ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

О господстве и межрасовом взаимодействии


Артем Снегов



Общие замечания. Внутреннее и внешнее господство

1. По определению Людвига Вольтмана, стремление к господству — это «проявление физического самосохранения и размножения». Это указание дает нам понять, что и отдельный человек, и народ, и раса естественным образом поступают в собственных интересах. Господство является частью приспособительного процесса, и его законы вполне пригодны для оценки как человека, так и его расы — малое и большое подобны друг другу. Осуществлять господство, воплощать на практике это естественное стремление, способна лишь та расовая группа, которая организована определенным образом и умеет направлять свою энергию в нужное русло. Такое возможно только при наличии некоего минимального процента чистых генотипов. Не стоит забывать, что раса — это организм, который нуждается в постоянном воспроизводстве; все ее действия, будь то добыча продовольственных ресурсов или процесс беспрестанного размножения, направлены на выживание. Любые попытки социологически объяснить причины расовых конфликтов неизменно проваливаются, потому что не учитывают этого важнейшего фактора. Раса — подобно отдельному индивиду — хочет жить, она заботится о себе и не склонна жертвовать собой во имя другой расы. Человеческая история не знает иных примеров. Ни одно живое существо не поступает вопреки инстинкту самосохранения; в противном случае, оно просто гибнет.

Иными словами, раса, которая хочет выжить, стремится осуществлять господство. Для этого ей нужно иметь чистое расовое ядро и опираться на его стремления и достижения, на его политическую волю, на культуру, созданную в его недрах, и на высокое качество человеческого материала. Господство стремится к упорядочиванию связей и установлению границ между явлениями. Господство дифференцирует жизнь в обществе и государстве.


2. В процессе эволюционного развития жизнь расы претерпевает определенные изменения. Она не живет как дикий животный вид и имеет более сложную структуру отношений с окружающим миром. Однажды стремления расы перестают ограничиваться размножением и пропитанием. Она выходит за эти рамки и испытывает биологическую потребность в творчестве разного рода, а также стремится к порядку; она понимает необходимость господства в самом широком смысле слова. Раса вырабатывает свои собственные правила жизни на какой-либо территории, она приспособилась, обеспечив себе минимальную безопасность и доступ к продовольственным ресурсам, и может направить энергию на другое. Господство — творческий акт и биологическая потребность одновременно. Оно органично, потому что стоит на страже глубинные потребностей человека или группы людей одного происхождения и приводит в систему мир, который их окружает. Вполне справедливо было бы поставить знак равенства между господством и порядком. Порядок в данном случае — это система социальных императивов, иерархия культурных и политических ценностей и приоритетов расы. С их помощью она определяет стиль взаимоотношений с соседями и внутри себя самой (то же самое справедливо и для отдельного народа, который в чистом виде представляет собой уменьшенную копию расы).

Каждая раса, которую мы можем отнести к культурным, в какой-то момент переходит от сугубо биологической жизни к социальной. Следующим этапом (не для всех рас) следует переход к господству. Раса начинает борьбу с соседями не только за жизненные блага, но и за социальную и культурную гегемонию. Это и есть стремление к господству и в биологическом, и в социальном (также и в государственном, юридическом) смысле.


3. Господство всегда имеет направление действия, у него есть автор и воспринимающий. Более сильная и культурная раса господствует над более слабыми и неразвитыми. Формы этого господства могут быть различными, в зависимости от природно-географических условий, в которых протекает взаимодействие рас, и биологического потенциала носителей основного расового типа. Если раса доминирует биологически, но не имеет внутренней склонности к подавлению меньшинств (либо потеряла ее), то она легко попадает под их власть и лишается возможности к экспансии и гегемонии. Иногда можно видеть ситуацию, когда господство осуществляют народы внутри одной расы и взаимно влияют друг на друга, уступая первенство в чем-то одном и превосходя в другом. (История преподносит нам примеры: античные Греция и Рим, Китай и Япония, история Европы, где постоянно происходило взаимовлияние и противоборство между народами одно или близкой наследственности, и т. д.)


4. Мы должны задаваться и таким вопросом: кто осуществляет господство на практике? В расе, принимаемой нами чистой, это всегда наиболее здоровая и одаренная, чистая прослойка. Она отвечает требованиям расовой чистоты и способна руководить, направлять и следить за порядком, она создает нормативную базу и распространяет через своих соплеменников идейные стереотипы своей расы и политически представляет ее.

Разумеется, картина современной цивилизации в этом смысле более сложная, но мы не будем углубляться в подробности того, кто и как осуществляет господство в мире, где происходит стирание границ и всеобщее смешение. Это отдельная тема для разговора. Нас интересуют общие закономерности межрасового взаимодействия. Оно никогда не бывает легким, — ни в какой период истории, ни в одном государстве — хотя бы в силу непреодолимой пропасти, которая иной раз пролегает между расами. Возьмем как пример колониальную Африку. Теперь уже ясно, к чему привело безудержное разрушение прежнего порядка и внедрения либерально-уравнительной системы (суть ее сводится не в подтягивании негроидов до уровня белых европейцев, а наоборот, снижения уровня «колонизаторов» до стереотипов племенного строя; излишне говорить, что такое положение чревато биологической катастрофой для белого населения Африки; отток потомков колонизаторов из бывших имперский владений — яркое тому подтверждение). Сосуществовать в мире негры и европейцы могли лишь при условии господства последних, чьи цивилизационные стандарты удерживали африканские государства от братоубийственных и гражданских войн. То, что произошло после падения колониализма, нам известно. «Низшие» черные расы принялись исполнять свою эволюционную задачу — уничтожать наследие белых людей (очень часто и самих белых). Это тоже можно определить как форму господства, но основано оно исключительно на грубой силе и стремлении к разрушению; такова социальная оценка, но если мы посмотрим на мотивы, которые побуждают к этому черные расы, то ясно увидим, что именно стремление жить и выживать и побуждает их истреблять инорасовое наследие. С биологической точки зрения негры поступают оправданно, потому что руководствуются соображениями «крови и почвы».

Европейцам же предстоит извлечь уроки из своего поражения. Будущее покажет, смогут ли они вернуться на путь господства, или будут согласны прозябать на задворках цивилизации, которую создали.


5. Господство всегда опирается на определенный расовый слой (класс, касту). Для жизни и самосохранения расы важно, чтобы этот слой был как можно более чистым по происхождению.

Такая прослойка руководителей является автором и основным центром тяжести расового господства в традиционном (иерархическом, дифференцированном) обществе. На ней лежит основное бремя расовой судьбы.

Можно условно разделить понятие господства на два основных типа.

Первый тип — это биологическое и культурное доминирование одной расы над другой; такое господство складывается в естественно-исторических условиях и является неотъемлемой частью расогенеза и зависит от уровня, на котором находится раса, иными словами — ее качества.

Второй тип — господство внутри расы. Это биологически обусловленный процесс, при котором чистая в расовом отношении группа осуществляет руководящие функции. В идеале мы говорим о господстве наиболее здоровых и сильных людей, генетически адекватных расовому типу и имеющих все необходимые задатки для принятия на себя вождистских функций. Вектор руководства при этом направлен от расового ядра к периферии, он пронизывает все биологические слои общества, от чистокровных индивидов по нисходящей — к сильно метисированным и менее организованным. (Сюда же можно отнести господство одного народа над другим внутри круга единой наследственности.)

Господство естественным образом призывает одних повелевать, других подчиняться. Так устроено любое общество. Точно такой же механизм лежит в основе борьбы за выживание, то есть, межрасовой конкуренции. Господствуя, раса оберегает себя от загнивания и распада, противостоит биологической стагнации, которая неизбежно наступает при размывании ядра и ослаблении доминирующих признаков. Любая раса, прежде главенствующая, становясь на одну ступень с другими, более низкими, начинает умирать.


Эволюционные права народов и рас

Господство одной расы над другой можно воспринимать и осуществлять как патронаж. В тех государственных образованиях, в границах которого уживаются многие разнокачественные расы и народы, патронаж для людей нордической крови может быть выходом из той ситуации, в которую их поставили трагические события двадцатого века, сломавшие традиционный порядок.

Культуросозидающая и культуродоминирующая раса обязана брать на себя руководящую функцию и не допускать посягательства на это свое естественное право. Только так можно сохранить социальное благополучие в мультинациональном государстве. Историческая преемственность поколений более эволюционно развитой и культурной расы должна быть определена в рамках внутренней политики и возведена в ранг закона. Естественное право народа, создавшего данную цивилизацию, не должно оспариваться расами и народами иного типа, всегда находившимися в подчинении. Везде, где соблюдался этот принцип, мы находим стабильность и поступательное развитие. Эмансипация малых народов не должна входить в противоречие с интересами господствующей расы, в противном случае общество вступает в фазу непрерывного биологического конфликта, неизбежного при взаимодействии рас, далеко отстоящих друг от друга, но который может быть смягчен при помощи патронажа. Патронаж можно понимать как господство, не основанное на подавлении и насилии (хотя господство само по себе еще не предполагает этого). Патронаж учитывает естественные эволюционные права народов и выстраивает определенную систему отношений между ними, не препятствуя развитию и самореализации. Господствующая расовая прослойка ответственна в данном случае за выработку тех правовых норм, которые бы учитывали в полной мере все особенности межрасового взаимодействия, его негативные и позитивные стороны. Такое правовое регулирование основывается на жестком и последовательном биологическом детерминизме. Право, обусловленное расой, стоит на страже эволюционных интересов народов. Союз права и расовой теории важен в этом смысле как никакой другой; он призван покончить с хаосом в понимании того, на каких принципах должно строиться общество, если оно не желает пребывать состоянии непрерывной биологической войны между расовыми субстратами.

Никогда не нужно требовать от народа, ограниченного в своих стремлениях и достижениях, того, чего он не в состоянии сделать. Так же бессмысленно требовать от него измениться, чтобы соответствовать чуждым стандартам (такую картину мы наблюдаем повсеместно; политику стандартизации проводит, как мы все знаем, США, руководимые представителями наиболее приспособленной к жизни в иной среде расы — переднеазиатской). Относиться к какому-либо народу без учета его расово-биологических характеристик — значит, нарушать его естественные эволюционные права, основанные на том неоспоримом доводе, что каждая нация обязана занимать свое место в общей иерархической градации, основанной на разности биологических, а, следовательно, и культурных способностей. Политика тоже строится на биологических различиях. Она не знает равных возможностей, ей неизвестно равенство, как пытаются нам представить сторонники теории среды. Политика — часть приспособления. Способность к полновесному политическому представительству у всех народов различна. Как замечал Вольтман: способность к политическому господству и к цивилизации зависит от антропологических условий.

К нарушению прав малых народов расовая теория склонна относить все деструктивное культурное влияние иных рас, уравнивание в правах и обязанностях (в данном случае, пожалуй, обязанности выше прав), ротацию человеческого материала в пределах поля взаимодействия двух и более рас, когда представители «низших» рас заменяют на руководящих постах «высших». Расовая теория должна указать на четкое последовательное разграничение сфер культурной, правовой и социальной деятельности разных расовых групп. Вспомним умирающие и исчезающие с лица земли малые народы России. Мало кто из интеллектуалов, обожающих эгалитаристские фантазии, задумывался над причинами их стремительного вырождения. То есть, по-настоящему задумывался, а не рассуждал на уровне «тезиса», что во всем виноваты неблагоприятные социальные условия... Следствие в данном случае принимается за причину, и корни зла начинают искать где угодно, только не там, где нужно. Малые народы, оторванные от тела своей расы, либо сильно метисированных или находящиеся только в стадии активного этногенеза, не способны противостоять массированному натиску рас более развитых и агрессивных. Русское завоевание Сибири это доказывает. Руководствуясь естественным правом на экспансию, нордические русские осуществляли свое стремление к расширению жизненного пространства посредством заложенной в каждой расе тяги к самореализации. Разность потенциала самореализации расы — это основа для разграничения внутри мультинационального общества. Господствующая раса не только самая многочисленная, но и та, что формирует сам облик государства, как его воспринимают другие и по которому судят о его самодостаточности и конкурентоспособности. Чья-то эволюционная судьба побуждает его запускать к другим планетам исследовательские станции, а чья-то строить чумы или заниматься вымогательством на улицах. Нам ясно, что невозможно уровнять в правах тех и других, так как уже просто одинаковые условия выявляют коренные противоречия между расами. Поэтому эволюционные права, естественные права одной расы не тождественны другой. Патронаж с учетом этих обстоятельств позволит соблюдать баланс между желаемым и возможным в межрасовом взаимодействии, установить границы и определить в связи с этим новую систему ценностей, основанной на принципе четкой иерархии. Руководящая нордическая прослойка в этой системе возлагает на себя всю полноту ответственности за процессы в обществе и государстве. За все положительно и отрицательное — точно так же, как должен себя вести истинный руководитель нордической крови; историческая роль его народа — той биологической среды, откуда он вышел, — состоит в том, чтобы установить порядок и поддерживать его, не допуская нарушения естественных межрасовых связей. Господство в форме патронажа основано на понимании, что любое уравнивание рас и народов ведет к вражде и разрушению традиционных отношений между различными культурами. В конечном итоге уравнивание стремится стереть с исторической арены даже самые могущественные народы.

Господство само по себе не является принуждением, а тот, кто признает его, — не раб и не человек «второго сорта», чего так боятся некоторые интеллигенты, воспитанные на интернациональных заблуждениях.

Во имя чьего-то морального спокойствия мы не можем малодушничать и идти на компромиссы с естественными законами жизни рас. Либерализм не рассматривает человека как часть природы, и в том его основная беда. Отсюда произрастает произвол в таком важном вопросе как свобода личности. Либерализм постоянно путается в оценках и понятиях, ему трудно устоять на том фундаменте, что был заложен еще во времена Французской Революции. Уравнивание в правах и обязанностях, в реальности никогда не достижимое — это прямой путь к хаосу.

Человек — неотъемлемая часть природы. Это не хорошо и не плохо. Это факт. Либо ты живешь согласно природе, либо умираешь, переставая заботиться о себе. То же справедливо и в отношении рас. Каждый расе отведено свое место, каждый народ реализует себя в ее рамках по-своему, будь то государствообразующий этнос или тот, кто является его сателлитом. Пора отбросить всякие страхи и фантазии на тему «хозяев и господ». Каждому свое. Этот принцип мы обязаны сделать главенствующим в нашем сознании. Расширение, точнее, освоение жизненного пространства, и осуществление господства может происходить и без какого-либо подавления одних рас (народов) другими. Этого можно избежать только тем, что мы, русские, посмотрим правде в глаза и примем как данность биологические законы.

Человек не изобрел ничего, чего не было бы в природе, и не в состоянии отменить естественного неравенства между расами. Прежде всего, это должны понять нордические люди, те, кто способен и может взять на себя ответственность за решения, которые они, возможно, примут в будущем, восходя на новую ступень развития русского мира. Историческая роль нордической крови от Атлантики до Камчатки всегда заключалась в установлении и сохранении порядка и стабильности в противовес азиатскому муравьиному коллективизму и наплевательству, взращенному советской эпохой интернационализма. Мы можем достигнуть предназначенных нам высот только при условии осознания этой роли. От этого зависит и решение важнейшей задачи: останется ли в будущем Россия русской. Лишне говорить, что для каждого из нас нет ничего принципиальней.

май 2006 года


Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


По теме: Людвиг Вольтман. Политическая Антропология.

Наверх

 




Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика