ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Семья как средство сохранения благополучной наследственности


Артем Снегов



Процветание любого государства заключается в его здоровых многодетных семьях. Семья дает то, что не могут дать деньги, общественный престиж, выборная система, основанная на обмане избирателей, и даже сильная армия. Семья является залогом того, что у государства есть будущее, а не только благоприятные экономические перспективы. Лучшие наследственные свойства народа происходят лишь из таких семей, где правильно и внимательно выбирают пару для брака и свято чтят традиции предков, умевших решать этот вопрос разумно, с учетом всех возможных последствий.

Последние годы продемонстрировали нам много негативных примеров того, что получается, если государство ведет неверную демографическую политику. Игнорирование расового аспекта при учете населения в угоду политической конъюнктуре способствует лишь тому, что качество народа неизменно снижается. Падает общий интеллектуальный уровень, страдает нравственность, исчезают люди, готовые физически и духовно противостоять тяжелым условиям жизни. Отсюда огромное количество скоротечных ошибочных браков и волны разводов, множество обездоленных детей и поломанных судеб.

Широко обсуждается проблема падения рождаемости и старения народа, однако все стремления внятно объяснить причины этих явлений направлены вовсе не туда, где эти причины стоит искать. Упадок государства начинается с уменьшения числа здорового потомства в расово чистых семьях. История не знает скидок на политкорректность и четко указывает, что иных причин не существует. Чем больше наследственно неполноценных типов и меньше здоровых людей, тем ниже опускается такое государство.

Русский народ ослаб в расовом и психологическом отношении в результате резкого уменьшения здоровой нордической крови. Законодательство построено таким образом, что не обеспечивает его защиту и поддержку. Русские, по сути, остались вне правового поля, лишились возможности определять внутреннюю и внешнюю политику, влиять на социальные процессы. Такое зависимое положение никак не может способствовать стремлению русских создавать семьи и давать потомство.

Экономические условия, конечно же, являются важным препятствием на пути к нормальным бракам, но не главным. Можно найти много примеров мужества, с которым нордические русские, вопреки всему, заводят детей и сообща решают сложные бытовые проблемы. Эти люди достойны всяческого уважения и почитания уже потому, что государство, дав обещание заботиться обо всех и вся, не обращает на молодые семьи никакого внимания. Гораздо более серьезны последствия неправильного выбора пар, неумение видеть причины и следствия своих действий, отсутствие чувства долга перед народом.

Нет и не может быть успехов в важнейших отраслях сельского хозяйства и промышленности, если нет людей, способных эффективно ими руководить. Прирожденных руководителей из русского народа нет, либо они не в силах пробиться наверх. Их место заменили выдвиженцы из социально паразитирующей среды, потомки люмпенов и асоциальных интернациональных элементов. Эти новые начальники, получив важный пост, трудятся не на благо страны, а только на собственное обогащение. Такие люди не способны принести пользу государству. Ими движет финансовый интерес кланов, которые они представляют. Никто не удивляется коррупционным скандалам и банкротствам крупнейших предприятий. Но никто и не задумывается, что дело не в нечистоплотности каждого отдельного «руководителя», а в чертах, присущих расе или расам, представленным в его ближайших предках. Дать адекватную оценку тотальной коррупции и найти пути к ее устранению можно лишь с точки зрения расовой психологии. Проблема подрывной финансовой деятельности должна решаться на уровне евгенических, а не полицейских мер, которые нацелены на устранение следствий и не занимаются причинами.

Исчезновение из органов государственной власти людей нордической крови главная причина хаоса и неэффективности экономических мероприятий. Государство, если оно хочет процветать, не должно делать своей опорой и союзником биржевого спекулянта и взяточника. Это наносит вред экономической безопасности государства и генофонду государствообразующей нации.

Денордизация затронула самые глубокие слои общества, ударила по наиболее болезненным местам. Ненордическая верхушка живет сама для себя, не замечая и не желая замечать положения русских. Эта же верхушка и те, кто обслуживает ее интересы, эти орды правоведов, социологов, историков и демографов, берутся за спасение народа, с которым они имеют мало общего.

Значение и вес семьи в современной России снизились почти до нуля. Сегодняшняя семья ослаблена в экономическом и духовном отношении. Многие русские, кто хотят создать ее, не находят опоры и совета, как поступать правильно, чтобы избежать роковых ошибок. В результате неверных шагов по выбору пары страдает потомство — таков единственный вывод из расово-евгенической близорукости. Слабое и больное, это потомство уходит в никуда, пополняя ряды ни на что не способного населения, «электората», которым можно без труда манипулировать. Потомство без здоровой наследственности не является носителем твердой государственности, само национальное государство без него немыслимо. Вульгарно-экономические теории, призванные поднять уровень жизни населения, не способны качественно решить вопрос рождаемости, потому что не учитывают расовые состав российских регионов, традиционный уклад, потребности, этническую психологию устойчивых групп.

Русские семьи на протяжении ста лет лишались традиционной материальной базы, той среды, где можно было бы растить полноценных детей. В течение поколений качество потомства снижалось на фоне общего упадка традиционных семейных форм. Загнанная в блочные дома и оторванная от естественной среды, русская семья уже не могла быть многодетной. Жилищная проблема — это одна из причин малого количества детей даже у тех, кто осознает свои биологические обязанности перед народом.

Смысл семьи как ячейки общества донельзя вульгаризирован благодаря сначала пролетарскому, а позже и либеральному мышлению. Индивидуализм приучает человека сторониться ответственности, которая мешает ему самореализовываться в личном плане. Зацикленные на самореализации, даже здоровые люди задумываются о браке слишком поздно. На первом месте для них стоит карьера и благоприобретенный престиж в некой общественной прослойке. Таким образом упускаются из вида важные психологические и физические показатели для вступления в брак. Достигший вершин карьеры мужчина, например, к сорока годам становится закоренелым холостяком и не способен жить в семейном кругу. Женщина попадает в более сложное положение. Ее возраст часто не позволяет ей родить даже одного ребенка. При хороших задатках неправильным образом жизни и своей несвойственной женщине социальной ролью она сводит на нет свой биологический потенциал.

Причин для негативного отбора, как показывают несложные наблюдения, предостаточно, однако мы считаем нужным сделать упор именно на разрушении традиционного понимания семьи.

Проблема семьи сегодня выступает на передний план в науке лишь как психологический феномен. Над ее проблемой бьются толпы психологов и психиатров. Они же решаются давать советы универсального характера всем без разбора, только с учетом личностных характеристик супругов. Нет даже приблизительного анализа психологических черт представителя той или иной расы. Неудивительно, потому что при смешении невозможно охватить все варианты сочетаний.

Семья изучается как единичное явление, но как в единичном явлении в ней пытаются найти типические черты, которые могли бы выявить общие закономерности. Но при таком искусственном проецировании это невозможно, особенно в ситуации соединения разнокачественных супругов. Даже ряд семей, где соединяются последовательно лишь две расы, невозможно подогнать под одну схему и выработать для них общую стратегию жизни. Дело в том, что семья не рассматривается как типическое явление внутри расово-национальной общности. Такой угол зрения был бы весьма неудобен в современной этнографии и социологии. Выход для исследователей, определяющих семью как группу, т. е. с точки зрения социологии, только один — выявлять межличностные связи, исследовать степень уживаемости супругов и психологической готовности исполнять традиционные обязанности. Подобный упрощенный подход не дает ответа на главный вопрос: как возродить здоровую семью? Семья не рассматривается в исторической ретроспективе, не классифицируются типы браков европейских и иных народов, не изучается эволюция их форм. Те исследования, которые появляются, не предоставляют в наше распоряжение верного подхода, того, который бы удовлетворял нашу потребность в освещении жизненных законов и внедрении евгенической практики.

Ориентация на «общечеловеческие» ценности размывает расовые стереотипы семьи. Либерализм выступает против прочных родовых основ, пропагандируя идею «человека как есть», человека, являющегося мерой всех вещей. Семья начинает интерпретироваться как комплекс элементов, которые можно свободно менять в зависимости от результата межличностного взаимодействия. Развод уже воспринимается как нечто само собой разумеешься. С точки зрения либеральной семейной психологии, не имеют значения раса и народ, не имеют значения родословная человека и его внутренние свойства как представителя расы. Сбрасывается со счетов возможная наследственная ценность супругов, что недопустимо.

Та эклектика, которая царит сегодня в изучении семьи, подталкивает нас к признанию необходимости кардинально новых подходов к исследованию этого важнейшего явления. Социологи и этнографы должны взять на себя задачу изучать семью с точки зрения ее ценности для нордической расы, являющейся биологической основой русского народа. Это требует, безусловно, новой методологической базы. Еще лучше, если подход к проблеме семьи будет междисциплинарным. Семья важна для нас как с точки зрения расовой истории, так и биологии, социологии, психологии, демографии, философии и других наук. Практическим результатом исследований должна стать выработка научной системы для непосредственного осуществления возрождения семьи. Расовая теория должна получить в свои руки четкие указания для проведения в жизнь расово-гигиенических мероприятий. Мы должны отталкиваться от естественных природных законов. Они заставляют нас быть внимательным ко всему, что способствует сохранению родовых признаков в их наиболее явном проявлении. Сохранение же этих признаков возможно только внутри гармоничной здоровой семьи.

Надо помнить, семья без детей — это всего лишь брак, лишь с детьми мужчина и женщина получают возможность быть полноценными членами общества. Так же, как женщина ущербна без ребенка, так и семья без потомства является лишь узаконенным сожительством. Семья — это не общение двух людей, сексуально заинтересованных друг в друге, а сложная духовная и генетически обусловленная система отношений между родителями, детьми и родственниками разных поколений и степени близости. Русская семья, основанная на традиционных нордических ценностях, почти перестала существовать в наше время, а между тем именно она должна быть отправной точкой на пути оздоровления народа, увеличения в нем положительной наследственности.

Человек не появляется сам собой из ниоткуда, человек начинается с семьи, с отца, матери, бабушки, дедушки, сестер и братьев. Многочисленность семьи на Руси всегда была залогом выживания племени в неблагоприятных условиях, в его борьбе с природой и внешними врагами. Прочная родовая связь не давала человеку стать одиночкой и погибнуть. Он обретал счастье являясь неотъемлемой частью целого. Пример родителей и традиции предков были залогом сохранения здоровой наследственности на протяжении веков. В средневековье ситуация, когда русская семья имела в среднем 7-9 детей, была нормальной. Благодаря высокой рождаемости и верному брачному выбору смертность перекрывалась во много раз, даже с учетом опустошительных для генофонда междоусобных войн и набегов со стороны. Многодетность позволила в сравнительно короткий срок вновь заселить те территории южной Руси, которые подверглись удару войск Батыя. Происходило это не в последнюю очередь за счет переселенцев с севера, несших с собой свежую кровь. Денордизация, конечно, имела место и тогда, но необходимый процент нордической крови всегда был постоянным. Лишь в поздние эпохи, после тотального сокращения здоровых многодетных семей, стало трудно восполнять потери. Великая Отечественная война была сильным ударом по нордической основе русских, впрочем, как для всей Европы. Возможно, нам не удастся восстановить этот урон. Миллионы людей нордического типа остались лежать на полях сражений. В июне сорок первого юноши уходили на фронт прямо с выпускных балов, не успев завести семью и оставить потомства. Невозможно подсчитать, скольких здоровых детей мы не досчитались благодаря этому антиотбору. Поколение восемнадцатилетних девушек и молодых людей, павших на полях сражений, принесли жертву своей ценнейшей нордической кровью. Многие слышали фразу, что целое поколение этих вчерашних школьников было «выбито» на войне. Это наглядный пример негативного отбора. Лучшие, годные физически и психически к служению отечеству люди исчезают бесследно. На смену им приходят часто наследственно ущербные, вероломные, лживые личности, озабоченные лишь построением карьеры в тяжелейших для народа условиях. Нордические люди гибнут, чтобы освободить место расовым смесям и дегенератам. Такова, к сожалению, судьба не только России, но и всех стран Европы, где основу составляет нордическая раса.

Национальное государство не может не иметь твердой биологической основы, откуда оно будет черпать силы для поддержания жизни. Если из тех слоев индоевропейского народа, где силен или преобладает нордический элемент, долгое время не выходят талантливые люди, происходит перекос в сторону инорасовых типов. Это говорит об обеднении нордической составляющей в народе с одной стороны, и о засилье ненордических рас в структурах власти, мешающих продвижению талантов, с другой. Создается ситуация расового расслоения, когда ненордическая верхушка вытесняет когда-то доминировавший элемент. Это прямая угроза существованию государства вообще. Оно теряет свое лицо и меняет культурную и политическую ориентацию согласно расовым стереотипам выскочек из ненордических слоев. Российская Империя конца XIX века начала стремительно терять свои позиции не из-за ухудшения экономических условий, а из-за того, что разночинные и инорасовые элементы, окрепнув за десятилетия социального хаоса, стали овладевать важными рычагами влияния. Рост либерализма — это прямое следствие денордизации русского общества. Можно вспомнить ставшие знаменитыми слова Достоевского, что Россию погубят либералы. Мысль довольно показательная.

Аристократия в Российской Империи вырождалась, зато множилось число деклассированных элементов, требовавших себе все больших свобод и прав. Хорошая наследственность к концу XIX века в старинных дворянских фамилиях в девяноста процентах случаев исчезла. Выходцы из благородных семей часто женились по расчету. Разбогатевшее купечество, где был высок процент инорасовых выдвиженцев или метисов, охотно ассимилировалось с бывшей аристократией. Шел процесс разрушения прежнего уклада. Новые веяния, моральное разложение, декадентство всюду насаждались «новыми» людьми, не принадлежащими ни к какому сословию или этнической группе, за исключением консолидированных еврейских диаспор. Городская среда становилась все более смешанной, пролетаризированной. Этому долгое время противостояли твердые и достаточно многочисленные рабочие семьи со положительной наследственностью. Они могли бы стать серьезной основой для будущей, постцаристской России, но большевистский переворот перечеркнул эти перспективы. Крестьянство понесло ужасающий урон несколько позже. Голодомор, продразверстка, раскулачивание унесли жизни десятков миллионов жизней людей с нордической наследственностью. Русская деревня, всегда крепкая своими традициями, разложилась и умерла, уступив место колхозам. Ненордическая власть все сто лет старательно принижала значение русских, не стесняясь, впрочем, пользоваться их достижениями и взывать к их патриотическим чувствам в пику политической ситуации. Вся советская эпоха представляет собой процесс оскудения нордической крови, постепенного снижением качества русского народа и развала института семьи.

Осознавая, что возрождение немыслимо без как можно более внимательного отбора хороших качеств, мы указываем на необходимость создания прослойки наиболее сильных в биологическом смысле семей. Ганс Гюнтер замечал по этому поводу: «Каждое государство должно создать слой таких семей, от которого оно, в соответствии с законами наследственности и отбора, всегда может ожидать, что он выдвинет людей со способностями руководителей, а нередко и выдающихся людей. Лучшим является руководящий слой такого качества, что собрание глав его семей может показаться, как некогда римский Сенат царю Пирру, «собранием царей». Это закон истории народов и учения о душе народов, что народы испытывают наибольшее доверие и даже любовь к своим руководящим слоям, если они производят впечатление уже одним своим расовым поведением».

К подобным семьям мы предъявляем два основных требования: хорошая наследственность и многодетность. Семья должна быть хранителем чистых генов, только они дадут нам необходимый материал для «аристократии» будущего. Лишь в семье возможно усовершенствование задатков и строгое соблюдение евгенических правил. Та грандиозная задача, которую мы ставим, не под силу одному человеку или даже группе людей. Какими бы способными ни были одиночки, они не поднимут весь народ. Это задача для родов, родовой русской элиты, четко осознающей свою роль в жизни народа.

Большая семья, заботящаяся о будущем потомства, невозможна без строго следования расово-гигиеническим указаниям. Неправильный выбор жены или мужа способен перечеркнуть все хорошие начинания. По сути, создание семьи каждым отдельным представителем рода не должно быть его личным делом. Отбор кандидатов в женихи или невесты должен проходить под контролем людей старшего поколения, способных дать совет в нелегкой ситуации. Такие семьи должны родниться в своем слое, но принимать в избранный круг тех людей, чьи предки показали свою незаурядность благодаря положительной наследственности, на что уже делали упор расовые теоретики прошлого. Так можно избежать «застоя» и опасного крена в сторону близкородственных связей. Со временем, идя этим путем, мы получим «руководящий слой», «расовую элиту», «аристократию крови» и т. п. — название для этого нового элемента общества на сегодня не так важно.

Заметим, что те два требования к семье, которые мы выдвинули выше, не должны рассматриваться по отдельности. Здоровая семья с одним ребенком так же неудовлетворительна, как многодетная семья с дурной наследственностью. Существует много примеров, когда семьи алкоголиков размножаются бесконтрольно, увеличивая число потенциальных же алкоголиков и преступных элементов. Либо семьи непьющие, но нравственный и умственный уровень которых ниже среднего, дающие наследственно неполноценных, плодятся, не задумываясь о своей ответственности перед обществом. Находятся те, кто приводит в пример многодетные семьи священников, выдавая их за пример для подражания. Здесь налицо недооценка качества супругов подобных семей. Большая часть православных священнослужителей, по невыясненной пока причине, принадлежит к смешанному типу восточно-балтийской и динарской, с примесями ориентальной и азиатской рас. Женясь на русских женщинах, они дают потомство смешанного типа, не соответствующее нашим критериям. Речь опять идет о количестве, а не о качестве детей с точки зрения нордической расы, поэтому семьи священнослужителей не являются образцом.

Только с учетом двух вышеозначенных моментов можно опираться на идею родовой знати. Родовой, уточним, в смысле большой многодетной, устойчивой семьи, следящей за качеством потомства и воспитывающей его в учетом евгенических предписаний.

Нордические критерии семьи в основе своей одинаковы для всех народов Европы, возникших на базе нордической расы. Это, как мы уже говорили, многочисленность детей, почитание предков, четкое разделение ролей между мужчиной и женщиной, «патриархальность» как принцип бережного сохранения народных традиций, относительная свобода женщин — не равенство, а понимание разности полового и социального предназначения, — культ женщины как хозяйки дома и хранительницы генофонда. Положение женщины, соответствующее особенностям индоевропейской семьи, может быть проиллюстрировано на примере традиционной семьи на русском севере, в частности, среди поморов. Женщина полновластная хозяйка в доме, она воспитывает детей, она следит за всеми делами мужа, находящегося в долговременном плавании. Северная женщина — богиня-хранительница очага. Ее слово внутри домашнего круга имеет весьма значительный вес. Русская женщина на Севере имела несравненно больше прав, чем на юге Руси, где были сильны азиатские семейные традиции, привносимые в русский быт вместе с чужеродной кочевой культурой. Жены поморского рыбака и шведского мореплавателя жили согласно одним и тем же бытовым стереотипам, продиктованным глубинными расовыми особенностями. И там и там женщина являлась предметом почитания и поклонения. Северная женщина одновременно мать и жена, дающая новую жизнь, силу всему племени, народу. Вспомним «Мать Сыру Землю», устойчивый эпитет в былинах, перешедший в иные жанры русского фольклора. Такое сравнение неслучайно. Земля воспринималась русами именно как мать, ее функция рожать и оберегать, без нее немыслима сама жизнь. Русы, понимавшие значение отбора сильных и здоровых, подходящие к проблеме сохранения рода с евгенических позиций, не могли не возвеличить женщину. Семья, равно и без мужчины с его сугубо организующей скрепляющей ролью, невозможна без опытной женщины-матери. Новая родовая знать должна уважать мужчину и женщину как две неотъемлемые части здоровой семьи.

Мы должны изучать опыт наших северных предков. Он укажет нам, в каком направлении двигаться. Твердое демократическое супружество в нордической семье, далекое от южного деспотизма и либеральной уравниловки, должно быть моделью для обновленной семейной организации. Исторический, расовый опыт станет основы для возвращения исконных ценностей и решения сугубо биологических проблем. В обществе, построенном на естественных законах, родовые объединения возьмут на себя представительскую и руководящую роль. Государство будет управляться только биологически адекватными расе людьми, как можно ближе стоящими к нордическому пониманию достойной личности. Ориентация на отбор и сохранение лучшего генофонда всегда будет служить государству гарантией, что в любую эпоху найдутся люди, способные справляться с глобальными задачами.

Качество доминирующей расы — это качество самого государства. Если оно не хочет выглядеть ничтожеством на мировой арене и стремится к успешной конкуренции, оно обязано заботиться о наследственном здоровье граждан. Даже само понятие гражданства может рассматриваться с точки зрения биологического соответствия. Главы элитных семей, заслуженные матери и отцы, должны иметь как можно больше прав. Именно они могут быть настоящими гражданами государства. Чем больше обязанностей лежит на здоровой многодетной семье, опоре общества, тем больше ей дается.

Семья призвана сохранять и преумножать положительную наследственность, но начать ее возрождение необходимо с каждого человека, понимающего значение отбора для будущего всего народа, для укрепления в его основе нордического элемента.

22 декабря 2005 года


Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


По теме: Ганс Ф.К. Гюнтер. Выбор супружеской пары для счастья в браке и улучшение наследственности.

Наверх

 




Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика