ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Наследственный полиморфизм и биологические законы самоочищения рас


Вячеслав Жуков



В порядке вступления, автору хотелось бы поделиться примером из собственной жизни, значительная часть которой была связана с терапевтической практикой в Конго и Гвинее.

У меня были прекрасные отношения с местным населением - меня любили, уважали, и я старался как можно лучше выполнить свой профессиональный долг врача. Но мы жили своей колонией, да и другие белые группировались по национальности: французы дружили с французами, немцы с немцами, шведы со шведами. Вообще белые тянулись к белым, несмотря на свои разные политические взгляды. На черном континенте при встрече с европейцем у меня в душе всегда возникало теплое чувство, желание пообщаться. То же я читал и на его лице

Однажды французский врач отказался лечить беременную женщину с большим сроком, страдающую острым пиелонефритом в тяжелой форме. Француз предложил ей сделать аборт, не видя другого выхода. В обычае этого народа аборты были не приняты, и, несмотря на то, что в семьях насчитывалось до десяти и двенадцати детей, женщины продолжали рожать.

Больная наотрез отказалась от оперативного вмешательства, хотя и была предупреждена о возможном смертном исходе. Она пришла ко мне, я подобрал группу антибиотиков и избавил её от пиелонефрита. Роды прошли благополучно, а женщина в благодарность назвала своего ребенка моей фамилией. Однако, несмотря на обоюдные симпатии, я всегда чувствовал себя здесь чужаком. Я мог расслабиться в общении с аборигенами, приятно провести с ними время, но не более.

Местные политические потрясения, внутренняя борьба за власть нам были глубоко безразличны. Мы не могли и не хотели понимать душу и психологию этих людей. Мы были для них и как они для нас вроде инородного тела, которое обязательно будет отторгнуто. Жаркий климат, сильная влажность, отсутствие родных берез и снежной морозной зимы было тяжело, мучительно переносить. Даже подумать было жутко, если бы так случилось, что нам здесь век вековать и волей-неволей вживаться в чуждую среду, принимать чуждые культуру и религию.

В течение шести лет я ни на минуту не забывал о родине. Каждый прошедший день я и мои соплеменники отмечали в календаре, подсчитывая приближение конца командировки.

Вспоминаю эпизод с одним французом-предпринимателем, почти всю жизнь прожившим в Африке и почти полностью ассимилировавшимся с местным населением. Жена у него была черная. Тем не мене он страстно хотел белого ребенка или, на худой конец, метиса. Однако жена родила черного. Разгневанный муж прогнал её со двора, посчитав, что ребенок не его. Соплеменники пострадавшей явились к французу всем родом, требуя принять жену обратно. Француз вышел на крыльцо с карабином и наотрез отказался это сделать. Родственникам роженицы пришлось ретироваться ни с чем. Так сильна оказалась генная наследственность, вынуждающая даже культурно ассимилированного европейца вернуться к сохранению генофонда своей нации.


Почему расы не смешиваются

В поисках благоприятного жизненного пространства одни народы нападали на другие, велись жестокие войны, происходили мощные миграционные процессы, создавались государства и империи, которые затем рушились, как карточные домики, и, казалось бы, в результате порабощения одних народов другими должно было бы произойти полное смешение человеческих генов и образование одной космополитической нации. Но мы видим, что ничего подобного не наступило. Даже современная цивилизация с её стандартами всего и вся, с продолжающимися миграционными процессами, однотипной жизнью в однотипных квартирах, с однотипным питанием, всеобщей индустриализацией и прочими современными атрибутами не смогли изменить генофонд того или иного народа

Научные изыскания ученых привели к выводу о неодинаковом развитии народов, находящихся на различных ступенях эволюции. Достижения в области антропологии, изобретение паровых машин, электричества, радио, телефона, группирование великих людей в той или иной нации свидетельствует о более высоком умственном развитии арийских народов, населяющих Европу. Прошедшее столетие по наличию великих открытий не поколебало эту теорию. Белая раса остается лидером в сонмище народов Земного шара.

По Боклю, нацию формирует географическая среда, она же влияет на психологию народа. Ареал распространения того или иного вида строго привязан к той или иной географической широте с её температурным режимом, солнечной радиацией, магнитным полем, гравитацией. А отсюда и определенная биосфера, и определенный генофонд человека, животных и растений. Так, уссурийские тигры водятся на Дальнем востоке, слоны в Африке, либо в Индии, яблоня растет в средней полосе с умеренным климатом, бананы в тропиках и т.д. Тоже наблюдаем и с человеком. Индоевропейцы преимущественно предпочитают для жизни север, азиаты восточные степные районы, негроидная раса — тропики. Узкий нос, его извилистые ходы способствуют быстрому нагреванию морозного воздуха прежде, чем он попадет в легкие европейца, вследствие чего он меньше подвержен переохлаждению, чем, к примеру, широкий нос африканца. Напротив, толстые губы негроида предостерегают организм от перегрева, в то время как узкие губы европейца способствуют сохранению тепла в организме. Белая кожа, светлые волосы, как известно, отличаются низким содержанием меланина, который предохраняет человека от избыточной солнечной радиации. На юге, где повышена солнечная радиация, у людей меланин преобладает, отчего у них кожа и волосы черные, да еще жесткие и кучерявые, что предохраняет от солнечного удара.

В конце XIX столетия после открытий Чарльза Дарвина выходит много работ, посвященных расовой философии, расовой, антропологии, расовой психологии. Особенно большая плеяда ученых развилась в Германии. К их числу относятся такие великие ученые, как Людвиг Вольтман, Отто Аммон, Людвиг Шеман, Густав Клемм и многие другие.

Французский анатом и антрополог Поль Брока (1829-1880) один из первых разрабатывает принципы антропометрии и создает антропометрические инструменты для соответствующих измерений частей тела человека. Проведенные им сравнительные измерения черепов папуа, жителей лесной Гвинеи и европейцев, показали статистически достоверное различие в конфигурации и объеме черепа. У европейцев колебания размеров черепа находились в больших пределах, что Поль Брока отнес к сложной мозговой деятельности, тогда как черепа жителей лесной Гвинеи колебались в незначительных пределах, хотя имели почти одинаковую форму. Это он объяснял примитивным образом жизни папуа: сбор трав, корений, охота, скотоводство.

Известный французский философ-психолог Густав Лебон приводит следующую квалификацию народов в зависимости от развития цивилизации. К народам высшей цивилизации он относит англичан и русских, к средней цивилизации — народы семитской группы и желтой расы, к низшим — африканцев и аборигенов Австралии. Отто Аммон квалифицирует людей внутри расы, деля их на четыре класса в соответствии с уже известной в Европе индийской системой варн - замкнутых эндогамных групп людей, связанных единством наследственных профессий. Людвиг Вольтман доказывал, что люди различных рас рождаются с разным болевым порогом и по разному воспринимают цветную гамму, геометрические формы и имеют эстетические критерии, духовные способности не одинаковые по роду и степени. Они суть часть природы, органически обусловлены и малодоступны прямому изменению путем воспитания, обучения и культуры. Зародышевые клетки расы или индивидуума развиваются также по предначертанному природой маршруту. Инстинктивные побуждения и чувственные представления — это те же психологические силы, которые указывают каждому члену общества подобающее ему место.

Карл Маркс полностью отрицает важность наследственные связи внутри семьи, этноса и заменял их внутриклассовыми отношениями, что придает его учению интернациональный, космополитический характер. Ошибка Карла Маркса состоит в том, что даже в классовой борьбе, внутри классов, будь то рабочий, крестьянин, либо капиталист, на генетическом и подсознательном уровнях четко прослеживается ответственность каждого индивидуума за сохранение своего рода. Инстинкт самосохранения рода может быть разрушен не иначе, как в течение столетий.

Недопонимание эволюционного процесса и наследственных механизмов, направленных на сохранение народов и рас, присутствует и у его последователя В.И Ленина. Вождь пролетарской революции, например, утверждал, что еврейский народ в ближайшем будущем полностью будет ассимилирован другими народами. Возможно, такого рода заключения были обусловлены тем, что сам Владимир Ильич был продуктом ассимиляции, и ему хотелось, чтобы все народы были смешаны в одну мировую расу.

Таким образом мы видим несколько подходов к объяснению различия рас – социальную, цивилизационную, историческую… Наблюдается и расхождение в прогнозе развития рас – одни ученые полагали, что расовые различия вечны, другие – что они в будущем будут нивелироваться, а возможно и вовсе исчезнут. Более поздние открытия в области генетики дали веские основания для объяснения расовых различий и причин их постоянного воспроизводства.


Расовый полиморфизм и расовая генетика

В настоящее время учеными разработана теория наследственного полиморфизма, которая доказывает, что в процессе мутации и в дальнейшем естественного отбора в борьбе за существование животные и человек, приспосабливаясь к внешней среде обитания, вырабатывают в себе различные механизмы защиты. Приобретенные признаки, от поколения к поколению, в течение тысячелетий, закрепляясь генетически, характеризуют тот или иной вид.

Генетический полиморфизм отличается большой вариабельностью в различных группах населения, а также в различных расовых и этнических группах. Большое влияние в формировании человеческого генофонда оказали инфекционные болезни, присущие тому или иному климатическому району. Поразительно, что все локусы человеческих генов полиморфны, то есть множественны и разнообразны.

Сегодня накоплен богатый опыт научных исследований, которые подтверждают теорию генетического полиморфизма. Например, среди узбекской и каракалпакской популяциях, внешне схожих между собой, наблюдается сильное различие в распространении антигенов системы HLA (Глиндеман, 1979 год).

Остановимся подробнее на данных, показывающих, что на континентах, прилегающих к Средиземноморью, а также в Африке широко распространены такие виды гемоглобинов, как S, С, D и другие. У белых людей в крови лишь один гемоглобин А, у черных и азиатов несколько видов гемоглобинов, обладающих защитными свойствами от различных паразитарных заболеваний.

Гетерозиготы (люди негроидной расы с двумя видами гемоглобинов А и S) обладают мощными защитными свойствами от заболевания тропической малярией. Малярийный плазмодий, вызывающий эту болезнь, не может утилизировать в пищу вышеназванные виды гемоглобинов и погибает от голода. В тропиках, где малярия особенно свирепствует, переходя нередко в пандемию, отмечается наращение гемоглобина S в крови аборигенов до 30-35 %, в то время как в ареалах распространения малярии с более низкой паразитемией содержание гемоглобина S снижается. Учеными отмечено, что у негров, вывезенных из Африки в Америку триста лет назад, концентрация гемоглобина S упала почти до нуля. Несомненно это связано с изменением среды обитания (да и отсутствием паразита тропической малярии). Все это ведет к тому, что эмигранты, независимо от расы, под воздействием иных внешних факторов, теряют природные защитные гены и приобретают совершенно иные, близкие генам аборигенов.

Разработка теории о защитных действиях гемоглобина S принадлежит американским ученым Beet (1946) и Allison (1954). Эта теория в дальнейшем была подтверждена исследованиями Raper (1954-1955). Аналогичное исследование, подтверждающее устойчивость у носителей S гемоглобина к тропической малярии, было проведено русскими исследователями Жуковым и Захаровым (1978, 1979), которые подтвердили, что концентрация паразитов в одном кубическом миллиметре крови у носителей гемоглобинов S и А равны соответственно 6056-9390.

К аналогичному выводу пришли болгарские ученые, подтвердившие селективную роль малярии. Было отмечено, что в низменных районах, где малярия была широко распространена, произошло увеличение в крови человека ферментов Г-6-ФД, в то время как в горных районах содержание ферментов обнаружено в три раза меньше. Эти работы проведены учеными Цоневой М., Булановым А. и др. и описаны в статье “Частота случаев недостаточности Г-6-ФД в зависимости от высоты над уровнем моря и их связи с малярией”.

Изучение частоты присутствия дефицита Г-6-ФД в республике Куба Блиновым Н. и Родригерсом А. показало снижение этого гена у негров-эмигрантов до 11,9% по сравнению с африканскими неграми, их прародителями: в Анголе 17-27%, в Гамбии 12-22%, в Гане — 24%. Это еще раз доказывает влияние новой среды обитания на эмигрантов.

Если взять Европу, её расселение народов с севера на юг, то мы получим следующие результаты распределения Г-6-ФД: в Архангельской области 2,14%, в Польше, Германии, Франции, Нидерландах, Англии частота носительства этого фермента та же самая. Но уже в Греции, в районах Средиземноморья, где была распространена малярия, частота поднимается до 35 %

Воронов А. в своей работе "Геногеогорафия талассемии в советских республиках Закавказья" доказывает особенности ландшафтного распространения этой болезни и указывает на связь селективного давления с экологическими условиями тропических и субтропических долин и низменностей. Наряду с ландшафтным в Закавказье обнаружены и этнические особенности талассимии между грузинами и абхазцами. Это подтверждает то, что, проживая на одинаковых по ландшафтам территории, эти народы не смешиваются в течении тысячелетий.

Доклад научной группы ВОЗ (Женева, 1988) также подтверждает связь распространения аномальных гемоглобинов и Г-6-ФД с распространением тропической малярии. В этом же докладе приводится таблица мирового распространения Г-6-ФД и других аномальных гемоглобинов, анализ которых показывает, что у негров, вывезенных из Африки триста-четыреста лет назад, отмечается четкое снижение этих генов.

К аналогичным выводам о связи малярии с талассимией пришел исследователь-ученый Р Джавадов в своей работе "К вопросу распространения гемоглобинопатий и дефицита Г-6-ФД в Азербайджане". Он доказал, что в горных районах, где малярия встречалась реже, заболеваемость дефицитом Г-6-ФД была в шесть-семь раз меньше, что в низменных районах.

Спицин В.А. (1984) в своей работе "Антропологические аспекты изучения генетико-биохимического полиморфизма" доказывает зависимость распространения фенотипических и генных частот ряда биохимических локусов от комплекса климата, географических параметров, подтверждая теорию сбалансированного наследственного полиморфизма. Изменчивость концентраций аллелей Ра и Рв системы эритроцитарной кислой фосфотазы (Ac P) в мировом пространстве определяется совместным влиянием амплитуды температурных колебаний и суммарной солнечной радиации, а также непосредственно зависит от динамики последней. Пропорция гетерозигот Ac P в этой системе возрастает со снижением интенсивности суммарной солнечной радиации.

Мировое распределение частот гена Gc2 объясняется влиянием всей рассматриваемой совокупности климатических факторов. Выявленная прямолинейная зависимости распределения частоты гетерозигот Gc2-1 от среднегодовой температуры, при уменьшении которой возрастает доля данного дефицита в популяциях.

В указанной работе Спицин В.А. доказал, что процесс диференциации этно-расовых типов в Северной Азии и Америке охватывал интервал с конца позднего палеолита до раннего железного века.

В работах Тилса и Репля (1977) при исследовании иммунологических групп и других генетических факторов крови у йеменских и курдских евреев, вернувшихся на постоянное местожительство в Израиль, выявлено, что у йеменских евреев частота генов М.S. и О. оказалась очень высокой, что характерно вообще для еврейской нации. Однако этого не наблюдается у арабов. В то же время по частоте генов Rh евреи не отличались от арабов, что подтверждает их генетическую близость. Отмечалось также наличие африканских генов CDE.Jsa.Fgy.Ro в одинаковом количестве как у арабов, так и у евреев. Это говорит о том, что они одинаково смешивались с африканцами. В то же время обнаружен лишь один ген аллель Рс кислой фосфотазы, частота которого характерна только для европейцев.

Из этой работы можно сделать вывод, что, несмотря на иммунный барьер в виде языка, религии, внутриродовых обычаев и т.д., мы все же имеем при длительном совместном проживании евреев, арабов и африканцев подмес чужеродных генов одного народа другому.

Далее развивая иммунную теорию, следует обратить внимание на исследования Lessa, который установил, что у больных проказой чаще встречаются лица с отрицательным резусом крови. Hsuch (1931) доказал, что проказой поражаются чаще лица с первой группой крови. Это говорит о том, что у белых людей нет иммунитета к заболеванию, которое в основном распространено в южных районах с влажным климатом. При эмиграции белых на юг у них появляется больше риска заболеть проказой.

Абдуиров с соавторами доказал (1973), что наименее восприимчивы к туберкулезу лица с третьей группой крови, в основном южане. В работе Зотикова (1979) наглядно показана передача антигенов по наследству, что позволяет привлекать в качестве доноров для пострадавших близких родственников. Такое сходство антигенов гистосовместимости встречается примерно в двадцать четыре тысячи раз чаще, чем среди лиц с смешанной популяцией. Установлено также, что первая группа крови чаще всего встречается у людей белой расы. Эту группу крови с наименьшими осложнениями можно переливать не только своим братьям по расе, но и даже другим народам - арийцы универсальные доноры. Не является ли это доказательством того. что всё человечество произошло от белой расы?

Лысенко А. Я. и Алексеева М. И., установили, что на основании обследования азербайджанцев в изолятах на предмет дефицита Г-6-ФД обнаружена его высокая частота — 31,2% — 38,7%. Это объясняется проживанием горных азербайджанцев в замкнутой среде и родственными браками. Аналогичные данные в этой же статье приводятся из работы Коха, который в Израиле среди курдских евреев, живущих обособленно, обнаружил частоту вышеназванного гена до 68%, тогда как в ареале Средиземноморья он не превышает 8%.

В противоположном случае, когда в нацию проникают чужие гены путем смешенных браков, ассимиляции или войн, чужаки беспощадно выбиваются, будучи неустойчивы к новой среде. Это убедительно доказано современными учеными-генетиками Ярким примером быстрого наследственного приспособления живой материи путем мутагенного процесса к внешнему фактору является повышением в десятки и сотни раз устойчивости бактерий к тем или иным видам антибиотиков, а насекомых к инсектицидам, что обнаруживается в природных условиях уже через несколько лет после применения яда. Либо у животных развивающаяся толерантность (переносимость) к тем или иным препаратам.

Генетик Захаров И. К. делает важный вывод из своей работы о том, что многообразие мутаций может создаваться направлено и специфично, при этом наряду с генными мутациями, которым отдавалось предпочтение раньше при рассмотрении процессов микрореволюции, могут возникать и сложные перестройки генома. Пучковый характер возникновения новых мутаций служит своеобразным механизмом быстрого размножения новообразований и даже сильной деформации генотипа. Некоторые признаки этого мы наблюдаем в области изменения психики некоторых групп людей, подвергшихся в нашей стране демократическим преобразованиям.

Дубинин Н.Г., известный советский генетик, в своей работе “Эволюция популяций и радиация” (1966) доказывает, что чрезмерное давление мутаций ведет к распаду исторически созданных приспособительных механизмов организма. Изменение, смешение популяций через свободный обмен мигрантами также ведет к резкому падению темпов эволюции, к инертности и необычайному замедлению преобразований в гигантских популяциях. Эти выводы генетика Дубинина можно соотнести с настоящим положением русской нации, подвергающейся интенсивному нашествию инородцев.

Эфроимсон В.П. в своей монографии “Введение в медицинскую генетику” (1968) утверждает, что мутантная особь менее жизнеспособна, чем нормальная. Сказанное можно отнести также к мигрантам и полукровкам, которые имеют набор генов, несоответствующих данной среды обитания.

Интегративный результат представленных выше работ говорит о том, что 30-40 лет назад в науке была создана эволюционная генетика, базирующаяся на данных цитологии. Она проникнута идеей разнообразия возникающих мутаций. Было доказано, что мутации возникают под воздействием тех или иных повреждающих факторов не направленно. Лишь благодаря естественному отбору закрепляются те признаки, которые более устойчивы к повреждающим факторам, что, надо отметить противоречит научным данным последнего десятилетия, с которыми трудно согласиться ввиду успехов иной научной традиции.


Эволюционное выживание

На заре биологической науки Ламарком было высказано мнение, что благоприобретенные признаки или навыки в высшей сфере нервной деятельности передаются в полной мере своему поколению, тем самым характеризуя психические признаки тех или иных народов. Эта теория в дальнейшем была подтверждена и развита американским ученым Е.Стиллом. Последний утверждал, что всякая адаптация к условиям среды базируется на отборе клонов мутаций в соматических клетках. Наличие клонов ведет к тому, что молекулы информационной РНК (и-РНК) от мутационных генов адаптации с вирусами проникают в зародышевые клетки. В них обратная транскрипция с молекул информационной РНК считывает копию ДНК, которая в качестве мутантного гена вставляется в хромосомы зародышевых клеток.

Рядом ученых высказано мнение, что живая матери при воздействии на неё какого-либо повреждающего фактора в мутагенном процессе вырабатывает несколько новых неспецифических признаков, и закрепляются из них только те, которые обладают защитными свойствами. Остальные в процессе отбора исключаются, как ненужные. Этот феномен доказан пока на небольшом количестве экспериментов. К тому же в достоверности этих доказательств заставляет сомневаться вопрос, почему живая материя наряду с ненужными признаками обязательно "выбрасывает" именно те признаки, которые затем способствуют её выживанию, и лишь в процессе дальнейшей эволюции освобождается от ненужных мутантных генов?

Несомненно, что природа как бы предугадывает, делает в создавшейся сложной ситуации выбор. Она ищет целесообразный и целенаправленный выход из создавшегося положения. К этому выводу приходит генетик Захаров И. К. в вышеуказанной научной работе.

Мутации всегда направлены на специфическую защиту живой материи. Например, природа рассчитала строгую рождаемость полов: мальчиков производится на свет больше, чем девочек — на 100 девочек 101 мальчик.

Другое дело, что одни новые признаки более совершенны, а другие менее. Не так ли ведет себя и человек. У него всегда есть выбора: либо к совершенству, значит к жизни, либо к регрессу, значит к смерти. Причем этот выбор может быть в судьбе того или иного народа настолько существенным, что перекрывает все прочие факторы природной регуляции. К примеру, полководческий гений Александра Невского предопределил победу русских над тевтонскими рыцарями на Чудском озере, а вместе с ней – и судьбу русского народа в целом. Вместе с тем, выбор решения военным вождем предполагает определенную “биологическую” программу, выполненную народом, вырастившим вождя, способного к такому выбору.

Учение великого русского ученого Ивана Петровича Павлова об условных и безусловных рефлексах, их роли в выживании как животных, так и человека доказало, что ассоциативное обучение характерно для организмов на всех филогенетических уровнях вплоть до кольчатых червей. У некоторых видов животных и насекомых безусловное поведение носит характер специализации — у пчел, муравьев и т. д. Этот поведенческий опыт строго адаптирован к местным постоянным условиям, то есть специализирован. Как правило, инстинктивное поведение мало подвержено индивидуальным вариациям. Благодаря наличию этих вариаций, при появлении первого же сигнала об опасности, у индивида сразу же появляется реакция защиты.

Павлов показал, как безусловные рефлексы теряют свою однозначность. Они могут появляться в качестве ответа не на один привычный сигнал, а на целый ряд сигналов. Их появление, вследствие влияния жизненного опыта, способствовало увеличению числа реакций по сравнению с числом безусловных рефлексов. Таким образом, безусловные рефлексы от разных сигналов обеспечивали жизнестойкость организма. Сумма условных приобретенных рефлексов в огромной степени расширяет диапазон инстинктивных реакций организмов, и Павловым была названа вторичной сигнальной системой. Естественно, приобретенный комплекс безусловных рефлексов имеет приспособительный целесообразный характер, выражающий особенности поведения вида или даже целого народа. Он возникает в каждом поколении заново благодаря сохранению и передачи по наследству.

По мере эволюции возрастает сложность и число связей между нейронами, увеличивается их разнообразие. Синапсы могут быть возбуждающими или тормозными, пусковыми или модулирующими. В результате нейронные комплексы приобретают огромные лабильные возможности для переработки информации. Лабильность нервных процессов, как основы психической адаптации, покоится на взаимодействии процессов торможения и возбуждения. Павлов доказал также, что лабильность и системность работы коры больших полушарий обусловлена изменением тектонических, климатических, географических и прочих условий среды обитания.

Филогенетическое развитие нервной системы, особенно центральной, обеспечивало всё более высокое проявление инстинктивного наследственно закрепленного поведения животных и человека и нарастания у них способности к обучению. У высших индивидуумов сложные инстинктивные процессы часто замещаются или модифицируются за счет приобретенного ими жизненного опыта — второй сигнальной системы. Вновь приобретенные рефлексы, связи, ассоциации, область сознательного поведения опираются на ту же нервную систему. Это затрудняет определить их различие. Но надо отметить, что между ними существует принципиальная обособленность.

Безусловные инстинкты базируются на врожденных нервных механизмах и занимают в поведенческой деятельности человека 70-80% (в области подсознания). А приобретенные в процессе обучения базируются на индивидуальных связях синаптических волокон. Эффект обучения усиливается повторением стимулов, их интенсивностью в зависимости от сопровождающих положительных и отрицательных эмоций. Надо сказать, что на основании научных исследований как на однояйцовых близнецах, а также и на передаче по наследству различных заболеваний в сфере высшей нервной деятельности человека, происходит накопление поведенческих реакций на уровне подсознания в течение тысячелетий и, по мере накопления жизненного опыта, фиксируется на генном уровне. И чтобы изменить генофонд человека, либо определенные черты того или иного народа, требуется не одна эпоха. Социальное обучение накладывает лишь поверхностный, внешне видимый отпечаток на человеке, либо на этносе, что выражается в области сознания и не является доминирующей частью в поведении. Ярким примером тому служат происшедшие изменения в африканских странах после ухода оттуда белых. Созданная цивилизованная инфраструктура жизнеобитания — многоэтажные здания, электричество, газ, водопровод, лифты —всё в несколько лет пришло в негодность. Воду на этажи стали носить ведрами на голове и для приготовления пищи разжигать в квартирах костры.

Северные народы, чтобы выжить, обязаны были в первую очередь созидать, строить, изобретать, а уж потом заниматься торговлей. Да и торговля была выражена преимущественно в форме бартера, уж больно много времени требует созидательный труд — не до торговли, не до развлечений. Большего интеллекта требует конструирование сложных космических кораблей, а не распродажа материальных ценностей, созданных прежними поколениями или иными цивилизациями.

Рассматривая данные Н. С. Кантонистовой, можно констатировать определенные парные совпадения у близнецов МБ с близнецами ДБ. У десяти из двенадцати отмечается одинаковые психические признаки, на основании чего Кантонистова делает выводы о влиянии генотипа на развитие интеллекта. На основании этих научных данных она подтверждает теорию Ламарка и Стилла о передаче благоприобретенных признаков по наследству. Об этом же пишет и В.П. Эфроймсон в ранее названной работе, где он анализирует зарубежных авторов, проводивших исследований по однояйцовым близнецам.

Однояйцовые близнецы, генетически идентичные (в отличие от двуяйцовых близнецов, генетически схожих лишь по половине своих генов) оказываются схожими не только по психике, но и по множеству компонентов интеллекта. Это близкое к тождеству сходство психических особенностей частично сохраняется и между однояйцовыми близнецами — партнерами, выросшими раздельно, независимо друг от друга в разных условиях. Следовательно, если условия среды не экстремально различны, а находятся в рамках обычной нормы, генетическое сходство обеспечивает не только внешнюю, но и интеллектуально-эмоциональную схожесть. Касаясь народов и рас, мы также видим общие черты интеллекта, присущие сообществам, изначально возникшим в одинаковых географических условиях. Тот же касается и причин расового различия – оно могло быть как изначально предопределенным, так и развитым в силу длительного пребывания в определенном ландшафте и закрепленным в опыте, переданном по наследству в результате эволюционного отбора определенного рода признаков.


Механизмы очищения расы

Бергом Л. С. (1922) выдвинул идею номогенеза, происхождение человека. Ученый полагал, что эволюция подчиняется только неким внутренним факторам, представляя собой лишь развертывание присущих живому задатков, но не связана с особенностями, выводимыми из характеристик клетки. Несколько позднее Любищев В. А. (1925) выступил против якобы отжившего дарвинизма, утверждая, что генетика не в состоянии с позиции этой теории объяснить сложные законы эволюции. Он выдвинул концепцию “филогенетического преформизма”, утверждающую, что эволюция идет под влиянием чисто внутренних (организменных) факторов.

Вслед этим теориям аналогичные утверждения допускали и другие ученые. Г. К. Грэхем утверждал, что целесообразное реагирование организмов — это исходное свойство живой материи. В нем, организме, заключены все факторы эволюции. К. С. Тринчер считал, что любая живая система обладает физико-химическим механизмом усложнения своей структуры и функций. Поэтому, мол, органическая эволюция есть всего лишь проявление неких общих законов космогенеза.

Космогенез конечно же совершенно исключить невозможно. Однако среди определенной группы философов, психологов, педагогов, социологов все еще предпринимаются попытки абсолютизации пока еще достаточно неясных космогенетических факторов и отрицания роли наследственности, если речь заходит о вариациях способностей интеллекта в целом и в их развития от нормы к таланту и гениальности. Основаниями для подозрительного отношения к наследственности являются чрезвычайно упрощенные представления о том, что ее признание приведет к “антидемократическим” позициям, оправдывающим расовое, национальное и классовое неравенство.

Генетика ясно установила несостоятельность принципа “или генетика, или среда”. Ясно, что в развитии любой особенности участвуют и генотип, и среда. Ясно также и то, что в рамках одинаковой среды обитания больше проявит себя тот генотип, который имеет лучший генофонд. А из выше перечисленных работ мы также видим, что среда обитания для того или иного народа, в ареале его традиционного обитания, является оптимальной для его проживания.

Современная наука накопила много данных о чрезвычайно большой роли наследственных факторов в высшей сфере нервной деятельности при таких заболеваниях, как шизофрения, маникально-депрессивный психоз, составляющий около половины случаев всех психических заболеваний, многие виды идиопатии, имбецильности, дебильности, синдрома Дауна. Например, Lamy и другие (1961) указывали, что во Франции около 0,5% младенцев имеют тот или иной дефект центральной нервной системы. Около половины из них имеют наследственную этиологию (акроцефалия, эпилойя, нейрофиброматоз, амовратическая идиопатия, церебральная диплегия, микроцефалия, синдром Дауна). Таким образом, поднимаясь в высшие формы сознания, необходимо отметить, что и мышление для каждого этноса в комплексе имеет свои различия.

Давиденков С.Н (1947) в своей замечательной работе “Эволюционно-генетические проблемы в неврологии” описал более ста различных наследственных заболеваний в высшей сфере нервной деятельности человека. В предисловии к книге Эфроимсона “Генетика, этика и эстетика” Голубовский М.Д. вдвигает постулат, что нормальная психическая деятельность, в том числе нормальная система этнических реакций и мышления, возможна лишь при условии нормального немутантного состояния многих сотен или тысяч генов. Мышление снижается до уровня олигрофрении (слабоумия) и начинает проявляться аномалиями в психике при гомозиготности по любому из сотен уже известных наследственных дефектов, а также при множестве самых разных аберраций хромосом.

В работе В.П. Эфроимсона “Генетика психических заболеваний” болезнь Дауна определяется тяжелой и частой хромосомной аберрацией — трисомией 21, болезнь Кпайфельтера. Для этой болезни характерен набор хромосом (ХХУ). Носители их отличаются высоким ростом и агрессивностью. Таким образом, на основании генетического тестирования уже сейчас можно определить потенциальных преступников и убийц. А если принять во внимание эффект передачи генной памяти через одно-два поколения, то можно путем генетических консультаций избежать тех или иных заболеваний, либо неугодных характеристик у потомства.

Касаясь вопросов выживания как отдельных личностей, так и народов, нельзя не обратить внимания на такую проблему, как групповой отбор. Дело в том, что в агрессивной среде обитания, в процессе эволюции человека могли выжить как животные, так и человек, объединившись в стаи или общества. С одной стороны, под воздействием агрессивной среды обитания, естественный отбор формировал в каждой личности хищнические инстинкты, эмоции господства и подавления себе подобных, сильные эгоистические начала. С другой стороны, каждый член общества понимал, что он мог выжить только при совместных усилиях, подавляя свои эгоистические интересы и развивая в себе такие чувства, как совесть, справедливость, альтруизм, патриотизм, руководствуясь которыми он лично для себя не имел никакой выгоды, более того, даже ущемлял себя. Только групповому отбору и лучшим своим моральным качествам человечество обязано своему существованию по настоящее время. Ослабление этих признаков в народе и превалирование личных эгоистических начал, что мы сейчас наблюдаем на собственном печальном опыте, в конечном счете ведет к уничтожению народа.

Возьмем три группы людей, одна — северяне, другая южане и третья — метисы. Наверняка только по простудным заболеваниям на первое место выйдут южане, на второе метисы и на последнем месте окажутся северяне. По смертности будет проглядываться аналогичная картина. Таким образом, северная нация самоочищается и чужаки, которые не выпадают из процесса расово-родовой солидарности устраняются.

Эти естественные процессы вызывают дикую злобу со стороны новоявленных “антропологов" вроде белорусского нациста Зенона Поздняка, яро выступающего против союза Белоруссии с Россией: "Русские — это не славяне, это переродившаяся нация — агрессивная полумонгольская толпа".

Еще историк Ключевский писал, что двухсотлетнее татарское иго было номинальным и никак не отразилось на русском генофонде, русская кровь не приняла татарскую. Редкие археологические находки монголоидных скелетов на Руси объясняется тем, что среди русских монгольские семьи жили лишь в исключительных случаях, а если и смешивались с русским населением, то монголоидные метисы давали нежизнеспособное потомство, а европеоидные очищали свой генотип уже в следующем колене.

Аналогичным образом очищение проявилось и в роде нашего великого поэта Пушкина. У него самого признаки негроидной расы малозаметны. "Блондинистый, почти белесый...", — писал о нем Есенин. У потомков Пушкина не отмечается никаких признаков негроидной расы.

Обратный пример - из времен покорения черной Африки. Белые легионеры вымирали полками, и лишь после открытия хинина добились военного успеха. Африка превратилась в колонию Европы. А потомки легионеров от поколения к поколению, приспосабливаясь к местной среде, теряя белые гены, превращались если и не по цвету, то по биологическому фактору в аборигенов.

В этом случае мои оппоненты могут сказать: “Вот наглядный пример влияния цивилизации на человека. Изобрели хинин и выживаемость белых в Африке резко повысилась”. На это я могу ответить: “В первом случае гемоглобин S был выработан природой в течение тысячелетий, а хинин был открыт человеком в короткий период. В принципе человеческий ум — это та же природа. Он создан природой для выживаемости человека. Следовательно, в том и другом случае действует эволюционный отбор. Есть в крови S гемоглобин — человек выживает, есть хинин в кармане — тоже выживает”.

Мои оппоненты могут и теперь возразить, что на современном этапе развития цивилизации уже не так важно быть в Африке обязательно черным или иметь защитные механизмы в виде толстых губ, широкого носа, кучерявых волос. Сейчас имеется много других цивилизованных способов для предотвращения угрозы вымирания в экстремальной среде. Это — хинин и его производные, это закрытые помещения с кондиционерами и прочими защитными атрибутами. В конце концов можно уничтожить всех комаров, переносчиков малярии, и проблема будет решена. Правда, при этом можно только гадать о последствиях — сколько видов фауны выпадет из биологической цепочки и что будет с нами потом. Можно бороться даже с солнечной радиацией и земным магнетизмом и гравитацией, как это делают космонавты, облаченные в скафандры. Придаваясь фантазии, можно и всю Землю одеть в стеклянный колпак и предохранить человечество от солнечных вредных лучей. Всё это так. Однако накопленный человеком опыт показывает, что ум не так уж изобретателен в сравнении с биологическими способами приспособления. Слишком много побочных вредных проявлений мы получаем при искусственных условий жизни. На нашем Крайнем Севере распространен ранний атеросклероз, вызывающий преждевременную смерть от инфаркта миокарда у приезжающих сюда рабочих из Средней полосы России. Причина тому — пониженное содержание кислорода в воздухе, малоподвижный образ жизни из-за холода, высококалорийное привозное консервированное питание.

Мы все дети природы, все подвержены влиянию космоса и целиком зависимы от ареала своего обитания. Мы имеем определенные антропологические данные, определенный цвет кожи, определенный иммунитет, определенную психологию и в конце концов определенные гены, свои языки, обычаи и нравы, религию и культуру и этим отличаемся друг от друга.

Итак, на основании вышесказанного сделаем вывод: раса, нация в процессе эволюционного отбора очищается от посторонних генов, чуждых данной среде. Так море очищается от речного ила.


Иммунитет народа

Для выживания во внешней среде, кишащей миллиардами опасных микробов, человеческий организм обладает мощной защитной системой, состоящей из гвардии обученных клеток-килеров. Они проходят обучение по убийству чужеродных клеток в специальной школе — вилочковой железе. Килеры приобретают способность быстро обнаруживать место проникновения вредных микробов, устремляются к очагу инфекции и уничтожают врага, погибая сами. Аналогичное явление происходит и с клетками, переродившимися в раковые. В организме постоянно возникают тысячи раковых клеток, но килеры с ними быстро расправляются, если здоровая иммунная система. При её ослаблении раковые клетки начинают бурно размножаться, килеры ничего поделать не могут, враг побеждает, и организм гибнет.

При разных жизненных обстоятельствах иммунная система то укрепляется, то ослабевает. Обстоятельства этих колебаний известны. С одной стороны закалка организма, хорошее питание — залог здоровья, залог крепкой иммунной системы. С другой стороны — пьянство, наркомания, курение, стрессы, другие физические и социальные факторы резко ослабляют её. Но бывает, что и здоровая иммунная система не может справится с врагом. К примеру, вирус гриппа или ВИЧ-инфекция подстраиваются под родные клетки организма, одеваются в их одежды и под этой маскировкой рушат организм. Килеры не распознают врага, позволяют ему вольготно жить и размножаться.

Конечно, процессы, происходящие в человеческом организме, не очень схожи с теми, которые происходят в обществе, но тем не менее определенные параллели прослеживаются. Можно утверждать, что существует и иммунитет народа, также подверженный влиянию внешних и внутренних, положительных и отрицательных факторов. Он является барьером, препятствующим смешению этносов. Если этот барьер не сработал и чужеродные гены всё же проникли в организм народа, то включается второй механизм — самоочищение

В биологическом плане защитная система заключает в себе особенности строения черепа, разреза глаз, цвета кожи, что привлекает особей, если они одинакового антропологического строения, или отталкивает, если чуждого. Сюда же относится приспособленность организма к тому или иному климату, различие в иммунной системе. В социальном плане — это духовные ценности того или иного народа, особенности психологии, характера, восприятия окружающего мира, различие в языке, культуре, нравах, религии, быта, внутренних семейных отношений.

Говорят: немецкая точность, английская педантичность, японское упорство, удивительная приспособляемость еврейского характера, широта, щедрость русского человека. Но когда эти качества обоих полов не совпадают, происходят трагедии. Сколько мы знаем случаев, когда русские девушки в погоне за интернациональным счастьем выходят замуж за арабов и негров, попадают в кабалу, в рабство и в лучшем случае возвращаются на родину.

Перечисленные факторы иммунитета народа в итоге способствуют его выживанию во внешней среде. Таким образом, Земля, Природа, Космос, формирующие эти различия, являются главными препятствиями смешению народов. Их можно назвать самыми бескомпромиссными и беспощадными националистами в эволюционном отборе, в борьбе за чистоту этноса. И здесь добавить больше нечего. Территория каждого этноса священна для него и поэтому каждый индивидуум должен отдать всё и даже жизнь во имя процветания своего государства.

В различные периоды истории иммунитет народа то ослабевает - и тогда его популяция резко сокращается, то крепнет, набирает силу - и тогда мы видим расцвет культуры, рост народонаселения, его благосостояния и т.д.

Депрессия народа возникает, когда наступает изменение климата и ухудшение среды обитания, происходят войны - порабощение одного народа другим или “мирный” захват экономики и властных структур чужаками. Если у коренного населения с течением времени воспитывается ощущение причастности к данной территории, ответственность за свои действия перед соплеменниками, отрицательное отношение к поступкам, наносящим ущерб стране и обществу, то чужаки приходят из иных мест, где аналогичные понятия существуют, но только по отношению к своим. Поэтому чужак не видит в ослаблении жизнеспособности местного населения ничего тревожного и даже может полагать такое положение дел полезным.

Рассмотрим в биогенетическом плане взаимоотношение двух народов, когда один из них является основным, а второй в силу разных обстоятельств пришельцем, вынужденным завоевывать себе жизненное пространство, поддерживать замкнутые браки, свою религию, как основу национального иммунитета, культуру, обычаи, язык и т.д. Известны русские деревни в Канаде и Австралии, немецкие в России, армянские и еврейские диаспоры по всему миру. Они подвержены серьезным наследственным заболеваниям. Проведенные исследования у курдских евреев на Кавказе показали наращение патологического гена — глюкоз-6-фосфатдегидродиназы до 70 % вследствие замкнутых браков. Это заболевание характеризуется тяжелыми кризисами анемии. А в норме чистота его колеблется от 0,05 до 8 %. Широко известна гемофилия, как царская болезнь, порожденная теми же факторами. Отмечено также наращение наследственного заболевания шизофренией у некоторых пришлых народов, поселившихся в России.

Таким образом, увеличение наследственных заболеваний является как бы платой за выживание в чужой среде обитания. Хорошо понимая это, евреи, например, вынуждены на протяжении тысячелетий, живя в чужой стране, отдавать в жены своих девушек за аборигенов для оздоровления крови (известно, что ребенок, родившийся от матери-еврейки, считается евреем). Такой механизм работает, как клапан, периодически освобождая организм народа от патологических генов и вводя в него более стойкие гены аборигенов. Но если бы это было только так, то в конце концов произошла бы ассимиляция народа. Чтобы такое не случилось, последующие браки совершаются только в своей среде. Затем вышеописанный процесс периодически повторяется, клапан работает постоянно, то открываясь, то закрываясь. Это и сохраняет народ. Аналогичная история происходит в чужых странах и с русскими, и с немцами, и с другими этносами. Такой механизм выживания малого народа в чужой среде обитания позволяет ему не только сохранить себя, но и преуспеть в социальном и политическом плане.

Чтобы избежать болезней, характерных для замкнутых сообществ, приходится временно снимать запрет на замкнутость. Царские и королевские дворы на протяжении столетий вступали в межнациональные браки в военных, политических и экономических целях. Но именно это оздоровляло династию.

Можно сказать, что метисы появляются в силу экстремальных, вынужденных причин: экономическая зависимость партнера, временное пребывание одного партнера на территории другого, военные конфликты, революции, интернациональная политика государства и т.д. Тогда пробиваются иммунные национальные барьеры и рождаются дети с различными наборами генов — полукровки. Причем в смешанные браки, как правило, вступают люди с неординарными, неуравновешенными характерами.

Метисы всегда находятся в раздирающих личность духовных противоречиях, колеблясь от в любви к ненависти по отношению к двум породившим его народам. Они очень чувствительны к социальным потрясениям, которые вызревают в коренном народе, быстро их улавливает и нередко оказываются на волне этой борьбы. Но отразить сущность возникающих в обществе противоречий не могут и порой приводят общество к трагическим результатам. Лишь с течением времени, по мере выбывания чужеродных генов в последующих поколениях, наступает гармония и родовая привязанность к определенному народу.

Метисация, как и космополитизм и интернационализм, для любого народа — это своего рода иммунодепрессант, который вводится в организм человека для того, чтобы прижились в нем чужеродные паразитические клетки.


Завершить статью мне хотелось бы еще одним личным переживанием.

Однажды в больнице мне довелось познакомиться с потомком еврея-революционера Красина, по имени которого был назван один из первых в советской России ледоколов. С его внуком у нас установились довольно доверительные отношения, какие часто возникают у соседей по больничной палате. Мы знали, что недели через две расстанемся и, может быть, никогда не встретимся. Поэтому наши беседы были откровенны.

В то великое “застойное” время наша страна находилась в рассвете своих сил, шло колоссальное жилищное строительство, открывались новые и новые детские сады, ясли, повсюду можно было видеть молодых жизнерадостных, спокойных, уверенных в себе матерей с малышами в колясках, а пенсионеров с обеспеченной старостью, забивающих козла в дворовых скверах и парках. Рождаемость росла из года в год, смертность снижалась и средняя продолжительность жизни у мужчин достигала семидесяти лет (в то время как за годы "перестройки" она снизилась до пятидесяти). Всех нас воспитывали в духе интернационализма и дружбы между народами. И каково же было мое удивление, когда от потомка революционера Красина я услышал слова ненависти к советскому строю, к русским. Но еще больше меня больше всего поразила его ненависть к евреям-полукровкам. “От этих полукровок, — говорил он, — не знаешь, чего ждать. Уж лучше иметь дело с русскими. По крайней мере тут всё ясно”.

Человек, предки которого проживали в России уже двести или триста лет, казалось, должен быть благодарен народу, приютившему его род. Я не мог понять причины этой странной ненависти. И только через много лет, когда внуки и правнуки большевиков своими руками начали крушить великую страну, когда ненависть к ней и к русским выплеснулась на экраны телевизоров и страницы газет, я осознал истоки этой злобы – злобы чужаков к коренной нации, ее традициям и величию ее истории. Их генетика сформирована в иных ареалах и не может принять русского образа жизни и мыслей. Утратив гармонию с ландшафтом, они из поколения в поколения накапливали патологическую злобу ко всему окружающему и к самим себе - как бы смирившимся с “тюрьмой народов”, “тоталитарным режимом”. Это был не только психологический надрыв, но и биологический, сконцентрировавший в себе наследственные болезни оторванных от местной почвы чужаков.

Выживание русского народа, России напрямую связано с проблемой очищения от “иммунодепрессантов” в идеологии и ограждения общества от необузданной ненависти генетических чужаков, готовых разрушить все вокруг, но не ассимилироваться, не принять русский порядок жизни. Мы должны в биологическом и социальном смысле привести наше общество к равновесию. Ведь равновесие - залог здорового организма, здоровой нации, здоровой расы.


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 




Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика