ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Тотальное государство


Эрнст Форстхофф



Доктор

Ганзеатише Ферлагсанштальт, Гамбург. 2-е изд. 1934.


Введение

Новое государство означает возврат немецкого народа к государственной форме, оно означает отрицание той исторической эпохи, когда государство разрушалось ради отдельной личности и ее притязаний на счастье и свободу. Социологическим носителем этих разрушительных сил была буржуазия, индустриальное общество, основанное на экономическом процветании. Это буржуазное общество завоевало себе свободу, которая не была абсолютной, а представляла собой только отрицание государственной ответственности за порядок в пользу своеволия. Либеральная свобода была автономией буржуазного общества, снявшего с себя историко-политическую ответственность.

Военное поколение повело борьбу против мнимой государственности буржуазного типа, за тотальное государство, которое является противоположностью либерального государства, лишенного содержания. Поскольку приходится пользоваться принятыми в политике либеральными терминами, «тотальное государство» это тоже либеральный термин, скрывающий за собой совершенно не либеральную суть. Речь идет не об отрицании предыдущей эпохи, а о сознательном отмежевании от нее.

Формула тотального государства – это полемическая формула, не вмещающая в себя всю полноту нынешней государственности… Необходимо только избежать ее неправильного понимания. Тотальное государство это не просто другое выражение для устаревшего этатизма, оно не сводится к полному огосударствлению и не имеет ничего общего с грубой механикой марксистского социализма.

Политические ошибки прошлого это факты. Нельзя сделать вид, будто их не было, - их нужно преодолеть.

Ни одно государство не возникает из ничего. У каждого государства есть прошлое. И современное государство несет на себя груз Веймарской системы в смысле последствий этой эпохи, а не в смысле признания ее легитимной…

Только теперь стало возможным осуществить необходимое в национальном государстве разделение властных структур и народных структур, вывести народ из иллюзорного мира лжеорганизаций.

Властные структуры – это творение сознательной политической воли, народные структуры – дополитические образования. Расовые и исторические условия их возникновения, законы жизни семьи и крестьянства, положение женщины в обществе, воспитание молодежи – все это дополитические взаимосвязи, которые ни один политический строй не может разрушать безнаказанно. Поэтому властные структуры должны создаваться с учетом народных структур. Попытка подчинить все структуры государства и народа свободной политической воле неизбежно вырождается в этатизм, разрушающий подлинный порядок. Но не менее опасна и мечтательная, романтическая идеализация народа, нуждающегося в сознательном, политическом воздействии на него. Такая идеализация низводит народ на уровень чисто растительного существования, лишает его исторического бытия. Верить, что таким образом можно достичь совершенной гармонии, - рационалистический предрассудок.


Властные структуры

В последние годы упадка Веймарской системы правительства все более явно претендовали на авторитарный характер, ссылаясь на тот факт, что правительство назначал рейхспрезидент, благодаря чему оно не зависело от игры парламентских сил. Претензии на авторитет имели целью достичь независимости правительства от парламента. Но в действительности эти правительства не имели авторитета в народе… авторитет зависит от ранга, а ранг народ не может присудить, он может его только признать.

Любая властная структура это различия по рангу, предполагающие наличие такого психического склада, которому доступно понимание сущности ранга, ибо ранг это духовный феномен, который проявляется внешне как символ и то лишь для тех, кому доступно понимание сущности ранга. Настоящий ранг вырастает непосредственно из элементарных предпосылок крови и расы, он не связан с теми способностями, которым можно научиться. Иерархия существует только в обществах, полностью подчиняющих себе своих членов. Только такие общества имеют честь и настоящие символы, только в них возможно руководство в собственном смысле слова.

Но руководство государством и руководство какой-либо организацией это не одно и то же… В новом государстве властные структуры партии слились с бюрократической административной организацией… Руководство нового типа нельзя определить с помощью применявшихся ранее категорий. Это не власть монарха и не власть избранного народом главы государства, не власть военачальника и не власть главы администрации. Критерием демократического учения было отождествление управляющих с управляемыми. Вождь нового государства не отличен качественно от народа, но и не принадлежит безоговорочно «к народу», его власть не трансцендентально обоснованная претензия на господство без учета народной воли, но она не определяется и большинством голосов.

Иностранцам трудно объяснить суть дела, потому что трудно перевести на иностранные языки слово «руководство» (Führung) в его специфическом понимании немцами, как и ряд других слов (народность, родина, кровь и почва, нрав).

Руководство это всеобъемлющий политический процесс, который соединяет множество готовых к действию политических людей в лице вождя, превращающего их в своих последователей, но сохраняя неразрывную связь с ними. Данное определение не годится в том случае, если под руководством понимается само собой разумеющееся превосходство воли вождя или вождь рассматривается только как выразитель воли своих последователей.

Руководство как тотальный жизненный процесс возможно только при условии экзистенциальной однородности вырастающей из общности расы, истории и народной судьбы. Если эта предпосылка отсутствует, обществу необходима внешняя дисциплина, как в случае с властью военачальника или главы администрации.

Некритический перенос принципа вождизма на более низкие уровни обесценивает само понятия вождя. Особенно важно подчеркнуть, что бюрократическая иерархия чиновников основана не на этом принципе. Если сейчас, в ходе административной реформы, отдается предпочтение единоличному, а не коллегиальному руководству, то речь идет не о внедрении принципа вождизма, а о четком распределении ответственности. В еще большей степени это относится к неполитическим обществам.

Руководство и профессиональное чиновничество исключают друг друга… Бюрократическая администрация связана с властными структурами, но не растворяется в них, она имеет свою, особую функцию. Превратившись из орудия воли монарха в исполнительницу абстрактных законов, она утратила свое политическое качество.

Способность современной бюрократии к функционированию предполагает наличие всеобщих законов. Бюрократическая организация необходима там, где равенство рассматривается как социальная справедливость, где государство удовлетворяет конкретные требования масс.

Поэтому бюрократическая администрация имеет свои границы, которые обрекают на неудачу любую попытку ее тотализации. Либеральная публицистика аргументирует свою защиту свободы экономики, науки и искусства тем, что эти области не поддаются администрированию. Но этот аргумент не действует в государстве, где кроме бюрократической организации имеются властные структуры, которые обладают инициативной и могут не только исполнять общие законы, но и принимать общие решения.

Это дает государству возможность проявлять себя и в тех областях, которые исключают бюрократическую регламентацию. Никто не может диктовать искусству или науке законы творчества, но тотальное государство может в конкретном случае отличить художника и ученого от демагога и духовного мародера.


Народные структуры

Веймарская республика была государством без народа. Это было государство людей, обладающих избирательными правами, но их сумма это еще не народ.

Народ это общность, основанная на однородности особого типа, на общности расы и судьбы. Политический народ вырабатывает в конечном счете единство воли, которое вырастает из сознания этой однородности. Параллельно развивается способность распознавать чужеродное и отличать друга от врага. Чужеродное нужно распознавать и там, где речь не идет о принадлежности к другой нации…

Человечество делится на множество разных по типу народов. Отношения между ними могут быть дружескими или враждебными. Разнородность - это не вражда. Она превращается во вражду лишь тогда, когда чужеродные элементы посягают на территориальное или духовное жизненное пространство народа.

Как народ, так и враг это нечто экзистенциальное. Расхождение во мнениях следует отличать от вражды: первое имеет место в рамках общества, вторая выходит за его пределы. Однородность никогда не означает одинаковость мнений, это было бы концом всякой духовной жизни. Но любое политическое сообщество подчиняется законам, нарушение которых делает человека врагом. Пример – пропаганда уклонения от воинской службы во время войны.

 Закон от 14 июля 1933 года дает возможность отказывать таким врагам государства в принадлежности к немецкому народу. Аналогичные законы есть и в других европейских странах. Так в Европе снова появились парии.

Для национального сознания принадлежность к определенному народу это природный факт, не зависящий от человеческой воли. Во все времена бывали отдельные личности, которые отрывались от своего народа. Новый закон лишь формально подтверждает уже свершившийся факт.

Законодательство 1933 года не дало общих правил защиты немецкой расы. Оно не запрещает браки между арийцами и неарийцами, но оговаривает, что чиновник, вступающий в брак с неарийкой, должен оставить свой пост. Закон о стерилизации дает возможность предотвратить появление потомства с наследственными болезнями… Но главное – планомерное разъяснение народу расовых вопросов, пробуждение в нем живого расового сознания.

Народу, обладающему таким сознанием, надо придать соответствующую структуру и форму жизни. Решение этой задачи связано с вопросом о свободе в тотальном государстве… Понятие свободы сегодня политически дискредитировано, так как ее отождествляют с индивидуально свободой, с защитой личности от посягательств государства. Такое понимание свободы устарело, оно было рождено духом 1789 года. Канула в Лету и ложная вера в человечество как в единое сообщество. С этим пониманием свободы мы должны вести неустанную борьбу до полной победы. Но это не означает отрицание свободы вообще.

Определенное пространство для свободы личных действий должно сохраниться и у простого человека, и у государственного функционера, так как без этого немыслима ответственность, всегда предполагающая личные решения, свободу выбора. Повысить ответственность можно только уменьшив механизацию общественной жизни.

Тотальное государство должно быть государством тотальной ответственности, тотального долга каждой личности перед нацией. Речь идет не о том, чтобы государство расписывало жизнь народа до мелочей своими законами, а о том, чтобы оно могло призвать к ответу каждого, кто не полностью подчиняет свои личные интересы интересам нации. В этом притязании – новая суть тотального государства.

Фундамент нового государства – отказ личности от ухода в частную жизнь и подчинение ее новым, тотальным законам государства.

Проблема не в организационной технике, а в изменении сознания. В прошлом у нас было множество различных организаций. Они представляли опасность для авторитарного государства, потому что все они отстаивали свои частные интересы и разными способами заставляли государство служить им. Государственную власть использовали типы, более алчные и хитрые, чем другие. Не было правильной градации интересов по степени их важности. В результате государство стало бессильным, господствовали те, кто сильней.

Форма народной жизни может быть только такой, какова она есть. Она должна удовлетворять все оправданные жизненные потребности человека. Нужно учитывать тот факт, что жизнь немецкого народа испытала большие изменения в век техники… Тем не менее основой здоровой народной жизни остается крестьянство…

Немецкое государство – рабочее государство. Его духовная структура определяется немецким социализмом. Немецкий социализм это готовность к труду на благо нации и оценка отдельного человека по тому, что он сделал для нации. Немецкий социализм это новая общественная этика… Народная структура в новом государстве может быть только структурой трудящегося немецкого народа… Новые структуры представляют не особые интересы, как прежние профсоюзы, а выполняют конкретные ответственные задачи как дисциплинированные ячейки народной жизни.

Закон о защите национального труда от 23 января 1934 года укрепил позиции руководителей предприятий, а с другой стороны, учредил социальные суды чести, которые могут призвать их к ответу за асоциальное поведение и даже признать их неспособными руководить предприятием. Смысл закона в том, чтобы рабочий класс не служил стремлению к частной прибыли.

В 1933 году установлено самоуправление четырех отраслей экономики: сельского хозяйства, ремесла, торговли и промышленности. Сохранено и унаследованное от прошлого самоуправление общин и провинций, ему только придана новая форма, поскольку раньше их автономия ставила под угрозу единство государства.

Философия Вождизма


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 




Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика