ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

О наказуемости «отрицания геноцида»


Юрген Граф



На русском языке публикуется впервые! В архиве находятся два перевода - А. Иванова и П. Кузьмичева (doc+pdf)!

Статья Юргена Графа, ревизиониста с мировым именем, была впервые опубликована в январском номере журнала «Цайтгайст» за 2007 год. Это не первая работа автора, которая появляется на страницах «Велесовой Слободы» [см. также Юрген Граф. О пересмотре количества жертв концлагеря Майданек].

Тема статьи – а это, по большому счету, судьба евреев в годы Второй мировой войны – кому-то из наших читателей может показаться сложной, а учитывая силу внедренных в общественное сознание и устоявшихся в нем стереотипов, и просто скандальной.

Вместе с тем, мы знаем, что тема жертвы, подмены, принесения (и, несомненно, получения) жертвы является одним из формообразующих элементов еврейского дискурса. В рамках сказанного становится понятным, почему автор статьи, не претендуя на раскрытие «истин в последней инстанции», ставит перед собой и решает задачу гораздо более скромную, а именно: провести непредвзятый анализ тех фактов, которые, будучи известны многим, в силу определенной инерции сознания мыслящей публикой более не подвергаются сомнению, а просто принимаются на веру. Ведь еще древние говорили: сила в знании.

Такого рода компаративистика – опирающаяся на здравый рассудок, а не на эмоции – дело неблагодарное. И на этот факт в своей статье Юрген Граф тоже указывает со всей возможной прямотой.

В данном контексте безусловно следует вспомнить и о том, что национально-освободительная борьба немцев, приобретя с приходом к власти Адольфа Гитлера государственный размах, в итоге была потоплена в крови как самих немцев, так и тех, кого традиционно принято считать победителями во Второй мировой войне, и кто в наши дни обречен мировой еврейской закулисой на вымирание – русских, украинцев, белорусов.

Предисловие: Петр Кузьмичев


1) Юридическое обоснование процессов над ревизионистами в Швейцарии

В отличие от старой конституции Швейцарии, новая конституция, вступившая в силу в 1999 г., четко и ясно гарантирует свободу мнений и информации. Это явствует из следующих статей:

  • Статья 16, абзац 1: «Свобода мнений и информации гарантирована»;
  • Статья 16, абзац 2: «Любое лицо имеет право свободного получения информации, ее приобретения в общедоступных источниках и ее распространения»;
  • Статья 17, абзац 2: «Цензура запрещена»;
  • Статья 20, абзац 2: «Свобода обучения и исследований гарантирована».

Нетрудно понять, что уголовное преследование людей на основании того, что они без применения насилия защищают свои политические и исторические взгляды, невозможно привести в соответствие с этими статьями. Более того, все приговоры, вынесенные ранее на основании «антирасистского закона», после вступления в силу новой конституции должны быть отменены. Как известно, этого не произошло, напротив: и после 1999 г. велось большое количество дел по «расовой дискриминации», из которых самым шумным стал процесс против 79-летнего публициста Гастона-Армана Амодрюза (Gaston-Armand Amaudruz). В апреле 2000 г. Амодрюз был приговорен в Лозанне к лишению свободы сроком на один год; позже апелляционный суд сократил наказание до трех месяцев, которые Амодрюз полностью пришлось отсидеть (между тем ему уже исполнился 81 год).

Хотя Амодрюз откровенно называл себя «расистом» (для него «расизм» означает не ненависть к иным расам, но защиту собственной) и в каждом номере своего журнала «Курье дю Континан» (Le Courrier du Continent) выступал против внеевропейской иммиграции, его осудили не за это, а единственно за то, что он объявил невозможным количество еврейских жертв национал-социализма в шесть миллионов и многократно высказывал сомнение в существовании в немецких концентрационных лагерях газовых камер, предназначенных для умерщвления людей. К нему была применена направленная против ревизионистов статья 261-бис, которая гласит:

«Кто по одной из этих причин [с целью дискриминации отдельного лица или группы лиц по расовому, религиозному или этническому признаку] отрицает геноцид или другие преступления против человечности, грубо преуменьшает их серьезность или пытается оправдать, будет наказан тюремным заключением либо штрафом».

С точки зрения юриспруденции этот абзац бессмыслица. Глагол «отрицать» (в отличие от нейтрального «опровергать») имеет значение «оспаривать вопреки рассудку или убеждению». Чтобы осудить человека за «отрицание геноцида», судья обязан доказать, что обвиняемый хоть и верит в реальность данного геноцида, но поступает так, будто не верит. Судья должен уметь читать мысли. Но допустим, судье удалось доказать, что обвиняемый отрицает геноцид «вопреки рассудку или убеждению» – для приговора этого мало. Судья обязан доказать и то, что обвиняемый делал это по совершенно определенной причине, а именно: «с целью дискриминации отдельного лица или группы лиц по расовому, религиозному или этническому признаку». И снова судья должен уметь читать мысли!

К следующему пункту: что значит «геноцид»? В уголовном праве Швейцарии такого понятия нет. Чтобы узнать, что под ним подразумевается, нужно обратиться к Международной конвенции ООН от 9 декабря 1948 г. («Предотвращение и наказание преступлений геноцида»), где сказано:

«В данной конвенции геноцидом называется любое из перечисленных ниже действий, если оно совершено умышленно, и направлено на полное либо частичное уничтожение группы людей, объединенных по национальному, этническому или религиозному признаку: а) умерщвление членов группы; б) причинение тяжкого телесного или духовного ущерба членам группы; в) умышленное создание для группы таких условий существования, которые в состоянии вызвать ее полное или частичное физическое уничтожение; г) осуществление мероприятий, направленных на снижение уровня рождаемости внутри группы; д) насильственная передача детей группы любой другой группе».

Не подлежит сомнению, что политику национал-социализма, направленную против евреев, по этой дефиниции следует определить в категорию геноцида. В конце концов, никто и не отрицает, что во время Второй мировой войны было убито значительное количество евреев. Ревизионисты, например, не ставят под вопрос факт еврейских расстрелов на Восточном фронте; сомневаться приходится в количестве расстрелянных, которое официальная историография приписывает этим событиям. Поскольку в конвенции ООН не определено, насколько велика должна быть часть группы, чтобы подпасть под определение геноцида, придется исходить из того, что уничтожение примерно тысячи человек по причине их национальных либо этнических корней следует определять как геноцид. Точно также ревизионисты не отрицают, что летом и осенью 1942 г., когда в концлагере Освенцим бушевала опустошительная эпидемия сыпного тифа, национал-социалисты депортировали в этот лагерь большое количество евреев с тем результатом, что в течение кратчайшего времени большая часть поступивших умерла от эпидемии. Национал-социалисты т.о. умышленно создали для этой группы евреев «такие условия существования, которые в состоянии вызвать ее полное или частичное физическое уничтожение».

Для судебного преследования ревизионистов все это, правда, ничего не дает. Ревизионисты опровергают следующие три пункта: а) наличие какого-либо плана по физическому истреблению всех евреев; б) существование «лагерей смерти» с газовыми камерами, устроенными для умерщвления людей; в) количество еврейских жертв национал-социализма от 5 до 6 млн. Ни план по истреблению, ни лагеря смерти с газовыми камерами, ни какое-либо определенное количество жертв не требуются для того, чтобы по конвенции ООН подпасть под категорию геноцида.

По статье 261-бис запрещено не только «отрицание», но и «грубое преуменьшение» геноцида. Как это понимать, не знает ни один человек. Каким должно быть количество еврейских жертв национал-социализма, установленное исследователем, если он не хочет быть осужденным за «грубое преуменьшение»? И этот вопрос не праздная игра ума. Согласно ортодоксальной истории холокоста, подавляющее большинство тех 5 - 6 млн. еврейских жертв было умерщвлено газом в шести лагерях смерти. Т.о. любое уменьшение количества жертв для отдельно взятого «лагеря смерти» неизбежно вызовет уменьшение общего количества жертв холокоста. Пересмотры количества жертв официальной историографией в сторону их сокращения многократно случались и раньше. Наиболее примечательный случай – лагерь Майданек. Вот заявленное количество жертв по этому лагерю:

– 1,5 млн. согласно докладу Польско-советской следственной комиссии, который был обнародован в августе 1944 г. непосредственно после освобождения Майданека[1];

– 360000 согласно исследованию польского судьи Здзислава Лукашкевича (Zdzislaw Lukaszkiewicz), которое было опубликовано в официальном печатном органе Главной комиссии по расследованию немецких преступлений в Польше в 1948 г.[2];

– 235000 согласно исследованию польского историка Чеслава Райци (Czeslaw Rajca), которое было опубликовано в официальном печатном органе мемориала Майданек в 1992 г.[3];

– 78000 согласно исследованию руководителя исследовательского отдела мемориала Майданек Томаша Кранца (Tomasz Kranz), которое было опубликовано в конце 2005 г.[4].

В книге, написанной мною совместно с итальянским исследователем Карло Маттоньо, «Концлагерь Майданек. Историческое и техническое исследование» (1998) Маттоньо на основании документов определяет количество жертв для Майданека в 42200 человек[5]. В ФРГ книга привела к обвинению в «отрицании холокоста» (случилось ли подобное после моего отъезда из Швейцарии в 2000 г. там, я не знаю). Официальная цифра мемориала Майданек, названная в конце 2005 г., все еще на 36000 человек превышает показатель ревизиониста Маттоньо, опустившись в то же время на 157000 по сравнению с данными, действовавшими в Польше до декабря 2005 г. и на 1,422 млн. по сравнению с данными, которые были представлены обвинителями Германии на Нюрнбергском процессе! Будет ли польский историк и руководитель исследовательского отдела мемориала Майданек Томаш Кранц, который ответственен за этот пересмотр, при въезде в Швейцарию арестован и посажен в тюрьму за «грубое преуменьшение геноцида»?

Короче: антиконституционность «антирасистского закона» и ложность запрета «отрицания и грубого преуменьшения геноцида», который в этом законе содержится, очевидны. Единственный возможный вывод, который можно сделать на основании этих фактов, заключается в том, что все без исключения приговоры, вынесенные на основании «антирасистского закона», и в особенности те, которые были направлены против ревизионистов, незаконны.


2. Армянская трагедия 1915 г. и «антирасистский закон»

В 1915 г. с армянами, которые проживали в Турции, случилось ужасное: анатолийские армяне были депортированы, депортация проходила в нечеловеческих условиях; многие из них не добрались до конечного пункта депортации – сирийской пустыни, – став по дороге жертвами голода, жажды, эпидемий, истощения и массовых избиений.

Эти факты бесспорны, в официальной турецкой историографии их тоже никто не оспаривает. Зато мнения о том, была ли политика турецкого правительства сознательно направлена на истребление армян и какое количество армян стало жертвами этой политики, диаметрально противоположны. Армянские историки (а с ними и большинство их западных коллег) отстаивают ту точку зрения, что речь шла о плановом геноциде, жертвами которого стали от 1 до 1,5 млн. армян. Турецкая сторона, к которой примкнуло некоторое количество западных историков (например, британец Норман Стоун), ставит под сомнение намерение истребить армян; она аргументирует тем, что эвакуация армян была оборонительной мерой, продиктованной условиями военного времени (Турция вела войну с Россией, а армяне считались пятой колонной русских), называемое количество жертв при этом гораздо ниже, чем у их оппонентов. Так, по мнению турецкого историка Юсуфа Халаджоглу (Yusuf Halacoglu), депортировано было в общей сложности 550000 армян, из которых 25000 стало жертвами массовых избиений, а еще 25000 погибло в ходе эвакуации и в сирийской пустыне[6].

Какая из сторон здесь права или, по крайней мере, ближе к истине? Я не знаю. Единственная книга, которую я прочел о трагедии армян – это роман Франца Верфеля «Сорок дней Муса-Дага»; научную литературу по этому вопросу я не изучал, в турецких архивах с первоисточниками не работал (а это возможно при том условии, что вы разбираете арабское письмо, которым тогда пользовались турки). Учитывая мое недостаточное знание исторических фактов, я бы ни при каких обстоятельствах не отважился считать ту или иную сторону окончательно правой. И все-таки хочу заметить, что количество погибших при эвакуации или умерших в пустыне «естественной» смертью в 25000 человек, о которых говорит Халаджоглу, кажется мне абсолютно невозможным. Если мы примем его исходную цифру в 550000 депортированных (армянские и западные историки называют гораздо более высокий показатель), это будет значить, что лишь один из 22 депортированных погиб от голода, жажды, болезней, истощения и проч. Помня от том, что депортация осуществлялась в срочном порядке, ее условия были нечеловеческими, не щадили ни стариков, ни женщин, ни детей, а в сирийской пустыне вряд ли имелась инфраструктура обеспечения депортированных, можно с вероятностью, которая граничит с уверенностью, исходить из того, что количество погибших многократно превышает этот показатель – совершенно независимо от того, была ли эта массовая гибель запланирована турецким правительством или нет.

Трагедия армян 1915 г., о которой в Швейцарии наверняка известно меньшинству граждан, в конце 2006 г. стала, благодаря трем публикациям в «Вельтвохе» (Weltwoche), настоящей сенсацией. В номере 42/06 от 19 октября историк Ганс Лукас Кизер отстаивает точку зрения, традиционную для армянской и западной историографии: по меньшей мере 1 млн., а может и 1,4 млн. армян во время Первой мировой войны стали жертвами геноцида, «наполовину джихад, наполовину национал-дарвинистская резня». Уже в следующем номере (43/2006) газета предоставила возможность британскому историку Норману Стоуну, который преподает в Турции, познакомить читателей с турецким взглядом на эту проблему, что он и сделал в статье, озаглавленной «Это не было геноцидом». Неспособность тогдашнего правительства Турции осуществить планомерное истребление армян Стоун обосновывает тремя (помимо прочих) фактами: во-первых, отсутствуют документальные доказательства политики геноцида; во-вторых, многочисленные армянские общины Стамбула, Измира и Алеппо во время депортации вообще не пострадали; и, в-третьих, «многим» из депортированных удалось выжить.

Из-за этой статьи Кизер мог бы привлечь к суду и Стоуна, и «Вельтвохе» за «отрицание или грубое преуменьшение» геноцида, выставив себя на посмешище. Но он не сделал этого. Оставаясь в рамках дискуссии, Кизер ответил британскому историку во второй статье («Суть дела», «Вельтвохе» 45/06). В этом же номере появилась короткая реплика Нормана Стоуна, в которой он настаивал на собственной точке зрения.

Дискуссия велась обоими контрагентами, Кизером и Стоуном, в деловом тоне, без взятия под подозрение, без клеветы, с указанием первоисточников. Все это, по большому счету, отвечает нормам цивилизованной дискуссии и не было бы достойным упоминания, если бы не сама тема, обсуждение которой (теоретически, по крайней мере), может быть пресечено «антирасистским законом». Публикуя статью Стоуна, «Вельтвохе» сознательно шла на риск, который, впрочем, был не столь велик по следующим причинам:

– В прошлом армянские организации и частные лица во многих случаях за отрицание геноцида армян подавали в суд на турок, проживающих в Швейцарии. Ни одно из этих дел не привело к обвинительному приговору. Но процесс против турецкого левого националиста Перинчека (Perincek), который тезис о геноциде называет «империалистическим заговором», еще не окончен.

– Правоохранительные органы вряд ли откроют дело против «Вельтвохе» по той причине, что газета в этом случае будет давать исчерпывающие репортажи из зала суда, тем самым открывая читателям глаза на абсурдность «антирасистского закона». Это не в интересах правосудия, ведь тогда в обязательном порядке придется говорить и об истинной природе тех процессов, которые велись против ревизионистов холокоста. Тот факт, что «Вельтвохе» опубликовала материалы Стоуна, можно объяснить и тем, что газета на примере относительно безобидной темы попыталась прозондировать почву и, тем самым, создала предпосылки для открытого обсуждения параграфа 216-бис Уголовного кодекса. По меньшей мере двое журналистов «Вельтвохе» (это Алекс Бауэр и Ганс-Петер Борн, который, кстати, перевел статью Стоуна на немецкий язык) являются открытыми противниками этого параграфа, который можно сравнить с намордником.


3. Параллели в разногласиях о депортации армян и о преследовании евреев национал-социалистами

Хотя между депортаций анатолийских армян в 1915 г. и преследованием евреев в германской сфере влияния в годы Второй мировой войны нет причинной связи, схожесть того, как эти события трактуются враждующими историческими школами, бросается в глаза:

Депортация армян в 1915 г.

Тезисы армянских и большинства западных историков:

– Армяне стали жертвой целенаправленной политики истребления.

– Политика истребления привела к смерти от 1 до 1,5 млн. армян; последняя цифра соответствует примерно 2/3 проживавших на тот момент в Турции армян.

Тезисы турецких и меньшинства западных историков:

– Имели место массовые депортации армян, а также случаи массовых убийств, но не плановое истребление.

– Против политики истребления говорят следующие три пункта (помимо прочих): во-первых, директиву о проведении политики истребления документально доказать невозможно; во-вторых, многочисленные армянские общины в Стамбуле, Измире и Алеппо во время депортации по большей части вообще не пострадали; в-третьих, многим депортированным удалось выжить.

– Количество погибших армян преувеличено и составляет лишь небольшую долю того числа, которое заявляют армянские и западные историки (Юсуф Халаджоглу исходит из того, что погибло 50000 человек).

– Около половины всех погибших стали жертвами массовых убийств, вторая половина погибла от голода, истощения и т.д.


Преследование евреев национал-социалистами в годы Второй мировой войны

Тезисы ортодоксальных историков холокоста:

– Евреи стали жертвой целенаправленной политики истребления.

– Политика истребления привела к смерти от 5 до 6 млн. евреев, что соответствует примерно 2/3 евреев, проживавших на тот момент в германской сфере влияния. Лишь незначительная часть евреев погибла от эпидемий, голода и проч., большая часть была уничтожена.

Тезисы ревизионистов:

– Большая часть евреев на суверенной территории Третьего Рейха в период с 1942 г. по 1944 г. была депортирована. На Восточном фронте имели место массовые расстрелы евреев. Но политику систематического истребления евреев Третий Рейх никогда не проводил.

– Против политики истребления говорят следующие три пункта (помимо прочих): во-первых, приказы о проведении политики истребления документально доказать невозможно; во-вторых, во многих государствах, занятых немцами, депортации подверглась лишь незначительная часть еврейского населения (так во Франции, согласно расчетам Сержа Кларсфельда, лишь 25% евреев, при этом большинство из них были евреями-иностранцами[7]; из евреев, граждан Французской республики, около 90% депортировано не было); в-третьих, материалы выживших еврейских узников концлагерей заполняют целые библиотеки, причем многие из этих заключенных прошли не один, а несколько лагерей[8].

– Количество еврейских жертв национал-социализма составляет предположительно от 500000 человек до 1 млн.

– Из этих жертв меньшая часть была расстреляна на Восточном фронте, остальные погибли в лагерях и гетто от эпидемий, недоедания, истощения и т.д.

Параллели и в самом деле удивительны. Само собой разумеется, что обе темы во всей их полноте – преследование армян в годы Первой мировой войны и преследование евреев во время Второй мировой войны – необходимо исследовать независимо друг от друга; если «ревизионисты» (т.е. турецкие историки и западные диссиденты a la Норман Стоун) правы в вопросе об армянах, это вовсе не значит, что из-за этого и ревизионисты холокоста тоже правы. И наоборот.

Ясно одно: нет таких правовых норм или исторических резонов, по которым отличающееся от официальной версии истории мнение в вопросе о преследовании армян можно разрешить, а мнение по вопросу о преследование евреев, если оно отличается от официально принятой версии, запретить. В обоих случаях преследование имело, если представители официальной точки зрения правы, одинаково разрушительные последствия для тех, кого оно коснулось: около 2/3 анатолийских армян и 2/3 евреев в сфере влияния Германии погибло. Правосудие, которое закрывает глаза на Нормана Стоуна и «Вельтвохе», печатающую его материалы, но в то же время посылает за решетку ревизионистов холокоста вместе с их издателями или накладывает на них грабительские штрафы, которые лишают их средств к существованию, подходит к этому вопросу пристрастно. Оно руководствуется единственно соображениями политической конъюнктуры, которую диктуют власть имущие; разделяя при этом жертв на жертв первого и второго сорта, оно само занимается расовой дискриминацией. Принципы такого правосудия циничны до предела, но они вполне укладываются в известную формулировку Джорджа Оруэлла, по которой «все звери равны между собою, но некоторые из них равнее остальных».

Перевод с немецкого: Петр Кузьмичев


Данная статья впервые опубликована в швейцарском журнале
«Цайтгайст» (Zeitgeist) в январе 2007 г.



[1] Communique of the Polish-Soviet Extraordinary Commission for investigating the crimes committed by the Germans in the Majdanek extermination camp in Lublin, Foreign Publishing House, Moskau 1944. На Нюрнбергском процессе этот доклад был предъявлен комиссии как документ СССР-29.

[2] Zdzislaw Lukaszkiewicz, “Oboz koncentracyjny i zaglady Majdanek“, in: Biuletyn Glownej Komisji Badania Zbrodni Niemieckich w Polsce, 4/1948, S. 91.

[3] Czeslaw Rajca, “Problem liczby ofiar w obozie na Majdanku”, in: Zeszyty Majdanka, XIV/1992.

[4] Gazeta Wyborcza, 23. декабря 2005.

[5] Juergen Graf und Carlo Mattogno, KL Majdanek. Eine historische und technische Studie, Castle Hill Publishers, Hastings 1998, глава 4.

[6] См. статью Нормана Стоуна в «Вельтвохе» (Weltwoche) (43/2006).

[7] Serge Klarsfeld, Memorial de la deportation des juifs de France, Paris 1978.

[8] Израиль Гутман, соиздатель «Энциклопедии холокоста» (Enzyklopaedie des Holocaust), пережил помимо «лагерей смерти» Майданек и Освенцим «обычные» концлагеря Маутхаузен и Гускирхен (см. «Нордвестцайтунг» (Nordwestzeitung), Ольденбург, от 13 апреля 1994 г.). Официальный орган Исторического института евреев в Варшаве опубликовал в 1968 г. доклад еврея Самюэля Зильберштейна (Samuel Zylbersztain), который пережил десять лагерей: «лагерь смерти» Треблинка, «лагерь смерти» Майданек и восемь «обычных» концлагерей (см. Biuletyn Zydowskiego Instytutu Historycznego w Polsce, Nr. 68, Warschau 1968, S. 53 ff.).


Юзербары Юргена Графа
(для использования на форумах, копипаст)

Юрген Граф | Ревизионист

Юрген Граф | Ревизионист


Zip скачать архив статьи

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 






Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика