Предисловие к книге В.Б. Авдеева «Расология»


А. Н. Савельев



Первое на русском языке фундаментальное изложение основ классической расовой теории с ее новым авторским объяснением.

Сам термин «расология» впервые предложен к употреблению В.В. Авдеевым, ибо в русском языке его не существовало. Расологию ни в коем случае нельзя отождествлять с обыкновенной антропологией. Если антропология изучает количественные различия параметров тела представителей человеческих рас, то расология стремится оценить их качественно, интерпретируя наследственные различия в контексте исторического процесса.

Изучение влияния расы на человеческую культуру и историю формально находилось под запретом во времена коммунистической диктатуры, основанной на классовом, социальном подходе и как огня боявшейся любых форм биологического детерминизма в философии. Однако распад Советского Союза с последующим ростом этнорасового сепаратизма и бандитизма на всем постсоветском пространстве показал всю нищету и убожество методов социологии, культурологии и политологии, не способных объяснить происхождение данных процессов и дать соответствующие рекомендации по их профилактике и предупреждению. Распад США а результате кровопролитной гражданской войны уже не за горами.

И только такая наука, как расология, способна дать ответ на два вечных проклятых русских вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?».

Книга изобилует огромным количеством антропологических фактов, не известных а академической науке современной эпохи, умалчиваемых из соображений мнимой политической корректности. Приводятся также десятки высказываний классиков науки о природе человеческих рас, считающихся «не удобными» а наше время. Сочинение В.Б. Авдеева написано живым русским языком в доступной форме и а яркой, экстравагантной, афористической манере, что делает ее доступной для множества читателей, не имеющих специального антропологического и психологического образования.


ПРЕДИСЛОВИЕ

С овременность гордится как своими «социальными технологиями», так и впечатляющими достижениями естественнонаучного характера. Древность не знала деления на мир человека и мир природы, знание было единым. Специализация современной науки привела к возведению барьеров между социальными, гуманитарными науками и науками о природе. Еще Фихте писал, что политика открещивается от философии и стремится быть только историей современности. Единый принцип и выявление общих закономерностей отодвигаются в сторону ради прецедентов недавнего прошлого и пресловутого «здравого Смысла», столь часто ведущего государства и народы к краху. Точно так же многие естественные науки обходят стороной прямо или косвенно связи с науками об обществе. Те же, в свою очередь, отказываются признавать такую связь, пугаясь природной заданности многих политических и социальных процессов.

Книга Владимира Борисовича Авдеева — выдающаяся работа, в которой восстанавливается единство наук в одной из областей знания, именуемой расология. Наследственность, столь очевидно присутствующая в родовых сообществах людей, ясно обозначает себя и в том, что касается отношений между народами и государствами. Знание этих различий и представления о способах их сосуществования в различных политических ситуациях — насущное требование времени, когда глобализация грозит стремительной утратой идентичности, соотнесенности человека со своим племенем и традиционной исторической и культурной средой.

Как пишет автор, расовые различия интересны не сами по себе, а лишь в контексте их культурной, социальной и политической интерпретации. Действительно, раса является объектом изучения биологических наук. Но бесспорно и присутствие расовых проблем в обществе — человек, как бы ни отрекался он от своих природных задатков и пороков, никогда не сможет избавиться от них. Проявление гордыни в этом вопросе ведет к ошибкам. Не ведая различий между народами, мы не сможем оградить себя от конфликтов, не сможем понять, что возможно в деле нашего сотрудничества, а что опасно или запрещено законами природы.

Раса во многом предопределяет стиль жизни, характер, психику человека, ставя определенные границы его воле и рассудку. Поэтому между социальным и биологическим в человеке нет никакой границы. Одно детерминировано другим. Генетические исследования показывают, что любое территориальное разделение групп людей, прекращение генотипических обменов между ними приводит к нарастанию биологических различий между этими группами. То же можно сказать и о социальной структуре общества, в которой естественные границы между группами ведут к генотипическим различиям и наследованию различных биологических характеристик. Мы еще очень мало знаем об этих процессах и порой стремимся не замечать идущего на наших глазах расообразования, разыскивая причины политических и социальных катаклизмов в умозрительных построениях праздного сознания современной либеральной политологии, превратившейся в безделушку на складе ненужных вещей цивилизации.

Политологи, охраняя источники своего частного существования, стремятся отрицать реальность расы, этноса, нации, подменяя научную методологию досужими доводами о всесмешения и императивах мирного сосуществования народов. Реальность же говорит о том, что смешение рас и этносов — крайне редкое явление и территориальные различия генотипов и антропотипов сохраняются с древнейших времен и фиксируются соответствующими исследованиями. Конфликтность между ними может быть минимизирована только за счет знания законов наследования определенных качеств (включая агрессивность), а отказ от знания и жизненной правды ведет только к погибели. В то же время авторы такого рода исследований, которые могли бы вернуть политологию на «грешную землю» из заоблачных мечтаний, чураются очевидных следствий, затрагивающих социальные процессы. Этот психологический комплекс связан также с защитой профессионального цеха от вмешательства политики, способной к преследованиям, подобным гонениям советского периода на генетику и кибернетику или более изощренному подавлению творческой мысли. Понятность причин такого поведения не отменяет научной задачи соединения философского, политологического и биологического мышления. И это становится возможным на стыке наук, где сопрягаются естественнонаучное и гуманитарное знание. Расология как раз и является такого рода наукой, где совершается синтез знания.

Опасностью для расовой науки, имеющей столь большое значение для безопасности нации, для выживания в эпоху, грозящую гибелью мировых цивилизаций, является вульгаризация, столь распространенная в невежественных суждениях ксенофобских группировок, раздражающих общественное мнение. Столь же опасна и обратная позиция — ксенофилия, болезненная любовь к чужому и ненависть к своему, к собственной нации и ее культуре. Последнее не столь очевидно для общества, поскольку мы живем в условиях монополизации средств массовой информации лицами с ксенофильскими установками — в них также можно видеть определенную биологическую заданность, востребованную либертарными догматиками, пришедшими к власти в результате исторической случайности.

Наша культура и наш исторический опыт органически не приемлют расизма и нацизма, которые знала Европа и которые в еще более ужасной форме проявлялись в безвестных для общественного мнения Запада войнах ХХ века в Африке и Азии. Попытки навязать русским мнение, что и у них могут случиться пароксизмы расовой ненависти, является величайшей ложью нашего времени. Больше всего эта ложь вредит именно научным исследованиям, а столь нетипичный для нас дух расизма только растравливает, подогревая грядущие межэтнические конфликты и подспудное формирование этнических кланов, направленные против русского лидерства в русской стране.

В этом отношении книга В.Б. Авдеева является впечатляющим трудом по истории расовых исследований и расовых идей. Это апология науки как таковой, необходимая русским людям в условиях тотального разрушения научных школ и системы образования. Авторе призывает уважать знание, кто бы ни был его носителем, какой бы политический режим ни благоволил ученым. Нам не нужна «денацификация» знания, которой подверглась в послевоенные годы не только Германия, но и весь Запад, добровольно отказавшийся от взвешенно-разумной позиции по отношению к расовым исследованиям.

Попытки русофобствующих «денацификаторов» сорвать возрождение русской расовой теории вынуждают автора к ряду резких суждений, в особенности по поводу советских ученых, подчинившихся задачам пропаганды и на многие годы затормозивших возвращение расовой науке естественного для нее признания в академической среде. Такого признания требуют задачи выживания коренных народов России, для которых метисация может стать гибельной — в том числе и с точки зрения демографического потенциала и здоровья. Призыв автора преодолеть стереотипное мышление и пропагандистские оценки актуален как никогда: наследие прежних заблуждений, либеральные и коммунистические мифы тянут Россию в могилу.

Расология разрешает для нас многие нелепицы, из которых происходит угнетенное состояние национального духа, подрывающего жизнеспособность России. В частности, догма о смешанности русского народа говорит гражданам, что у них, мол, нет и не может быть ничего своего — все только заимствованное. А потому, будто бы, нам стоит ждать только инородной милости, ожидать пророков из чуждых стран.

Антропологические исследования (как отечественные, так и зарубежные) говорят о противоположном — о том, что русские являются типичными европейцами и весьма однородной группой по антропологическим и генетическим характеристикам. Увы, иные исследователи принимают мельчайшие остатки монголоидного населения за слабую примесь монголоидности в русском народе, растущую к востоку, а слабую примесь

южных расовых типов — за примесь понтийской расы. Это следствие определенной мировоззренческой ориентации. Иная позиция, высказанная В.Б. Авдеевым, приводит на основе выявленных им данных к иной

формуле: русские — расово чистая в своей основе, гомогенная, преимущественно нордическая ветвь европеоидной расы. Более того, мы можем констатировать, что Россия все еще сохраняет мощный ассимиляционный потенциал, уже практически утраченный Европой. И это достояние должно быть защищено от разрушения потоками мигрантов, заполняющих сегодня крупнейшие российские города. Помимо чисто логических последствий (например, вымывания из генотипа мутации, ведущей к невосприимчивости к СПИДу), массовая миграция иных расовых типов на территорию центральной России подрывает устойчивость

культурного стиля и бытовых правил, обеспечивающих социальную стабильность. Расово-демографические и культурологические исследования в этой области крайне необходимы сегодня, чтобы обеспечить адекватные шаги в деле защиты национальной безопасности России.

Автор вводит в научный оборот огромный массив данных и суждений, многие годы остававшихся под спудом равнодушия и трусливой осторожности этнологов и антропологов. Это своего рода вызов научным кругам и научному чиновничеству, ценящим более всего свое спокойствие и предпочитающим обходить вопиющие проблемы современности и замалчивать наиболее яркие идеи мыслителей прошлого.

Поистине энциклопедический подход, который требуется при профессиональном рассмотрении расовых проблем, в полной мере продемонстрирован в книге В.Б. Авдеева. Как настоящий ученый, истинный подвижник науки, автор зовет нас к тому, что многим кажется невозможным. Но, как известно философам, невозможное, когда это касается человека, всегда связано с проблемой нашей готовности отважиться на поступок. Лишь отважившись требовать невозможного, мы получим необходимое.

Цитируя французского философа, автор напоминает: будущее есть то, к чему мы идем, а не то, что идет к нам.

А. Н. Савельев
доктор политических наук,
депутат Государственной думы РФ,
действительный член Академии
проблем безопасности, обороны и правопорядка


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика