Три средиземные подрасы


Карл Штрац



1. Африканская раса
Египет
Берберские племена
Мавританские племена
2. Романская раса
Испания
Италия
Греция
Франция
Бельгия
3. Северная раса
Нидерланды
Австро-Венгрия
Poccия
Германия
Дания
Скандинавия

Альбом с 242 автотипиями по фотографическим снимкам женских моделей разных национальностей с натуры.


Из трех средиземных подрас одна населяет север Африки, обе остальные юг и север Европы, колониальные переселения обеих последних ветвей на север и юг Америки, в Австралию и в Южную Африку значительно расширило их распространение за последние сто лет, но существенного влияния на формы тела это не оказало. Bcе эти три расы смешаны между собою более или менее интенсивно. Большая часть смешений имела уже место в исторические времена, а именно во времена переселения народов.

Если все три расовые ветви в совокупности сравнить с азиатскими основными расами, то мы всюду вновь наталкиваемся на расовой характер. Наиболее сходна с азиатским племенем средняя ветвь, романская раса, тогда как африканская раса уже с незапамятных времен восприняла в себя негритянские элементы, переработала их и получила вследствие этого особое выражение.

Северное племя, помимо примеси монгольских элементов с востока, принимает, как мы выше указали, совершенно особое положение.

Чистокровная северная женщина отличается от своих южных сестер своим значительным ростом, крепким строением, белой кожей, светлыми волосами, голубыми глазами, более поздним наступлением зрелости и большей продолжительностью периода расцвета.

Из описания римских писателей [Ср. Tacitus, Germania] мы знаем, что cеверные племена, выступив из своей изолированной культуры и врываясь в историю других народов, уже тогда отличалась своим ростом и светлым цветом кожи, волос и глаз. Да и теперь еще более светлая, сначала чисто северная окраска оказывается тем распространеннее, чем больше мы подвигаемся к северу.

Возник ли этот габитус, объясняющийся меньшим отложением пигмента, под влиянием более холодного климата, который действовал в течение многих тысяч лет, или же он является врожденным, — этот вопрос решить трудно. В пользу первого говорит то, что темная кожа людей светлеет на cевepe; но против этого говорит то, что эскимосы, например, живущие на крайнем cевере, все же остаются темными.

Не останавливаясь долее на этом вопросе, мы можем сказать, что теперь не только на севере, но и в Африке встречаются высокие и крепкосложенные средиземцы и что, с другой стороны, малорослые, темные и красивые средиземцы встречаются даже в Скандинавии.

Единственной разницей является временный перевес того или другого типа в населении, тогда как отдельный индивидуум не всегда может по своей наружности судить о своем происхождении.

Поэтому строго разграничить эти три подрасы вообще невозможно. По приблизительному географическому подразделению соответствует известный преобладающий тип, выражение которого можно скорее ощущать, чем описать. В общем имеются:

1. Африканское племя. Стройное, красивое, темное, быстро увядающее; примесь негритянских элементов.

2. Романское племя. Малорослое, красивое, склонное к ожирению, темное, быстро увядающее; мало чужих примесей.

3. Северное племя. Высокое, крепкое, светлое, с продолжительным периодом расцвета. Примесь монгольских элементов.

Помимо того, мне кажется, что начиная с юга к северу высота головы в отношении общей высоты тела становится все меньше.

В последующем подразделении, сделанном по преимуществу на основании географического положения, мы более или менее точно опишем упомянутые признаки; но при этом не следует пренебречь и обзором важнейших многочисленных смешанных форм. От исторически подтверждаемых объяснений нам приходится воздержаться ввиду ограниченных размеров настоящей книги.


1. Африканская раса

Мы бросили якорь в гавани Александрии. К нам тотчас приплыла пестрая толпа небольших челноков, чтобы перевезти нас на берег. Я присоединился к французской семье, к которой принадлежала и молодая, чрезвычайно интересная дама. Остроумная, симпатичная, музыкальная и начитанная, с безупречными манерами и с истинно южной красотой, она неограниченно, как королева, господствовала в маленьком кругу, который образовался вокруг нее. Я, по-видимому, пользовался расположением как с ее стороны, так и со стороны ее мужа, быть может потому, что менее всего добивался этого. Наши отношения были непринужденны, и я видел в ее лице не прославленную красавицу, а интересную собеседницу.

Впереди нас стояла группа людей, молча рассматривавших какой-то красный предмет. Они деликатно посторонились при нашем приближении, и мы увидели среди них молодую девушку, окутанную в огненно красный платок и наклоненную над лотком с товаром. Светлая золотисто-коричневая кожа составляла прекрасную противоположность пестрому облачению; удивительно маленькие ручки поддерживали робко складки одежды, а обнаженные маленькие ножки тесно прилегали друг к другу. Теперь она подняла опущенные веки и смотрела на даму своими большими мечтательными глазами; красивые, розовые губы сложились в приятную улыбку; черты лица были классической формы. Она стояла, словно олицетворенная Психея.

Француженка оставила мою руку и протянула обе руки девочке, которая медленно, нерешительно взяла их. Они стояли теперь друг против друга и молча взаимно восторгались, а все вокруг — рыболовы, матросы, купцы — словно окоченели под обаянием волшебной красоты. Это было чарующее зрелище, торжественный момент...

На все вопросы наша молодая Психея отвечала приятной улыбкой и легким наклонением головы. Она, по-видимому, ничего не понимала, но чувствовала, что дама восторгается ею. Последняя сняла, наконец, свое кольцо и одела его на палец девочки. С неописуемой грацией девочка подняла при этом руку ко лбу, наклонилась слегка и с своей стороны предложила француженке золотой браслет. Моя дама прижала браслет к своему сердцу, а девочка при этом улыбнулась и обнаружила ряд прекраснейших зубов. Обе еще раз раскланялись взаимно, и мы пошли дальше. Но когда мы оглянулись, мы увидели, что девочка провожает нас долгим взглядом.

В этот день мы больше ничего не видали в Александрии. Но восхитительную сцену мы никак забыть не могли и говорили о ней весь вечер. Француженка с гордостью показывала всем тонкий золотой браслет, в восторженных выражениях отзывалась о красоте девочки, а я к изумленно всех вежливых французов откровенно признался, что впервые видел сегодня красоту в полном смыслов этого слова.

Больше я об этой девочке не слыхал: я не знал, кто она и куда она делась. И у меня даже не было ее карточки: осталось лишь воспоминание о том, что предо мною промелькнула величайшая красота. Это было 10 лет тому назад, когда девочке было от роду лет пятнадцать. Теперь ее красота, по всей вероятности, давно увяла.

Египет

Как в Индии господствует поэзия девственного леса, так в Египте господствует поэзия камней, песка и скал. И здесь, как и там, прелести страны возвышаются вследствие могучих творений, созданных рукой человека, этих немых свидетелей славного прошлого искусства и красоты.

Много тысяч лет тому назад возникли все эти удивительные творения. Они пережили тысячи человеческих поколений и много поколений переживут еще и сохранят память о гордой стране фараонов, которые давно исчезли уже.

Ученые долго и много спорили о том, от какого племени происходили старые египтяне, эти носители древней, по-видимому, замкнутой культуры. И этот спор не окончен еще поныне. Предоставляем более мудрым судьям, чем мы, высказаться окончательно об этом вопросе.

Когда я был в Египте, меня охватило такое же чувство, как впоследствии в Явe.

Мне казалось, что каменные изобретения далекой старины ожили, мне казалось, что они движутся. Они как-будто вышли из своего тысячелетнего оцепенения, приобрели жизнь, краску, и я вместе с ними перенесся в давно прошедшие времена.

Но это не было одной только грезой. Я скоро убедился, что среди действительно живых людей встречаются часто образы, которые вполне совпадают с художественными изображениями.

Не только в искусстве, но и в жизни находятся остатки древнегреческого величия. И если я не решаюсь высказаться о происхождении древних египтян, то я могу позволить себе утверждать, что их потомки и теперь еще продолжают жить в малоизмененном виде среди современного населения Египта. Хотя старая раса египтян подверглась массе смешений, тем не менее в этих смешанных слоях все еще живет старая кровь, хотя бы и не всегда в совершенно чистой форм.

Для доказательства приведем здесь только два примера.

Профессор Фрич привез из Каира фотографическую карточку египетской девушки (рис. 118), поразившей его правильностью черт и своеобразным древнеегипетским выражением.

При сравнении с головой сфинкса (рис. 119) мы действительно замечаем удивительное сходство. Равномерное подразделение лба, носа и рта, высоко поднимающиеся брови с их загибом кнаружи, резко выраженные складки над большими глазами, массивные губы, — все это имеется в обоих случаях. Даже удлиненный конец уха находит себе аналогию у головы сфинкса, и сходство усиливается еще складками головного убора, которые соответствуют косо и кнаружи идущим линиям головного покрова сфинкса.

Черты лица девушки обнаруживают чисто средиземное строение. Только массивные губы наводят на мысль об эфиопке. Но если эта девушка является до известной степени эфиопкой, то таковой же был и оригинал головы сфинкса. Сущность состоит в том, что с каменным типом тех времен можно сопоставить тип во плоти и крови, живущий и поныне.

Однако не только по каменному изображению, но и по сохранившимся с того времени останкам людей можно доказать соответствие с живыми формами.

Рис. 120 изображает собою мумию женщины Aтa, жившей приблизительно за 900 лет до Р. Хр. в 22-й династии. Длина мумии равна 151 сантиметру; так как стопы разогнуты книзу, то ноги кажутся поразительно длинными.

Если построить к этой фигуре размеры по диоптической высоте головы и Фричевчкому ключу (рис. 121), то окажется, что высота головы содержится в общей высоте больше чем восемь раз и что, не смотря на это, ноги и руки несколько коротки по сравнению с длиной туловища.

За исключением поразительно малых размеров головы, мы находим точно такое же отношение у молодой девушки из верхнего Египта (рис. 122 и 123, размеры рис. 124), с которой сделан был профессором Фричем фотографический снимок в антропологической позе [Ср. Fritsch, Aegyptische Typen (in der anthropologischen Versammlung in Lindau 1899 vorgetragen)].

Фрич сообщает, что этот тип встречается в Египте поразительно часто. Из его богатой коллекции я с его любезного разрешения выбрал именно эту несколько худощавую девушку, потому что она легче всего поддается сравнению с мумией.

Высота тела равна 7,7 высотам головы, размеры точно такие же, как у мумии. Таз в обоих случаях мало выражен, благодаря чему туловище приобретает строение, напоминающее скорее мужское.

Это впечатление усиливается еще вследствие поразительно широких плеч, которые у мумии искусственно прижаты кпереди и кверху; у живой девушки они значительно превосходят ширину бедер.

Эти изображения, отделенные друг от друга многими тысячелетиями, являются великолепным примером неизменности, постоянства расового характера. Несмотря на многочисленные чуждые влияния, несмотря на все разнообразнейшие смешения, в потоке времен сохранились еще отдельные индивидуумы, обнаруживающие древний тип во всей его чистоте.

Но мумия и ее худощавая внучка некрасивы. Наоборот, лицо современной молодой девушки, напоминающее сфинкса, может еще претендовать на красоту. Шестнадцатилетняя девушка из Египта (рис. 125) обнаруживает также в профиль красивые линии, дугообразные брови и красивые складки под глазами. Ухо отличается чистыми формами и большой мочкой. Только рот несколько обезображивается слишком толстой нижней губой. Рука узка и длинна с очень тонко заканчивающимися пальцами.

Среди феллахов — название это в сущности означает крестьян — древнеегипетские типы находятся гораздо чаще, чем в больших городах. Как и всюду, крестьянское сослoвиe прочнее всего придерживается далекой старины.

Феллахская девушка в одежде, предписываемой строгим исламом (рис. 126), обнаруживает только большие, темные глаза с высокими бровями и узкие, длинные стопы прекpacного строения. Только по художественным складкам одежды мы можем догадываться о красивом, равномерном строении членов.

Эта догадка оправдывается в действительности, если мы бросим взгляд на обнаженное тело феллахской девушки (рис. 127). При общей высоте в восемь головных высот средина тела приходится на два сантиметра над промежностью. Фигура обнаруживает еще очень юные формы, таз не очень широк, члены стройны и округлены скорее благодаря мышцам, чем жиру, круглые груди с хорошо очерченными сосками отличаются красивой формой и высоко расположены, но малы; растительности на теле никакой нет. Лицо равномерно овальное, и для полного совершенства не хватает только, чтобы подбородок заканчивался несколько более заостренно. Нос ровный и прямой.

Если это тело обладает в общем всеми достоинствами средиземной расы, то несколько массивная нижняя челюсть указывает на негритянские элементы и напоминает о том, что при определении чистой расы надо быть крайне осторожным.

Этих примеров достаточно, чтобы доказать, что в египетском населении имеются все предварительные условия совершенной красоты. Я сожалею лишь о том, что не могу привести здесь изображение высшей красоты, какую мне привелось там видеть лицом к лицу.

Берберские племена

К западу от Египта, в Фессане, Триполи, Тунисе, Алжире и Марокко живет население, в коем произошло смешение стольких же элементов, как и в египтянах. Поэтому мы в различных антропологических произведениях находим разнообразнейшие подразделения, смотря по положенным в основу их богослужения, языку или строению тела. Меньше всего принимается здесь во внимание строение тела.

Uled, Nail, Uled Delim и т. д. описываются как арабы, хотя название «Uled» означает лишь племя и встречается также у неарабов. Кабилы считаются особой расой, хотя «Kabile», во множественном числе «Kabail», есть арабское слово, означающее номадов. Оно равносильно поэтому египетскому «fellah» и отличает кочевое население страны от оседлого населения сел и городов.

Если придерживаться исключительно устройства тела и не предъявлять слишком высоких требований, то можно различать две большие группы: 1) живущих больше к востоку берберов и 2) живущих больше к востоку, преимущественно в Алжире и Марокко, мавров. Габитус последних определяется прекрасно сложенными морисками, изгнанными из Испании. К ним же присоединяются и северо-африканские евреи.

Изображение берберской девушки из семейства кабилов (рис. 128) взято из Тунисской области. Одежда из темно-голубой шерсти напоминает еще форму древне-греческой «peplos»: две полосы ткани переброшены через плечо, в средине же одежда подхвачена поясом. Длинное, свешивающееся вниз белое покрывало и сандалии дополняют художественный костюм, который свободно облегает матово-желтое, стройное тело.

Оголенные руки отличаются массивной, но в высшей степени женственной округлостью и нежной узкой кистью. Высоко расположенная левая грудь, виднеющаяся под одеждой, отличается совершенством формы и хорошо очерченным соском: передняя подмышечная линия, образующаяся большой грудной мышцей, весьма ясно выражена. Плечи широки, талия очень красивыми линиями отграничивается от несколько широких бедер. Поднятая правая нога мала и правильной формы.

Лицо образует правильный овал и только в нижней своей части слишком широко: нос узкий и длинный: глаза велики, но брови над ними не очень дугообразны, тело, на сколько можно судить, отличается безупречным строением, лицо же не свободно от негритянских черт.

Совершенно такое же строение обнаруживает кабильская девушка (рис. 129), снимок с коей любезно предоставил мне г. Танера. Здесь еще яснее заметно стягивание тонкой талии и красивое строение маленькой ножки с высоким подъемом.

Более нежное строение лица мы видим у 15-тилетней берберской девушки (рис. 130) с полудетскими чертами. Брови дугообразнее, рот нежнее, губы тоньше. Лоб, нос и ротовая часть одинаково велики.

Рис. 131 представляет берберскую женщину высшего слоя общества. Под обычной одеждой она носит пестро вышитую сорочку с широкими рукавами, прикрывающую большую часть тела. Только лицо и руки видны. Руки малы и отличаются красивой формой, помимо того следует отметить прекрасное строение рта.

Берберские женщины отличаются большой красотой тела, тогда как лицо, насколько мы можем судить по имеющемуся у нас материалу, не всегда вполне безупречно. Причиной этого является примесь негритянской крови.

Мавританские племена

Чтобы пощадить чувство тех, которые предают величайшее значение религиозным верованиям, мы рассмотрим здесь отдельно двух представительниц господствующих религий, а именно: магометанскую мавританку из Алжира и тунисскую еврейку.

На рис. 132, изображающем мавританку, мы видим, что именно вследствие строгого выполнения ею религиозных предписаний мы лишены возможности судить об ее физических достоинствах. Большая часть лица закрыта, так что видны только глаза, но, надо признаться, глаза поразительно красивые. Высокие брови, длинные ресницы, чрезвычайно красивые складки верхнего века и под ними большие, темные, блестящие глаза. Спинка носа узка, руки нежны и изящны.

У молодой еврейки (рис. 133) мы замечаем очень правильное строение лица, прямой, тонкий и во всяком случае не очень большой нос, маленький ротик, нежный овал лица и большие глаза очень красивой формы. Брови, по тунисскому обычаю, искусственно соединены на переносье с помощью темной краски. Руки очень малы и отличаются особенно красивой формой; пальцы заканчиваются остроконечно, причем второй палец (правая рука) превосходит по величине четвертый.

Тесно прилегающая к телу одежда дает нам возможность делать насчет тунисской еврейки более широкие заключения, чем насчет магометанки.

Путем тщательного исследования складок одежды мне удалось выяснить развитие тела, скрытого под одеждой, и нарисовать соответствующие размеры его (рис. 134). При общей высоте в 7,3 высот головы всe размеры оказываются вполне нормальными, соответственно с Фричевским ключем; средина тела стоит очень низко, оси ног совершенно прямые.

Исследование богатой коллекции г. Танера показало, что истинная красота лица и форм тела встречается у тунисских евреек очень часто. Но как и вообще у африканских рас, эта красота очень скоро исчезает, в особенности под влиянием сильного развитая жира.

Таким образом мы видим, что религиозное верование само по ceбе ни в коем случай не может влиять на красоту тела.

Что касается затем мавританок, то ни одно племя не вызывает в чужих таких превратных представлений и суждений, как они.

О маврах у нас существует представление как о каких-то черномазых чучелах, которыми с успехом можно пугать непослушных детей. Отелло, венецианский мавр, в котором зверь сдержан лишь наполовину, рисуется в виде черного пугала, с толстыми губами, рядом с кроткой блондиночкой Дездемоной.

Все эти распространенные в публике представления гораздо более далеки от действительного мавра, чем последний от негра.

Во всяком случае в низших слоях находятся типы, которые носят еще некоторые следы негритянских рас. Так, у мавританской танцовщицы из Алжира (рис. 137) наряду с несколько широким носом и широким ртом сохранилось широкое лицо эфиопки. Точно также на обнаженных грудях заметно здесь свойственное негритянкам выстояние околососкового кружка. В остальном, однако, лицо и тело отличаются чрезвычайно правильным строением, а руки и тело отличаются даже выдающейся красотой. Цвет кожи напоминает светлую слоновую кость.

В высших слоях населения, где течет болee чистая кровь, встречаются женщины почти классической красоты с почти белой кожей, нередко со светлыми волосами и голубыми глазами.

Миловидное лицо двадцатилетней мавританки (рис. 136) может служить прекрасным примером мавританского женского типа.

Как мнe удалось узнать, эта девушка, изображенная на рис. 136, занимает в Алжире место продавщицы. Она вызывает там восторг у всех европейцев и европеянок не только благодаря своей красоте, но и благодаря своему уму и любезности. Она, можно сказать, является до некоторой степени знаменитостью в своем родном городе.

Не менее привлекательна стройная фигура 18-летней мавританской девушки (рис. 137), которая также родом из Алжира и помимо красивого лица может похвастать маленькой ручкой и ножкой.

Закончу эту главу изображением молодой девушки из Las Palmas, наибольшего из Канарских островов (рис. 138). Портрет привезен оттуда д-ром Дорингом. И у этой девушки течет мавританская кровь, хотя ее совершенству способствовали многие испанские элементы.


2. Романская раса

Как показывают с достоверностью геологические исследования, Испания была соединена в допотопные времена с Африкой, а Турция с Малой Азией. Берега Африки простирались гораздо дальше к северу, Испания была группой островов, а Средиземное море было к северу от Пиренеев связано с Атлантическим океаном.

Если уже в те времена жили люди, что совсем не невероятно, то они могли из Азии перейти в Европу сухим путем через Босфор и нынешний Гибралтарский пролив. Отсюда мы могли бы теоретически заключить, что предки северного племени проникли в нынешнее местопребывание их первым путем, а предки романского племени — вторым путем.

Этому взгляду соответствует то обстоятельство, что из всех племен Европы испанцы больше всего походят на африканских средиземцев по строению тела. А с другой стороны история показывает, что и в позднейшее время произошел усиленный обмен культуры и человеческих рас между северной Африкой и Испанией. Таким образом, физическое единство этих племен может быть объяснено самым различным образом.

Не будем искать дальнейших объяснений и остановимся на фактах.

К романским расам относятся испанцы, итальянцы, греки, французы и бельгийцы. Надо, однако, иметь в виду, что и большая часть Австрии, Южной Германии и Швейцарии населена по преимуществу романским населением, которое все-таки сильнее смешано с северными элементами, чем собственно романские страны. И наоборот, в романских странах северные элементы в большей или меньшей степени всюду замещены.

Испания

Среди многочисленных фотографий северно-испанских женщин и девушек я нашел еще наряду с совершенно нормальным телосложением особый, часто повторяющийся тип, который по размерам несколько уклоняется от установленных законов.

Слишком частое появление этого типа среди северно-испанских женщин заставляет нас считать его нормальным северно-испанским типом. И так как мы чаще всего и в наиболее чистом виде находим его в Каталонии, то его можно назвать каталонским типом.

Его особенности рельефнее всего замечаются в период зрелости женщины, а потому мы привели здесь для примера изображения трех юных женских образов, из коих можно вывести заключение об общих признаках.

Самая молодая из трех девушек, имеющая тринадцать лет от роду (рис. 140, размеры рис. 141), обнаруживает слишком сильное для своего возраста развитие женских половых признаков. Таз и бока широки, груди круглы и полны, в то время как растительности волос на теле решительно не заметно. Широкие плечи еще увеличивают красоту женской формы туловища. Заметная у левой руки прямая ось, нежные черты лица, небольшой рот, высокие брови, вьющиеся черные волосы также должны быть отмечены как особое достоинство.

Помимо того сильно развитие мускулатуры, строение которой рельефно обрисовывается, несмотря на значительное отложение жира, повышает красоту тела, хотя это и придает ребенку вид, не соответствующий его возрасту.

Размеры (рис. 141) обнаруживают значительное укорочение членов и очень низкое стояние пупка. Средина тела приходится над лобковой областью.

К сожалению, мы можем привести в полный рост только размеры, но не фотографический снимок, потому что оригинал одет в чулки и сапоги, что производит далеко не эстетическое впечатление.

Несмотря на сильное укорочение ног общий рост простирается до 7,8 головных высот.

Укорочение конечностей можно рассматривать здесь отчасти как признак слишком юного возраста, далеко не закончившегося развития. Тоже самое можно сказать о низком стоянии пупка. Наоборот, поразительно малые размеры головы решительно нельзя приводить в связь с этим. Наконец, преждевременное развитие и сильно выраженный половой характер у таза и в области грудей — совершенно самостоятельное явление.

У другой девушки, имеющей 14 лет от роду (рис. 142) и отличающейся правильностью и красотой черт лица, тело в общем сохранило детские формы. Средина тела лишь очень незначительно втянута, таз не очень широк. Наоборот, груди, несмотря на юный возраст, очень велики, полны и напряженны. Помимо того, имеются первые следы растительности волос на лобке. И здесь высота тела равна 7,8 высотам головы.

Здесь, как и там, развитие женского полового характера началось необыкновенно рано и получило резкое выражение. Но процесс совершался не одинаково. У первой девушки достигли полного развития прежде всего бока, у второй — раньше всего развились груди.

Третьим примером этого типа может служить молодая девушка 15-ти лет от роду. Размеры ее, как оказывается, совершенно нормальны. Так как девушка помещена на пьедестал и концентрирование направлено на средину тела, то размеры надо признать соответствующими действительности.

Уже при рассматривании фотографии (рис. 1-13) туловище кажется поразительно длинным. Средина тела находится сантиметров на 10 над промежностью и намного выше, чем верхняя граница лобка.

Нижние конечности хотя и обнаруживают укорочение, но за то здесь нет никакого искривления, так что о рахитическом влиянии здесь и речи быть не может. Несмотря на укорочение ног, общая высота равна восьми высотам головы.

Здесь наблюдается, следовательно, удивительное явление, что аристократическая голова до известной степени уравновешивается плебейскими ногами. Оставляя в стороне несоразмерность длин, мы можем сделать этому типу очень мало упреков. Размеры в ширину, наоборот, особенно красиво выражены. Если измерить на левой, не укороченной половине тeла ширину плеч, талию и бока, то мы получим отношение 3,6:2:4; или, если мы особенно тонкую талию будем считать в 18 см, то мы получим, 32,4 см для ширины плеч, 18 см для талии и 36 см для боков. Во всяком случае бока не только относительно слишком развиты здесь, но и абсолютно превосходят ширину плеч на несколько сантиметров.

В частности можно упомянуть следущие красоты: маленькую, хорошо сформированную ножку, прямую руку, очень красивый рот, большие глаза с красивыми складками над ними, высокое прикрепление и хорошую форму грудей, малые размеры коих, как и очень слабая для брюнетки пигментация околососкового кружка, могут быть объяснены ранним возрастом.

Мы имеем пред собой тело, которое в частностях обнаруживает только достоинства, а в общем его недостатки в размерах длины смягчаются особенно сильно выдающимися достоинствами.

Сравнивая этих трех девушек друг с другом, мы замечаем следующее. В качестве общего, но индивидуально различно проявляющегося признака у них замечается слишком раннее и слишком сильное развитие женского полового характера и области грудей, таза и боков: затем особенно xopoшиe размеры в ширину и сильное укорочение членов, причем красивые формы сами по себе ничуть не страдают от этого.

Эти тела могут служить примером того, как природа стремится к уравновешению различных размеров, примером архитектонического распределения размеров, выясненного Ларишем.

И в действительности надо удивляться, что подобные типы в Каталонии не редки.

При дальнейшем развитии присоединяется другое отличие, которое лежит в основе строения этого тела, а именно: особое устройство грудей. Последние по большей части достигают очень значительной величины, причем последствия хорошей выпуклости грудной клетки очень резко обнаруживаются: грудные соски далеко отстоят друг от друга и грудные оси образуют друг с другом очень тупой угол.

Сильное paзвитие грудей вместе с поразительно широкими бедрами в противоположность тонкой талии придает телу чрезмерно-женственное выражение и, если можно так выразиться, максимальный женский половой характер.

Подобные образы в своем южном великолепии цветов, в желтовато-бледном оттенке кожи, черных волосах и блестящих глазах представляют чарующую художественную прелесть. Но формы очень скоропреходящи и обладательницы их только лишь короткое время остаются в период расцвета beaute du diable.

Подобная каталонская красота во всем своем великолепии изображена на рисунке 145, представляющем девушку 21-го года от роду.

Наиболее красивые женщины с безупречными формами встречаются в южной Испании, по преимуществу в Андалузии и Кастилии. Здесь имеется то же великолепие цветов, что и на севере, но при этом и более стройные, нежные формы. Ноги имеют нормальную длину, сочленения отличаются прекраснейшим строением. Особенно красива у андалузянок маленькая стопа с высоким подъемом. Очень возможно, что эта поразительная красота южно-испанских женщин объясняется прежним скрещиванием с мавританской кровью.

Особенностью многих испанских женщин является сильный рост волос на теле, к чему впоследствии присоединяется и темный пушок на верхней губе.

Многие считают это новым достоинством. Я лично вижу в этом только приближение к мужскому типу и потому считаю это недостатком.

Среди девушек из Барселоны я нашел только одну, которая при 73/4 головных высотах обладала совершенно нормальными размерами и безупречными формами. Длина ног простиралась до 41/2 головных высот, груди были хорошо развиты и высоко прикреплены; оси рук и ног имели совершенно прямое направление.

У двух южных испанок, у коих я имел случай делать измерение, отношения были также совершенно нормальны. Одна из них отличалась удивительно красивой мускулатурой рук и ног, которые, несмотря на свою силу, вполне сохранили женственную прелесть. К сожалению, у меня нет их фотографических снимков, а потому невозможен и контроль с помощью Фричевского канона.

Я получил от своих товарищей целый ряд отлично исполненных снимков с южно-испанских красавиц. Правильнейшее развитие лица обнаруживает девушка из Севильи (рис. 146).

У нее замечаются красивые складки над большими темными глазами, высокие, узкие и резко очерченные брови, узкая спинка носа, правильный, хорошо сформированный рот с прекрасно выраженными ямками между носом и верхней губой. Ротовая часть, нос и лоб одинаково велики, лицо наиболее широко под глазами. Нежные юные щеки особенно красивы в профиль.

Орлиный нос, придающий на ряду с глазами характерное выражение лицу, нарушил бы симметрию, если бы он не был так узок. Он достиг крайних размеров в пределах женской красоты.

Из Андалузии происходит также шестнадцатилетняя блондинка (рис. 147), отличающаяся красотой и правильным телосложением. При общей высоте в восемь головных высот эта девушка обладает совершенно правильными размерами, тонким, но все же женственно-округленным телом, хорошо развитой мускулатурой и большими, круглыми высоко прикрепленными грудями. Средина тела находится несколько ниже середины седалищной щели, что соответствует положению пониже середины лобковой дуги спереди.

Обильные светлые волосы на голове дают повод заключить о примеси северной крови, отчего эта представительница женского пола только выиграла.

Италия

Италия была и остается доселе страной, куда стекаются художники всего Mиpa, чтобы ознакомиться с идеальной красотой. Немецкие и французские художники не раз искали откровения красоты в Риме, и все их последующие произведения служат доказательством того, что они обрели все, чего искали. Из новых художников никто не создал более чистой женской красоты, верной природе, как знаменитый Ансельм Фейербах. Обе его женские фигуры обладают восемью головными высотами и до мельчайших деталей совпадают с Фричевским каноном.

Подобные художественные произведения говорят нам больше, чем наиболее вдохновенные описания путешественников, которые проводили в Италии очень мало времени и всюду старались искать только красоты.

Б. Гольц вполне основательно замечает, что при более продолжительном пребывании здесь наступает как бы состояние отрезвления и неопытный глаз начинает замечать недостатки. В Италии, как и всюду, красота отнюдь не имеется на каждом шагу, на улице. Нет, ее надо искать и притом искать чрезвычайно терпеливо. Конечно, в Италии гораздо более красоты, чем во всякой другой стране, но вполне совершенная, идеальная красота является и здесь большой редкостью.

Фолькман [Historisch-kritische Nachrichten von Italien] нашел мало красивых женщин в Риме: несравненно больше он встретил в Неаполе и Венеции. Во время своего пребывания в Италии я вынес впечатление, что вообще на юге Италии женская красота — явление очень редкое и, наоборот, по мерe приближения к северу она встречается все чаще и чаще. Наиболее красивых женщин я видел во Флоренции и Милане, и именно в наибольшем количестве, чем во всех прочих местах Италии.

Каждому, кто интересуется женской красотой, я посоветовал бы побывать здесь. При этом должен еще заметить, что для этой цели надо походить здесь побольше пешком, потому что среди «пешеходов» встречается гораздо больше красивых женщин, чем среди катающихся в экипажах.

Никто не станет отрицать, что в других странах встречаются также красивые женщины, хотя бы и не в таком большом количестве. Следовательно, не одна только красота привлекает в Италию художников всего Mиpa. Точно так же не одни величественные остатки прекрасного в краске и камне привлекают их, ибо и это имеется во всех больших городах Европы. Своеобразную особенность Италии составляет душа прошлого времени в искусстве и красоте — душа, сохранившаяся не только в художественных произведениях, но и в характере всей страны и ее жителей.

К этой драгоценной наследственности следует отнести врожденное у всех итальянцев понимание живописи. Оно обнаруживается, между прочим, и в том, что собственное или чужое тело в обнаженном виде не вызывает равнодушия, как у низших рас, и не оказывает чувственного влияния, как у многих сверхцивилизованных племен северной Европы, а производит только лишь художественное и естественное впечатление.

Вид совершенно или отчасти обнаженного тела обоего пола не относится в Италии к очень редким явлениям. Оттого-то оно и не оскорбляет нравственного чувства. Этим объясняется т и то, что неодетые мужчины и женщины ходят здесь среди людей непринужденнее и естественнее, чем там, где считают безнравственным обнажать тело в присутствии постороннего лица. В действительности тут являются безнравственными только глаза этого постороннего.

Вот это-то непринужденное отношение к наготе тела в связи с романской грацией и ставят итальянскую натурщицу выше всех других. Это не только придает живое выражение мыслям художника, но увеличивает еще естественную красоту и помогает художнику понять и прочувствовать ее.

Ни одна эпоха в области искусства, за исключением древне-классического изображения нагого женского тела, не достигла такого высокого и всеми признанного совершенства, как итальянская.

Наряду с удивительными творениями Корреджио, Леонардо, Тициана, Рафаэля, Романо, Микель Анджело, Джовани и т. д., бледнеют все произведения прочих народов. Даже Рубенс, Рембрандт, Ватто, Р. Прудон, Прадье и другие никогда не достигали такой высоты. У них не хватало огня Прометея, содействия и сочувствия окружающего.

Несмотря на массу прекрасных произведений, в Германии никогда не достигнута будет кульминационная точка искусства, если только художники не пойдут надлежащим путем, который и труден, и долог.

Даже на фотографических снимках итальянки отличаются от других женщин своей естественной непринужденностью. Красивы ли они или некрасивы, в одежде или без одежды, они никогда не позируют, а держатся так, словно иначе и быть не может.

Из итальянских художественных произведений наиболее известны в Сицилии — Глоедена, в Риме  — Плющова и миланская серия. Среди первых имеются очень красивые мужские и юношеские образы, но очень мало, да притом не выдающихся женщин. Это согласуется с наблюдением Фолькмана и Плосса, моими и др., что в южных частях Италии имеется мало красивых женщин. Среди нескольких сот снимков Плющова я нашел различные, весьма хорошо сложенный тела, и именно среди подростков девушек. Что касается взрослых женщин, то я нашел среди них только одну, сложение которой можно было признать безупречным, хотя, к сожалению, точного измерения в этом случае не удалось сделать.

В Миланской cepии я среди двухсот моделей нашел двенадцать, которые обладали лишь очень незначительными недостатками. Следовательно, среди избранных моделей только шесть безупречных.

Своеобразность итальянской расовой красоты передается тринадцатилетней девушкой (рис. 148), шестнадцатилетней девушкой (рис. 149) и девятнадцатилетней молодой женщиной (рис. 150), а также группой, изображающей 13-летнюю девушку и 15-летнего мальчика — все три из Рима; к ним присоединяются две молодые сабинянки двадцати одного и девяти лет (рис. 151).

У этих пяти мы можем составить ceбe предварительное понятие только о лице и верхней половине тела (рис. 152 изображает тринадцатилетнюю девушку, рис. 148, сзади).

Bсe пять отличаются выраженным итальянским расовым характером, но тем не менее только тринадцатилетняя девушка (рис. 148) и молодая мать (рис. 151) могут в виду правильности черт лица претендовать на расовую красоту.

Самое красивое в лице итальянки — глаза: большие, темные, с длинными черными ресницами (в особенности у фигуры 151) и с узкими красивыми бровями. Глаза одинаково красивы у всех пяти девушек.

Узкий, прямой нос и нежный красивый рот с несколько толстыми, но все же нежными губами, отличается наибольшей чистотой форм у тринадцатилетней и шестнадцатилетней девушек, а также у молодой девятнадцатилетней женщины.

Все пять затем обладают густыми, черными, слегка волнистыми волосами и равномерным овалом лица. Две сабинянки обнаруживают, кроме того, совершенно прямой, так называемый греческий профиль, у коего очертание лба незаметно переходят на прямое узкое переносье.

Профиль наиболее молодой римлянки обнаруживает лишь самое незначительное углубление у переносья. Так называемый римский профиль, орлиный нос, наблюдается по преимуществу у мужского пола, и если это является, быть может, расовым признаком, то оно лишь тогда может способствовать увеличению расовой красоты, когда оно очень ослаблено и не слишком нарушает нужное строение женских черт чрезмерным развитием. Римский нос при красивой женской форме виден на рис. 157.

Шея и затылок у всех пяти отличаются чистыми формами, полны и, тем не менее, обнаруживают явную игру мышц.

В то время как девятилетняя девушка отличается еще совершенно детскими формами тела, у коего особенно выделяется своей прямолинейной осью и нужными линями левая рука, у римской девушки (рис. 148) начинают округляться юные груди. На широкой грудной клетке ясно выделяются уже сильно выдающиеся соски, заметна легкая пигментация окологрудного соска и легкое набухание обеих грудных желез, далеко отстоящих друг от друга.

Старшая римская девушка (рис. 149) носит еще несколько грубые следы первой юношеской поры. Несколько мальчишеская верхняя половина тела обнаруживает очень крепкие, мощные формы. Плечи широки, мускулисты и отличаются редким для женщины развитием большой грудной и плечевой мышцы. Небольшие, напряженные груди с хорошими сосками и очень малыми, но темно пигментированными околососковыми, кружками прикреплены довольно высоко. Талия слегка втянута, бока круглы и отличаются женскими линиями, но не достигли еще наибольшей ширины.

Растительность волос на теле едва только начинает местами обнаруживаться, бедра круглы и полны. Особенно красиво строение руки; при этом здесь нет той худощавости плечевой части руки, которая часто обезображивает девушек в этом возрасте. Согнутая правая рука, наоборот, кажется особенно широкой и обнаруживает красивое строение треглавой мышцы.

Свешивающаяся левая рука отличается вполне прямолинейной осью и заканчивается узким ручным суставом. Брюке [Schonheit und Fehler der menschlichen Gestalt] замечает, что именно такие девушки, с грубой, сильно развитой мускулатурой, достигают впоследствии наивысшей красоты. Следовательно, мы и об этом подростке можем сказать, что она подает очень большие надежды.

Полного расцвета достигла девятнадцатилетняя римлянка (рис. 150) и даже быть, может, уже перешагнула за этот период. И у нее замечаются хорошие плечи и руки, а также высокое прикрепление грудей. Левая полная грудь отличается, по-видимому, очень чистой, равномерно круглой формой; соски хорошо выражены, околососковый кружок мал и слабо пигментирован. У очертания правой изображенной в профиль груди замечается, однако, что она не равномерно полушаровидна: нижняя выпуклость сильнee выражена. Это — первый признак, который отличает грудь молодой женщины от груди целомудренной молодой девушки.

Но так как грудь подобной же формы встречается у более старых девиц, а у молодых женщин, наоборот, несмотря на повторные роды сохраняет свою девичью форму, то в этом строении можно видеть не что иное, как признак более слабого напряжения кожи. Такое строение можно еще, пожалуй, считать красивым, но оно все же не может еще быть признано совершенством.

Это служит признаком того, что время высшего расцвета пережито уже, и показывает, что расцвет итальянской женщины чрезвычайно красив, но в то же время и слишком недолговечен.

У стройной фигуры тринадцатилетней римской девушки (рис. 152) все мышцы очень хорошо выражены и все же сохраняют женственный характер. Более крепкий таз, круглые ягодицы и сильно развитые бедра обнаруживают уже в этом ребенке женщину. Особенно красива левая рука с тонкими, заостренными пальцами, среди коих указательный палец превосходит по длине безымянный.

Отношения тела в общем показаны на рис. 153 и 155, изображающих римлянку и миланку.

Рис. 168 представляет собой снимок с 16-летней девушки

И. Вити. Рис. 154 показывает размеры по головным высотам и по Фричу нанесенные на другой снимок.

Высота тела измеряется 6,75 головными высотами; руки и ноги очень хорошо сформированы, но несоразмерно велики; длина конечностей меньше, чем этого требует канон. Эти размеры вместе с малыми, девственными грудями, худощавой верхней половиной тела и слабой растительностью волос на телe характеризуют незакончившийся еще период роста.

Тело отличается прямыми осями конечностей, хорошей формой объемистого таза, высоким положением грудей, мягкими линиями, очень правильно сформированными руками и ногами и правильными чертами лица.

Если даже вообразить ceбе левое плечо опущенным (на рис. 154), то грудной сосок все же находится выше, чем требуется каноном. Поэтому надо принять, что по окончании роста это телo вполне будет удовлетворять требованиям канона.

Таков, как он теперь, он представляет в безупречной форме расцвет итальянской красоты.

В полном расцвете мы видим ее у миланской девушки, которая выбрана из целой серии в 200 моделей.

Наиболее красивая из миланок изображена на рис. 155. На рис. 156 изображены размеры ее.

Рост равен восьми головным высотам. При вычислении по Фричевскому канону ноги на полсантиметра короче; руки оказываются несколько малыми; ширина плеч, во всяком случае, меньше на один сантиметр. Bcе остальные размеры совпадают с точностью до 1/2 сантиметра; пупок стоит даже несколько выше, чем требуется.

Ширина плеч, талии и боков находятся в отношении 12 : 7 : 11; следовательно, при талии в 21 сантиметр получатся размеры в

36 : 21: 33. Талия, следовательно, как раз на 12 сантиметров уже чем бока и на 15 вместо 16 сантиметров уже, чем плечи. Это согласуется с вычислением, сделанным по канону. Середина тела совпадает с верхней границей лобка, стоящей особенно низко вследствие слабого развития лобковых волос.

В качестве особых преимуществ этой фигуры можно назвать: роскошные волосы на голове, большие глазные впадины, узкие, резко очерченные брови, красивые складки над глазами, широкие глазные щели, красиво сформированный рот, маленькая нижняя челюсть, узкий ручной сустав, высокое положение груди, маленький, высоко расположенный пупок, мягкий переход боков в бедра, низкая граница лобковых волос, слабое развитее лобковых волос, прямые оси ног, хорошо сформированная стопа с наибольшей длиной второго и очень малым пятым пальцем.

Вторая Ева, она предлагает созерцателю яблоко, но не с соблазняющею улыбкой, а с почти строгим выражением лица и сомкнутыми устами, словно желая сказать: яблоко ты можешь взять, но меня оставь в покое.

Она является примером строгой, северно-итальянской расовой красоты. И только грациозная поза и томный взгляд говорят о том, что в этом теле также живет нежная женская душа.

Примером вполне чистой южно-итальянской расовой красоты, а также итальянского расового типа вообще является 18-тилетняя девушка из Рима (рис. 157), которая во всей своей юной кpacе лежит под цветущими олеандрами.

По другому снимку мне удалось определить, что размеры вполне нормальны; общая высота равна восьми головным высотам, средина тела приходится на промежность. На общем снимке не заметно у этого тела ни одного недостатка.

К его особым преимуществам помимо удивительно красивого строения лица относится высокое положение полных, круглых грудей, нежное развитие мышц и совершенно прямое направление конечностей.

Даже у тринадцатилетней итальянки (158, 159, 160, 161) все эти преимущества выражены достаточно рельефно.

С описанными до сих пор достоинствами соединяется у итальянок художественная прелесть южных красок, матово-желтая, бархатистая, блестящая кожа, темно-красные губы, синевато-черные волосы и белые зубы.

Из всех художественных изображений девушка Джорджони в дрезденской галерее передает итальянский идеал в наилучшем и наиболее красивом виде.

Случайность ли, что итальянки, как известно, меньше всего заботятся об одежде? Испанки украшают себя всевозможными кружевными платками, венгерки придают костюму большое значение, француженки уделяют очень много внимание своему туалету. Только итальянки относятся к этому небрежно: они одевают пестрый платок, прикалывают к волосам фиалку и все готово.

Примером красоты, сознающей свое достоинство и пренебрегающей туалетом, может служить портрет молодой женщины 21 года (рис. 162), по фотографии Занутто в Триесте.

Прекрасный снимок Енке (рис. 163) показывает простую одежду итальянской девушки из народа.

Я полагаю, что эта удивительная простота в одежде не есть случайность. В этом, на мой взгляд, кроется скорее некоторое сознание собственного достоинства, сознание, что одежда может только замаскировать естественную, природную красоту, но не увеличить ее.

Само собой разумеется, при таком взгляде на дело одежда служит лишь для удовлетворения законов, предписываемых нравственностью. Таким образом, итальянка старается освободить себя от всякого излишнего по ее мнению облачения.

Женщины из народа проводят большую часть времени в одежде, состоящей только из сорочки и юбки.

Легкое облачение пастушки из Шампаньи (рис. 164) является наиболее подходящим для законченных форм итальянки.

Надо было бы полагать, что в странe, где на каждом шагу встречается такая пленительная красота, последняя превозносится и воспевается постоянными созерцателями ее.

Но... нет пророка в своем отечестве, и в действительности мы видим совершенно иное. Итальянец выше всего ценит блондинку, а не брюнетку: быть может от того, что последних слишком много в Италии. Весь патриотизм сказывается лишь в том, что итальянцу нравится больше всего именно итальянская блондинка, а не иностранная. Но при этом он забывает, что его итальянские блондинки обязаны своим происхождением лишь прежним влиянием северных рас, кровь коих и теперь еще течет в итальянском населении.

Рис. 165 изображает именно такую итальянскую блондинку из Милана.

Формы тела у нее крепкие и чистые и очень напоминают смуглую миланку на рис. 155. На другом снимке мне удалось определить общую высоту в 8 головных высот при совершенно нормальных размерах.

Что особенно замечательно у этой девушки, так это отсутствие всякой растительности волос на теле. У средиземных рас эта игра природы относится к величайшим редкостям. Среди многих тысяч женщин и девушек я только шесть раз константировал полное отсутствие волос на лобке.

Несмотря на преимущество, которое сам итальянец отдает особенностям северной расы, настоящий итальянский женский тип все же остается наиболее красивым. И в строении тела, и в чертах лица итальянки достигают наивысшей степени женской красоты и в сравнительно большем количестве, чем женщины большинства других стран. И только одна страна, как мы ниже увидим, может сравниться в этом отношении с Италией.

Греция

Припоминая прекрасный образ Венеры Медицейской (рис. 11), я очень сожалею, что с ней нельзя сопоставить ни один живой образ современной Эллады. Хотя я видел много различных гречанок, но среди их снимков обнаженных гречанок, которые имеются в моем распоряжении, нет ни одной, могущей претендовать на красоту.

Среди одетых гречанок на моих снимках имеются лишь две, отличающиеся физическими достоинствами. Но все же они не достигают греческого идеала.

Одна греческая девушка родом из Смирны (рис. 166) обнаруживает правильные черты лица, узкий прямой нос, красивые большие глаза, мягкий аттический подбородок и чистый овал лица, очень красивые руки и изящные маленькие ножки, скрытые наполовину сандалиями.

Насколько одежда позволяет судить, остальные формы тела также отличаются равномерным строением.

По фигуре молодой женщины из Крита (рис. 167), по тонким рукам с красиво сформированными, заостряющимися пальцами мы можем подозревать классическое строение тела.

Гладкий высокий лоб без резкой границы переходит в спинку носа; дугообразные длинные брови, веки и большие темные глаза отличаются благороднейшей формой, равно как и узкий, быть может несколько великий рот.

Но этим исчерпываются наши наблюдения, и, в сущности, мы можем несравненно меньше сказать о прелестях живых греческих женщин, чем об оставшихся греческих художественных изображениях утраченной прелести и умершего великолепия прошлой женской красоты.

Бартельс [Ploss, Das Weib] говорит, что и среди современного греческого населения женская красота относится к величайшим редкостям. Девушка к 13-14-ти годам достигает периода зрелости, и те немногие прелести, коими она обладает, она утрачивает в короткое время вследствие тяжелой работы и продолжительного кормления, подчас длящегося до пяти, шести лет.

В лучших слоях, наоборот, находятся, по Бартельсу, образы, которые напоминают классическую красоту прошлых времен. Хатчинсон [Living. Races of Maunkind, II, 434] изображает греческую девушку из Афин, обладающую хотя и очень красивыми, но, во всяком случае, не классическими чертами.

Бартольди [Цит. у Бартельса] говорит о гречанках: они обладают обыкновенно рано развивающимися грудями и рано созревают; национальную красоту представляют гpaция и благородные движения шеи, а также положение головы.

В общем габитус греческих женщин очень напоминает итальянский габитус.

Но как бы ни были красивы единичные внучки старых гречанок, древний блеск Греции исчез, и она давно уже утратила славу центра красоты и искусства.

Франция

«Национальным костюмом француженок является юбка с подоткнутым подолом», пишет Пьер Луи.

Общественное retrousse, к коему присоединяются decollete балов, neglige домашней жизни и интимное deshabille, является, в сущности, очень важным фактором в разновидности женских красот. И наибольшим искусством в этой области обладают француженки.

Женщины прочих национальностей пытаются, конечно, подражать им, но у них это не выходит так естественно: чувствуется, что это подражание. И если единичным особам удается постигнуть дух истинно французского очарования и благодаря этому выигрывать много в смысле наружности и производить гораздо более выгодное впечатление, то все же надо согласиться, что полновластными царицами моды остаются только француженки.

Француженка умеет с помощью тысячи мелочей придать своему туалету особую своеобразную прелесть. Она умеет усилить приятное впечатление своей фигуры, которую можно назвать скорее обаятельной, чем красивой. Всему, к чему прикасаются ее руки, она придает какое-то особое, чарующее выражение. Все у нее выходит изящно, грациозно, очаровательно.

Рассматривая во всех видоизменениях прелесть французской женщины, мы не можем вдосталь надивиться ею. В то время как итальянка оказывается наиболее красивой, когда она обнажена, француженка, наоборот, теряет с одеждой значительную долю своего очарования.

Конечно, в этом случай приходится иметь дело не с красотой в строгом смысле этого слова, а с общепринятым понятием о современной женской красоте, причем за основу принимается одетая женщина. Поэтому-то мы вынуждены обратить внимание и на эти кажущиеся мелочи внешних явлений. И так как взгляд француженок стать господствующим, и искусство одеваться доведено здесь до наивысшего совершенства, то мы должны остановить наше внимание на их костюмах.

Никто не станет спорить, что искусным сопоставлением одежды имеется прежде всего в виду достигнуть чувственной красоты. Само собой разумеется, что то же стремление лежит в ochobе каждого вида одевания. Но тем не менее французская женская одежда отличается наивысшей утонченностью.

Однако и здесь играет роль сила привычки. И все подражающие европеянки вообще, а француженки в особенности, так же невинно и без всякого злого умысла стараются показать свою талию, как бирманка показывает ногу, эскимоска — бедро, караибинка — все тело. В Берлине женщина, поднимающая на улице юбку до икр, производила бы неприятное впечатление, а в Париже это не бросалось бы в глаза, потому что там все делают это.

Все — дело привычки. И я отлично помню еще, как жена булочника, которой я рекомендовал теплую ванну, ответила мне с возмущением: «Я, ведь, не мужичка!»

Bce вышеупомянутые формы туалета, за исключением декольте, при коем тоже не всегда обнаруживаются естественные прелести, оставляют большую часть тела закрытым. При retrousse (укорочении юбки) в ее разновидных формах обнаруживается то небольшой башмачок, то большая или меньшая часть по преимуществу черного чулка, достигающего почти до середины бедра; то легкое облачко панталон, обшитых белыми кружевами, цветная нижняя юбка из шелка. И только из-за широких рукавов виднеется еще иногда часть обнаженной руки.

Тело, таким образом, является лишь основой для целого ряда всевозможных покровов. Последние заставляют лишь угадывать о тех красотах, которые под ними скрываются.

Рис. 168 изображает молодую парижанку в полном выходном костюм. Здесь можно наглядно увидеть истинно французскую миловидность на фоне кружев, кисеи и цветов. Этот снимок сделан еще в 1898 г. и потому не соответствует уже теперь последнему крику моды. Но все же в этом костюме ясно проглядывает искусство одеваться с большим вкусом.

Своеобразной особенностью француженок является, однако, не только умение красиво одеваться. Гораздо важнее еще то, что француженка умеет выбирать такие костюмы, которые больше всего идут к ней и благодаря которым ее наружность выигрывает очень много.

К старым формам retrousse присоединилась благодаря велосипеду за последнее время еще одна новая, которая разрешает дамам вместо юбки носить болee удобные панталоны. Это предоставляет нижним конечностям несколько большую свободу движений. Еще немного лет тому назад были бы поражены, если бы женщина таким образом публично доказала, что не только у мужчины имеются две ноги, но и у прекрасной половины человеческого рода. А теперь с этой истиной начинают мало-помалу свыкаться, и уже не удивляются, когда видят даму в подобном костюме и не на велосипеде. Конечно, не все дамы могут носить этот костюм, потому что для него требуются прежде всего маленькие ноги и прямые нижние конечности, а этого, к сожалению, нельзя заказать у портного.

Помимо того, при ношении подобного костюма, который легко может перейти этические границы женской одежды, затрагивается масса вопросов, касающихся вкуса. А в этом отношении можно скорее чувствовать, чем описывать.

Велосипедный костюм молодой парижанки, изображенной на рис. 169, производит очень приятное и именно женственное впечатление.

Приведенные примеры, надеюсь, вполне убедительно доказывают, что француженка обладает большим искусством одеваться и выбирать именно то, что ей наиболее к лицу. Не будем больше останавливаться на этом вопросе и перейдем к сущности нашей темы, к телу француженки.

На счет лица мы можем составить понятие уже по тем снимкам, которые приведены выше. Наиболее правильные черты лица мы видим на рис. 168; особенно красив рот; глаза обрамлены дугообразными бровями; верхнее веко очень красиво. Эта, как и изображенная на рис. 169, представляет собою утонченный тип французской женской красоты.

Славой наивысшей красоты пользуются среди французских женщин жительницы Арля, которые считают свое происхождение непосредственно от старых римлян. Благодаря любезности Легра Париже у меня имеется целый ряд снимков, среди коих фиг. 170 и 171 отличаются особенно правильными чертами.

Молодая женщина из Арля (рис. 170) обнаруживает в действительности римский профиль с очень тонким, слегка орлиным носом, в то же время как у молодой девушки имеется в области носа, как и в костюме, легкое retrousse. В общем, можно сказать, слегка согнутый орлиный нос является во Франции наиболее частой формой.

Глаза у обеих женщин из Арля особенно велики и отличаются красивой формой; брови тонкие, дугообразные, рот чрезвычайно правильный и весьма чистого строения.

Если о красоте тела судить по профессиональным красавицам, которые будучи одеты в мало эстетическое трико стараются привести в восторг парижскую публику, тогда получится не очень-то высокое мнение об этом. В коллекции из трехсот снимков подобных граций я не нашел ни одной, которая обладала бы до известной степени нормальным телом. Даже известная Клара де Шимей, несмотря на свою красивую наружность, не составляет в этом случае исключение.

Она достигает только 6,6 высот головы; руки и ноги по сравнению с туловищем слишком коротки, колени направлены внутрь, ноги кривые, пупок и груди расположены высоко. Помимо того, форма туловища лишена своих естественных линий, благодаря имеющемуся под трико корсету из пружин с искусственными грудными сосками, стоившему 6000 франков. Она представляет собою тот коротконогий тип, который у коннозаводчиков соответствует знаменитой «брабантской голове».

Точно так же среди 200 снимков с художественных натурщиц я часто находил коротконогих особ. Из болеe красивых девушек многие, к сожалению, не подвергались измерениям вследствие избранного положения. Наилучшей фигурой обладает двадцатилетняя девушка из Парижа (рис. 173), у коей мы, наконец, можем видеть все тело француженки.

Высота тела равна приблизительно восьми, длина ног 4,2 головным высотам. С помощью Фричевского ключа можно открыть очень незначительное укорочение бедра. В остальном отношения тела совершенно нормальны. Микулишевская ось идет по совершенно прямому направлению (левая нога). Середина тела находится ниже верхней границы лобковых волос.

Прежде всего, тело этой девушки производит во всех своих формах впечатление большой юности. Мягкая округлость лица, тонкие руки, мало выдающиеся по сравнению с талией бока напоминают что-то детское, тогда как груди, наоборот, сильно развиты.

В качестве особых достоинств этой фигуры надо упомянуть: красиво сформированные глаза с высокими складками над ними; малый, высоко расположенный пупок, прямые ноги и именно поразительно чистые формы стопы с наибольшей длиной второго пальца и очень малым пятым пальцем. Обильные волосы на голове в противоположность скудной растительности волос подмышкой (левой) заслуживает также упоминания. Основным недостатком является во всяком случае очень незначительное утолщение у наружной лодыжки и над ручным суставом. Это надо признать остатком легкого рахита.

Эта фигура является прототипом того, что французы называют «иллюзией худобы», представительницей прекрасных французских гризеток, полудитя, полуженщина, как их увековечили своим искусством Гаварини, Гревин, Боутэ и др.

В одежде они кажутся подростками, в обнаженном виде они, к изумлению, обнаруживают вполне развитые груди — пункт, чрезвычайно излюбленный у многих французских писателей.

Особенно красиво развитую мускулатуру рук и плеч и очень сильное, но все же нежное строение тела обнаруживает одна 24-летняя француженка, изображенная на рис. 174 и другая, изображенная на рис. 172.

Груди круглы, чистой формы, высоко прикреплены, но далеко не так развиты, как у более молодой девушки. Наоборот, бока выделяются очень рельефно на ряду с ее хорошо развитой талией и придают туловищу в высшей степени женственное выражение.

Помимо упомянутых достоинств надо еще отметить тонкий, красивый рот, большие глаза, мягкую округлость лица, а также малую величину и красивое строение рук.

Как в Италии и Испании, мы и здесь присоединяем к романскому женскому типу Франции француженку-блондинку, обнаженное прекрасное тело коей (рис. 175) свидетельствует о всех достоинствах обеих рас.

Даже на фотографическом снимке рельефно выделяется светлый цвет волос и белый цвет кожи. Соски круглых, высоко расположенных грудей еле пигментированы.

Конечности, обладая хорошим развитием мышц, отличаются округлостью форм, и прямое направление осей ясно заметно у разогнутой левой руки.

Особенной красотой опять-таки отличается маленькая рука и длинная узкая стопа.

Мягкие и правильные черты лица не обладают ни типичным романским, ни типичным северным выражением. Фигура мала и красива, что наблюдается одинаково у романской и у северной рас. Таким образом, эта девушка как нельзя лучше доказывает невозможность строгого разграничения между обеими упомянутыми расами. Если бы мы не знали, что эта девушка родом из северной Франции и происходит от французских родителей, то мы по наружности могли бы принять ее с таким же успехом за чисто северную красоту.

Северные элементы находятся, впрочем, во Франции, именно в Нормандии, гораздо чаще, чем в Италии, которая, в свою очередь, превосходит в этом отношении Грецию и Испанию. И этот факт находится в связи с доказанным историей взаимным обменом крови, который на севере Франции происходил энергичнее, чем на севере Италии, а здесь энергичнее, чем в Испании.

Бельгия

В Бельгии романская раса еще теснее смешалась с северной, чем во Франции. Это сказывается уже в языке, так как наряду с французским употребляется фламандский, который лишь очень мало отличается от нидерландского.

Это смешение вызывает, однако, и в строении тела часто повторяющийся тип, который от северной расы позаимствовал крепкий костный скелет, а от романской — малые размеры, и, подобно фламандским лошадям, представляет малорослую, но крепко сложенную расу с хорошо развитыми мышцами. В этом фламандском основном типе, однако, совмещены светлые и смуглые разновидности.

Блондинки увековечены в произведениях Рубенса. Однако мне доподлинно известно, что прежде эстетики, к коим присоединился и Ернст Брюке, охарактеризовали Рубенсовских женщин как фламандских коровниц. Между тем впоследствии появились другие ученые люди и сказали: «это решительно неверно: мы можем документально доказать, что Рубенс брал своих натурщиц из Парижа; и он рисовал тучных женщин потому, что они тогда были в моде».

Этому противоречит, однако, то, что наиболее красивая и излюбленная натурщица Рубенса, его жена Хелена Фромерт, была настоящей фламандкой и физически ближе всего подходила к его идеалу. Широкая, роскошная жизнь и широкие, свободные платья того времени способствовали тому, что и она, на наш взгляд, слишком расплылась. Но из верного природе художественного произведения, которое ее супруг написал с нее и которое изображает образ Афродиты, ясно видно, что в ранней молодости, в период своего расцвета, она была чрезвычайно красива.

Подобные же лица встречаются и теперь еще довольно часто в Бельгии и Голландии.

Наряду с фламандским типом встречаются, однако, как чисто романские, так и чисто северные лица. Преобладают во всяком случае романские.

Рис. 176 изображает двух молочниц из Брюсселя, из коих стоящая слева обладает более романскими, а справа — более северными особенностями. У первой указывают на романское происхождение темные волосы, слегка загнутый орлиный нос и небольшая красивая фигура, у второй указывают на северное происхождение светлые волосы, более значительная высота тела, более энергичные черты лица. Даже в одежде появляется романский характер у более смуглой девушки, которая предпочитает пестроту, в противоположность блондинке, которая выбирает более простое сочетание красок.

Настоящий фламандский тип, как его изобразил Рубенс, но в более юной форме и в смуглой разновидности, представляет собою 15-тилетняя девушка из Брюсселя (рис. 177 и 178), у которой определение положения возможно было только по головным высотам.

Юное тело обнаруживает круглые, полные, крепко сложенные формы и идущие в совершенно прямом направлении оси конечностей.

Из схемы видно, что фигура достигает восьми головных высот; середина тела (X) стоит очень низко, нога превосходит четыре головные высоты, оси рук и ног идут в совершенно прямом направлении.

Если мы измерим фигуру по средней длине головы в 20 сантиметров, то общая высота будет равна 160 сантиметрам, талия — 21 сантиметру, ширина плеч — 37 сантиметрам, ширина боков — 33-34 сантиметрам. Bcе эти размеры совершенно соответствуют норме. Положение затрудняет тщательное применение Фричевского метода.

Фотографический снимок на рис. 177 может считаться образцовым. Натурщица стоит на возвышении. Из перспективного укорочения окружающего можно вывести заключение, что аппарат был установлен как раз на средину тела, благодаря чему становится возможным правильное сравнение размеров тела.

Как в Нидерландах господствует тип блондинок, так в Бельгии господствует тип брюнеток, представляемый этой девушкой. Между прочим, она отличается более сильной пигментацией грудных сосков, темным цветом глаз и волос. Вследствие поворота головы правая наклоняющая голову мышца сильно выдается. Несколько худощавая шея, как и нежные груди, указывают на то, что полная зрелость этого типа еще не наступила.

Сопоставляя все вместе, мы приходим к заключению, что фламандка является связующим звеном между северной и нормандской расой, и из этого соединения образуется особый тип с преобладанием последней.

Таким образом мы видим, что общие романские племена дают женщин в полном смысле слова красивых, но что Италия превосходит в этом случае все другие романские страны.


3. Северная раса

Мы все более и более приближаемся к странам, где природа приготовляется осенью к продолжительной зимней спячке. Увядшие листья падают с деревьев, трава пожелтела, оголенные сучья колышутся в тумане, белая снежная пелена и лед покрыли поля и воды. И все это длится до тех пор, пока теплое дуновение солнца не вдохнет во все новую жизнь.

Исчезли все тропические растения, не видать ни пальм, ни лавровых деревьев, ни апельсинных деревьев, ни олив. Вместо них высятся дуб, ель, сосна. А кругом господствует холод и голод.

Точно так же исчезает мало-помалу тип смуглых брюнеток, с блестящими глазами и черными вьющимися волосами. Вместо них здесь господствуют северянки с более нежным, молочно-бледным цветом кожи, розовыми щеками, голубыми глазами и светлыми блондинными волосами.

Но, как и все в природе, переход совершается здесь не внезапно. Мы можем проследить это превращение шаг за шагом. И так как блондинки романской расы подготовили северных сестер, то и здесь встречаются еще романские типы. И только по мере приближения к северу этот тип исчезает, причем северный тип становится все чище и чище.

Нидерланды

Ни одна страна не выказывает такого постоянства в сохранении расового характера, как Нидерланды. В их гостеприимных границах нашли себе вторую родину португальские евреи, французские изгнанники, целые батальоны испанских солдат остались здесь после 80-тилетней войны; больше, чем в течение трех веков течет здесь беспрерывно негритянская, яванская, мадурезская и даже китайская смешанная кровь. И тем не менее среди всех этих чуждых элементов все еще существуют те же крепкие, нидерландские типы, как и много веков тому назад.

На каждое новое поколение этих помесей все сильнее и сильнее накладывается голландская печать, пока, наконец, лишь самые незначительные физические признаки свидетельствуют еще о чуждой pacе.

Так, жители зеландских островов носят еще явные следы испанских элементов, внедрившихся здесь во время 80-тилетней войны. Ныне напоминают еще об испанском происхождении только черные волосы, красивое строение тела и темные глаза некоторых зеландских красавиц. Но язык и характер, а также красивая белоснежная кожа остались северными.

В Нидерландах женщины Зеландии и Фризландии считаются самыми красивыми. Если в Зеландии господствует смуглый тип, то в Фризландии преобладает тип блондинок.

Тип девушки из Зеландии в туземном костюме изображен на рисунке 180.

В промежуточных провинциях чаще всего встречается в общем тип блондинок.

Именно в семьях древних патрициев сохраняется очень часто настоящая северная красота. Однако и среди женщин из народа нередко находятся безупречно красивые женщины.

Пример светлой, чисто нидерландской расовой красоты представляет рис. 181, 182 и 183. Я имел случай сделать все измерения на оригинале.

У этой 22-летней девушки из Схевенинга, которая для некоторых художников служила натурщицей, я нашел лишь очень мало уклоняющиеся от нормы размеры. Она слывет наилучшей натурщицей.

Рис. 181 изображает ее в национальном костюме, рис. 182 — в обнаженном виде, чтобы показать разницу в талии. Последняя кажется у одетой фигуры как бы приподнятой несколько кверху и разделяет туловище приблизительно в отношении 1:2; при сравнении с общей длиной получается приблизительно деление в золотой середине.

Эта девушка никогда не носила корсета.

Размеры таковы:

1. Рост 152 см.
2. Срединная длина 80 см.
3. Длина головы 20 см.
4. Длина ног  83,5 см.
5. Носолобковая длина 58 см.
6. Ширина плеч  36 см.
7. Ширина талии  22 см.
8. Ширина боков 32 см.
9. Расстояние грудных сосков 22 см.
10. Длина стопы 23 см.
11. Окружность груди 90 см.
12. Задняя остистая ширина 10 см.
Таз: остистая ширина 23,5 см, гребешковая ширина: 26 см, ширина боков 31 см.

Половинная длина равна 76 см; соответственно этому средина тела лежит на 4 см на нижнем крае половой щели, следовательно еще ниже верхней волосистой границы лобка.

Головная длина содержится в общей высоте тела 7,6 раз. Ноги длиннее, чем четыре головные длины, 6,6 длин ноги соответствуют общей длине тела.

Недостатком является то, что талия шире на два сантиметра. Если применить к фигуре канон Фричa, то окажется, что все главные размеры совершенно соответствуют нормальному строению, и даже превосходят последнее в ширине плеч. Особенно поразительно это совпадение в конечностях. Только грудные соски находятся ниже нормы и в то же время отодвинуты кнаружи.

Обзор фотографического снимка (рис. 182) показывает, что именно руки и ноги отличаются поразительной чистотой форм. Оси рук идут в совершенно прямом направлении (заметно по левой руке). Что касается ноги, то Микулишевская линия проходит через середину всех ее сочленений.

Груди превосходят границы нормы и начинают отвисать. За это в особенности говорит большой объем груди (90 см) и более низкое строение грудных сосков. Это, как и талия, которая шире на 2 см, указывает на то, что девушка уже пережила период расцвета.

Однако, несмотря на это, тело отличается красивыми формами. Область плеч особенно сильно развита. Рис. 183 представляет вид сзади. Прямое направление ног выступает здесь еще рельефное. Развитие крестца с хорошо развитыми ямками и мягкие линии плечевой поверхности отличаются выдающейся красотой.

Девушки из Схевенинга отличаются обыкновенно белизной и нежностью кожи и свежими розовыми щеками. Они являются воплощением того, что принято называть «кровь с молоком». Этим преимуществом обладает данная модель в очень высокой степени. Волосы на голове и на теле отличаются равномерным матово-светлым цветом.

Голландская девушка из высшего круга, имеющая от роду 21 год, обнаружила следующие размеры при сравнению с нормальными Фричевскими размерами.

1. Высота тела 166 см.
2. Срединная длина 85 см.
3. Высота головы 21 см.
4. Длина ног 82 см.
5. Модуль 64 см.
6. Ширина плеч 35,5 см.
7. Ширина талии 22,5 см.
8. Ширина боков 34,5 см.
9. Расстояние грудных сосков 22,5 см.
10. Длина ног 22 см.
11. Объем груди 83,5 см.
12. Задняя остистая ширина 10 см.
Таз: остистая ширина 22 см,
гребешковая ширина 29,75 см,
ширина боков 34.5 см,
длина руки — 16 см.

При этих размерах следует отметить маленькую руку, которая вместо девяти содержится 101/3 раз в общей высоте. Высота тела равна 7,9 высотам головы, следовательно, получается почти классическое отношение.

Середина тела (83 см) находится на 2 сантиметра над промежностью; груди расположены очень высоко; ноги на три сантиметра больше, чем четыре головные высоты, оси рук и ног идут совершенно в прямом направлении.

Идеальные размеры я нашел у одной 25-летней дамы благородного происхождения. При классически красивых формах ее рост равнялся 164 см, промежностная вышина — 82, высота головы 20,5; соответственно этому общая высота тела при малой голове равна восьми головным высотам, а середина тела приходится как раз на промежность.

Ширина плеч в 37 см находится в идеальнейшем отношении с талией в 20,5 и шириной боков в 33,5. У таза ширина остистых отростков 25,5; гребешковая ширина — 29 и ширина боков 33,5 см, между тем как расстояние поразительно красиво сформированных крестцовых ямок достигало редких размеров в 12 см.

Волосы при этом были у нее светлые, роскошные, длинные; глаза голубые с темными ресницами и такими бровями; волосы на теле несколько темнee, чем на голове.

Наряду с этой, обладающей такими физическими достоинствами, которые удовлетворяют самым строгим требованиям, я произвел измерения еще на девяти нидерландках, которые обнаружили вполнe нормальные размеры.

В качестве примера вполне нормального строения приведем рис. 184 и 185, изображающие мужчину и женщину.

Основываясь на этом, я полагаю, что в Нидерландах гораздо более нормальных и красивых женских тел, чем обыкновенно принято думать.

Что инородные влияния не всюду прошли бесследно, в этом убеждает нас девушка нидерландско-французского происхождения (рис. 184 и 185), лицо коей при совершенно правильном строении все же носит типичные следы романского происхождения.

Дальнейшим признаком является темный цвет волос и глаз. Кожа, наоборот, решительно не смуглая: она отличается северной белизной.

Хотя тело и обладает совершенно нормальными размерами, но идеальными его формы назвать нельзя. Ручные кисти и лодыжки утолщены вследствие рахита; груди, несмотря на свои малые размеры, отвисают вследствие вялости кожи; на коленях виднеются безобразные вдавления как следствие ношения подвязок; руки и ноги достаточно велики и широки; затылок, плечи и спина отличаются, наоборот, очень красивыми формами.

Не будучи красавицей, эта девушка все-таки является хорошим примером смешения северной и романской крови. На счет смешения голландской крови с индокитайскими элементами мы уже говорили.

Австро-Венгрия

Австро-Венгрия отличается такой пестротой населения, что вряд ли можно сыскать равную ей в этом отношении. Прислушайтесь здесь к говору, и вы увидите настоящее вавилонское смешение наречий. Здесь собрались самые разнообразные народности, которые при первом удобном случае разбредутся во все стороны. Не только румыны и обитатели северных стран, но и монголы дружески протягивают друг другу руку. И найти национальный тип здесь так же невозможно, как невозможно установить здесь какой-нибудь один, определенный национальный язык.

Однако это пестрое смешение народов все же можно разделить на две большие группы, в одну из них мы включаем Венгерское королевство, а в другую — все немецко-австрийские элементы.

Венгерским мадьярам наиболее родственны славяне на юге и галичане и чехи — на cевере. В жилах всех этих народов течет до известной степени монгольская кровь, которая, правда, смешана и облагорожена средиземною кровью.

Немецкие австрияки, коим помимо эрцгерцегства Австрии принадлежат Тироль, Зальцбург, Штирия, Каринтия и значительная часть Богемии, создали из многих северных и некоторых романских элементов особый тип, который стоит почти особняком между обеими ветвями средиземной расы.

В обоих группах находятся женщины, отличающиеся чрезвычайной красотой, но все же последняя принимает разнообразнейшие формы вследствие массы основных элементов.

Разобрать антропологически все части, из коих состоит население, вряд ли возможно вообще; во всяком случае это не может быть сделано в пределах настоящей книги.

Для того чтобы дать понятие о той пестроте, какая господствует особенно в венгерской части монархии, приведу вкратце сообщение о Буковине, присланное мне Фридрихом Клейнвехтером.

«В Буковине, пишет он, не существует единства, однообразия населения. Из 650000 жителей большинство составляют славяне (рутены) и румыны. Города находятся почти всецело в руках немцев. Помимо того, здесь масса евреев. Затем следуют хузулы, живущие в Карпатах и родственные славянскому племени. Наконец, здесь имеются липпоны, занимающиеся по преимуществу фруктовой торговлей. Некоторые венгерские колонии довершают пестроту картины».

И так, следовательно, мы имеем здесь семь элементов, которые составлены из трех ветвей средиземцев и из монгольской расы.

При венгерской группе мы должны довольствоваться тем, что вместо одного общего типа придется привести целый ряд представительниц отдельных племен.

Рис. 188 изображает двух венгерок: слева — девушка, справа — замужняя женщина. 0бе в праздничных костюмах.

У обеих женщин (особенно же у замужней) строение глаз с сильно опущенным верхним веком и сильно развитыми скуловыми частями свидетельствует о монгольском происхождении.

Нижняя часть лица отличается у девушки более грубой, мужественной формой. У замужней женщины, наоборот, прямой нос и прекрасно сформированный рот носят чисто средиземный характер. Ручной сустав у обеих очень узкий, руки чрезвычайно красивы.

Высота тела достигает у обеих женщин восьми головных высот. Это отношение дает право заключить о весьма красивом строении тела. И в действительности венгерки слывут выдающимися красавицами.

Приведенные примеры заставляют, конечно, только догадываться об этой красоте их более счастливых соотечественниц. Лицо у обеих еще слишком монгольское, чтобы его можно было назвать красивым. Из-за пышной одежды тела совсем не видать, за исключением некоторой части рук, к слову сказать, очень красивых.

Изображенная на рис. 189 девушка из Буковины, оказавшаяся наиболее красивой среди 12-ти снимков, обнаруживает при высоте в 7,9 головных высот очень правильные черты лица, которое наравне с роскошными темными волосами носит румынский характер.

«Тип, пишет Клейнвехтер, всюду красив; нередко приходится встречать настоящих красавиц с почти римскими лицами, К сожалению, красота не долго длится; до 23-24 лет она еще кое-как сохраняется, а затем наступает быстро увядание».

Но в то время, как венгерка обнаруживает более туранский тип, а девушка из Буковины — более румынский тип, светловолосая галичанка (рис. 190) снова напоминает северный тип. Так что в этих трех образах мы имеем соединение всех первоначальных элементов.

Что касается красоты тела, скрытого от нашего взгляда целым ворохом одежды, то высказаться о нем мы почти не можем.

Наоборот, обнаженный образ богемки (рис. 191) дает нам возможность заключить о красивом строении тела местных племен.

Монгольские особенности не заметны ни на теле, ни в лице, и наоборот, здесь ясно видны все достоинства, присущие средиземной pacе. Размеры уже выше (рис. 3) определены как образцовые. Красота тела равна 7,75 головным высотам, средина тела приходится на промежность. Плечи, талия и бока находятся в отношении 3,4 : 2 : 3,1, что при  талии в 21 см представляет ширину плеч в 37 см и ширину боков в 33,5. Таким образом плечи на 16 см больше талии, а бока на 12,5 см больше.

Оси конечностей идут в совершенно прямом направлении, формы мягки и тем не менее энергичны. В особенности туловище обнаруживает законченные линии.

Грудная клетка широка и выпукла, груди круглы, высоко прикреплены и умеренной величины. Пупок мал, низок и расположен очень высоко.

Такие же размеры и несколько более полные формы представляет тело одной богемки, имеющей 18 лет от роду. Наивысшим украшением ее являются круглые, высоко прикрепленные груди (рис. 192).

Обе эти девушки в качестве достойных представительниц женской красоты могут заключить группу венгерок. И если девушка из Праги стыдливо закрывает свое лицо, то уж ей решительно нечего стыдиться своего тела, которое свидетельствует о высоких женственных достоинствах ее расы.

О. Шмидт собрал целый ряд удивительно красивых фотографий немецких австриячек, а именно венок. Точно так же масса венских натурщиц, отличающихся прекрасным телосложением, имеется в старинной cepии Гайда. У немецких австриячек имеется такая же красивая белая кожа, как и у их северных сестер. Цвет глаз и волос, наоборот, сохраняет характер средний между северным и румынским типом и отличается по большей части светло или темно-коричневым оттенком.

Помимо того, однако, немецкие австриячки, в особенности женщины из австрийского эрцгерцогства и Каринтии, обладают известными красотами в более высокой степени, чем другие племена. Сюда прежде всего относится хваленая ямка на подбородке, куда при улыбке присоединяются еще очень красивые ямки на щеках.

Что груди австриячки давно уже пользуются славой особенной красоты, доказывает старая народная песнь, цитируемая здесь по Гиртлю [Living. Races of Maunkind, II, 434].

Для своей возлюбленной певец желает «Головку из Праги, ноги с Рейна, Груди из Австрии» и т. д.

Красивая форма грудей так же, как и ямки на подбородке, зависит от эластической, нежной, упругой кожи. Всеми этими свойствами и обладает кожа австриячки, причем помимо упомянутых достоинств это придает коже очень красивый оттенок.

Пятнадцатилетняя девушка из Вены обнаруживает все эти достоинства в наивысшем расцвете их (рис. 193).

Ямка на подбородке, круглые, упругие груди, роскошные каштановые волосы, большие красивые глаза и белая кожа — всем этим природа щедро наделила ее. На рисунке 194 изображена 18-тилетняя австриячка сзади.

Настоящее австрийское лицо в полном развитии мы видим у молодой тирольки, которая изображает тип, воспеваемый в народной песне (рис. 195). Самым красивым является у нее нежный рот и равномерный овал лица.

На голове она еще носит редкий в настоящее время убор, который двести лет тому назад украшал патрицианок Аугсбурга и Нюренберга. Что касается тела, то оно, за исключением красивой руки, совершенно не видно.

Весьма чистой формой отличается, наконец, лицо молодой венки, у которой римский нос соединился с мягким, правильным профилем северянки (рис. 196). Красивые линии слегка приоткрытого рта и большие симпатичные глаза отличаются редкой правильностью; тонкая шея почти незаметно переходит в область груди; все мышечные прикрепления и кожные отростки скрыты мягкой, эластической кожей. Прекрасные кожные складки при наклонении туловища видны на рис. 197.

Но, к сожалению, это прекрасное строение кожи и подкожной ткани австриячек имеет часто еще и другое следствие, а именно — сильное отложение жира. Вследствие этого многие женщины, по мере увеличения и ожирения грудей, утрачивают рано свою прелесть.

Гораздо реже отличаются такой же законченностью форм живот и конечности.

Как на образец прекрасно сложенной молодой девушки с полными формами, я укажу на венку из серии Гайда (рис. 198, 199,  200), изображенную в профиль, спереди и сзади.

Прежде всего следует указать на то, что эта девушка при высоте тела, меньшей, чем семь головных высот, обнаруживает совершенно нормальные размеры сообразно Фричевскому ключу (рис. 201).

Для определения размеров взят другой, более удобоприменимый снимок с той же натурщицы.

Середина тела находится тотчас под верхним краем срамной щели, следовательно — очень низко. Ноги, при определении Микулишевской, идут в совершенно прямом направлении и равняются З3/4 головным высотам, т. е. на четверть головной высоты больше, чем половина длины тела.

Основываясь на фотографических снимках, мы можем отметить следующие достоинства: мягкие, круглые и все же мощные формы телa, красивые веки, ямка на подбородке, небольшой, низко стоящий пупок, роскошные волосы (это ясно видно на рис. 199 и 200), округленные локти, длинные, красивые руки с ровными, утончающимися к концу пальцами, прямые, длинные, круглые ноги, тонкое колено, круглые, крепкие икры с мягкими очертаниями, хорошо сформированные ноги с наиболее длинным вторым пальцем.

При виде сзади обращает на себя внимание мягкий переход от затылка к плечам, хорошо выраженная срединная ложбинка на спине и красивые крестцовые ямки, упругие, круглые ягодицы, ясное обозначение мышечных cухожилий в области колена и женственная форма икр. Прямое направление ног особенно бросается в глаза именно при виде сзади.

В профиль можно, несмотря на вялую позу, заметить прекрасную форму грудей. Правая девственная грудь не отвисает, несмотря на свою солидную полноту; прикреплена она довольно высоко. Линия соединения с плечом ясно обозначена крепкой грудной мышцой. У руки замечается при paзгибании локтевая ямка.

Недостатком являются несколько грубоватые черты лица, большие уши и неуклюжий голеностопный сустав.

Преждевременная полнота этой девушки зависит отчасти от хорошей мускулатуры, отчасти от сильного отложения жира. Все это предвещает, конечно, близкий конец красоте этих юношеских форм.

Подобная девушка — и именно при слабых достоинствах лица — будет производить в одежде очень незначительное впечатллeниe, а то и никакого впечатления, потому что вся фигура ее будет казаться неуклюжей.

Эта девушка, рассуждая с точки зрения художественной, рождена для того, чтобы быть голой. И в этом отношении у нее много общего с некоторыми статуями богинь.

Стройное тело семнадцатилетней венки, изображенной на рис. 202, представляет резкую противоположность этой девушке, хотя тело каждой из них имеет свои особые достоинства.

Но эта девушка представляет, так сказать, квинтэссенцию австрийской женской красоты. Она уподобляется полураскрывшейся почке, которая в своей юной прелести бывает часто гораздо красивее, чем вполне развившийся цветок.

Что эта юная цветущая венка не потеряла ничего в смысле чистой красоты, доказывает снимок (рис. 203), сделанный три года спустя, т. е. на 20-м году ее жизни.

Прекрасная голова напоминает Рафаэлевскую Форнарину. Более полные формы ничуть не умалили достоинства чрезвычайно симпатичного лица, чего и надо было ожидать при удивительной правильности его черт.

Помимо красивого строения больших глаз и очень красивой формы рта великолепно обрисовалась на позднейшем снимке классическая форма рук.

Очень красивая венка изображена также на рис. 204. Прекраснейшую в этой стране, я видал, однако, только раз в жизни и только лишь издали: она была тогда еще ребенок. То была незабвенная королева австрийская, Елизавета.

Poccия

Когда в короткое лето наступает время захода солнца, сотни мужчин, женщин и детей направляются к песчаному берегу, чтобы выкупаться в море.

Вот жалкий дворник. Он сбросил с себя грязную одежду, и пред вашими глазами вырастает вдруг юный Аполлон, женщина сбрасывает с себя бедное платье, и вы видите вдруг стройную, грациозную нимфу. Так и кажется, что ты переносишься в золотой век и в мир богов, никогда населявших счастливую Элладу.

Прекраснейшие мужские и женские образы стоят там в райской наготе, так естественно, так непринужденно, словно их великолепные члены никогда еще не испытывали на себе тяжести одежды. Весело, свободно движутся они, не сознавая чарующей красоты, выпавшей на их долю.

Волшебная картина! Очаровательные создания снуют во все стороны, бегают, прыгают, хохочут или мирно беседуют, растянувшись на желтом песку и задумчиво глядя в бесконечную морскую даль.

Солнце зашло. Угас последний солнечный луч. Все облачились в свои одеяния и один за другим стали расходиться, исчезая в спустившейся тьме. Сон исчез.

Надо один лишь раз увидеть эту картину, чтобы понять, что Россия достигла наивысшей степени красоты.

К сожалению, у меня не имеется фотографических снимков, которые могли бы подтвердить это мнение. И мне приходится ограничиться одними лишь описаниями. Там господствует в совершенстве северная раса и лишь изредка встречаются монгольские элементы.

Что касается монгольских стран России, то соответствующие примеры приведены уже при описании метаморфных рас. Как пример средиземной русской красоты, я приведу девушку из Москвы (рис. 205) в национальном костюме. Тип лица чисто средиземный, с овалом лица, незаметно переходящим в подбородок и красиво сформированным ртом. Руки тонкие, малые и длинные.

Об остальных формах этого красивого тела, полной груди, стройной талии, широких боках, можно ввиду свободной одежды только догадываться.

Единственную фотографию с нагого тела русской женщины я получил из С.-Петербурга (рис. 206).

Положение исключает, к сожалению, возможность точного контроля с помощью измерений.

Во всяком случай можно измерить, что правая, вытянутая нога длиннее четырех головных высот. Ноги особенно хорошо сформированы: подъем высокий, стопа красивая, второй палец длиннее. На основании сильно укороченной верхней половины туловища мы не можем сделать иного заключения как то, что грудная клетка равномерно выпукла и хорошо развита.

Лицо хотя и не отличается особенной правильностью, но обнаруживает чисто средиземные черты.

К сожалению, приходится ограничиться этими скудными сведениями, какие удалось мне достать насчет Poccии.

Германия

Хотя Германия обладает более однородным нaceлением, чем Австрия, тем не менее и здесь довольно сильно заметны как романские, так и монгольские элементы. Помимо того, евреи, слившиеся с остальным населением, внесли сюда элементы африканского племени. Чистые северные типы встречаются чаще всего в Фризландии, Померании, восточной Пруссии, Мекленбурге и Шлезвиге Голштейне. Однако и они отличаются, хотя очень крепкими, но не всегда красивыми формами.

Чем больше приближаешься к югу, тем больше замечается преобладание романской примеси.

Главным образом южные страны Германии населены женщинами, пользующимися славой красавиц. Пальму первенства оспаривают Аугсбург, Мюнхен, Ульм, Шварцвальд, а также Рейнская область.

На севере представительницы женской красоты встречаются в старинных семьях чистой крови и здесь они часто достигают наивысшей степени совершенства. На юге физические достоинства гораздо более распространены даже в народе, но зато здесь не всегда достигается такое развитие, так что здесь приходится часто встречать красивых женщин, но они не всегда заслуживают название красавиц (см. рис. 207 и 208).

Оставляя в стороне многие исключения, мы можем в общем проследить уменьшение северного габитуса и увеличение романского габитуса по направлению от севера к югу.

Эти переходные степени можно ясно заметить в чертах лиц четырех немецких девушек (рис. 209, 210, 211 и 212).

Первая (рис. 209) происходит из старинной фамилии в Померании и сохранила чисто северный тип. Большие голубые глаза, роскошные золотистые волосы, белоснежная кожа соединена в ней с высотой тела в 168 см, значительно превышающей средний размер для женщины. При этом туловище и члены отличаются полной гармонией, изящны и красивы. Из всех этих достоинств заметны на снимке только красивые линии шеи. Лицо обнаруживает весьма правильный черты; овал его отличается прекрасными очертаниями.

Вторая девушка представляет собою маргкрафскую девушку (рис. 210). Она также сохранила отчасти северный тип, а именно: светлые волосы, голубые глаза и белую кожу. Величина тела — 160, т. е. несколько меньше нормы; туловище несколько неуклюже, что можно заметить на снимке только по более крепкой шее.

Глаза и рот отличаются правильным строением; прямой узкий нос образует со лбом тупой угол. Эта форма носа, которая занимает середину между вздернутым и орлиным носом и встречается необыкновенно часто у средиземцев, именно у северного племени, не получила еще до сих пор специального названия. Здесь она впервые выступает в чистой форме.

Ввиду того, что эта форма носа часто встречается на cевepе, ее можно, пожалуй, назвать «северным носом».

Для упрощения мы и будем ниже придерживаться этого названия.

Третья девушка (рис. 211) происходит из Шварцвальда. Она обладает более темными волосами и темными глазами женщины романского происхождения, между тем как приятный профиль с типичным северным носом напоминает о северянке. Черты лица, тонкая шея и красивые руки отличаются более изящным строением и во всяком случае напоминают о романской примеси.

Чисто романским строением отличается, наконец, лицо четвертой девушки (рис. 212), которая происходит из Баварии. Черные волосы, темные глаза и тонкий орлиный нос напоминают об итальянской и южно-французской красоте и во всяком случае носят южный характер.

После того как с мы севера спустились в самую южную часть Германии, мы не должны забывать, что точно таким же образом мы можем начать с светлой южанки и постепенно перейти к темной северянке. Caмым существенным является то, что изображенные девушки представляют собою наиболее часто встречающийся тип и что немецкий народ всюду в состоянии воспроизвести прекраснейшие женские образы.

Что касается телосложения, то я и на юге и на cевере Германии встречал женщин красивых в полном смысле этого слова. Такова, например, натурщица, изображенная на рис. 213, 214, 215, 216.

Затем, молодая девушка из Померании (рис. 209) обладает прекрасно сложенным телом с весьма чистыми размерами и идеальным ростом в восемь головных высот.

В низших слоях населения северной Германии, как на это указал уже Брюке, женская красота является большой редкостью. Грудная клетка лишь в исключительных случаях достигает полного развития, а ноги почти всегда остаются ниже нормальной длины.

Ничего удивительного нет поэтому в том, что среди громадного числа профессиональных берлинских натурщиц я не нашел ни одной нормальной, не говоря уже о красоте.

Значительно лучше размеры я нашел в Мюнхене. Рис. 217 изображает шестнадцатилетнюю  мюнхенскую натурщицу, которая отличается от своих берлинских коллег хорошим сложением ног. Правая разогнутая нога соответствует требованиям Микулишевской оси.

В качестве недостатков надо отметить отсутствие складки над глазами и слишком скудную округлость рук.

Туловище обнаруживает еще отчасти детские формы, ширина таза и развитие грудей не достигли еще своего наивысшего пункта, благодаря чему талия кажется еще широкой и хорошо выраженной.

Правая разогнутая рука обнаруживает еще прямое направление ее оси; передняя подмышечная складка хорошо видна, несмотря на небрежно стыдливую позу. Пупок высоко расположен. Ноги ввиду не закончившегося еще роста сравнительно очень велики.

Недостатком является искривление внутрь большого пальца ноги как следствие нецелесообразной обуви.

Признаков чахотки не видно. Контроль с Фричевским ключом невозможен ввиду положения фигуры.

Небезынтересно сравнить с ней тело другой Мюнхенской девушки 17-ти лет, изображенной на рис. 218. Здесь туловище достигло полной длины. Размеры в ширину, а именно плеч — 34, талии —18 и боков 30, вполне соответствуют нормальным требованиям.

Середина тела лежит ниже верхней границы волосистой части лобка; высота тела равна 7,7 головным высотам, длина ног более чем 4. При применении Фричевского ключа получаются размеры, мало уклоняющееся от нормы. Замечается лишь легкое укорочение голени и предплечья на 1 см.

При рассматривании фотографического снимка наблюдаются следующие достоинства: правильное строение лица, именно рта, хорошо выпуклая грудная клетка с высоко расположенными малыми грудями; очень хорошее развитие передней подмышечной границы с сильно развитой большой грудной мышцей; небольшой, глубокий, не очень низко стоящий пупок и очень мягкие девственные формы, несмотря на худощавость.

В то время как верхняя часть туловища оказывается таким образом безупречной, нижние конечности обладают целым рядом недостатков. Таковы согнутое внутрь, слишком толстое колено, угловатое бедро, слишком неуклюжий голеностопный сустав и обезображенная обувью стопа с согнутым внутрь большим пальцем ноги. Микулишевская ось прорезывает колено (левое) в верхней трети.

Очень красиво сложена девушка, изображенная на рис. 219.

Затем безупречным телом обладает 22-летняя девушка из прирейнской области, изображенная на рис. 220. Высота тела соответствует 73/4 головным высотам и размеры вполне согласуются с Фричевским ключом (рис. 221).

Средина тела находится на 2 сантиметра выше промежности, поэтому она стоит очень низко. На снимке спереди удовлетворяются все требования, какие только можно предъявить к красивому телу. В крайнем случае можно еще упомянуть о том, что при роскошных волосах растительность волос на теле оказывается чрезвычайно скудной. Так, подмышками волос совсем нет, на лобке очень мало. Наконец, указательный палец и второй палец ноги превосходят по величине четвертый палец.

При виде сзади (рис. 220) верхняя часть туловища по отношению к нижней половине кажется слишком великой, потому во время снимка не обращено было достаточного внимания на то, что плечи вследствие сгибания слишком сильно выдаются. Помимо того, тут слишком сильное освещение сверху, и боковое освещение недостаточно для того, чтобы рельефно обрисовать хорошо развитые крестцовые ямки.

На основании вышеизложенного мы должны признать за этой девушкой с Рейна преимущества пред всеми ее немецкими сестрами.

Во всяком случае этим далеко не исчерпываются еще сокровища немецкой страны в смысле женской красоты. И я уверен, что некоторые красивые немки, случайно натолкнувшись на эту книгу, останутся неудовлетворенными и подумают, чтобы если бы они пожелали... Но ведь позаботились о том, чтобы книги, как и деревья, не возвышались до небес.

Дания

Датчанки, как и скандинавские женщины, отличаются поразительно белым цветом кожи и нежным колоритом, а также чрезвычайно правильным строением конечностей.

Профессор Леопольд Мейер был настолько любезен, что представил в мое распоряжение некоторые фотографии, исполненные д-ром Кюн-Фабером.

Первая (рис. 224) черноволосая девушка из Копенгагена, обнаруживает эти достоинства в высокой степени. Оси рук и ног имеют совершенно прямое направление, конечности мускулисты и крепки, но при этом обладают нежными, резко очерченными сочленениями. Именно у левой ноги голеностопное сочленение и колено могут считаться образцовыми.

При общей высоте в 73/4 головные высоты середина тела находится ниже верхней границы волосистой части лобка, ноги несколько короче четырех головных высот (рис. 225).

Лицо, как и у другой датчанки, обнаруживает несколько выдающуюся скуловую дугу, слегка втягивающуюся между узкими глазами; наряду с этим имеется, однако, узкая спинка носа и довольно крепкая нижняя челюсть.

У туловища, как и у конечностей, замечается крепкое и красивое сложение скелета, а также мускулатура глаза. Ширина таза исчезает при сравнении с очень широкой и почти как у мужчин выпуклой грудной клеткой. Размеры туловища в ширину находятся в отношении 2 : 2 : 3,5. Соответственно этому ширина плеч будет 35, ширина талии — 20 и ширина боков — 30 сантиметров. Эти отношения вместе с хорошо сформированными, но очень малыми грудями придают образу юный, детский характер, как это замечается у старинных статуй амазонок.

Если применить Фричевский ключ, то окажется, что ноги слишком коротки. Отношения фигуры точно такие, какие Фрич [Fritsch-Herless, Die gestalt des Menschen] нашел для Венеры Торвальдсена.

Помимо упомянутых достоинств заслуживают еще особого внимания следующие: выпуклая, маленькая ножка с наиболее длинным вторым пальцем, небольшой высокостоящий, глубокий пупок, красивый переход от плеча к руке.         

Из недостатков укажем на слишком обильную растительность лобковых волос, а также на то, что контуры между туловищем и бедром сходятся под острым углом.               

Вторая, рыжеватая девушка из Копенгагена (рис. 227), обнаруживает в общем те же отношения, что и первая. Но здесь женственный характер размеров туловища в ширину сильнее выражен; растительность волос на теле носит совершенно женственный характер, а глаза глубже и обладают красивыми складками век. Форма колена и несколько плоской стопы менее чиста. Hoги, при измерении Фричевским ключом, и здесь короче на один сантиметр.

Чтобы дать ясное понятие о красоте этого образа, надо было бы нарисовать эту фигуру в красках: фoтoгpaфия же не в состоянии передать нежную игру белого и красного цвета.

Поразительно то, что обе датчанки — быть может случайно — обнаруживают точь-в-точь те же размеры, как Торвальдсенский идеальный образ. Это наводит меня на мысль, что великий датчанин, хотя он и пользовался итальянскими натурщицами, взял ceбe за идеал датчанку.

Скандинавия

Там, где вечно голубое море беспрерывно бушует, где высокие скалы покрыты белой северной пеленой, там, в этой таинственной стране — древняя родина северных богов, там родина светлой красоты северной женщины.

Подобно морским волнам и снегу скал, ее глаза отливают голубоватым светом, а нежная кожа сияет белизной. И как солнце заливает своим блеском все переходные цвета родины, так теплая кровь вызывает чудную розовую окраску на прекрасном лице.

Ни в одной стране, за исключением, разве, Фризландии, кожа не обладает такой светлой, прозрачной белизной, таким нежным розовым цветом, нигде глаза не отличаются таким темно синим оттенком моря.

Волосы у шведок по большей части светлые; у норвежских женщин встречаются также и темные волосы. Однако даже у смуглых дочерей Скандинавии кожа сохраняет свою удивительную белизну.

Два прекрасных примера светлого, как и темного типа, представляет шведская девушка, изображенная на рис. 228, и норвежская невеста, изображенная на рис. 229.

У первой светлые волосы причудливыми завитками ложатся вокруг ясного лба, у второй темные волосы длинными прядями ниспадают на плечи. У первой веселые голубые глаза лукаво глядят из-под высоко обрамленных ресниц, вторая задумчиво глядит вдаль. У первой красивые губы сомкнулись, придавая лицу самодовольное выражение, у второй губы складываются в нежную, кроткую улыбку.

В лице этих двух девушек рельефно выражается все различие характера обоих скандинавских племен, а именно: серьезность, солидность, уверенность норвежской женщины и жизнерадостность, веселость, свежесть шведской женщины.

Нос у обеих узкий, прямой; у шведской девушки, если смотреть в профиль, очень красиво выражена истинно северная форма.

Выбрать из громадной коллекции скандинавских красавиц [Большинство фотографий я получил благодаря любезности профес. Монтелиуса и Хелены Едлунд в Стокгольме] таких, который соответствуют нашей задаче, — дело очень трудное. Именно среди шведских женщин я едва нашел одну, не обладающую многими физическими достоинствами. Миловидны были все, а очень многие были красивы. В отношении чистоты размеров тела средние измерения превосходили на 40 процентов в нормальном отношение даже миланок, о которых говорено было выше.

Рис. 230 и 231 изображают красоту складок при повороте туловища.

Рис. 232 изображает скандинавскую женщину в национальном костюме, рис. 233 ту же в обнаженном виде, рис. 234 — размеры тела, рис. 235 — вид сзади.

Эта девушка, представляющая тип темноволосой северной красоты, очень мало выигрывает в своей одежде. Лицо  принимает какое-то напряженное выражение, ноги кажутся неуклюжими в громадных ботинках. Одежда свободно висит на теле, решительно не обрисовывая его очертаний.

Тем более поражает вид обнаженного тела, которое скрыто было под этим покровом (рис. 233). Bce члены тонки и тем не менее женственно округлены. Груди полны, круглы и высоко расположены; тонкая талия нежными линиями переходит в широкие бока, особенной красотой отличаются границы затылка.

Отмеченные на другом снимке размеры (рис. 234) оказываются совершенно нормальными. Середина тела находится еще под верхней границей лобковых волос, а высота головы содержится восемь раз в вышине тела. Вид сзади (рис. 235) обрисовывает прекрасные линии туловища, особенно рельефно выступающие в области плеч. На этом же снимке можно заметить чистую форму правой руки, второй палец коей превосходит по длине четвертый.

Ко всем этим достоинствам присоединяется еще красота колорита, который на фотографии не может быть передан.

В качестве недостатка можно отметить несколько острые черты лица и легкое отвисание грудей; это указывает на то, что период первого расцвета уже прошел.

Совершенно безупречно тело шведской девушки, имеющей от роду 28 лет и изображенной на рис. 236. Размеры ее тела показаны на рис. 237, а на рис. 238 изображен вид сзади.

Она поистине заслуживает нашего удивления, что как женщина лучшего круга решилась без всякого ложного стыда показать вполне совершенные формы своего прекрасного тела. Наряду с очаровательной красотой она обладает высоким развитием, свободным от всяких предрассудков, и естественным самосознанием, какое встретишь у очень немногих женщин, за исключением, конечно, женщин древней Эллады.

Остается только сожалеть, что лицо скрыто от нас. Эта жертва, которую молодая женщина принесла еще предрассудкам нашего времени, лишает нас возможности критической оценки. Но если лицо так же красиво, как тело, то ей следует отдать пальму первенства в отношении красоты.

Г-жа Эдлунд, которая сделала фотографический снимок с этой красивой незнакомки, была настолько любезна, что произвела некоторые измерения, по которым можно вычислить и остальные.

Этой девушке 28 лет. Она своих лет не скрыла. Это обстоятельство также заслуживает полного удивления. С одной стороны это указывает на поразительную любовь ее к правде. А с другой стороны это свидетельствует о том, что при здоровой северной красоте тело находится в полном расцвете тогда еще, когда южные средиземки оказываются уже давно отцветшими.

Впрочем, госпожа Эдлунд прислала мне еще снимок с очень красивого тела другой шведской женщины 46-ти лет от роду. У последней сохранились настолько юные формы, каких, пожалуй, не приходится видеть и на 25-м году жизни. Мне лично приходилось видеть подобные же единичные случаи у немецких, голландских и английских женщин лучших кругов. У низших слоев такой продолжительный период расцвета встречается крайне редко.

При рассматривании совершенства ее тела можно только отозваться с величайшей похвалой об этой чужеземной женщине. При высоте тела в 13 см головная высота равна 20 см, бока имеют 33 см, т. е. сохраняют идеальное отношение.

Не перечисляя подробно всех достоинств, какими обладает эта женщина, мы ограничимся лишь теми преимуществами, какими она обладает по сравнению с другими женщинами. У лошади или собаки можно было бы по таким признакам отличить чистую породу.

Прежде всего, несмотря на вполне женственную округлость и грациозность, прекрасно развитая мускулатура ясно видна почти до мельчайших подробностей. Так что строение поверхности, «modele» этого тела отличается классической утонченностью.

Конечности особенно крепки в местах своего начала. Стоит обратить внимание, как широко начинается у плеча правая рука, какими круглыми и полными бедра переходят в бока, при этом ручной сустав и лодыжки очень тонки и узки, так что четыре конечности получают такую красивую, округленную, законченную форму, какой мы в низших слоях никогда не встречаем.

Удивительной красотой отличаются маленькие руки и ноги.

Это тело является самым красивым из всех приведенных в настоящей книге. Но, подобно этому покрытому изображению, разнообразная природа женщины предоставляет нам постоянно разрушать все новые загадки.

На рис. 240 изображена красивая девушка в полусогнутом положении.

Из страны северной красоты, откуда мы удаляемся теперь, шлет нам прощальный привет девушка из Сталанда, закрывая свои   красивые глаза от солнца левой рукой ( рис. 242).

Правильные черта нежного личика, прекрасный образ с тонкой талией, так красиво выделяемой костюмом, доказывают, что и она подобно своим сестрам богато одарена природой и вполне заслуживает того, чтобы заключить прекрасный цветник.

В заключение приводим рис. 241, изображающий 12-тилетнюю девушку с признаками полного физического развития, и рис. 239, изображающий 18-тилетнюю венку. Изображение последней наглядно показывает неправильное сложение и является резкой противоположностью рис. 238.


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика