ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Социальный климат, искусственный отбор и семья


Артем Снегов



1

Любые благоприятные условия, создаваемые государством в обществе, не в силах устранить неравенство между людьми. Они не могут сделать их одинаковыми ни в момент рождения, ни в процессе роста, ни в обучении, ни в воспитании. Кто-то обязательно будет отставать, кто-то забегать вперед, демонстрируя «превосходство» в чем-то, на что не способны остальные. Одни могут пробиться наверх благодаря своим талантам, а другие только при помощи связей и денег. Уравнивание при помощи норм права и настоящее равенство — никогда не достижимое — не тождественны друг другу.

Общественное неравенство может быть вызвано разными социальными ролями полов, возрастными градациями, профессиями, уровнем интеллектуальных и творческих способностей и, наконец, расовыми различиями. Этот последний пункт сближает человеческое общество с природой. Где есть четкое расовое расслоение, социальные отношения имеют принципиально иной характер, чем там, где барьеров между расами якобы нет. Но барьеры эти снимаются искусственно тогда, когда государство не желает руководствоваться жизненными законами и уравнивает всех и стандартизирует жизнь согласно «идеалам» свободы.

На деле неравенство и границы между расами остаются, их невозможно уничтожить путем образования или универсального воспитания. Даже в сильно смешанном обществе найдутся группы, где какие-либо расовые признаки проявляются четче, чем в других, и тогда эти группы начинают обособляться и вести свою биологическую политику.

Кровные инстинкты не подчиняются законодательным нормам. Государство, которое оперирует «гуманными» соображениями и отказывается от социальной и правовой дифференциации на основе антропологических данных, ставит себя в опасную ситуацию. Под оболочкой видимого спокойствия происходят губительные для него процессы расового и психического разложения. Под спудом законов, давящим на биологическое стремление разнокачественных элементов к выживанию, зреют социальные конфликты, грозящие государству гибелью. Реальность такова, что либеральное законодательство берется решать несвойственные ему задачи. Оно построено так, что не учитывает биологический фактор либо открыто враждебно ему в силу политической обстановки. Декларативные нормы международного права отрицают расовую специфику народов. Смешение понятий осложняет оценку общественных процессов, потому что не обращается к их базовым биологическим особенностям.

За пределами поля зрения в либеральном обществе всегда остается вопрос качества народа, в котором доминирует изначальная раса, т. е. того, который создал данное государство. Его роль отрицается и замалчивается, потому что для такого общества он представляет угрозу одним своим стремлением сохраниться во всей полноте. Национально мыслящие люди потому не желательны для ревнителей гуманизма. Эти два типа несовместимы в силу разности своей расовой и анатомической конституции. Они тоже не равны, отсюда и вечная борьба между идеями и отсутствие точек соприкосновения. Мы каждодневно убеждаемся, каковы последствия постоянного противоборства на внутриполитической арене. Сколько сил и средств тратится на бесцельное сотрясание воздуха.

Либеральная идеология базируется на свободах и теории среды и отрицает необходимость разграничения на основе происхождения. Правящая верхушка, не соответствующая стандартам, которые мы предъявляем к руководящей родовой знати, боится утраты своего влияния в силу одного простого факта — ее члены исключены из базового расового субстрата в результате вырождения либо смешения с переднеазиатскими элементами. Общества «демократии» характеризуются большим процентом присутствия переднеазиатской расы в сферах управления и контроля за информацией. На основе нее складывается с течением времени особый антропологический тип, склонный к паразитированию и отказу от гражданских обязанностей. Именно этому типу либеральное общество обязано господствующей, спускаемой сверху идеологией, противоречащей ценностям доминирующей расы. Это очень показательно для европейских народов нордической наследственности и, к сожалению, России.

При тотальном снижении качества людей изначальной расы конкуренты, живущие на равных правах с государствообразующим народом, склонны накапливать свой потенциал. Представители изначальной расы наоборот — исчезают из тех областей деятельности, где они необходимы. Государство тем не менее ничего не делает, чтобы исправить это бросающееся в глаза неравенство, которого не должно быть по определению. В его лице паразитарные смешанные типы успешно борются за собственное жизненное пространство. При постоянном внутреннем скрещивании они воспроизводят себе подобных и принимают в свою среду только их. Любая политическая борьба, на что указывал еще Людвиг Вольтман, по сути, ни что иное, как жесткая межвидовая, межрасовая конкуренция. В ней часто побеждают не самые благородные и здоровые, а лучше приспособленные к условиям обитания. Становится понятно, почему зачастую гораздо более талантливые и достойные представители нордической расы не могут конкурировать с переднеазиатской расой там, где она создала для себя самые выгодные условия жизни. Только раса творит среду, чтобы в ней сохраняться. Никогда наоборот.

Игнорируемое сегодня общественное неравенство есть следствие генетической, эволюционной и культурной дифференциации. Как правило, она обуславливает процессы в обществе сверху до низу, выстраивает их в определенной системе координат. Лишь когда стремления расы и основанного на ней руководящего слоя соответствуют характеру этого неравенства, возможна гармония в государстве. Если прежний руководящий слой смещен к периферии и ослаб — это явный синдром упадка. Если он теряет здоровых и чистых представителей господствующей расы, он не способен выполнять самые простые задачи. Ему остается пассивно наблюдать за снижением своей активности на общественном поприще, за постепенным исчезновением талантливых людей. В конце концов наступает момент, когда поворот назад становится невозможным. Инорасовые конкуренты вытесняют господствующую расу с ее традиционных позиций. Государство качественно изменяется изнутри и снаружи, как правило, в худшую сторону. Это влечет усиление общественного неравенства. Вчерашние представители чужих расовых объединений, использовавшие слабость государства и его «идеалы» равенства, ставят свои границы между собой и вчерашними противниками. Они становятся господами. Новая идеология формирует новое общество. Государство гибнет и сходит с арены мировой истории.

Так или примерно так исчезали великие империи в прошлом. От подобной участи не были застрахованы даже те общества Древнего Мира, которые изначально были основаны нордической расой и долгое время скрупулезно соблюдали евгенические предписания. Одна из основных, ведущих причин исчезновения великих государств и культур — это упадок нордической наследственности. Допуская в руководящий слой инородные элементы, государство становится на путь разложения.

Общественные институты одной расы не в состоянии поддерживаться представителями иных рас. Их характеристики как частиц другого расового субстрата не укладываются в рамки прежних форм. Смешение двух рас и попутное влияние других, менее энергичных и творческих, но более склонных использовать плоды чужого труда, ведет к всеобщей анархии. Где нет физически и нравственно здорового человека, «чистого» человека, там нет прогресса, нет культурных достижений и какого-либо движения вперед. Антропологическая стагнация, появление большого числа смешанных типов, распад семьи и самой идеи супружества загоняют общество в эволюционный тупик. В этих рамках экономика потребления обслуживает смешанную биологическую массу и живет по своим собственным законам. Это уже не национальная экономика, а всеобщая, она не имеет специфических черт, она универсальна и единственно возможная для государств, чьи народы уравнены по горизонтали.

Известно, что неравенство при помощи улучшения среды изжить так и не удалось, невзирая на весь оптимизм либерально настроенных интеллектуалов. На устранение этого коренного противоречия до сих пор расходуется много сил, в то время как можно было бы употребить их в ином направлении, а именно — на исправление ошибок, вызванных идеалистическим взглядом на общество, и внедрение принципа социальной иерархии. Социальная иерархия предполагает признание разности наследственных задатков, обусловленных расой и национальной психологией. Сущность исторического процесса, мы не считаем лишним напомнить, напрямую зависит от расы как явления самоценного, самоорганизующегося и творческого. Только раса создает историю, только биологический тип, а не отвлеченные идеи.

Государству, чтобы следовать естественным законам, нужно разграничить расу и народ, национальность и гражданство и всюду расставить четкие ориентиры. В соответствии с необходимостью построения социальной иерархии оно обязано взять у природы то, что сближает природное неравенство и неравенство в общественной сфере, т. е. поставить границы между биологическими группами. Здоровое общество, ориентированное на будущее, должно добавить и градацию согласно расовому качеству — от более одаренных и энергичных к менее, от того, что более ценно с точки зрения генофонда, и что менее.

Неравенство в обществе проистекает в конечном итоге из наследственной предрасположенности. Социальное ролевое разделение вторично по отношению к нему, потому что выступает как следствие из процесса отбора здоровых и сильных. В древних обществах социальные роли были жестче увязаны с происхождением индивида, в особенности там, где существовала кастовая система. Уже сама биологическая неравноценность, специфика генетического типа, определяла место человека внутри нее. Иерархия наследственности упорядочивала структуру общества — от вождя и правящей верхушки до касты неприкасаемых. В эпоху трансформации экономико-политических моделей общество не выстроено согласно антропологическим характеристикам его членов. В дело вступают иные отношения, главным образом, финансовые.

Неравенство есть даже среди чистых представителей расы, поэтому дети из разных слоев общества, имеющие одинаковые антропологические показатели, тоже не будут равны. Государство же, согласно требованиям расовой гигиены, всегда должно обращать внимание на более одаренных и их семьи. Там, где существует руководящий слой, составленный из родовой знати, наблюдать за таким потомством и вести отбор легко. Гораздо трудней выявляться таланты и оптимистическую наследственность там, где нет никаких социально-антропологических разграничений. Государство попросту не знает, на что ему стоит обратить внимание. В бесструктурном обществе нет нужного вектора для проведения политики улучшения и увеличения ценной породы. Еще сложней говорить об отборе в ситуации расового смешения. Народный идеал гибнет в биологическом хаосе.


2

Общество, построенное по принципу расового единства, гармонично и не испытывает острых социальных противоречий, потому что освобождено от чужеродных влияний. Внутривидовая солидарность не позволяет расчленить его на группировки, преследующие иные политические цели. В этом просто нет необходимости. Такое общество руководствуется ценностями, которые помогают ему выжить, и отбрасывает все, что не соответствует идеалам чистоты и здоровья. Такое общество понимает настоятельную необходимость постоянного контроля за наследственностью, от качества которой зависит все. Оно живет и работает во имя расы. В идеале его социальный климат можно назвать наиболее благоприятным для культурного и личностного роста как человека, так и народа в целом. Творческая активность не скована необходимостью преодолевать препятствия расового характера, когда, например, вся сфера науки и искусства захвачена представителями иного биологического типа. Созидательная энергия употребляется без остатка в достойном соревновании с соплеменниками. Если в таком климате мы найдем точки напряжения, то они будут исключительно положительно заряженными. Духовные и физические усилия, прилагаемые к определенным задачам, одни и стимулируют процесс постоянного совершенствования. В подобной благоприятной обстановке раса может биологически реализовываться с максимальным коэффициентом полезного действия. Например, евгенические меры могут осуществляться уже не с целью спасения народа и расы от регресса, но для оттачивания наиболее полезных задатков. Так, из некоего числа стабильных здоровых семей нордической наследственности возможно формирование более приближенного к изначальному расовому типу человека. Внутрирасовое скрещивание в однородном окружении исключает посторонние влияния либо способствует довольно быстрому устранению их из генофонда. Именно в гомогенном обществе с здоровым социальным климатом возможно полновластная отточка расовых задатков. Логично, что и проблемы воспитания представителей расы решаются на кардинально новом уровне.

Эти идеальные условия можно взять для сравнения в оценке нынешнего положения, какое мы находим в нашем обществе и в любом обществе современного типа. Неблагоприятный социальный климат формируется присутствием биологически нежелательных элементов, равно и наоборот — улучшению его способствует устранение чужеродных составляющих. Экономическая конкуренция, подавление инициатив, политические дрязги, призывы, идеологические программы, финансовая борьба и пр. — это следствия негативного расового взаимодействия внутри одного, изначально чистого в видовом отношении народного организма. То, как себя проявляет какая-либо устойчивая общность, может служить примером адаптации к конкретным условиям, в большинстве случаев для нее враждебным. Захват материальных ресурсов, паразитирование, спекуляция, этнокультурная метисация, смешение — явления адаптационного порядка. Это стратегия выживания, которая у каждой расы своя, также она своя у каждой биологической группы, основанной на доминировании какого-либо расового признака. Чем отдаленней расы, тем их взаимодействие в обществе более негативное. Раса, принявшая чужаков в свою среду, страдает сильнее, потому что обладает пониженным порогом видового сопротивления. Это может быть вызвано многими причинами, как правило, узкого, этнического характера, когда нация более культурная, не рассматривает агрессивный способ решения проблем как способ борьбы вообще. Тем она проигрывает чужеродным элементам, стратегию которых составляет консолидация и силовое завоевание жизненного пространства. Социальный климат зависит от того, какие расы и как себя проявляют в обществе, к каким целям они стремятся. Никогда не сосуществуют в мире две расы, стоящие далеко друг от друга на эволюционных позициях. Те, кто создают и трудятся, никогда не поймут тех, кто разрушает и паразитирует. Принципы их существования взаимоисключаются.

Близкое соседство волей-неволей провоцирует скрещивание. При долгом совместном проживании процент смешанного потомства увеличивается, и вслед за ним ширится расовая периферия. Происходит многократное дробление и ослабление изначальной расовой конституции. Эндогамия утрачивает свои позиции в пользу экзогамных связей. Напрашивается простой вывод, что увеличение числа случайностей и наследственных дефектов никак не способствует здоровому социальному климату. На межличностные различия накладываются генетические. Хаотически соединенные свойства разных родителей находят у потомков выход часто в агрессивном поведении. В. Б. Авдеев отмечал, что «смешение двух различных генетических программ, доставшихся гибриду в наследство от разнородных родителей, и ведет к разбалансировке всей его биологической структуры, нарушению психической и моральной целостности». Поэтому не стоит удивляться постоянно высокому уровню преступности в сильно смешанных обществах. Одним из примеров могут служить страны Латинской Америки, а также США. Антропологический хаос неизменно предшествует хаосу общественному. Прежде чистая, обеспечиваемая непрерывностью наследования в прошлых поколениях общность распадается на ряд групп разной степени смешанности. Они формируют свои зоны обитания и отторгают чужаков. Они объединяются для защиты своих интересов, которые уже существенно отличаются от интересов доминирующей расы.

Возрастание социальной напряженности прямо пропорционально увеличению числа смешанных типов и снижению качества населения, представленного метисами. Антиотбор налицо: агрессивные, энергичные, но далеко не лучшие пробиваются наверх, преграждая путь все более малочисленным здоровым потомкам расово чистых браков. Генетический разброд, отсутствие единой национально обусловленной идеологии отражается на всех без исключения сторонах жизни государства.

Плохой социальный климат поэтому создает почву для усиления тенденций к вырождению. Отсутствие какого-либо отбора, невнимание к простейшим евгеническим правилам ведет ко множеству генетических перверсий у потомства. Даже внешне здоровые люди становятся носителями разных отклонений. Очень часто можно наблюдать слияние полов, расхождение между психической и физической конституцией человека. Именно поэтому в смешанных обществах, особенно где сильно влияние переднеазиатской расы, так распространен гомосексуализм. Беспорядочные половые контакты между представителями разных рас и народов меняют облик некогда чистого большинства. Большинство сокращается, становясь некой тонкой прослойкой в расовой мешанине, состоящей из гибридов. Смешанные типы, живя в условиях капиталистической конкуренции, борьбы за блага, усугубляют положение постоянной погоней за удовлетворением физических потребностей. Достижения либерализма зиждутся на материальной заинтересованности, это один из способов уравнивания разнокачественных особей. Отсутствие стимулов к передаче духовных ценностей, возможной только внутри расово чистой среды, не допускает развития талантливых людей. «Демократия» удовлетворяется средним уровнем, вполне достаточным для понимания универсальных идей, в основе которых лежит все та же уравниловка и безысходный индивидуализм.

В природе смешанные типы с ослабленным приспособительным комплексом гибнут под давлением среды либо их убивают собратья, более здоровые и способные оставить потомство. Природа борется за чистоту видов всеми возможными способами. Не существуй отбора, мы видели бы, как в результате всеобщей гибридизации гибнут и трансформируются когда-то здоровые популяции. Особи с врожденными отклонениями, увеличивающиеся в числе, но неадекватные целям вида, захватывали бы ведущие роли, вытесняя нормальных животных и лишая их среды обитания. Подобная ситуация, очевидно, быстро привела бы к исчезновению животных видов вообще. Те же процессы происходят и в человеческих обществах. Народы гибнут, когда нормой становится болезнь и извращения, когда под видом свободы выражения уничтожаются исходные духовные ценности творческой расы и насаждаются дегенеративные формы. Паразитарные особи руководят ослабленным народным организмом, уровень сопротивляемости которого из-за вымывания нордической крови сильно понизился.

Так мы можем констатировать, что социальный климат стоит в прямой зависимости от пропорций тех или иных расовых субстратов и их положения, а также от их способности подавлять своих биологических конкурентов. Носители творческого потенциала одной расы в смешанном обществе находятся в состоянии непрекращающейся борьбы с паразитами и мимикрирующими инорасовыми типами.

В ситуации генетического дисбаланса искажению подвергаются духовные и биологические установки изначальной расы. Естественный отбор, происходящий посредством полового отбора внутри своего вида, перестает играть роль селекционера. В масштабах расы он еще действует, хотя и не так интенсивно, однако на уровне конкретного народа почти не осуществляется. Изменить ситуацию способен поэтому отбор искусственный, не заменяющий естественный, но подталкивающий его в нужном направлении. Это не панацея, однако он чрезвычайно важен как сознательное стремление лучшей части общества к жизни и благополучию. Задача искусственного отбора состоит в охране наследственного здоровья народа, а в конечном итоге его сохранности. От того, как будут проводится меры по стимулированию деторождения и отсеву неблагоприятной наследственности, зависит качество людей, из которых состоит народный организм. Конечная цель искусственного отбора заключается в усилении расового ядра и очищении ведущего расового типа от примесей. Генофонд до известной степени способен сопротивляться вторжениям извне. Расовая гигиена создает ему условия для этой борьбы. Априорное богатство любого государства — это человек, мельчайшая частица целого. Историческая действительность доказывает, что материальные богатства ничего не значат, если этот человек нездоров, если у него нет цели и желания жить. Богатства только усугубляют положение индивида, наследственность которого до неузнаваемости искажена неравномерно соединившимися признаками разных родителей. Получив в свои руки большое влияние в обществе, такой индивид приносит ему огромные бедствия. Общество, состоящее целиком из подобных типов, обречено. Ядовитый социальный климат окончательно подрывает их физическое и психическое здоровье. В таких условиях, очевидно, не может существовать нормальная здоровая семья, на возрождение которой мы делаем особый упор.

Осуществление отбора наиболее ценных задатков ставит барьер на пути распространения регрессивных явлений. Больше наследственно здоровых и полезных людей и как можно меньше больных и неспособных. Так можно сформулировать девиз расовой гигиены. Евгенику можно сравнить со скальпелем хирурга, вырезающим раковую опухоль из организма. И лучше удалить ее когда она не переросла в злокачественную. К сожалению, зачастую такое превращение уже произошло — и тем тяжелей будет очищение расы от всевозможных вредоносных примесей.


3

Любые возражения против евгеники исходят, как правило, от того, что человек не знает темы, которую берется критиковать либо имеет превратное о ней представление в силу существующих в обществе предубеждений. Массовое мышление среднего потребителя, которому либерализм дает «свободу», считает, что евгеника угрожает его свободе. Другой причиной нападок может быть биологическое несоответствие индивида самой идее, разность между его расовыми задатками и содержанием нордического взгляда на основные жизненные проблемы. Все попытки смотреть как на саму нордическую идею, так и на все ей сопутствующее с точки зрения психологии иной расы бессмысленно. Мы рассматриваем важнейшие вопросы жизни русского народа исключительно с позиции своей расы и не переносим этих оценок на другие народы. Каждая раса и каждый народ живут и развиваются для себя самих. Идея улучшения, например, китайцев как представителей преимущественно центральноазиатской расы не встречает с нашей стороны возражений. При правильном осуществлении гипотетической «китайской» идеи мы только выиграем. Важно понять сам основополагающий принцип расовой гигиены: выживает и процветает тот народ, который во главу угла ставит достойного и здорового человека и оберегает его от тлетворного постороннего влияния. Тот народ может быть уважаем, который не ставит себя выше братьев по расе, тот, который делает все для ее защиты. Можно согласиться со словами Ганса Гюнтера, что нордическая идея призвана объединять, а не разъединять народы одной наследственности. По отношению к иным расам необходимо соблюдать дистанцию и всячески приветствовать сотрудничество с ними, за исключением случаев, когда под угрозу может быть поставлена культурная и биологическая идентичность нордической расы. Атаки на идею отбора лучших и талантливых поэтому всегда будут беспочвенны. Евгеника уже сама по себе стоит выше каких-либо меркантильных соображений. Она не преследует коммерческих целей. Ее сфера интересов исключительно наследственное здоровье расы и народа.

Надо сказать, что лишь комплексный подход к проблеме искусственного отбора способен решить грандиозную задачу оздоровления расы. Невозможно подойти к ней только со стороны медицины и гигиены, мало и одной пропаганды. Всесторонний подход для государства, заботящегося о будущем, предполагает реализацию идеи отбора и через гуманитарную сферу, и через естественнонаучную, и сферу общественных отношений, и сферу права. Последнее особенно важно для выработки необходимого законодательства, которое занималось бы концептуальными вопросами защиты расовой чистоты.

Одной из мер охраны генофонда является стерилизация, исключающая из процесса размножения людей с наследственными недугами. Отказ от стерилизации дал, в чем мы сегодня убеждаемся, толчок к бесконтрольному увеличению числа инвалидов и еще большему распространению генетических уродств, которых можно было бы избежать. Генофонд народа, не очищаемый ни естественно, ни искусственно, накапливает большое количество тяжелого генетического шлака. Наличие такого балласта чревато тяжелыми последствиями, потому что скрытые наследственные отклонения непредсказуемы. На сегодняшний день их зафиксировано уже несколько тысяч. Борьба с ними, по признанию генетиков, чрезвычайно сложна. Стерилизация наследственно неполноценных может быть признана наиболее результативной мерой в негативной евгенике. Преступники-рецидивисты смешанного происхождения, психопаты, люди с генетическими поражениями внутренних органов и умственной деятельности, не способные вести нормальную жизнь, должны подлежать стерилизации. Государство обязанность взять на себя ответственность по ограждению здоровой части общества от подобных типов. Это его прямой вклад в будущее. «Гуманистические» ценности, на которые любят ссылаться либеральные интеллектуалы, только вредят, потому что способствуют затемнению сути проблемы. Для преступных элементов, опасных для общества, и так применяются уголовные наказания, исключающие их из социальной сферы, так почему их стерилизация должна быть чем-то из ряда вон выходящим? Нельзя давать плодиться всем кому попало, особенно тем, кто ухудшает социальный климат и препятствует размножению здоровых людей. В этом вопросе нет места гуманитарной казуистике. Уменьшение количества уголовных элементов должно происходить за счет пресечения способности преступников к размножению, а не только улучшения социального положения и карательных мер. Где нет почвы для воспроизводства негативного потенциала, там нет и его увеличения. Стерилизация не должна касаться инвалидов, получивших увечья в результате несчастных случаев, и людей, попавших под уголовное преследование по недоразумению и за нетяжкие преступления. Показания к стерилизации должны быть обозначены непосредственно специальными комиссиями, мы не ставим себе целью здесь описать все их подробно. Главное условие применение стерилизации — тщательно исследование происхождения человека, его семьи, его склонностей к различным заболеваниям, последствий его недуга для потомства. Правоведы и биологи должны работать в этом направлении рука об руку. Важно не забывать, что искусственный отбор, ставя себе целью оздоровление и закрепление доминирующих расовых признаков, придерживается принципа жесткого социального детерминизма. Отбор стремится к качеству с позиции внутригруппового единства.

Самым ярким примером положительной евгеники должна стать забота о семье, которая дает много полноценных детей. Только как можно более широкая общность подобных семей, поставляющих обществу положительное в физическом и психическом смысле потомство, может быть опорой государства.

Для нас важнейшим является то, что на основе таких многодетных семей мы можем сформировать с течением времени слой родовой знати, которая станет хранительницей чистого расового ядра. Нам нужны нордические семьи, качество которых постепенно будет повышаться. Из поколение в поколение родовые объединения, производя тщательный отбор, будут совершенствовать свои антропологические показатели. Они основываются не на искусственно приобретенных достоинствах, а на тех, которые проистекают из их наследственности. Для нашей расы это имеет первостепенное значение. Мы единственно и можем апеллировать к нордической составляющей нашего народа. Никакой иной альтернативы нет, если мы желаем сохранить русский северный тип цивилизации и вернуть себе изначальные религиозные мировоззренческие основы. Целесообразным будет использование для закрепления и усиления результатов отбора новейшие достижение генетики, в частности, методов генной инженерии. Специфика медико-евгенической практики будет зависеть от политической воли государства и наиболее полноценной части общества, обладающей нордическим мышлением.

Нам очевидно, что следуя в направлении усреднения образовательных стандартов в попытке максимально охватить простейшими знаниями все население, нам никогда не достичь идеала. Упор на нордическую наследственность как на наиболее ценную с точки зрения способности к созидательной деятельности во всех областях жизни является самой верной стратегией.


4

Вторая по значимости функция, которая будет возложена на такую семью, это воспитание человека. С нее он начинает знакомство с миром своей расы, в своем кругу среди братьев и сестер человек постигает впервые законы общения, взаимопонимания, взаимопомощи. Воспитательная роль семейного окружения в расово гомогенном обществе повышается многократно в сравнении с той вульгарной моделью семьи, что есть в либеральном мире. Семья помогает ребенку осознавать свое единство с народом, дает ему почувствовать значимость себя как неотъемлемой части расового организма.

Воспитание в среде новой родовой знати должно быть обусловлено целями и задачами евгеники. Через идею улучшения человек неизбежно приходит к необходимости личностного роста. Именно с семьи начинается восхождение каждого нормального члена общества к новому пониманию мира, где все имеет свои расово обусловленные формы. Наследственные задатки такого человека с самого начала направляются семьей в нужное русло. Она служит отправной точкой, самым нижним уровнем государственной народной политики. Сама идея семьи пронизывает все государство, становясь его уменьшенной моделью. Ее состояние в любые времена и у любых народов являлось показателем здоровья всего общества. Везде, где мы наблюдаем в древних цивилизациях упадок и моральное разложение, везде источником этого выступает распад института семьи.

Нельзя отрицать роль воспитания, основываясь на идее превалирования наследственности, но мы всегда должны помнить, что развить можно лишь то, что уже есть в человеке. Либо развить, либо подавить и извратить, если подойти к предмету с неправильных позиций. Сегодняшнее универсальное воспитание делает человека одиноким. Оно взращивает в нем гипертрофированный индивидуализм, выдавая его за непреложную истину. Новое воспитание обращается не к индивидуальному в человеке, а к общему, и уже через него обязано идти к частному. От расы к нации, от нации к семье, от семьи к человеку — в таком порядке и в такой жесткой взаимосвязи должны выстраиваться ценности человека родовой знати. Семья начинается с верного супружеского выбора. Она может обессмертить себя только в детях, наделенных талантами, тем потомством, которое будет способно следовать пути, которым двигались родители. Так выстраивается непрерывность передачи биологических свойств рода, гарантирующая его спаянность.

Чем многочисленней будет подобная родовая прослойка в обществе, чем больше она будет влиять на ход государственной жизни и предоставлять для нужд управления талантливых людей, тем социальный климат будет устойчивей и стабильней.

Надежная многодетная семья, являющаяся для государства правилом, приоритетом в социальной политике, ставит тем самым надежную защиту на пути проникновения в общество чужеродных элементов. Сознательные усилия родовой знати должны иметь своей целью контроль над всеми ключевыми отраслями общества вплоть до решения сугубо практических задач. Понятно, что лишь при осуществлении такой социальной стратегии возможна подлинная демократия, власть народа, которая зиждется не на пролетарских убеждениях, а на «аристократических», где во главу угла ставится чистота крови, подпитывающая истинную гражданственность. Служение обществу есть высочайшее бремя и честь для человека, обладающего расовым мышлением, потому что он в конечном итоге несет ответственность за все, что происходит вокруг него. Этого никогда не достичь космополитическому нигилисту, который стремится помогать всем и вся без разбора, бросается в разные стороны и в итоге не достигает ничего. Современный оторванный от почвы гуманизм слаб физически и духовно.

Известно, что воспитание занимается коррекцией врожденных способностей, стремясь сформировать человека, как можно более приближенного к идеалу. Таким образом и наследственность, и привнесенное педагогом должны быть гармонично соединены. В семье ребенок усваивает первые элементарные навыки жизни в обществе. Семья начинает процесс формирования характера, продолжаемый потом педагогами и сами человеком в сознательном возрасте. Именно характер становится самой важной целью в воспитательном процессе. Обширные знания, подчас не востребованные человеком в обычной жизни, не дают ему той основы, которая помогала бы принимать ответственные решения. Если семья и школа не воспитали в нем характер в соответствие с его задатками, то человек не может быть адекватным целям общества. В задачу семьи на первом этапе воспитания поэтому входит развитие именно характера. Только он дает человеку силы бороться с тяжелыми жизненными обстоятельствами. Речь идет не об эгоизме отдельного индивида, а о способности делать общее дело и не перекладывать ответственность на других, постоянно контролировать свои поступки и никогда не вредить своей семье и своему народу. Нордический человек во все времена руководствовался именно такими соображениями. Его жизненная позиция не идет в разрез с интересами собственного племени.

Ничего этого не может дать воспитание, основанное на либеральных ценностях. Идеал человека нордической расы прост и понятен. Он воплощает в себе стремление нашей расы к сверхчеловеческому, справедливости, красоте, здоровью, честности и твердости в принципах. Общечеловеческие мифы об абстрактном гомо сапиенс без определенных черт не способны излечить нашего современника от духовной чумы, которой он поражен. Чистый дух и чистый разум не существуют. Дух всегда есть отображение телесной оболочки, они взаимно влияют друг на друга и обусловлены наследственностью. Дух нордической расы живет только в представителях этой расы. Он выражает ее особенности  во всей полноте, потому что все исходит от расы — и положительное, и дурное. Все зависит от того, каким образом воспитание распорядится характером человека и куда оно его направит. Вывод очевиден, к нему приходили расовые теоретики еще сто лет назад: результаты воспитания должны отвечать расовой сути и человека, и народа, к которому он принадлежит. Семья, где родители осознают свою ответственность перед будущим, сумеет направить положительные задатки своих детей в верном направлении, тем самым способствуя гармоничным отношениям в обществе. Таким образом и гармоничное расовое воспитание служит целям евгенического отбора. Оно опекает здоровое потомство и развивает его согласно способностям. Оно использует природное неравенство для максимального использования расового потенциала народа. Также и общественное неравенство правильное воспитание приводит в соответствие с идеей иерархии, так необходимой в целях достижения социальной справедливости.


5

Мы можем видеть, как связаны между собой понятия, заявленные в названии данной работы. Социальный климат в обществе зависит от его расовых составляющих. Семья — базовая общественная единица — влияет на становление здорового нордического человека. Человек может реализоваться внутри единой генетической общности посредством своих задатков, а также и условий, которые эти задатки могут развить. Социальный климат находится в неразрывной связи с идеей семьи и евгенического отбора. По тому, здоровый этот климат или нет, мы можем судить и о том, в каком положении на данном этапе находится институт семьи и есть ли в обществе стремление к облагораживанию и сохранению народа.

Мы обрисовали эту взаимосвязь лишь в общих чертах. Дальнейшее углубление темы поможет гораздо более четко расставить акценты в освещенных нами вопросах.

Теория сохранения и улучшения нордической расы как наиболее ценной в культурном и эволюционном отношении обязана получить в глазах каждого русского свое признание. Результатом такого признания в будущем будет небывалый по силе взлет нашего народа, началом его неуклонного восхождения к новым цивилизационным высотам.

22 декарбя 2005 года


Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 




Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика