ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Расово-политическое воспитание


Вальтер Гросс


доктор

Юнкер унд Дюннхаупт Ферлаг. Берлин 1942 г.

Walter Gross | Вальтер Гросc


Вальтер Гросс – руководитель Расово-политического управления НСДАП, один из крупнейших расологов III Рейха. Родился 21 октября 1904 года в Касселе, погиб при бомбардировке англо-американской авиации 25 апреля 1945 года.

Учился в евангелической гимназии Познани. С 1923 года изучал медицину в Геттингене, Тюбингене и Мюнхене. В 1928 году после сдачи государственного экзамена ему была присвоена учёная степень, и он работал ассистентом в одной больнице в Брауншвейге. В 1925 году вступил в НСДАП, а в 1933 – основал и возглавил «Управление пропаганды демографической политики и расовой гигиены», переименованное 1 мая 1934 года в Расово-политическое управление (РПУ) НСДАП. С 1936 года – депутат Рейхстага. С 1942 года – руководитель отдела естественных наук в ведомстве Альфреда Розенберга.

РПУ выполняло, прежде всего, учебно-пропагандистские задачи (организовывало курсы лекций, киновечера, досуг для представителей власти), а также выступало в роли консультанта при разработке расово-политических законов, работало с женскими и молодёжными организациями, участвовало в работе организации «Национал-социалистическая народная благотворительность» и в решении других вопросов расовой политики. Подшефной организацией РПУ являлся Имперский союз многодетных семей.

Главной целью РПУ как «центра всех мировоззренческих и практических мер по расовой гигиене и укреплению нации» считалось изменение расового сознания нации путём распространения листовок, журналов, фильмов, слайдов и календаря «Neues Volk». Фактически РПУ координировала всю учебную и пропагандистскую работу НСДАП в области расовой и демографической политики в III Рейхе. Руководящие сотрудники РПУ участвовали во всех важнейших совещаниях по расовой политике, например в создании знаменитых Нюрнбергских расовых законов.

К работе РПУ были привлечены лучшие специалисты Германии в области медицины, антропологии, биологии, этнографии, психологии, юриспруденции и педагогики. Сотрудником РПУ (с правом голоса) был знаменитый в будущем лауреат Нобелевской премии Конрад Лоренц (1903-1989), с 1937 года – доцент Венского университета, а с 1941 – штатный профессор в Кёнигсберге. Сотрудники РПУ выступали также в качестве адвокатов на всех процессах, на которых оспаривались признания граждан неполноценными немцами.

Помимо центрального аппарата в Берлине РПУ имело свои отделы при каждом областном управлении НСДАП. Этими отделами как правило руководили крупнейшие учёные Германии.

Владимир Авдеев


Д-р Вальтер Гросс. Расово-политическое воспитание

Любая новая идея, если она не чисто абстрактная, а может иметь практические последствия, проходит три этапа развития. Первый из них – познание, третий – введение новых законов или создание новых учреждений на основе полученных знаний, а между ними лежит промежуточный этап обучения новым знаниям, воспитания. Расово-политическое воспитание – такой же промежуточный этап.

Задают вопрос: должно ли оно занимать какое-то особое место? Не следует ли преподавать знания в этой области на одном уровне с ботаникой или зоологией?

Нет, воспитание в области расовой политики новой Германии должно занимать совершенно особое положение.

Результаты, полученные нашей наукой в этой области, позволяют утверждать, что немецкий народ, его государство и экономика находятся сегодня в угрожающем состоянии, потому что истощается его биологическая субстанция, его раса. Мы знаем, что некогда великие народы древности никогда не погибали вследствие экономических или политических катастроф, проигранных войн, неурожая и т. п. Но народы всегда погибают в тот – и только в тот момент, когда исчерпывается субстанция их жизни – кровь и раса. Так было в Индии, Персии, Греции и Риме, те же процессы на протяжении нескольких десятилетий наблюдаются в немецком и других западных народах.

Напомню, что таких процессов три. Первый – уменьшение численности народа, что изменяет соотношение сил между ним и другими народами. Второй – сдвиг наследственной ценности внутри нации, уменьшение слоя людей со способностями выше средних и увеличение числа неполноценных элементов, причем полноценность ни в коем случае не определяется только интеллектуальными мерками. Мы не считаем особо ценными людей с высоким интеллектом, если они подлецы или слабаки, мы ценим людей, пусть средних способностей, но здоровых физически и с твердым характером. Если численность народа остается той же, но в нем становится все больше неполноценных элементов, народ внутренне меняется и опускается.

Третий процесс – смешение с инородными расовыми компонентами. Великие народы древности погибли, в частности, оттого, что, уверовав в абсолютное равенство всех людей, они открыли не только свои границы, но и двери своих домов людям чужой крови. У народившегося поколения гибридов и бастардов не было того, что только и может придать ценность в силу любому чистокровному сообществу: гармонии тела и души, духа и характера в каждом отдельном человеке. Как ценность члена народного сообщества не может измеряться иными масштабами, кроме расовых, так и народ, в котором нарушено расовое единство, вообще не может создавать никакие ценности – вспомним эпоху этнического хаоса в Средиземноморском бассейне… Концом этого всегда бывает хаос и в духовной области и разложение народа.

Три названных процесса приводили к гибели народов в прошлом, и те же процессы мы наблюдаем сегодня в немецком народе.

Так рождаемость в Германии с 1870 года непрерывно снижалась, с 1900 года особенно быстрыми темпами. Либо эта тенденция будет продолжаться и мы перейдем нулевую линию, либо мы ее переломим. В первом случае население Германии через 40-50 лет сократится на треть и мы поменяемся ролями с Польшей.

Что же касается увеличения числа неполноценных элементов, то всем понятно, в какой степени в этом виноват гуманитарный и либеральных дух, вера в то, что в человечестве не действует великий закон отбора и его можно безнаказанно нарушать. Виновато и учение о равенстве, которое объясняет неравноценность людей влияниями среды. В результате в жизни народов начались противоестественные процессы, в частности, искусственное сохранение нежизнеспособных элементов. С другой стороны, войны способствуют уничтожению самого ценного человеческого материала. А сколько опасных профессий! Если в год погибают сто молодых летчиков, спортсменов, рыбаков, это не просто сто человек из 70 миллионов – это лучшие люди нации. В результате подобных процессов антиотбора изменяется качественней состав нации. В здоровых семьях мало детей, а у слабоумных – от трех до пяти. Еще сто лет такого развития – и наш народ будет состоять из одних потомков слабоумных, пьяниц и каторжников. Это будет конец нации. Против этого необходимо принять предупредительные меры. Одна из них – закон о предотвращении появления наследственно больного потомства.

Касательно смешения с инорасовыми элементами, то только после введения закона о восстановлении профессионального чиновничества выяснилось, что масштабы этого процесса гораздо больше, чем мы думали. Это означает нарушение гармонии всей народной жизни, ибо когда в отдельных людях, семьях или целых группах начинается вечная «борьба двух душ в одной груди», из этого не выйдет ничего, кроме внутренней раздвоенности, подрывающей силу народов и государств. Новые законы призваны сделать невозможным дальнейшее проникновение чужой крови.

Перейдем теперь к исходному вопросу: Что означает в свете стоящих перед нами задач то, что мы назвали воспитанием? Уясним себе, что мы под этим понимаем. Речь идет не о педагогических вопросах, а о совершенно новом расовом вопросе. Под воспитанием мы понимаем нечто гораздо большее, чем обычно подразумевается в педагогике. Мы включаем сюда не только то, что делается в школе, но и всю обширную область пропаганды. Если речь идет не о занятиях специалистов, а о том, что затрагивает основы народной жизни, что придает государствам силу и величие или приводит их к смерти, то это касается всех нас, потому что все мы – народ, а государство – наша внешняя оболочка, поэтому воспитание в этой области – дело каждого. Так что в сферу воспитания мы включаем также пропаганду и агитацию. Буржуазный мир обвиняет пропагандистов в поверхностности и в том, что они занимаются массовым внушением. Это неверно. Ценность пропагандистской деятельности никогда не заключается в ней самой. И методы внушения сами по себе не хороши и не плохи. Плохими или хорошими бывают идеи и цели.

Воспитание, которое обычно играет посредническую роль, в нашем случае приобретает особое положительное значение и принимает непосредственное участие в практических преобразованиях. Пропаганда это только средство достижения цели. Нашей целью было завоевание власти. Этому предшествовала эпоха пропаганды, обучения и воспитания. Но когда мы сегодня говорим о воспитании и пропаганде в области расовой политики, это уже не средство достижения цели, а часть самой цели, может быть, самая важная.

Отчего умирают народы? Они умирают от общей малодетности или бездетности, от малодетности или бездетности наиболее ценных слоев и от уменьшения числа людей чистой расы по сравнению с числом бастардов. Во всех этих случаях биологическое вымирание народа происходит не за одно поколение, не в форме катастрофы, длится десятилетиями или столетиями. Каждый раз действует один и тот же механизм продолжения рода и смены поколений. Биологическая судьба народа решается на стыке поколений. На нем смещаются ценности, на нем уменьшается или увеличивается внутренняя сила. Путь вверх или вниз идет через детей. Мы видим опасности и ищем способы предотвратить гибель нации. Все наши меры направлены на то, чтобы именно на таком стыке поколений оказать эффективное воздействие в плане отбора, чтобы могла максимально размножаться наиболее ценная часть народа, а менее желательные или даже вредные элементы были вообще лишены этой возможности. Такова цель и закона о предотвращении появления наследственно больного потомства, и законов о стерилизации, и налоговых льгот для многодетных семей, и параграфов об арийском и неарийском происхождении. Это воистину альфа и омега всей практической расовой политики вообще.

Всесильно ли в этой области государство? Отнюдь нет. Оно может оказывать только негативное воздействие, пресекая нежелательные наследственные линии. Но позитивная сторона этой проблемы недоступна ни для государства, ни для экономики, ни для ученых, ни для каких-либо организаций и механических средств. Задача в том, чтобы побудить людей создавать семьи и рожать детей. Любая попытка сделать это насильно, с помощью законов, не только терпит крах на практике, но и наталкивается на внутреннее сопротивление. Даже чисто моральное давление оказывает воздействие, противоположное желаемому.

Поэтому мы должны знать пределы нашей государственной демографической политики и расово-политических мер. Весь мощный механизм расово-политического законодательства может лишь создать внешние, организационно-экономические предпосылки для того, чтобы здоровые, высококачественные семьи могли исполнить свое желание иметь детей. Но весь этот механизм бессилен, если такое желание отсутствует. Отсюда вопрос к нации: Чувствует ли она себя здоровой, есть ли в ней часть, на которой зиждется будущее народа, способная следовать инстинктам здоровой жизни и идти в великое, счастливое будущее, или это не так? Если не так, то все усилия напрасны.

Какие средства мы имеем в своем распоряжении, чтобы ответ на поставленный нами вопрос был благоприятным для нас? Единственное средство – воспитание, точнее – «психически-духовное воздействие на нацию». Никакое иное средство не выведет нас из нынешнего состояния, которое постоянно приближает нашу биологическую смерть, кроме попытки снова пробудить жизнеутверждающие инстинкты нации и вымести весь мусор прошлого. Мы опираемся при этом на трезвый научный анализ и понимаем, что причины всех перечисленных негативных явлений лежат не в физиологических заболеваниях, а, если можно так выразиться, в психической болезни, в потере связи между человеком и природой, между человеком и жизнью, между человеком и великими законами Бытия, Космоса. В этом причина и расового упадка нашего народа. Мы знаем, как вражеская пропаганда десятилетиями била по больному месту нации, как здоровые инстинкты людей объявляли низкими, так что здоровая часть нации в итоге начала стыдиться своего здоровья. В этом была причина снижения рождаемости сначала в интеллектуальных кругах, а потом и в рабоче-крестьянской среде. И вопрос в том, удастся нам или нет разрушить эти ложные ценности, целую сеть больных и вводящих в заблуждение представлений и восстановить изначальный, жизнеутверждающий образ мыслей и чувств людей.

Одна из самых вредных идей, от которых страдал мир в последние 20-30 лет, та, что судьба людей и народов связана с собственностью, с экономикой, и чем малочисленнее народ, тем большая доля общего богатства приходится на каждого. То же правило распространялось и на семью. Но эти чисто материальные, математические расчеты оказались неверными. Уменьшение численности народа ослабляет его позиции в случае конфликта с другими странами. Кроме того, увеличивается бремя социальных расходов, так как пенсионеров, инвалидов и т. п. должен содержать все более узкий работоспособный слой, который в результате становится не богаче, а наоборот, бедней. Мы должны заменить примат экономики приматом биологических ценностей.

Народы может погубить не только материальная собственность, если ее делают идолом, но и духовная собственность. Верно говорят, что собственность превращает человека в труса. В трудные послевоенные годы мы убедились, что и духовная собственность может сделать с человеком то же самое. Трудно расставаться с нажитым в течение многих лет. После войны у людей не осталось ничего, чем можно было бы кичиться, сбережения превратились в пыль, но интеллектуалы старались сохранить свой духовный мир в неприкосновенности и держались в стороне от политической борьбы. Мы поняли тогда, какую биологическую опасность несет в себе девиз: «Знание – сила». Знание это не все содержимое духовного мира, а лишь его небольшая, механически приобретенная часть. Но этот девиз вдалбливался одному поколению за другим и в итоге людей воспитали в духе антибиологических, враждебных жизни ценностей. Эти ценности мы тоже должны разбить и заменить другими, более близкими к жизни, не враждебными знанию, а включающими его в великое целое, непосредственно возникающее из источников жизни.

Но самая вредная идея это идея равенства людей, которая породила ложные представления о равенстве прав и обязанностей. Из-за этой идеи здоровые немецкие силы с одним или двумя детьми через два поколения вымерли, а пьяницы и слабоумные оставили после себя 6-7 детей-идиотов.

Неверно думать, будто мы можем остановить снижение рождаемости, расписывая его страшные последствия. Неверно думать, будто мы можем увеличить число здоровых поколений, научно доказывая, что, если нынешняя ситуация не изменится, последствия будут ужасными. Мы сможем преодолеть ложные установки наших современников лишь в том случае, если доберемся до глубины их душ и сможем их преобразить. Вернуть из холодного и враждебного жизни мира либерального духа в другой, где солнце жизни согревает зеленые луга и каждый человек живет полной жизнью.

Это единственная возможность увенчать успехом наши расово-политические меры и предотвратить страшный конец, о котором нас предупреждают расовая гигиена и биология. То, что мы называем воспитанием, – дело не школы и интеллекта. Речь идет о глубочайшем перевороте в мировоззрении. Он возможен лишь в том случае, если мы задействуем не только силу разума, печатного или устного слова, а все силы подлинного внушения. Пропаганда смогла заменить старые политические цели новыми и снова сделать из народа, в котором дезертир и подлец мог стать вождем, нацию, обладающую чувством чести. Мы должны теперь повторить это достижение, не для того, чтобы вообще сделать лишними все законы, ибо цель будет достигнута в тот момент, когда наша нация снова будет знать, что такое жизнь, или лучше не «знать», а просто бессознательно жить.

Расово-политическое воспитание – задача не одних специалистов. Нам предстоит великая борьба мировоззрений, в ходе которой мы должны уничтожить все, что на протяжении тысячелетий строилось на лжи. Мы должны отвлечь людей от ориентации на экономику, на знание, на равные права и т. д. и вернуть их к такому же восприятию жизни, как у первобытных людей, деревенских жителей и детей.

Это означает великую духовную революцию. Речь идет о ниспровержении ценностей, утвердившихся не только с эпохи Просвещения, но и гораздо раньше. Может быть, изменится не только лицо всего мира, но и его взгляд на прошлое. То, что мы вчера называли добром, завтра в свете новых ценностей и нового восприятия покажется нам злом; то, что мы вчера отрицали, мы будем завтра утверждать, а то, что трусливое послевоенное поколение считало своим незыблемым духовным достоянием, будет пересмотрено. Это похоже на переплавку металла. Все это необходимо не по каким-то теоретическим соображениям, а чтобы восстановить связь людей с великими законами жизни, понимание восприятий и чувств живого человека. Это дело не кабинетных ученых, не пропагандистов и законодателей, а повседневное дело всех и каждого, ибо от того, удастся ли народу, нам всем придать жизни новое содержание, зависит будущее и нас самих, и наших детей.

Если не удастся пробудить волю к жизни и воплотить ее в поколения многочисленных, здоровых детей, перспективы будут тяжкими не только для наших потомков. Все то, что мы делали до сих пор, станет бессмысленным, как и два миллиона жертв войны, как и вся пропитанная кровью и слезами немецкая история. Все это кончится ужасной смутой, бессмысленной гибелью. Через 100-120 лет от нас останется то же, что осталось от древних персов и ариев: смутные предания, хранимые народами другой крови. И в древности были люди, которые жертвовали своими жизнями, но их жертвы оказались напрасными и их народы канули в темное лоно истории, потому что оказались не готовыми в роковой час принять мировоззренческое решение, такое же, какое сегодня требует неумолимой воли к обновлению.

Такова наша перспектива, такова задача расово-политического воспитания, таково его значение в рамках общей проблемы сохранения нашего народа. Наша политика – не периферийная область, а самый центр. Речь идет о том, что человек должен внутренне обновиться, чтобы снова ощутить великие силы и законы живой жизни, которым подчинены и мы. Неверно, будто жизнь народов и отдельных людей оторвана ото всего, что внутри нас и вокруг нас. Мы все – маленькие частицы в великом потоке становления и исчезновения, в котором мы только и находим смысл нашей жизни и нашу задачу, если мы применим этот великий закон исчезновения и возрождения к самим себе. Эту мысль надо внушить нашему народу, чтобы ею проникся каждый и жил в соответствии с ней, пусть даже не умея выразить ее в словах. Такова задача расово-политического воспитания.

Будем работать вместе и вместе искать методы достижения наших целей. Оставим дискуссии интеллектуалам, но не будем забывать, что последний импульс, глубочайшая сила в этой области живет в инстинкте, в крови, в душе. Будем искать методы, с помощью которых душевные переживания, потрясшие сегодня сотни и тысячи немцев и сделавшие их иными, можно было передать всем тем, в ком они могут найти отклик, чтобы они вместе со всем народом боролись за его будущее.


Из Обращения д-ра Гросса к немецким женщинам «Мировоззрение и расовая гигиена»

ГЕНЕТИКА ПРОТИВ ТЕОРИИ СРЕДЫ


Эта теория среды глубоко укоренилась в людях. Она повлияла как на буржуазный дух, так и на марксизм.

И буржуазный, и марксистский образ мыслей абсолютно подвластны теории среды. Поэтому в них обоих нет места для взглядов, имеющих совершенно иную основу, а именно представление о наследственности.

Марксизм исходит из того, что развитие народа и государства зависит только от влияний среды, которые Маркс искал и находил в экономике. Не оставаясь на уровне этой гипотезы историко-философской школы, марксизм пришел к идее, что и результат развития отдельного человека зависит от экономических сил… В появлении отбросов общества виноватой оказывалась среда…

Если же сломать диктатуру капитала и несправедливый общественный строй, все люди станут полноценными и способными, так как будут вырастать в благоприятной среде. Проблема улучшения человека решалась очень просто. Последствия вам известны. Всяческой заботой стали окружать больных и преступников, отнимая средства у здоровых людей. Недавний пример. В одну и ту же зиму в Баварском лесу не нашлось денег на башмаки для здоровых школьников, зато нашлись деньги на бананы для 800 пациентов заведения для слабоумных детей.

«Жертвой среды» изображался и разбойник Шлезингер, убивший за одну минуту 30 человек, и как «жертву» его нельзя было ни казнить, ни даже посадить пожизненно: во всем виноваты экономический хаос, безработица и т. п. Этого человека надо не наказывать, а лечить, учить и т. п.

Что ж, вполне последовательно: человек становится преступником не сам по себе, он плох не сам по себе – внешние влияния сделали его таким. Если же улучшить условия, и сам человек станет лучше.

В буржуазном варианте эта идея менее материалистична, более идеальна. Упор делается на образовании. Ценность человека зависит от среды духовно и влияние среды тоже духовно. Это давняя мечта Руссо: возвысить и улучшить людей, наполняя каждого человека не только духом своего времени, как хотел Тэн, а духом всех великих людей и всех великих книг, великими идеями всех времен.

Здесь вступала в действие еще и вера в наследование результатов внешнего воздействия, в то, что в биологии называлось «наследованием приобретенных признаков»; в педагогике эту идею проповедовал Руссо.

Обе эти идеи – прямое влияние среды и наследование приобретенных свойств – лежат в основе завышенной оценки воспитания и образования, характерной для буржуазной эпохи…

Получалось так, что человек, который кроме латыни и греческого учил еще и еврейский язык, значил больше, чем те, кто учил только латынь и греческий или не учил ни того, ни другого. Отбор на государственные должности осуществлялся на основании отметок в аттестатах.

Сегодня каждому ясно: идея среды была в целом ложной и бессмысленной. Она была ложной не только в своих карикатурных, крайних формах, но и в своей основе, ложной самой по себе. Понять это помогла нам жизнь, практика военных и послевоенных лет.

Это знали и раньше и понимали, что ценность, способности и достижения человека не зависят от влияний среды.

Особенно ясно это показала война, когда, согласно марксистскому и буржуазному образу мыслей, нация должна была разделиться на две половины – ту, которая вышла из хорошей среды, и ту, которая вышла из плохой. Предполагалось, что все люди с дипломами должны были стать хорошими солдатами. Это не карикатура – так думали на самом деле. В действительности как из образованных, так и из необразованных людей получались и хорошие, и плохие солдаты.

Кроме жизненного опыта, новые научные познания открыли нам, что влияния среды никогда не являются решающими и определяющими, а главную роль в развитии живого организма играют силы наследственности, которые предопределяют его ценность и жизнь.

Для нации и для нас не важно, что мы теперь изучаем наследственность, важно, что мы поняли, что здесь открылись совершенно новые духовные установки и совершенно новые духовные требования.

Возможности развития человека ограничены его наследственными задатками. То, чего нет в задатках, нельзя привить никаким искусством и никакими влияниями среды, и наоборот, то, что есть в наследственных задатках, нельзя искоренить никаким искусством и никакими влияниями среды.

Таким образом, перед возможностями воспитания и образования людей стоит четкая граница, в которую раньше не верили и которую не видели. Особенно тяжело узнать это тем, кто верил в безграничные возможности воспитания и улучшения людей.


Назад к Оглавлению

Международный Русский Журнал АТЕНЕЙ

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 




Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика