ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Раса и школа


Доктор Рудольф Бенце



Cоветник Прусского министерства науки, искусства и народного образования
Брауншвейг. 1934 год. Издательство. Э. Аппельханс унд Комп


А. Взгляд на жизнь с расовой точки зрения

Мы наблюдаем конец не только либерального столетия, но и тысячелетия, на протяжении которого западные народы шли по жизни неуверенно ступая, наугад, или гонялись за схемами, которые казались им достойными и достижимыми. Только взгляд из глубины души и новые научные познания позволяют впервые приподнять покрывало, которое до сих пор скрывало тайну жизни и гибели рас и народов и оставалось непроницаемым даже для таких великих провидцев, как Платон.

Все научные открытия прошлого давали только знание о внешних формах и процессах жизни, но не могли проникнуть в ее тайные движущие силы, которые в действительности управляют отдельными людьми, расами и народами. Глубочайшими тайнами жизни занималась до сих пор философия и другие спекулятивные «науки».

Сегодня благодаря учению о наследственности и расологии мы вступаем в эпоху научно обоснованного мировоззрения. Они впервые позволяют нам увидеть тайный часовой механизм природы, его пружины, от которых зависят становление, рост, угасание и смерть людей, рас и народов. Мы с ужасом обнаруживаем, какими ложными путями ходили до сих пор каждый из нас, наш народ и все народы, как они грешили к своему собственному вреду против законов природы. И наша священная обязанность претворить эти новые знания в сознательную волю ради нашего народа и нашего расового сообщества.

С расовой идеей связаны идея национального государства и национальное обновление. Если расология учит правильно, такое обновление возможно, если нет, то все усилия тщетны. Если первые выводы, которые мы делаем сегодня, верны, мы можем верить в возрождение народа. Человеческий дух и человеческая воля могут тогда оценивать значение для нашей государственной жизни и нашей культуры отдельных расовых составляющих нашего народа и окружить особой заботой одну определенную расу, а другие, менее ценные или даже вредные, лишить влияния и ограничить численно.

Несмотря на ряд своих слабостей, нордическая раса обладает особенно ценными качествами, которые делают ее способной к управлению нашим государством и к культурному творчеству, поэтому она заслуживает особой заботы. Свойственная ее самым благородным представителям физическая и духовная суть является образцом для воспитания молодежи и всего народа. Люди, у которых преобладают нордические качества, более чем представители других рас склонны, не щадя жизни, сражаться за свои идеалы, поэтому им больше, чем другим, грозит ранняя смерть в бою. И детей у них меньше, чем у других. Поэтому, ради блага нашего народа надо проявлять особую заботу о нордических качествах и людях.

Другим выросшим на немецкой почве расам пока нельзя дать столь же точную оценку. Они тоже внесли свой вклад в нашу культуру, но их генофонд не находится под такой же угрозой, как нордический. Но совершенно ясно, что представители чужеродных рас – ориентальной, переднеазиатской, африканской и монголоидной – могут нанести жизни нашего народа только вред. Это не оценка их ценности самих по себе, а только констатация того, что их мысли и чувства чужды нашему народу.

Отсюда первое требование: необходимы создание нордического образца в физической и, прежде всего, духовной области и максимальная забота о людях, которые в своей сущности и действиях воплощают этот расовый образец, а с другой стороны – сегрегация чужеродных расовых элементов.


В. Расовое воспитание

Молодое поколение должно придать более высокий смысл национальному сообществу, чем это можем сделать мы, старики, отягощенные шлаками либерального прошлого и тысячелетних прегрешений против законов природы. Будущее покажет, удастся расовое воспитание или нет. Мы верим, что удастся.

Учение о наследственности внесло принципиальные изменения в воспитание, в понимание его действенности и задач. Воспитание умерило свои притязания, но стало более ответственным.

Педагогика либеральной эпохи чванливо верила в свое всемогущество. Она полагала, что душа ребенка – это чистый лист, и воспитание может написать на этом листе все, что захочет, чтобы подогнать человека к теоретическому идеалу. Мечтой было разумное человеческое сообщество. Предполагалось, что воспитание может оторвать человека от природных и национальных связей и вознести его на уровень, где разумные люди всех рас и народов образуют руководящий слой человечества. Господствовало мнение, что воспитание сильней природы.

Сильные потрясения приносили разочарование. В либеральную теорию не укладывалось, что в мировой войне те, кого выдавали за образец, оказались на поверку пустыми орехами, а многие, кого считали менее ценными членами общества, вдруг развили удивительные способности. Теоретики утешали себя тем, что, может быть, метод воспитания был неправильным.

Настоящей причины они не понимали. В действительности произошло то, о чем предупреждала латинская пословица, в нашем варианте: «Гони природу в дверь – она влезет в окно». Либеральное воспитание смогло нанести на природу человека лишь тонкий слой штукатурки, который буря оторвала от основы, и сразу обнаружилось, где здоровое ядро, а где одна гниль.

Сегодня мы знаем, что человек, появляясь на свет, приносит с собой свою сущность, передаваемую по наследству вместе с кровью, и что воспитание может только придать этой сущности определенную форму. Оно может усилить или ослабить те или иные задатки, но не более того.

Мы не можем больше, исходя из абстрактных теорий, с самыми благими намерениями насиловать детские души. Мы должны держаться в рамках наследственных задатков, причем не только умственных способностей. Иначе по нашей вине из детей вырастут внутренне раздвоенные люди, у которых их внутренняя сущность будет находиться в постоянном конфликте с тем, чему их научили, и они не смогут решать свои жизненные задачи. Получатся раздвоенные «фаустовские» натуры или Гамлеты. Эти злосчастные плоды просвещения тысячами занимали у нас руководящие посты. Ураган войны обнажил их самые глубокие корни, и из одних получился надломленный Ремарк, а из других – мужественный Шлагетер.

Раньше воспитание ориентировалось на отдельную личность, но сегодня мы знаем, что отдельный человек законами жизни неразрывно связан со своей расой и своим народом и может выполнять свою жизненную задачу только в рамках этого сообщества.

Народ – это не сумма независимых, живущих по соседству индивидуумов, объединяющихся по воле случая или на основе договора, как считал либерализм. Невозможно сделать людей любой расы полноценными членами одного народа, представляя его себе в виде мозаики из множества разнородных камешков. Это принципиально ложное понимание народа – причина все пороков культуры, внутренней и внешней политики и колонизации прошлой эпохи.

Нет, народ – это живое существо, которое можно сравнить с деревом. Клеткам дерева соответствуют отдельные люди, которые питаются соком одной крови. Если в ствол попадает чужеродное тело, образуются наросты, мешающие здоровому росту. Такие же разрушения производят в народе люди чужой расы.

Либералы считали, что воспитание должно быть ориентировано, главным образом, на разум, что только таким путем можно освободить человека от уз природы и окружения и сделать его мышление более объективным. Сегодня мы знаем, что воспитание не может быть таким односторонним, иначе оно исказит природу человека. Сущность человека троична, она включает в себя тело, душу и разум. Телом человек неразрывно связан с природой и ее неумолимыми законами. Если человек пренебрежительно относится к своему телу, он грешит против этих законов, и природа мстит ему, разрушая вместе с телом душу и разум. То же самое происходит с расами и народами.

Душа человека способна к высокому полету, но чем выше полет, тем больше опасность отрыва от корней, от естественных основ жизни. Например, церковь во имя души тысячелетиями учила аскетизму и тем самым совершала тяжкий грех против отдельных людей, народов и рас.

Разум дан человеку для того, чтобы поднять его над сферой инстинктов, а с другой стороны помешать ему, когда его душа находится в состоянии опьянения, потерять почву под ногами. Разум также помогает человеку превратить природу из своего врага в помощницу. Но разум тоже способен предаваться мечтам, забывая о теле и душе. Овладение отдельными силами природы заглушает в человеке сознание того, что он никогда не покорит природу.

И церковь, и либеральный рационализм шли по ложным путям. Все белые расы и народы до сих пор путаются в их сетях.

Мы должны уделить телу, которым тысячелетиями пренебрегали, необходимое внимание как важнейшей жизненной основе. Либералы упрекают нас за это в материализме, бездуховности и тому подобное, но это вызывает у нас только смех.

Элементы троичной сущности человека должны находиться в полной гармонии, ни один из них не должен резко выделяться, но важней всего для расово здорового человека – тело и душа. Гипертрофированное развитие разума не возвышает, а принижает человека, отрывает его от природы и делает нежизнеспособным.

Главную заботу следует уделять телу, потому что против него до сих пор больше всего грешили.

Либерализм проповедовал одинаковое воспитание детей обоих полов, мы, следуя природе, - за раздельное воспитание юношей и девушек.


С. Раса и школа

I. Общие принципы

Умственное развитие. Общая задача школы в этой области двойная: дать ретроспективу и перспективу.

1. Ретроспектива. Задача в данном случае – показать молодежи величие наших предков. Особое внимание следует уделить доисторическому периоду и ранней истории германцев, ибо в ту эпоху нордическая суть наших предков еще мало затронули влияния чуждых рас и она развивалась прямолинейно, в героическом стиле, достигнув нравственной и культурной высоты, которая вызывала восхищение у римлян и должна служить нам путеводной звездой. Особенно важны достижения эпохи бронзы, за тысячу лет до расцвета культуры в Афинах. Ретроспективный взгляд на германскую историю должен показать, что германский, нордический мир резко противостоял миру иной расы и соответственно иной культуры: ориентально-средиземноморской, и все развитие Европы было великой борьбой между народами и ценностями этих расовых групп.

При этой ретроспективе должен быть окончательно разбит тезис, который более 1000 лет довлел над нашей исторической наукой и культурой: «ex oriente lux», - «с Востока свет». Дело обстоит совсем не так, будто к нам, варварским народам Севера, свет высшей человечности пришел с якобы более близкого к Богу культурного Востока, что западная культура пришла с Востока через Грецию и Рим. Эту теорию не помогают сделать истинной даже красивые сравнения с движением солнца и христианства с Востока на Запад.

Правилен как раз противоположный взгляд. Высокие западные культуры и государства были созданы нашими нордическими предками, которые некогда мигрировали со своей родины на юг, образовали там господствующий слой и починили себе народы иной расы. Эти высокие культуры и государства погибли не в соответствии со шпенглеровскими «естественными законами» возникновения и гибели народов, а из-за бессознательного пренебрежения расовыми естественными законами в своих собственных рядах и разложения под влиянием чужеродных ориентально-средиземноморских народов.

Достижения расологии позволяют нам выдвинуть иной тезис: ex oriente mors (с Востока смерть). Это значит: если восточный мир смог создать свою культуру, но нам, северным народам, этот чуждый мир может принести только смерть нашей собственной расы и культуры.

Эта идея должна проходить красной нитью через любую ретроспективу до наших дней, когда благодаря учению о наследственности и расологии с наших глаз спала пелена и мы увидели путь к нормальному обновлению. Расовая борьба бушует сегодня у нас, на родине арийских народов, - настолько далеко проник восточный яд. Не «культура» (культуры вообще нет, есть только культуры) пришла к нам с Востока – сюда перенеслась только арена борьбы между нордической и ориентальной расами. До сих пор везде побеждал Восток: он разлагал нордические государства и культуры и оставлял на их месте пустыню

Если национал-социализм потерпит крах, оправдаются мрачные пророчества Шпенглера о закате Европы.

2. Перспектива. Часто говорят о трех корнях немецкой сути: германском, христианском и античном началах. С точки зрения учения о наследственности и расологии, это заблуждение. Есть только один корень нашей жизни – германское начало. Оба других так называемых корня это в действительности питательные вещества, поступающие к главному корню. Но эти вещества могут быть здоровыми или ядовитыми. Здоровыми могут быть лишь те из них, которые соответствуют нашему типу. И при ретроспективе, и при перспективе всегда надо проверять, соответствуют эти вещества нашему типу или они чужеродны и следует ли в зависимости от этого принимать их или отвергнуть.


II. Отдельные дисциплины

3. Религия. Следует проводить принципиальное различие между религией как духовной связью с Божеством (религиозностью) и религией как формой этой внутренней связи. Религиозность – общечеловеческое качество, но ее глубина и сила зависят от расового типа отдельных групп. В особой мере расово обусловлена форма этой связи. Исходя из этого мы должны оценивать, что в христианстве, в том виде, как оно есть, после того, как оно прошло через сердца и умы множества людей разных рас, соответствует нам по духу, а что нет. Надо перекинуть мост от наших религиозных чувств к чувствам наших глубоко религиозных дохристианских предков и постоянно водить молодых людей по этому мосту туда и обратно, и пусть они каждый раз кидают по камню в разделяющую нас пропасть, пока она постепенно не заполнится. Это означает не возврат к вотанизму, а укрепление нашей расовой религиозности в противовес религиозным воззрениям, коренящимся в ориентальной сути, и средиземноморским религиозным формам. Главным содержанием религиозного воспитания должны быть религиозные формы всех времен, возникшие из германского мироощущения.

4. История. Главная задача истории – выявить в веренице событий борьбу между нордически-германским и ориентально-средиземноморским (а также азиатским) миром и извлечь из этого выводы для настоящего и будущего немецкого народа. Исходными точками должны быть расология и германский доисторический период, в центре внимания должна находиться история немецкого народа и родственных ему германских народов. «Древнюю историю» следует выводить не из Средиземноморья, а с нашей родины как родины южноевропейских и многих преднеазиатских культур и судьбоносного пространства нашего народа. Тогда будет преодолен и неестественный разрыв между «древней историей» и «средними веками».

Восточный враг присутствует сегодня физически и духовно на родине нордических народов. Судьба Германии и германских государств, то есть западной культуры, зависит от того, насколько успешно будет внедряться наше национальное самосознание.

История нужна нам не для того, чтобы знать, что и как было, а чтобы осознать, какими были наши предки, кто мы и как нам строить наше будущее. Бесплодно якобы «объективное» знание того, что делали вожди в прошлом. Главный вопрос, который следует задавать: «Какую ценность имеют эти действия или события для нашего времени, более того: для будущего нашего народа?»

Важен также выбор материала. Обычные до сих пор число политические разграничения представляются с расовой точки зрения слишком узкими. Культурные достижения Греции, Рима, северной Франции, Англии или Италии – это не просто греческий, римский, французский, английский или итальянский Ренессанс, то есть нечто нам совершенно чуждое: в нем нужно выявлять германские, родственные нам черты. Только так можно осознать культуросозидающую силу нордической расы, к которой принадлежали, большей частью, великие творцы той эпохи.

Приоритет должен отдаваться политической истории, а не истории экономики и культуры, в частности, истории войн. Но в центре внимания всегда должны быть великие вожди, которые действовали, исходя из нравственной идеи, как настоящие творцы истории. Это позволит преодолеть плоское марксистское лжеучение, согласно которому историю делают массы, и все великие события имеют, в конечном счете, материальные причины, то есть являются вопросом желудка.

5. Немецкий язык. При преподавании немецкого языка надо также обращать внимание на борьбу германской сути против чужеродных влияний. Молодежи необязательно знать все философские и литературные течения и разные «измы» прошлого, она должна научиться видеть, что в художественных произведениях и их творцах немецкое, а что ненемецкое, что истинное, а что неистинное.

Литературу надо отбирать с национальной точки зрения. Необходимо избавляться от иностранных слов и использовать немецкий шрифт. Должна быть исключена <…> литература на немецком языке – Гейне «Молодая Германия» (литературная группировка ХIХ века, которую современники называли «Молодой Палестиной» - прим. Пер.), литература недавнего прошлого. Отдельные отрывки можно приводить лишь как отрицательные примеры. Недостаточно одной художественной формы или искусной постановки проблем – важно, как решаются эти проблемы. Молодежь не должна в итоге оставаться в растерянности.

6. География. Цель географии – показать отношения между народом и страной, не преувеличивая значение окружающей природы, как это делала теория среды. Решающим всегда является расовый состав конкретной человеческой группы. Даже в неблагоприятной среде расово высококачественные народы могут создать высокую культуру и даже самая благодатная страна останется бескультурной или утратит культуру, если ее обитатели неспособны к созданию культуры или расово выродились (примеры – Египет и Двуречье). Страна не может сделать их творцами культуры.

Расовая идея должна пронизывать и геополитику, которая сегодня часто оценивается незаслуженно высоко. Все силовые поля и силовые линии приводятся в действие только расово одаренными народами. К тому же геополитика должна ограничиваться тем, что имеет какое-то отношение к нам и нашей судьбе.

7. Иностранные языки. Формально-образовательная ценность иностранных языков никогда не должна быть единственной причиной предоставления им особого положения в немецкой школе.

Чужое должно восприниматься как чужое, и наша молодежь должна усваивать лишь то, что родственно нам по сути. Преподавание иностранных языков не должно прививать нашей молодежи любовь к чужому, поэтому методика преподавания должна быть полностью изменена.

Какие языки нам нужны и в какой последовательности, зависит от степени их родства с немецким языком и культурой. Для немецкого воспитания опасно, если слишком рано начинает преподаваться такой далекий от нас по структуре и типу язык как латинский. То же самое относится к французскому языку. Поэтому начинать надо с английского языка, самого близкого нам из всех языков мира. В какой мере постепенно вводить позже другие языки, зависит от их профессиональной ценности и частично – от их формально-образующей силы. Немецкая молодежь может ограничиться знанием одного английского, особенно при специализации на математике и естественных науках. Неверно судить об одаренности и способности к руководству прежде всего по таланту к изучению языков. У нас раньше было ошибочное понятие об образовании: уровень образованности отдельного человека измерялся числом языков, которые он учил в школе (и которыми, большей частью, не владел), особенно древних языков. Но тем, у кого есть талант к языкам, надо дать возможность специализироваться на лингвистике.

Лишь частично связан с преподаванием иностранных языков вопрос о том, какие культурные ценности других народов передавать немецкой молодежи в школе. Ответ напрашивается сам собой. Там, где мы видим в достижениях других народов действие нордического или родственного ему духа, эти ценности надо преподавать во всех школах. Но неверно считать, будто молодежь может воспринять чужую культуру только при посредстве языка данного народа. Людям с особым даром к языкам это позволяет проникнуть в тонкости другой культуры, но молодежи незачем вникать в эти тонкости. Иностранный язык для нее – только препятствие, хороший немецкий перевод позволяет за короткое время лучше понять внутреннее содержание чужой культуры.

Из иностранных писателей надо отбирать лишь тех, кто ясно показывает тип другого народа, или тех, в ком мы чувствуем родственную душу.

Механическая зубрежка грамматики иностранных языков не может быть больше терпима, и никогда структуру и тип чужого языка нельзя делать масштабом нашей собственной немецкой манеры разговаривать и писать, что, к сожалению, в сильной степени имело место до сих пор, особенно при преподавании латыни. Развитие нашего немецкого языка из его собственного духа сильно тормозилось застывшими формами латинского языка.

Философия Вождизма


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 




Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика