Расовая этика в свете Русской Нордической Идеи


Артем Снегов



Сегодня расовое мировоззрение в России получает все более широкое распространение. В желании охватить действительность во всей полноте оно стремится проникнуть в разные уголки человеческого бытия, всюду ищет свой интерес. Точка зрения расы становится в нашем сознании главенствующей, и мы приходим к необходимости обсуждения сложных, но необходимых тем, обращение к которым в прежнюю эпоху было бы невозможным.

Мы понимаем, что перед нами стоит вовсе нелегкая задача по определению опорных точек нордической философии и выбору необходимых критериев оценки.

Что для нордического человека здесь является главным? Каков краеугольный камень его системы ценностей? Как нужно рассматривать этику в расовом аспекте, если она сопряжена с нордической идеей?

Все эти вопросы тесно взаимосвязаны и должны решаться в комплексе, ибо расовая проблема — это не сугубо биологический феномен, а область, где сходятся многие науки как гуманитарного, так и естественного плана.

Неразрывная связь расовой этики с биологической сущностью человека есть главное отличие от любой «другой» этики, оторванной от теории наследственности и столь любимой сторонниками всякого рода относительностей.

Этика с точки зрения расы лишается характера категории, применимой ко всем без исключения человеческим существам. Каждый физический расовый признак в общей системе отличий обусловлен генотипом. То же самое относится и к психической сфере жизнедеятельности человека. Стереотипы, продиктованные расой, в конечном итоге определяют наше отношение к миру и ко всем без исключения явлениям общественной жизни.

Две разные расы дают одним и тем же событиям разные оценки, потому что они воспринимают действительность согласно своим представлениям. Раса творит реальный мир вокруг себя, она придает ему сходство с собой и только с собой и не может выйти за пределы набора определенных генных вариаций. Таким образом, человек этой расы зависим от ее базовых биологических характеристик.

Этические аспекты жизни лежат в сфере психически адекватного отражения мира представителем конкретной расы, следовательно, как не раз демонстрировали нам расовые теоретики прошлого, этика строго дифференцирована в разных биологических ареалах.

Говоря о нордической идее мы должны четко уяснить, что для русского народа она не должна возрастать до размеров заскорузлого мессианского идеализма. Невозможно и ее слияние с идеями «богоизбранности» или панславянизмом в противовес американизму и глобализму, потому что в конечном итоге мы получим новую редакцию концепции Третьего Рима, либо еще что-нибудь настолько же противоестественное.

Надо четко понимать, что нордическая идея прежде всего вера в расу, она является внесоциальным и внегеографическим пониманием ценности расы как единого организма, стремящегося не только к выживанию, но и постоянному улучшению. Русская нордическая идея далека от идеализма, он ей противопоказан, как христианину противопоказана любовь к жизни во всех ее проявлениях. Кровь, текущая в жилах русских, не является досужим вымыслом, она реальна, потому что обладает широким набором неповторимых физических признаков. Она в прямом смысле слова, словно краска, рисует наш облик.

Нордическая идея провозглашает всякое отстранение от прежних бесплодных концепций — в равной степени и от демократического индивидуализма, и от православной соборности как вульгарного понимания народной единства, основанного на азиатских моделях поведения. Истинное единение русских возможно исключительно через кровь, через воспоминания о прошлом, причем воспоминания не проявленные в сознании, а те, что до сих пор живут на генном уровне. Нордическая идея, апеллируя к родовой памяти, ставит задачу способствовать развитию личности, воли к жизни, к высочайшему полету духа, к творчеству, что невозможно без качественного улучшения всего генофонда. Нордическая идея призвана пробудить в русских людях чувство этнического эгоизма, умение жить во имя себя и своих детей. Пропагандирует евгенические меры, направленные на сохранение здоровой наследственности. По отношению к государству нордическая идея выдвигает принцип существования его во имя целей расы, сохранения ее чистоты и защиты от посягательств. Государство — не механизм для производства законов, но страж крови.

Предвидим скептические замечания по поводу слишком «романтического» подхода к этническим и биологическим проблемам. Но мы скажем, что нордическая идея — это, скорее, прагматический романтизм, в сути своей далекий от мечтательного созерцания. Он твердо стоит ногами на земле, его интересует реальный мир и реальные процессы внутри него.

В нордической идее заложена глубока вера в будущее нордической расы, в ее могучую историческую роль. В ней заключена память о веках взлетов и падений, поражений и побед. Все, что создали мы, русские, и все белые люди, является воплощением нордического духа. Мы поворачиваем вектор своих переживаний в его сторону, он играет для нас роль единственного ориентира.

Миллионы людей теряют смысл жизни в повседневной борьбе за существование в тяжелейших экономических условиях. Русского приучают не задумываться над основными вопросами бытия. На рубеже веков вся прежняя система ценностей, точней, системы, основанные то на православном мировидении, то на марксистском, то на либеральном, полностью себя исчерпали и уже не вызывают у обывателя ничего, кроме раздражения. Он начинает задаваться вопросом: для чего мне это, когда я не могу заработать денег? И он прав. Так, привыкая к сложным, почти нечеловеческим условиям жизни, русский бросает попытки разобраться в себе и окружающем. Он не в силах вырваться из привычных рамок. Но самое главное и трагичное это то, что русский перестает слышать голос крови. Для него ничего не значат семья, нация, а уже тем более раса, понятие, смысл которого официальная наука намеренно исказила и теперь вовсе старается свести на нет.

Выход есть только в осознании кровного родства, в том, чтобы посмотреть вокруг новым взглядом и почувствовать себя частью общности, частью племени. Для этого нужно могучее волевое усилие и сознательный шаг к обновлению. Пассивное ожидание перемен нам не подойдет.

Нордический человек всегда являлся творцом реальности, а не ее созерцателем, как на востоке. Без экстатического переживания, с холодным рассудочным умом единственно и возможно преодоление психологических ловушек нашего времени. Так постепенно придет осознание себя и создастся благодатная почва для избавления от разного рода идеологических миражей либерального мышления. Интерес к расовой, досоциальной модели существования, ибо социальная структура всегда вторична по отношению к кровной, признание расового подхода в философии и культуре поможет русскому народа подняться из небытия. Такое пробуждение, понятное дело, не может обойтись без кардинальной перестройки моральных установок. Вера в расу и народ повлечет за собой изменения в психологии. Следуя путем жесткого самовоспитания и интеллектуальной гигиены, придет новое понимание расовой этики и этики вообще. Можно сказать больше — этика будет невозможна сама по себе вне расового контекста. Мы должны определять не просто плохо это или хорошо, а для кого плохо или хорошо. Этические проблемы в любом гомогенном обществе имеют совершенно иной характер, чем в обществе со множеством рас и народностей, где каждый тянет одеяло в свою сторону и положение в политике напоминает басню «Лебедь, рак и щука». Расово однородное общество всегда имеет одну цель, тогда как всеобщее смешение приводит к появлению огромного числа иных целей, для каждого отдельного субъекта. Это прямой путь к индивидуалистическому эгоизму, характерному для нынешней капиталистической демократии. Понятно, что при такой системе общественных отношений, основанных на мнимой свободе, не может быть и речи о гармоничном социальном климате. На первый план выходят не критерии чистоты и благополучия расы, но исключительно стремление к финансовому успеху. Деньги приобретают характер универсального мерила человеческих способностей, что с точки зрения нордической идеи абсолютно недопустимо хотя бы потому, что в подавляющем большинстве случаев при помощи денег наверх пробиваются не самые талантливые, умные и биологически совершенные, а как раз наоборот, лица, отягощенные наследственными недугами, для которых обогащение — единственный способ компенсировать комплекс неполноценности. Идеология наживы противоречит нордической расовой этике, потому что затеняет саму идею расовой целостности.

Как же можно определить суть расовой этики сегодня, сообразно с целями и задачами нордической идеи? Нордическая идея стремится к пробуждению родовых сакральных доминант, глубинных кровных стереотипов, направленных на правильное различение антитезы свой-чужой, а также хочет выдвинуть эти установки из бессознательной сферы как можно дальше в сферу волевую. Именно воля играет здесь важнейшее значение, без нее невозможно никакое движение, ибо для нордического человека лишь воля всегда была гарантом выживания в суровой борьбе за существование.

Стабильность биологической общности, прочно спаянной генетическим родством, является основным критерием ценностей для каждого представителя данной общности. Ценностно все, что способствует выживанию и максимальной экономии энергии жизни расы, следовательно именно раса выступает основным критерием ценностного отбора. Все делается во имя ее, через призму расовых интересов рассматриваются бытийные проблемы. Это не сегодняшнее наше изобретение, по таким законам жили все без исключения расово однородные группы, занимавшиеся в прошлом и настоящем государственным и культурным строительством. Чистота крови, например, определяет своеобразие главенствующего стиля в искусстве, и мы без труда отличаем все великие культуры друг от друга по той простой причине, что создавались они расово чистыми представителями того или иного народа.

Расовая этика через призму нордической идеи обновления всего генофонда выводит принцип жизни расы на первый план. Отныне не абстрактный человек является мерой всех вещей, но именно раса. Начальная и конечная точка нашей реальности. Немецкий расолог Фриц Ленц замечал: «Раса носитель всего, и личности, и государства, и народа. Из нее исходит все существенное, и она сама суть. Она не организация, а организм. Она не организована, но может организоваться». Таким образом, раса — краеугольный камень биологического континуума. Этические и нравственные проблемы, проблемы психологической уживаемости с представителями иных народов и религиозные вопросы можно решать только через расу. Что для нее выгодно, а что вредно? Какой путь способствует укреплению расы, а какой наоборот, ведет к гибели? Расовая этика, если понимать ее обширно, как систему ценностей, перестает быть абстракцией, следовательно, и мораль обретает твердую почву под ногами. Вне биологии морали не существует, что было доказано расовой теорией неоднократно. Хаос крови влечет за собой не только хаос идей, но и путаницу в моральных оценках у метисов, а если мы возьмем представителей иных рас, то этот тезис об их биологической обусловленности будет еще более наглядным.

Итак, расовая этика для нордической идеи, на наш взгляд, заключается прежде всего в четком разграничении полезных и бесполезных установок по отношению к расе. Иерархия, которую она выстраивает, способствует освобождению нравственных категорий от универсалистских наслоений, мешающих адекватной оценке.

Проще говоря, расовая этика учит понимать, что во всем главенствует главный природный принцип «каждому свое», заключающий в себе идею природного неравенства. Лишь с подобным подходом к исследованию человеческой природы согласна расовая теория вообще. Беря во внимание расу как точку опоры мы выстраиваем новую систему отношений с представителями иных рас и народов. Мы понимаем необходимость дистанцирования и избавления от «всеобщей любви» — пережитка христианского вселенского объединения «братьев во Христе». Рядом, но не вместе — на этом должны строиться отношения с представителями иных рас. Многонациональность России не является сколько-нибудь положительным доводом в вопросе о месте русского народа внутри государства. Совершенно ясно, что только его главенствующее положение де юре и де факто будет способствовать возрождению в разных сферах жизни. Подняв русский народ, мы тем самым создадим предпосылки для сохранения наций-сателлитов и устраним спекуляции на «многонациональную» тему. В атмосфере этнической анархии невозможно всерьез говорить о защите интересов национальных окраин и об их биологической выживаемости.

Нордическая идея обращает внимание на нордический дух, создавший нашу русскую цивилизацию. Дух живет в нордической крови, и чем больше ее будет, чем будет выше ее качество, тем крепче сам дух. Лишь этим путем можно идти, чтобы избежать исчезновения русского народа.

Четкое соблюдение дистанции, проявление биологического эгоизма на уровне народа в целом призвано помочь русским внимательно посмотреть на себя. Все комплексы по поводу того, что иные нации России почувствую себя ущемленными, абсолютно неправомерны. В советские времена было много сделано для того, чтобы русские чувствовали по отношению к национальным меньшинствам комплекс неполноценности. Такие меры были направлены на ослабление расового инстинкта русских, а следовательно, на редукцию их культурной и социальной идентичности. Сколько наших соотечественников в буквальном смысле погибло от такой антирасовой политики? Кто может подсчитать, во сколько обошлась нам подобная целенаправленная денордизация? Были ли напрасны эти жертвы? Ведь, по сути, никакой борьбы со стороны русских не было, мы воспринимали как должное факт необходимости опекать народы-сателлиты, помогать им в образовании, в культурном строительстве. Мало кто задавался вопросом, для чего это нужно. Цивилизованность, полученная искусственно, все равно не породит великие свершения и не поднимет народ или расу на должную эволюционную высоту. Если генотип этноса не совпадает с насаждаемыми сверху социокультурными, инорасовыми стереотипами, это чревато исключительно дестабилизацией внутриплеменных механизмов. Результат опеки ненордических народов налицо. После распада Советского Союза мы получили множество псевдоцивилизаций, медленно, но верно убивающих различные народы России и русских — нацию, цементирующую государство, но лишенную почти полностью кровного инстинкта. Кто выиграл от этого? Очевидно, лишь те, кто всегда желал гибели русского народа.

Так было раньше, так дело обстоит и теперь. Мы продолжаем приносить жертвы в угоду адептам чуждой идеологии, которая имеет своей целью единственное — уничтожение нашей расовой сути.

Нордическая идея указывает на то, что жизненно необходимо повышение количества нордической крови в русском народе, а такое возможно лишь в случае широчайшего охвата русского населения расовыми идеями. При правильном подходе и правильном понимании этих идей не будет никакого раскола между нациями, ничего, что нам могут предъявить в качестве контрдовода наши оппоненты. Грубейшим экстремизмом является не идея чистоты крови, а пропаганда ассимиляции и интеграции с инорасовыми элементами, которые являются стопроцентно чуждыми нашей северной цивилизации. Этические вопросы, решаемые посредством идеи ценности нордической расы, разрешаются легко, и никакая критика со стороны субъектов с иным биологическим строением не может восприниматься как причина отказа от расового стиля мышления.

Рядом, но не вместе. Такова наиболее разумная стратегия жизни русских в современных условиях. «Рядом» — с сугубо географической точки зрения. Русский мир должен лежать совсем в иной расовой плоскости, там, где господствует наши ценности и традиции.

Нордическая идея обращается внутрь расы, обслуживает ее интересы, скрепляет национальную идею в целом. Нежелание обострять национальные противоречия, а именно в разжигании «розни» могут обвинить нордическую идею, способно вызывать в отношении ее негативистские представления. Но можем ли мы позволить себе трусость и нерешительно, когда речь идет о выживании нашей расы? Быть или не быть? — извечный Гамлетовский вопрос. Типичная проблема ослабленного нордического духа. Быть — вот таков ответ нордической идеи. Мы боимся потому, что боимся. Избавившись от разного рода комплексов по поводу «великорусского шовинизма», которого никогда на самом дел не было, мы откроем для себя истинно бесконечные горизонты.

Страх перед призраками парализует нашу волю. Он нам больше не нужен. Денордизация обошлась русским в двадцатом веке слишком дорого, этот процесс нужно остановить, если мы не хотим лишиться свой расовой принадлежности и самих себя в конечном итоге. Бытовая логика, призывающая к терпимости ко злу и наплевательскому отношению, не может быть мерилом в вопросах биологического выживания. Это вопросы разного порядка. Как же оценить ценность расы для нас, если мерить ее категориями «кухонными», смысл которых сводится лишь к единственному: Это не мое дело, у меня нет времени об этом думать, все равно ничего не изменится? С этой стороны мы вообще не имеем права подходить к проблеме расы, ибо раса является категорией высшего порядка.

Наша воля, строго направленная в сторону расы, одна и способна к выработке правильных критериев оценки. Раса, нация, семья, человек — подобная иерархия ценностей кажется нам самой справедливой. Все ее ступени жестко взаимосвязаны. Если выпадет один элемент, вся конструкция рухнет.

Наш идеал невозможно представить в виде твердой системы доказательств, продемонстрировать в виде чертежа, потому что он аксиоматичен и в обосновании не нуждается. Бесполезно спрашивать у человека, почему он не хочет умирать, для чего ему надо жить. Ему хочется жить чтобы жить, логики здесь мы не найдем. В системе ценностей этого человека, попавшего в опасную для жизни ситуацию, желание жить, воля к самосохранению выходит на первый план. Этика человека, сражающегося со смертью, биологически мотивирована и свободна от идеалистических умствований. Желание существовать — это центр всей его системы ценностей. Так же дело обстоит и с проблемой расовой этики. Раса выступает и как цель, и как средство для самоё себя, все остальное несущественно. Она и становится высшей нравственной целью. От расы ведет путь к народу и человеку, без нее они ничто.

Россия имеет все шансы преодолеть катастрофическую денордизацию. У нас нет недостатка в энергичных смелых людях, в которых сильна нордическая кровь, но подчас их деятельность идет во вред расе. Он не может назвать себя счастливым вне расовой общности. Он достигает карьерного благополучия, и его одиночество усиливается, ибо отсутствует глобальная цель. Такие люди, оторванные от корней, не способны на кровную консолидацию, но пути к ней может подсказать нордическая идея. В лоне вырождающегося народа каждая его частичка не способна достичь счастья сама по себе. Расовое мышление как таковое уже противостоит вырождению и упадку и призывает к объединению русских на основе общности происхождения. Лишь такие объединения могут быть жизнеспособными и эффективными с точки зрения расы. Принцип гомогенности в создании больших коллективов автоматически снимает многие кажущиеся неразрешимыми проблемы, устраняет эклектику и предлагает иные принципы построения в организациях всех типов. В социальной сфере расовые принципы сегодня являются наиболее выигрышными для русского народа. Расовый стиль отношений должен стать символом респектабельности.

Процесс усвоения расовых идей, конечно, труден, он не похож на легкую беззаботную прогулку. Это скорее тяжелая работа, которую можно сравнить с очисткой Авгиевых конюшен. Груз устаревших представлений сдвинуть с места не так-то просто, но тенденции к пониманию пагубности денордизации нашего народа чрезвычайно важны, и они не могут не радовать сторонников нордической идеи.

Предстоит преодолеть многие разрушительные стереотипы, отбросить в прошлое бессильные попытки найти счастье в мессианстве, религиозной экстатичности, отказе от «бренной плоти» и прочем, что ведет не только к духовному, но и физическому вырождению.

Отказ от расового здоровья в пользу толерантности невозможен. Это способ спокойного прозябания с медленным сползанием в могилу. Устранение из народного организма основ для рождения талантов — не рецепт национально возрождения. Пока этого не поймут миллионы, прорыв неосуществим.

Мы живем в эпоху жесточайшей борьбы за существование, нордическая раса столкнулась с небывалым давлением со стороны биологических конкурентов. Только видя четкую цель и твердые ценностные ориентиры, главным из которых является нордическая раса, мы можем выстоять и создать для себя новую биологическую реальность.

22 декабря 2005 года


Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика