжидающие, самостоятельно мыслящие противники могут стать самыми верными сторонниками. На них вождь доказывает свою силу: может ли он убедить их, а если нет, то хотя бы заставить уважать себя. Их нельзя относить к настоящим противникам. Люди, склонные к придиркам, тоже не враги, поскольку они внутренне неравноценны вождю.

Остается лишь два типа врагов, которые могут быть действительно опасными для вождя: это эгоисты, прилагающие большие усилия для достижения малых целей, и завистники, которые в упор не видят великие деяния, потому что сами не могут их совершить.

Вождь прошел определенный путь развития, он является носителем идей и хочет воспитать общество в духе своих ценностей. Он выступает в роли посредника между миром идей и людьми. Но эгоистом следует считать того вождя, который направляет великие силы истории, которые исходят только от общества и должны служить только обществу, для достижения узких, односторонних целей, ставит их на службу самому себе или незначительному меньшинству. Остальным путь к красоте и величию, как в духовном, так и в материальном плане, закрывается.

Эгоист это вождь, который злоупотребляет своей силой. Он безопасен и смешон, если его намерения ясно видны. Опасней противник, который действует не ради мелких личных выгод. Это настоящий антипод вождя, отрицатель по сути. Трудно назвать примеры, но такие противники всегда встречаются в истории. Они никогда явно не показывают свои разрушительные намерения и, чтобы хоть чего-нибудь добиться, принимают вид критиков или доброжелателей. Но их инстинкты направлены не на улучшение, а, наоборот, на то, чтобы воспрепятствовать ему любыми средствами, не только в борьбе за высший пост, но чаще в кропотливой, подготовительной работе, предшествующей успеху. Такие противники тем сильней, чем больше они сами убеждены в том, что им не уделяют должного внимания как истинным конкурентам. Этим объясняется ненависть мелких критиков к великим гениям. Так предметом многих насмешек был Брукнер: его мелким противникам было непонятно, что в том момент, когда этот внешне незаметный крестьянский сын садился за орган, он становился намного выше их.

Абсолютный противник – вождем в универсалистском смысле назвать его нельзя – тоже проходит свой внутренний путь. Часто он сам бывает одарен умом и способностями руководителя, но в ходе событий его опережает другой, превосходство которого он вынужден признать, но не восхищается им, а ненавидит его. Ему приходится смотреть, как другой делает то, что он сам хотел сделать, но не смог. Он оказывается на распутье. Если у него есть сила подчиниться, как требовал Фихте, он становится помощником вождя, но если добавляется слабоволие, жажда любой ценой стать вождем, то человек, который не смог достичь величия в Добре, пытается достичь его в Зле. Главную роль играет честолюбие. Ведь Герострат тоже добился. Чего хотел, - история его запомнила.

Часто от таких людей исходит жуткая сила. У них тоже бывают последователи. Темная сторона человеческой сути толкает ко злу, если она превышает обычную меру. Восхищение и страх вызывают те, кому ничего для себя не нужно, их цель – только уничтожить противника. Такого «вождя» можно встретить почти всегда, когда происходит резкое столкновение людей и мнений. Они представляют в истории начало, противоположное началу Добра.

Философия Вождизма


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 






Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика