Отбор наследственно ценных элементов в русском народе


Артем Снегов



Теория среды в XX веке сделала все для того, чтобы дискредитировать идею наследственной обусловленности и вообще «снять» ее с повестки дня. Государственные идеологии, основанные на предрассудках эпохи просвещения, серьезным образом подорвали основу европейских народов, позволив развиваться и множиться тем расовым элементам, которые не соответствовали биологической конституции государствообразующих наций. Результатом этого стало оскудение, а местами и полное исчезновение нордической составляющей в тех слоях, что управляли европейскими странами и Россией. В этом два противостоящих друг другу лагеря — социалистический и капиталистический — одинаково преуспели.

Теория наследственности изгонялась из научной среды, с успехом, впрочем, применяясь по отношению к другим животным видам. Ко всем, кроме человека. Сознательный отказ от включения homo sapiens в общую систему градации биологических видов носил откровенно антинаучный характер. Антропологи предпочитали заниматься решением социальных проблем, перенося социологические оценки на устойчивые расовые группы, пытались идти в объяснении причин общественной нестабильности и все нарастающего хаоса путем изначально проигрышным. То, что всегда находилось на поверхности, игнорировалось либо намеренно, либо по причине неспособности осознать значение важных природных законов. Немаловажно, что теория среды явилась знаменем борьбы против расовых идей именно у представителей ненордических слоев, получивших в свое распоряжение рычаги политического и научного влияния. Это еще раз доказывает, какими ужасными последствиями оборачивается денордизация в тех кругах, которые должны нести ответственность за судьбы государства и представленной в нем доминирующей расы.

В древние времена польза отбора осознавалась правящими кругами и даже играла роль религиозного предписания. Народы индоевропейского корня отлично понимали, что от чистоты крови зависит благополучие любого сообщества. Семья и государство одинаково зависели от того, насколько сильна в них хорошая наследственность. Падение семей, вымывание из них хорошей крови и различные примеси, приводили к смерти целых аристократических слоев. Представителей родовой знати, обладающих нордическим расовым комплексом, заменяли люди с менее значимыми наследственными задатками. Пессимистическая наследственность не могла поддерживать тот высокий нравственный и творческий уровень в обществе, построенном на изначально чистом генетическом материале, и потому это общество постепенно вымирало. Уходя в небытие, нордические народы оставляли о себе память в сказаниях и легендах о героях и богах, в названиях городов и государств, наконец, в языке. Современные индийцы, например, являются на девяносто процентов ариями лишь по языку, восходящему к санскриту — тому, на котором говорили нордические племена, пришедшие в Индию с Южного Урала и берегов Волги. Расовые субстраты, пришедшие на место нордических народов, впитывали в себя достижения предшественников и создавали собственную культуру. Везде и всегда результат ослабления требований к отбору был одинаков: сокращение хорошей наследственности и увеличение примесей. Метисация и возрастание количества ни к чему неспособных индивидов влекла за собой разложение морали, безразличие к законам и падению престижа исконных религиозных представлений. Там, где становым хребтом общества была здоровая семья, появились искаженные модели отношений между полами, губительная соревновательность, гомосексуализм, всевозможные свободы, подменяющие родовые ценности.

Падение всех великих империй в прошлом — это не результат экономической и политической конкуренции, а следствие распада чистого расового ядра того или иного народа. Это справедливо ко всем расам, не только к нордической. Смена политических формаций — внешнее отражение более глубоких и трагических процессов.

Индоевропейские народы практиковали евгенические меры повсеместно. Каждый делал это по-своему, исходя из собственного понимания целей и задач. Мы знаем о Спарте, культивировавшей тип совершенных воинов, мы знаем о патрицианском Риме, хранящем чистоту крови высшей знати, о церковном уставе Ярослава Мудрого, наказывающего крупными штрафами тех, кто вступал в связи с представителями иного народа и веры. Нам известно из истории и то, что многим сегодня кажется смешным и устаревшим, а именно — тщательный выбор супружеских пар в русской деревне, обряды и ритуалы, восходящие к глубокой древности, но уже лишенные прежнего сакрального наполнения. Цель их совпадает с тем, чего добивается расовая гигиена — сохранение и увеличение чистой крови и недопущение снижения качества потомства.

Нордическая концепция семьи всегда предполагала необходимость отбора наиболее ценных элементов. Там, где был силен изначальный расовый комплекс, евгенические меры являлись фактом самой жизни, даже если люди, занимающиеся поиском наиболее подходящих женихов и невест, сами того не сознавали. Это свидетельствовало о незамутненности кровных инстинктов, их способности противостоять влияниям инорасовых стереотипов. Даже в нынешних условиях мы можем найти примеры сохранения правильного взгляда на проблему выбора супруга. В крестьянской среде многие придерживаются верных критериев в оценке пригодности молодых людей для вступления в брак. К сожалению, подобную картину можно наблюдать лишь в сельской местности, там, где не так много связей с внешним миром, в регионах «отсталых» в социальном и экономическом отношении. В этом случае их невольная обособленность способствует охране традиции. Архетипическое мышление, сознание «помнящее старину», характерно для русского народа вообще, в особенности для Севера, зоны наиболее обширной нордической колонизации раннего средневековья. Века господства православного мировоззрение не сумели заставить целиком замолчать расовые инстинкты.

Однако мы заметим, что такова ситуация не везде. Русская деревня, когда-то составлявшая основу нашего государства, разрушается. Она потеряла свое место в либеральном обществе, пропагандирующем неограниченные свободы и капиталистическое хозяйствование. Но одна из главных причин ее катастрофического положения нам видится в исчезновении здоровых достойных людей и снижения числа их потомства. Безработица и экономическое положение сильно бьют по русскому крестьянину, однако там, где положение отнюдь не тяжелое, мы часто видим ту же картину. Выродившиеся представители когда-то сильных родов не способны работать на земле, они проводят жизнь в поисках средства абстрагироваться от проблем и находят его в пьянстве. Поэтому никакие меры по возрождению деревни, основанные исключительно на финансовых соображениях, на соревнованиях между хозяйствами, а тем более, на привлечении к работе представителей ненордических народов, не приведут к желаемому результату. Восполнить крестьянский генофонд в полной мере можно лишь отбором и увеличением рождаемости среди здоровых людей. Поднять русскую деревню способны лишь те, для кого работать на земле будет биологической потребностью, те, кто осознает свою ответственность перед многими поколениями предков и народом в целом. Нордический элемент — становой хребет русского крестьянства. По мысли Ганса Гюнтера, нордическая раса — единственная, которая способна давать аристократию из крестьянской среды. Русская история знает множество тому примеров. Один из них, наиболее яркий, — феномен Михаила Васильевича Ломоносова, чье научное и творческое наследие до сих пор не изучено в полной мере и вовсе не затронуто расовой теорией. Лишь при условии сохранения сугубо национального биологического набора черт, основанного на нордической крови, русское крестьянство вернет себе звание «поставщика» талантов. Без крепкого здорового крестьянства любой народ лишается твердой почвы под ногами.

К идее целенаправленного отбора многие мыслящие люди до сих относятся прохладно. Существует много ошибочных мнений и недоверия к самой сути рекомендуемых евгенических правил. Повинуясь старым стереотипам о несовместимости между животным миром и человеком, даже образованные люди предпочитают презрительно смотреть на идею улучшения. Слишком глубоко сидят мифы, пришедшие в наше сознание из христианства. Тот же Гюнтер указывал, что интеллигенция склонна рассматривать «человеководство» как нечто сходное с «животным». Наш собственный опыт только подтверждает сетования этого великого немецкого исследователя. Многие люди, осознающие необходимость сохранения русского народа, встречают евгенику «в штыки». «Это для скотов», — говорят они. По их мысли, «думающий» человек и так не возьмет себе в жены представительницу иной расы или народности. Но совершенно очевидно, что одного этого недостаточно. Хорошие задатки при неправильном отборе способны исчезать очень быстро. В прежние времена аристократические семьи, роднившиеся исключительно друг с другом, постепенно сужали круг, в котором происходил выбор подходящих супругов. Они не смешивались не только с представителями иных народов, но и с другими сословиями, где можно было бы найти свежую кровь. Постепенно происходило смещение в сторону близкородственных связей. Когда-то нейтрализованные плохие задатки вновь выявлялись через много поколений, тиражируясь в замкнутом круге старых фамилий. Это только один из примеров того, что «само собой разумеется». Евгеника предписывает не только недопущение браков с людьми ненордической и неевропейских рас, но и постоянное обновление хорошей крови путем дальнего скрещивания и правильного выбора супругов из своей среды, даже если она считается незамутненной. Пессимистическая наследственность в аристократической среде и в иных замкнутых группах, где иссякает генетический потенциал, в конечном итоге приводит к вырождению даже сильных когда-то фамилий. Мы согласны со словами С. Морозова, что одна из причин вырождения русских в деревнях — «локальная сверхчистота, приводящая к перекрещиванию линий» («Великий откат: причины и следствия». С. Морозов. «Расовый смысл Русской идеи-2»). Линии, то есть, определенные группы типических признаков, многократно воспроизводятся, постепенно теряя качество благодаря излишней закрытости ряда семей. Наглядным примером могут служить живущие обособленно кланы старообрядцев. За несколько поколений близкого скрещивания они почти полностью исчезли. Преодолеть застой в таких случаях помогает выбор супругов издалека, с учетом основных евгенических предписаний. Приток новой крови дает новое, более энергичное и талантливое потомство.

Идея отбора не столько предостерегает, сколько охраняет. Межрасовое смешение, вопреки устоявшемуся мнению, не наносит такого вреда, как естественное оскудение крови народа. Метисы, выбирающие себе в супруги представителя расы своего отца или матери, помогают какой-либо из этих рас очиститься от примесей. В конечном итоге происходит возврат к первоначальному типу, если никаких иных вливаний не происходит. Гораздо хуже, когда денордизация бьет в самое сердце расового комплекса. Генофонд «устает», потому что забыт и отодвинут на задний план народный идеал, тот образ представителя расы, который по-своему преломился в конкретном народе. Для нас важен именно человек нордического типа, носитель черт, которые были присущи нашим предкам, создавших русское государство, давший ему толчок к развитию. При помощи отбора наиболее ценных нордических элементов в русском народе мы можем значительно приблизиться к первоначальному типу. Конечно, для этого требуется время. Сегодняшняя наша цель — повышение нордической составляющей в русском народе. Эта идея, получившая когда-то в Германии широкое распространение как попытка противостояния денордизации, необходима и России. Мы бы даже сказали, что она востребована гораздо сильней, нежели в Германии, по той простой причине, что немцы не испытывали такого колоссального давления со стороны южных агрессивных народов. Расовая гигиена призывала к борьбе за высокую рождаемость, к соревновательности с иными европейским расами, ненордическим, а также старалась преодолеть ориентальное и переднеазиатское влияние. Учитывая расовую специфику России, мы говорим, что идея сохранения и преумножения нордической крови жизненно необходима. С этой точки зрения недооценка значения целенаправленного отбора является опасным заблуждением. По старой привычке интеллигенция воспринимает дух в отрыве от тела, многие видят залогом спасения русского народа в повышении духовности, но такой однобокий подход ошибочен. Плохая наследственность не может быть носителем истинной духовности, она не способна на свершения и движение вперед. Искаженный дух не борется, а уходит от мира и ищет убежище в смирении. Отказ от борьбы за здоровье расы не способствует возрождению. Почти сошедшему на нет естественному отбору необходимо противопоставить искусственный отбор. От того, как русская молодежь будет выбирать себе супругов, зависит будущее нашего народа. Роль расовой гигиены заключается в том, чтобы довести до их сведения, почему и как нужно выбирать, а также кого выбирать. В этом нет ничего постыдного и неприличного. В конце концов речь идет о серьезном шаге, который много значит для человека с твердой моралью и ответственностью перед будущим. Позорным является тот необдуманный поступок, который приводит к конфликтам в браке и больному, ни на что не способному потомству.

Социалистическая эпоха выдвигала требование всеобщего уравнивания народов, населяющих огромное пространство СССР. Всем предоставлялись одинаковые права, все нации должны были, по мысли идеологов, слиться в «единый советский народ». Русские как «старшие братья» всех иных наций должны были, невзирая на свой статус, встать на одну планку с теми, кто не определял суть государственного устройства и не внес сколько-нибудь значительного вклада в культуру. Ненордическая политическая верхушка определила русскому народу роль основной рабочей силы. Именно благодаря трудоспособности и стойкости  русских стали возможны победы в экономике и научно-технической сфере, чем так любят гордиться некоторые представители старшего поколения. Только нордическая наследственность позволила русским выстоять в тяжелейшей войне, а потом заново отстроить народное хозяйство. Безоглядная эксплуатация народа, на котором держалось все государство, без признания его основополагающей роли, в конце концов привело к резкому сокращению числа русских в важнейших отраслях экономики, промышленности и политической жизни. Отстранение русских от власти, уменьшение нордических людей в партийных верхах, а также общий упадок рождаемости вызвал резкий перекос в расовой составе в сторону переднеазиатских и кавказских элементов. Так продолжалось не одно десятилетие и в конце концов привело к падению Советского Союза. Ненордические элементы получили возможность определять в России политический курс, строить новые социально-экономические отношения, чуждые расовым стереотипам доминирующей нации. Денордизация вступила в свою невиданную по силе фазу. Советский Союз прежде не знал таких массированных миграционных волн с юга на север, не знал наплыва такого количества инорасовых элементов из стран Средней Азии и Кавказа, стремящихся заменить русских на их исконных территориях.

После 1991 года жизнь быстро расставила все на свои места. Миф о том, что все от природы равные представители «человечества», получив образование за счет русского народа, смогут создать нормальное общество, рухнул о одночасье. Не думаем, что те, кто когда-то ратовал за всеобщую интеграцию народов, порадовались бы тому, в каком положении оказались русские люди.

Антропологическая наука в Советском Союзе строго придерживалась теории среды, как того требовала марксистская идеология. Проблема рас возникала в прицеле советских антропологов лишь в качестве хорошей мишени для «развенчаний» химер «расизма». Дошло до того, что упоминание о наследственности человека и его национальной принадлежности, вызывало немедленную отрицательную реакцию и обвинения в покушении на идеалы «гуманизма». В Советском Союзе все были равны, каждый человек рождался равным другому человеку. Любые уточнения по этому предмету не приветствовались. Либеральные идеи в марксистском преломлении выглядели абсурдно и неестественно. Законы природы отменялись по указке сверху, однако острые этнические проблемы не исчезали, а лишь отодвигались в тень. Не могло быть речи о том, чтобы научить молодежь отличать хорошие задатки в человеке от плохих, нельзя было научить девушку или юношу оценивать своего будущего супруга с точки зрения биологической ценности. Подобные попытки потянули бы за собой огромное количество вопросов. Кое-где в школах преподавался предмет «Этика и психология семейной жизни», но психологические знания, которыми пытались снабдить молодых людей учителя, не учитывали расовые и этнические особенности предполагаемых жен и мужей. На расовое смешение предпочитали закрывать глаза. Многие русские бросали на произвол свою хорошую наследственность и женились на представителях иных народов, с другим расовым комплексом. Часто это делалось в угоду моде или на волне всеобщего опьянения политических кампаний, как, например, строительство Байкало-Амурской Магистрали. Интернациональные мифы толкали русских на необдуманные и даже преступные шаги. Различные молодежные фестивали, куда съезжались представители азиатских и африканских народов, симпатизирующие Советскому Союзу, большие стройки, олимпиада 1980 года, работа в южных странах по программам «братской помощи» плохо сказались на нордической основе русского народа в больших городах. Вливание азиатских и африканских кровей не «улучшало породу», о чем позволяли себе высказываться антропологи, а провоцировало только размывание генофонда. Русские женщины, родив ребенка от негра или китайца, предпочитали бросать своего отпрыска в роддоме. Отцы в большинстве случае, как следовало ожидать, не проявляли к своим детям интереса и уезжали навсегда в свою страну. Метисы, которых правительство не отсылало на родину отца, оставались в России, в среде, которая была им чужда. Многие из них не доживали до подросткового возраста, не имея защитных механизмов, предназначенных для северного климата, многие несли в себе тяжелые хронические заболевания, вызванные несовместимостью генотипов, и наследственные нарушения. Браки же с представителями национальных меньшинств на окраинах способствовали тому, что дети от таких связей выключались из русского генофонда и пополняли ряды инородцев. Браки между русскими и коренными народами Урала и Сибири в большинстве своем были быстротечными и несчастливыми. Это лишь немногие примеры того, какими последствиями оборачиваются необдуманные шаги в выборе супругов и игнорирование элементарных евгенических указаний. Никто не мог объяснить русским девушкам, что для создания нормальной здоровой семьи она обязана выбирать мужа только из собственного народа. Минутная слабость и элементарное незнание законов наследственности подчас оборачивались для таких девушек трагедией всей жизни.

Полная евгеническая безграмотность так называемой «образованной» молодежи сегодня является результатом целой эпохи засилья теории среды в естественных и гуманитарных науках. Сталкиваясь с экспансией ненордических переселенцев, молодые люди не воспринимают ее как нечто вредоносное, опасное для расовой целостности народа. На фоне падения рождаемости среди нордических русских размножение наследственно неполноценных детей от связей с инорасовыми элементами чрезвычайно опасно. Брошенными детьми, большая часть из которых являются метисами, наполнены детдома. Потомство от интернациональных браков имеет серьезные проблемы с адаптацией в среде, которая еще сохраняет свою гомогенность. Евгеника указывает на то, чтобы подобных детей было как можно меньше и наоборот — повышалась доля нормального потомство в семьях нордических русских.

Мы знаем, что приобретенные признаки не наследуются. Выдающиеся спортсмены не способны дать тренированных детей, уже готовых к спортивным достижениям. Академик не родит ребенка, обладающего таким же большим запасом систематизированных знаний. Дети берут от родителей лишь то, что составляет основу их семьи — их гены. Опираясь лишь на это мы должны делать упор на сохранение положительных задатков, постепенно выводя из генофонда нежелательные качества.

Теория среды бессильна в объяснении фактов частых наследственных дефектов в «благополучной» окружении, откуда выходит подчас не меньшее количество преступников и неполноценных людей, чем из бедных слоев. В этих случаях все-таки ссылаются на наследственность, но говорят об этом не во весь голос и пытаются прикрыться психоанализом, который опять же основан на влиянии фенотипа. Объяснение же здесь достаточно простое. Финансово благополучная элита основывается на искусственно приобретенном общественном положении. Но деньги не могут заменить плохую наследственность хорошей. Среда и воспитание способны в ряде случаев оказать членам псевдоэлиты услугу, вылепить из них некое подобие достойного человека, но в целом семьи, образовавшиеся в результате стремления улучшить финансовое положение, без учета родословной, ведут к вырождению. Так рождается потомство, склонное к асоциальному поведению, наркомании, пьянству и однополой любви

Власть прежних представлений велика, как велика и путаница в интерпретации демографических явления. Сегодня некоторые политики говорят нам о необходимости увеличения рождаемости. Мы согласны с этим, но не принимаем утверждений об увеличении как таковом, да еще за счет притока южных народов. Мы делаем упор в большей степени на качестве населения, притом именно русского, в котором бы доминировал северный тип.

Расовой науке предстоит сделать еще очень много, чтобы вернуть все на свои места и изжить предрассудки насчет того, что человек, являясь венцом природы, не нуждается в селекции. История говорит однозначно: одной образованности недостаточно для верного выбора кандидата в мужья или жены.

Отбор хороших задатков в конечном итоге направлен на создание целой прослойки, которая могла бы служить опорой нормального государства, стремящегося к настоящему развитию. Как сто лет назад, мы говорим о необходимости «руководящего слоя» для каждого народа нордической расы. Авторы, обращающиеся к этой теме, называют его по-разному — этнократией, аристократией, национальной элитой, воинской элитой и т. п. — но суть явления всегда одинакова. Заключается она в необходимости народной силы, способной взять на себя бремя тотального обновления общества. Не все, кто указывает на необходимость появления руководящего слоя, опираются на данные расовой гигиены. Здесь также встречается недооценка роли наследственных качеств. Бывает, что этот вопрос, в силу прежних предрассудков и недоверия к расовой теории, игнорируется вовсе.

Важно уяснить, что новая элита не может образоваться чудесным образом из пустоты, она не материализуется из ничего согласно желанию или искусственному объединению под чьим-то руководством. Если говорить о воинской элите, то принцип жесткого наследственного отбора тем более должен стать первоочередным. Человек воинской касты обязан иметь определенное количество соответствующих биологических и психологических характеристик, одного желания стать членом подобного сообщества мало. Вырастить воинское сословие можно лишь при помощи последовательных евгенических мер — точно так же, как любой слой, претендующий на роль опоры государства.

Здесь мы должны исходить из того, какова будет роль этого слоя в новом обществе. Исторический опыт говорит нам, что лишь родовая аристократия, где сильна здоровая наследственность, способна создать и поддерживать физический и духовный облик государства. Это не значит, что мы должны возрождать дворянство и возвращать в наше общество остатки «благородных» семей, от которых мало что осталось. Нам важна не сословная идея, а расовая. Отбор людей с нордическим комплексом, всяческое поощрение многодетности в таких семьях позволит сформировать новую элиту, основанную на нашем расовом типе. К этому стремится и русская нордическая идея. Ганс Гюнтер указывал на то, что понятие «родовая аристократия» означает прежде всего семейный, родовой принцип построения руководящей прослойки. Чем больше будет нордических семей с твердой наследственностью, тем лучше. Именно они призваны быть источником творческой активности народа, его кладезем жизни и одаренных личностей. Они же и средоточие самого главного богатства народа — чистого здорового генофонда. Раздача и покупка титулов не сделает человека или семью «элитарной», тем более сегодня, после почти века отрицания законов природы, но только отбор. Евгенические меры призваны всячески способствовать ему. Мы не открываем Америку и не изобретаем велосипед, мы обращаемся к тщательно замалчиваемому наследию великих русских и немецких расовых исследователей. Мы не хотим смерти нордической расы. Способствовать ее возрождению и обновлению — наша задача. Будущее любого народа живет только в здоровом потомстве. Если оно больное и ни на что не способное, таким же будет и общество. Либеральное мышление никогда не сможет породить настоящий идеал, пригодный для нордического человека. Такое мышление отрицает расы, отрицает все живые законы, а потому всегда будет уделом наследственно неполноценных индивидов, падших народов и всевозможных их смесей.

Огромные средства, которые тратятся сегодня на развитие больших городов, могли бы быть использованы на нужды русской деревни. Именно сельская среда наиболее благоприятна для отбора ценных представителей народа. Искусственно поддерживая видимость благополучия в мультирасовых сообществах, государство сегодня обрекает коренное, не только русское население России на вымирание. Городские массы являются рабами этой паразитической финансовой системы. Человек, оторванный от почвы и природы, не может чувствовать себя счастливым и свободным. Огромное число вырождающихся типов, впрочем, вполне комфортно ощущают себя там, где наблюдается засилье инорасовых элементов. В этнической мешанине нет и не будет места физическому и психическому здоровью. Смешанная масса способна только покорно потреблять и получать подачки, она падка на различные неестественные доктрины вроде идеи всеобщего равенства. Это неудивительно. В серой массе наследственно неполноценные люди чувствуют себя спокойно. Государственные программы по поддержанию жизни больных с неизлечимыми врожденными патологиями, опека деторождения мигрантов с юга и денежные вливания в национальные окраины съедают огромные суммы, которые пригодились бы здоровым детям, пригодились бы молодым русским семьям, стесненных в жилищном вопросе. Власть предпочитает не замечать проблем русского народа. При любом раскладе он остается в стороне, брошен на произвол судьбы. Согласно старой поговорке, спасение русских — это дело самих русских. Наша воля, нацеленная в будущее, должна вооружиться законами природы, которая не знала и не знает демократии и уравниловки. Виды живут по принципам жесткого отбора. Лишь это является условием их эволюционной стойкости в конкурентной борьбе за ресурсы. Природа отбирает наиболее крепких и здоровых, выбраковывая немощных. Природе чужд нелепый гуманизм, заботящийся о тех, кто не может внести вклада в генофонд вида. Отбор ценных элементов в русском народе обязан стать делом каждого молодого человека. От его умения выбирать зависит не только будущее нации и расы, но и его личное счастье. Всем свои образом жизни сознательная молодежь должна формировать основу для создания новой родовой знати. Долгое время Россия оставалась преимущественно аграрной страной, главный поставщик ресурсов для жизни в которой был крестьянин. Именно его рациональный образ жизни, его евгеническое мышление, направленное на сохранение рода, должны быть примером для нынешней молодежи. Традиционное мышление сельского жителя не является признаком отсталости в сравнении с городским образом мысли. Наоборот, в сопоставлении с городским — это наиболее выигрышная стратегия. Сохранение биологически обусловленного подхода к браку согласуется с оптимистической жизненной философией, которой мы должны придерживаться. Если красивые и здоровые молодые люди хотят, чтобы и дети их были такими же, они должны прилагать к этому усилия. Ничего противоестественного в этом нет, даже наоборот. Евгеническое мышление облагораживает, возвышает человека. Незнание и несоблюдение элементарных правил расовой гигиены равноценно самому осуждаемому общественному поведению. Биологически ошибочные браки не должны иметь место. Пусть это станет правилом для нордических русских.

Сегодня серьезным препятствие на пути внедрения евгенического мышления является повсеместно распространившийся либерализм. Какой-то десяток лет понадобился, чтобы вымести из сознания русских самые элементарные правила достойной жизни. Всеобщая свобода, в том числе отсутствие запретов и регулирования в сексуальной сфере, привела к тому, что молодые люди считают нормальным беспорядочные связи не только в среде русских, но и не стесняются своего интереса к межрасовым контактам. Погоня за удовлетворением приводит к ранней потере девственности, нежелательным беременностям, венерическим заболеваниям, бесплодию, конфликтам в семьях, поломанным жизням. Многие девушки становятся непригодными к браку как физически, так и духовно. Болезни и аборты губят их здоровую наследственность на корню, а мания безответственности и нигилизм обесценивают идею брака как таковую. Количество русских семей сокращается, а из тех, что есть, отнюдь не все могут соответствовать предъявляемым требованиям. Еще с советских времен многие несут на себе наследственную тяжесть родителей, когда-то неправильно выбравших мужа или жену и ухудшивших те качества, которые у них имелись. Родители, не имеющие представления о гармоничной жизни в браке, естественно, не могут научить, как поступать верно, и своих потомков. Над искоренением подобной практики придется работать долго и упорно. Даже умные и достойные люди, личностные качества которых не подлежат сомнению, не должны автоматически считаться хорошей «партией» для будущего брака. Часто именно таким людям нельзя иметь детей в виду их до времени скрытых наследственных дефектов. Во всем нужны взвешенность и трезвый расчет. Цена ошибки, как показывает каждодневный опыт, чересчур высока.

Часто основным критерием выбора пары является любовь, точнее, влюбленность. Однако чувство это только сбивает молодых людей с толку. Без любви невозможно гармоничное супружество, но выбор свой молодой человек должен делать, основываясь не на ней. Также нельзя вступать в брак и исключительно по финансовым соображениям, это не принесет ничего, кроме страданий, на что мы указывали выше. Сугубо сексуальный интерес вообще не может рассматриваться как причина для создания семьи. Ответственный человек, заботящийся о будущем, не рассматривает своего супруга только как сексуального партнера. Этого мало даже для того, чтобы просто «хорошо провести время».

Нынешнее мышление, основанное на «систематическом» либеральном образовании, отучает людей поступать самостоятельно и решать руководствуясь умом и инстинктом. Образование, выступая против идеи расы, лишает молодого человека способности различать хорошее и плохое. Его жизнь в обществе этнического хаоса и в самом деле кажется ему бессмысленной. Он не знает ориентиров, ему безразлично все, что имеет отношение к традициям его народа, потому что для него важней личная независимость. Такая позиция является прямой причиной неспособности многих молодых мужчин брать на себя ответственность за семью и будущих детей. Брак кажется им покушением на его право жить без обязанностей по отношению к другим.

Строить новое мышление гораздо трудней, чем разрушать старое, но мы считаем нужным подчеркнуть, что бездействие и ожидание какого-то чудесного разрешения проблемы это прямой путь к гибели народа. Лишь идея отбора способна вывести русских из нынешнего состояния. Нужно приложить много усилий, чтобы привить ее в умах тех, кто достоин продолжения рода и кому небезразличная судьба расы. Нужен слом ни на что не годных стереотипов, мешающих людям жить и работать во имя будущего. Тот, кто ратует за возвышение и усовершенствование духа, должен осознать, что дух без крови абсолютно бесполезен. Вырастить духовно здорового человека можно лишь одним способом — передав ему качественные наследственные задатки. Опираясь на них, он сможет сделать тот необходимый шаг, который даст ему возможность возвысить и облагородить свою личностью. Никакие интеллектуальные изыски, основанные на безжизненных теориях либерализма, не способны остановить денордизацию и возродить русский народ.

Среда и образование никогда не являлись инструментами сохранения нации и расы, наоборот, они ее старательно разрушали. Позволяя одной или двум личностям выбиться в «люди», всеобщая ученость негативно действовала на широкие народные массы. Большая часть знаний, предлагаемая либеральной системой образования, не пригодится человеку в бытовой сфере. Эти знания ложатся на него мертвым грузом и мешают правильно оценивать важные явления жизни. Необходимо постоянно указывать на ведущую роль наследственности в противовес космополитической теории среды. Это не является сверхсложной задачей, потому что сама жизнь каждодневно демонстрирует нам, насколько неубедительны, а подчас откровенно ложны выводы эпигонов Ламарка и Лысенко.

Евгеническое, расовое мышление должно закладываться нами в наших детях с самого раннего возраста, еще до того, как ребенок попадет под власть образовательных стереотипов современной школы. Важно не упустить момент, когда ребенок способен воспринять элементарные правила поведения, когда авторитет родителей для него стоит выше всего остального. Конечно, удержать его ото всех ошибок нам будет не под силу, однако мы можем защитить от многих, наиболее губительных. В конечном итоге именно из детей с хорошей наследственностью, родившихся в результате правильного выбора супружеской пары, вырастет тот самый руководящий слой, на который ляжет ответственность по сохранению и улучшению русского народа.

7 января 2006 года


Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика