Краткая расология Европы


Ю. Ф. Леманс Ферлаг. Мюнхен, 1925 г.

Ганс Ф. К. Гюнтер



01. Распределение европейских рас на территории Европы
02. Нордическая раса в истории
03. Нордический идеал — итог антропологического взгляда на историю

Рекомендуется студентам исторических, педагогических и философских факультетов.



01. Распределение европейских рас на территории Европы

Жители Британских островов нигде не имеют такой светлой пигментации, как жители северо-западной Германии, и такой темной пигментации, как жители южной Франции. Светлая пигментация населения уменьшается в общем направлении с северо-востока на юго-запад. Сравнительно темную пигментацию имеет в Англии население всей области к югу от линии Ливерпуль-Манчестер и к западу от 2° долготы, т.е. примерно Манчестер-Борнмут. Внутри этой области только в Уилтшире и на востоке графства Сомерсет пигментация более светлая, всего темней она на п-ове Корнуэлл и в южной половине Уэльса. Расположенные в центре Англии графства Нортгемптон, Хантингдон, Бедфорд, Бекингэм и Хартфорд отличаются темной пигментацией населения. Сравнительная темная она и у жителей горной части Шотландии к югу от Каледонского канала (северная Шотландия – нордическая), особенно темная – в Инвернессе. Аргилле и южной Шотландии к западу от линии Глазго-Карлайл. Ирландия имеет население более темной пигментации за исключением графств Лимерик и Типперэри. Самая темная она на юге (Керри, Корк, Уотерфорд), на западе и севере (Ольстер и Коннот). По данным Беддоу, сильную западную примесь имеет население западной части графства Голуэй в Конноте.

Темная пигментация населения перечисленных областей Британских островов обусловлена кровью западной и восточной рас: динарская примесь на Британских островах мало заметна, несколько заметней она на Корнуэлле, в графстве Мерионет (Уэльс), в Кимберленде и, прежде всего, – в области Ферт-оф-Форт, где 25% населения – брахикефалы. Население Корнуэлла преимущественно западной расы, но часто оно имеет черты лица, напоминающие «семитские». Более заметную примесь восточной расы имеет Уэльс, а также Девон и западная часть графства Сомерсет. Сильная примесь восточной расы сказывается и на жителях перечисленных графств центральной Англии, но на Чилтернских холмах между Оксфордом и Кембриджем снова усиливается примесь западной расы. Восточный тип чаще встречается в северо-западной Ирландии, западной Шотландии и на Гебридах. Но сильней всего примесь западной расы в Ирландии. Более низкие головные указатели и высокие лицевые указатели на всех Британских островах, прежде всего, в южной Англии и Ирландии, это признаки нордической и западной рас. Можно дать такое распределение: горная западная Шотландия – восточно-нордическая смесь, Уэльс, Дорсет, Девон, западный Сомерсет и северо-западная Ирландия – смесь восточной, нордической и западной рас, Корнуэлл и Ирландия за исключением ее северо-западной части – западно-нордическая или нордически-западная смесь. Шетландские острова населены людьми нордической расы как и Гебридские (с небольшой примесью восточной расы). На Лонг-Айленде еще не так давно на темноволосых людей смотрели с презрением. В целом на Британских островах, включая области с темной пигментацией населения, нордическая примесь значительна. Примерный расклад: 55-60% нордической крови,  30% западной и 10% восточной.

Своеобразная и еще недостаточно объясненная черта – высокий средний рост жителей Британских островов, включая темно пигментированных. Действовали ли в данном случае особые условия отбора? Или смешение рас стимулирует (временно) рост гибридов? Нордический слой в Англии сохранился в большей чистоте, чем в Германии.

Во Франции область преобладания нордической расы простирается с севера от побережья до Шампани, к югу от населенных преимущественно людьми восточной расы Арденн и пересекает центральную Францию, причем процент нордической крови все время убывает по направлению к Лиможу. В одном месте в эту область врезается восточная раса – от гор Морван до Орлеана. На побережье Нормандии преобладает нордическая раса, как и на побережье Бретани, внутренние области которой заняты восточной расой.

Областью преобладания восточной расы во Франции является весь Восток, хотя Вогезский лес отличается сильной динарской примесью. Восточная раса заселяет возвышенности – Лангр, горы Морван, Кот д’Ор, а также Овернь и Севенны, откуда восточное влияние прослеживается в юго-западном направлении до Пиренеев. Альпийские области Франции – смешанные, восточно-динарские. Французские исследователи отмечают сходство между жителями Оверни и Бретани, а Топинар встречал в Бретани людей «азиатского» типа (население южнобретонского города Пон ль’Аббе сравнивают с монголами).

Западная раса преобладает на побережье Средиземного моря, в нижней и средней части долины Роны, а в смешанном виде – в долине Соны до Шалона. Она преобладает также на юго-западном побережье Франции до Жиронды, особенно в Медоке и Сентонже. Примесь западной расы есть во всей Франции и Бельгии, включая Фландрию.

В районе Периге длинноголовость сочетается с широко-лицестью. Рипли приписывает эти черты палеолитической кроманьонской расе. Но я предполагаю в этом районе и сильную примесь западной расы.

Плёти оценивает долю нордической крови во Франции на уровне 25%, 50% приходятся вместе на восточную и динарскую расы и еще 25% – на западную.

В валлонской части Бельгии преобладает восточная раса, но кое-где, прежде всего, в ряде кварталов Брюсселя заметна западная примесь. Это влияние не только доисторического населения, но и испанской оккупации страны. Фландрия – преимущественно нордическая область с более сильной восточной и более слабой западной примесью. Фламандско-валлонская языковая граница это одновременно граница между областями с преобладанием нордической и восточной расы.

Германия и другие страны немецкого языка будут описаны здесь лишь вкратце, поскольку на эту тему есть специальная работа. Области наибольшего преобладания нордической расы – северо-западная Германия и северная Голландия, особенно те области, где распространен нижнесаксонский диалект. Отсюда процент нордической крови убывает к югу, юго-западу и востоку. К востоку от Одера (за исключением побережья Балтийского моря до Вислы) нельзя больше говорить о преобладании нордической расы. Равно как и к югу от Майна (за исключением долин больших рек).

Северо-восточная Германия, особенно Восточная Пруссия, это область самой сильной примеси восточно-балтийской расы (но не ее преобладания). Примесь этой расы заметна во всей восточной части области распространения немецкого языка, особенно в Саксонии и Нижней Австрии. К западу от линии Киль-Инсбрук эта примесь мало заметна.

Примесь динарской расы сильней всего во всей области баварского диалекта. В южной Баварии и Австрии можно говорить о преобладании динарской расы, усиливающемся по мере приближения к юго-восточной границе немецкого языка. Но примесь ее прослеживается и до его западной границы, причем в Восточной Швейцарии, Южном Бадене и Эльзасе опять можно говорить о преобладании динарской расы. За линию Майна на север она не заходит.

Примесь крови восточной расы сильней всего в юго-западной Германии; в Шварцвальде, Западной Швейцарии, горных областях Вюртемберга и центральной Баварии эта раса преобладает. Ее более или менее сильные примеси прослеживаются во всей области распространения немецкого языка, сильнее – вдоль границы немецкого и французского языков и в Верхней Силезии.

Примесь крови западной расы здесь невелика, заметней она в Западной Швейцарии и Восточных Альпах, в Рейнланд-Пфальце и долине Мозеля. Долю нордической крови в немецком народе можно оценить на уровне 50-55%. Но нордическая кровь в Германии более равномерно распределена во всем народе, чем в Англии, где она сосредоточена в высших слоях.

Испания населена почти исключительно людьми западной расы, так что ее можно считать расово однородной страной. Восточная раса встречается только в северо-западных и астурийско-кантабрийских горах, особенно вокруг Овьедо, вплоть до северной границы Португалии. Есть и нордическая примесь: Плётц оценивает ее, как и восточную, на уровне 15%. Жители Каталонии гордятся своей «готской» кровью. Нордическая примесь еще заметней в горах Сьерра де Бехар (северо-западная Испания), в Галисии, среди мараготов в Леоне и по всей Испании – в высших сословиях. Переднеазиатская примесь проявляется на южном побережье Испании (за исключением Кадиса) от Гранады до Севильи. Небольшая примесь ориентальной расы не очень заметна, потому что эта раса близка по типу к западной расе.

Баски говорят на языке, родственные связи которого не установлены. Винклер сближает его с кавказскими языками переднеазиатской расы. Сами баски народ в расовом отношении смешанный. Во Франции это смесь восточной и западной рас, в Испании перевешивает западная раса, но здесь довольно велика и примесь нордической крови: среди горных басков нередко встречаются блондины со светлыми глазами.

В Португалии, как и в Испании, преобладает западная раса. Восточной крови здесь больше нет, нордической очень мало, она есть в прибрежных городах. Зато велика примесь негритянской крови, что отличает португальцев в расовом отношении от испанцев, людей западной расы. Из-за этой примеси негры видят в португальцах почти что себе подобных и уважают их гораздо меньше, чем других европейцев. Говорящие на языке суахели различают «европейцев» и «португальцев».

Северная половина Италии это смесь восточной и динарской рас с небольшой нордической и западной примесью, а южная – область западной расы с небольшой переднеазиатской и негритянской примесью. Динарская раса вторгается в Италию из восточных Альп по северо-восточному побережью от Венеции до Романьи, убывая по мере смешивания. Восточная раса убывает в числе с севера и северо-запада до Рима, где начинается Италия западной расы. Область вокруг Лукки – островок западной расы среди брахикефалов севера Италии. Сильна примесь западной расы и на всем лигурийском побережье. Нордическая примесь – может быть, 15 % всего итальянского народа, заметней всего в Пьемонте, Милане и Венеции, но она проявляется и во всей альпийской области и в северных Апеннинах, даже во Флоренции. В Тоскане и Умбрии можно еще встретить людей более светлой пигментации; особенно часто голубоглазые блондины встречаются в округе Перуджа. Странно, что блондины в Северной Италии чаще встречаются на высоте более 400 м.

В область преобладания западной расы входят острова Сицилия, Сардиния и французская Корсика. Юг Италии более однороден в расовом отношении. Переднеазиатская примесь заметна на юге в Салерно и Бари, а на Сицилии – в Сиракузах и Агридженто. На Сицилии есть и небольшая примесь ориентальной расы. Светлые волосы еще встречаются в бывших лангобардских областях вокруг Беневенто. На Мальте 1% блондинов, в Цуррико на Мальте их больше. Кроме них бросается в глаза также более сильная переднеазиатская примесь среди населения Мальты, которое принадлежит, в основном, к западной расе.

Области, населенные словенцами, хорватами, сербами, черногорцами и албанцами это области наибольшего преобладания динарской расы. Но среди этих народов заметны и примеси других рас: кровь западной расы проникала с побережья Средиземного моря, восточно-балтийской – из восточной Европы. Нордическую кровь занесли разные народы нордического происхождения. У южных албанцев нордическая примесь сильней, у сербов она такая же, как у словенцев. Албанские поселенцы занесли динарскую кровь в Калабрию (с небольшой нордической примесью).

Норвегия до областей, населенных саамами (народ центрально-азиатской расы с восточно-балтийской и нордической примесью), страна преимущественно нордическая. Примесь центрально-азиатской крови есть как в Норвегии, так и в Швеции и у несаамского населения. Примесь восточной расы есть на островах западного побережья между Бергеном и Тронхеймом и в области между Согне-фьордом и Норд-фьордом. Но больше всего она на юго-западном и южном побережье Норвегии (Хёугесунн – Ставангер – Кристиансанн). На всем западе Норвегии есть очень небольшая западная примесь – возможно, результат древних связей с Англией и Шотландией (с пиктами). Самое чистое нордическое население Норвегии живет в Остертале и Судбраннетале. Восточно-балтийская раса преобладает в лесистой местности Трюссил на шведской границе; Рипли описывает тамошних жителей как «монголоидов». Но речь идет о восточно-балтийских переселенцах из Финляндии (кванах).

Люди своеобразного типа живут у Согне-фьорда: темноволосые мезо- и брахикефалы среднего и низкого роста с «южным» темпераментом в речи и движениях, весьма воинственные. Возможно, в этой замкнутой области в результате отбора (из западной, восточной и нордической составляющих) возник наследуемый комплекс признаков, а может быть, речь идет о расе неизвестного происхождения. Норвегия с ее замкнутыми долинами сохраняет племенные различия и среди нордического населения. Часто все жители таких долин принадлежат к немногим семьям. В Тюдалене (округ Тронхейм), по-моему, сохранилась даже кроманьонская раса.

Швеция, за исключением областей, населенных саамами и финнами, самая чистая нордическая страна вообще. На крайнем юге заметна примесь восточной расы, в остальном Швеция – расово однородная страна, точно так же, как Испания – страна западной расы. Нордическая раса в наиболее чистом виде представлена вокруг озера Веттерн, в Емтланде и в Даларна. Это области наибольшей чистоты нордической расы на Земле. Понятно, почему именно там ищут прародину нордической расы.

В результате связей с Финляндией в Швецию попало много восточно-балтийской крови, а в Финляндию – много нордической. В Швеции 13% брахикефалов. Доля нордической крови в шведском народе – свыше 80%, в Норвегии – 75-80%.

Дания в целом не такая чисто нордическая страна и ее нельзя сравнивать со Швецией и Норвегией. Самая нордическая область Дании – Ютландия. На датских островах примесь восточной расы столь велика, что в целом население Дании выглядит менее нордическим, чем жители других скандинавских стран и Шлезвиг-Гольштейна.

Исландия – страна преимущественно нордическая, но и там есть примесь восточной и восточно-балтийской рас. Скальд Эгил (900-982) смеялся над своим плоским носом и своими темными волосами.

Восток Европы представляет собой постепенный переход от смешанных расовых типов Центральной Европы к восточно-балтийским, переднеазиатским и центрально-азиатским областям. Подобно тому, как азиатский растительный и животный мир начинается далеко к западу от Уральских гор и реки Урал, так уже на юге Европейской части России и на Балканском полуострове начинает меняться картина народов. Появляются и становятся все чаще люди центрально-азиатского и переднеазиатского расового происхождения. Для северо-востока Европы характерно преобладание восточно-балтийской расы. Для юго-востока – разнообразные переходы восточно-балтийской расы в центрально-азиатскую и переднеазиатскую. При сходстве восточно-балтийских и центрально-азиатских физических признаков часто трудно провести четкую границу между этими расами.

В пределах этой – если смотреть с севера на юг – сначала нордически-восточно-балтийской и нордически-восточной, потом восточно-восточнобалтийской, динарско-восточнобалтийской, западно-восточнобалтийской и, наконец, переднеазиатско-восточнобалтийской области есть и исключения. Литовцы и латыши – преимущественно нордические народы с сильной восточно-балтийской примесью, эстонцы тоже. Великорусские области, примыкающие к Прибалтике, также преимущественно нордические. Нордическая кровь проявляется, прежде всего, по течению Вислы, еще больше – по течению Западной Двины и в Южной Волыни. К югу и к востоку она постепенно исчезает, ее место в соответствующем объеме занимает восточно-балтийская кровь и наконец начинаются области с наиболее сильной центрально-азиатской примесью. Однако в областях, где распространен русский язык, долю нордической крови можно оценивать на уровне 35-40%. В Польше к востоку еще быстрей уменьшается процент нордической крови и увеличивается процент восточно-балтийской, восточной и центрально-азиатской. Средний рост поляков ниже из-за большого числа евреев (16% населения). Сравнительно много нордической крови на севере Польши.

Финский народ преимущественно нордический на юго-западе и юге Финляндии, но там верхний слой составляют шведы. К северу и востоку начинаются восточно-балтийские области Финляндии.

78% финнов имеют светлые глаза. Большинство кареглазых (их 10%) встречается в северной Финляндии среди финского племени кванов, которые восприняли центрально-азиатскую кровь от саамов. Наиболее восточно-балтийским, хотя и с нордической примесью, является финское племя тавастов, живущее в центральной Финляндии.

Остается неизвестным, смесью каких рас являются карелы. В противоположность тавастам они более стройные, среднего роста, многие из них имеют каштановые, вьющиеся волосы, коричневатую кожу, более узкое лицо и более длинный нос. И по своему поведению карелы выделяются среди других финских племен: они веселей, разговорчивей, решительней, хотя и менее стойки. Они предупредительны и благодаря своим манерам производят впечатление более благородных (такими их описывает Рециус). Смесью каких рас они являются? Их пытаются связать с «рязанским типом», о котором речь пойдет ниже. Может быть, сыграли роль особые условия отбора, которые благоприят-ствовали наследованию комплекса признаков, ставшего результатом скрещивания.

На севере России живут саамские племена, на северо-востоке – ближайшие родственники финнов, как и они, племена восточно-балтийской расы. Ханты и манси представляют собой смесь восточно-балтийской расы с «рязанским типом». Саамы – народ центрально-азиатской расы с довольно большой примесью восточно-балтийской крови.

Таким образом, среди эстонцев, ливов и особенно среди финнов часто встречаются люди нордической расы, говорящие на финских языках. С другой стороны, на русском, индоевропейском языке говорит много восточно-балтийских людей и людей, которые по крови скорее принадлежат к Азии, чем к Европе. Расовая и языковая принадлежность особенно резко расходятся на востоке Европы.

В Центральной и Северо-Западной России (может быть, за исключением примыкающих к Прибалтике более нордических областей) в целом преобладает восточно-балтийская раса. Около 80% местных жителей имеют светлые глаза, при этом лишь 13% – головной указатель ниже 80. К югу доля восточно-балтийской расы постепенно убывает, но ее примесь еще заметна и в юго-восточной Европе. В южной России 40% светлоглазых блондинов, но их светлая пигментация – не нордического происхождения. Более или менее сильная примесь центрально-азиатской крови наблюдается на всем востоке Европы. Особенно заметна она в Ярославской области.

Западная и северная Украина это опять область динарской расы, особенно Харьковская, Полтавская, Киевская и Черниговская области. На западе эта область доходит до Волыни, на востоке – до Волги. В Подолии преобладает динарско-восточная смесь, в Галиции процент восточной расы увеличивается, чем дальше на запад, тем больше. Жители Карпат – смесь восточной и динарской рас, на дуге Карпат и Трансильванских Альп к ним добавляются восточно-балтийская и нордическая примеси. Венгры первоначально принадлежали к восточно-балтийской расе, но их внешний облик сильно изменился после их переселения в Европу из-за примеси восточной, динарской и нордической крови. Балканы и их отроги заселены людьми восточной расы или ее гибридами с динарской расой, Балканский полуостров – смесью западной, переднеазиатской и динарской рас. Область, где динарская раса представлена в наиболее чистом виде, простирается от долины реки Вардар до Салоник. Динарская примесь имеется и на Крите. Но во всей юго-восточной Европе динарская и переднеазиатская кровь сосуществуют и четких границ между ними нет. Среди румын и болгар, живущих в долине Дуная, преобладает западная раса с небольшой примесью динарской. Болгары, народ центрально-азиатского происхождения, после переселения в Европу изменили свой внешний облик, смешавшись, главным образом, с западной расой. То же самое произошло с турками, но они смешались с переднеазиатской расой. Западная раса с ее длинными черепами заходит от устья Дуная в Молдавию и на юг Украины, отдельные лица этой расы встречаются и северней, на Украине и в Польше. Похоже, что в Польше примесь западной расы была когда-то более сильной.

Среди великорусского народа особо следует выделить область более низкорослых, мезокефальных, темноволосых и кареглазых людей к югу и юго-западу от Москвы, в Рязанской и Тамбовской областях. Этот тип прослеживается и далее на северо-восток, среди мари, удмуртов, хантов и манси. Можно ли считать, что этот «протофинский» или рязанский тип возник под влиянием западной расы? С внешним обликом западной расы не согласуются плоские и широкие лбы людей этого типа и их скошенные наружу скулы. Это скорее азиатские черты. Но в этих местах бросается в глаза ярко выраженная мезокефалия (головной указатель 76-79), что в брахикефальном окружении указывает на примесь длинноголовой расы.

На Кавказе, где в целом преобладает переднеазиатская раса, сталкиваются европейские и азиатские группы. Рыцарский народ осетин, потомки алан, отличается более высоким ростом, среди них 30% блондинов со светлыми глазами. При их иранском языке это неудивительно. Еще больше светлоглазых блондинов – 60% – среди курдов Каракуша и Нимруд-Дага. Они тоже говорят на иранском языке.

В Северной Африке еще встречаются большие области, в которых преобладает население западной расы, на всем северном побережье от Египта до Марокко и от Марокко к югу, включая острова. Но во всех этих областях ощущается также примесь ориентальной, негритянской и (прежде всего в Алжире и Марокко) переднеазиатской расы. Западная кровь проникла и вверх по Нилу. Западные черты отличают жителей островов Средиземного моря наряду с более сильной переднеазиатской и более слабой негритянской примесью. На Крите в горах примесь переднеазиатской расы сильней, чем на равнине.


02. Нордическая раса в истории

В XIX веке шли долгие споры о том, где следует искать прародину народов, говорящих на индоевропейских языках. Сегодня стало понятно, что речь идет о прародине правящих классов этих народов. Она находится не в Азии, а на северо-западе Европы (Мух. Родина индогерманцев. 1902).

После выхода в свет книги Муха открылись многие новые факты, указывающие на северо-запад Европы как на прародину племен нордической расы. Р. Латэм (1812-88) первым из филологов признал Европу в 1851 г. прародиной индоевропейских народов. Высокоразвитая культура распространилась в неолите с северо-запада Европы до Альп, Балкан, Греции и южной России, в бронзовом веке перешла через Альпы, опять дошла до Греции, Причерноморья и Передней Азии. Возможно, волны нордических племен одна за другой захлестывали бассейн Дуная, оттесняя преобладавших там динарцев в двух направлениях – в нынешнюю Югославию и на северо-запад Украины.

С конца каменного века среди нордических племен распространился обычай трупосожжения. У них были определенные религиозные верования, правовые и моральные концепции, свой календарь.

Мегалитические памятники, похоже, были созданы одной или несколькими волнами нордических племен, которые время от времени устанавливали свое господство над средизем-номорскими народами. Шухардт, на мой взгляд, ошибочно приписывает мегалиты западноевропейской культуре. В дольменах Алжира находят скелеты высоких, длинноголовых людей, а в Эфиопии и сегодня встречаются люди со светлыми волосами и глазами. Потомками одной из нордических волн могут быть берберы и кабилы – среди последних процент блондинов – от одной пятой до одной трети.

С распространением нордических племен началась и дифференциация их языков. Это произошло в III тысячелетии до н.э.

На Ближний Восток нордическую кровь занесли амориты, смешавшиеся с евреями. Они вторглись в Малую Азию и страны Эгейского моря около 1500 г. до н.э. и через Палестину дошли до Египта. На египетских рисунках той эпохи изображены люди нордического типа. Тем же путем в VII веке до н.э. прошли скифы. И сегодня тип со светлыми волосами и глазами часто встречается, в первую очередь, среди друзов.

Среди филистимлян, как и среди ахейцев, высший класс принадлежал к нордической расе, а низший – к средиземноморской.

Рок раздоров тяготел над нордической расой. В Троянской войне нордическая аристократия эллинов сражалась против нордической аристократии фригийцев и других племен; персы воевали против мидийцев и греков, кельты против римлян, германцы против кельтов. И во всех европейских войнах, вплоть до Первой мировой, больше всего проливалось именно нордической крови.

Внимание ученых, занятых поисками следов нордических племен, привлекли саки (скифы). Древние авторы находили их похожими на кельтов и германцев. Аланы, по описаниям, имели нордическую внешность. Среди их потомков, осетин, 30% блондинов. Особенно много скифской крови сохранилось у афганцев. Ее влияние обнаруживается даже среди обских угров и татар.

Китайские хроники до 200 г. до н.э. описывают живущих в Синьцзяне усуней как народ со светлыми волосами и глазами. Сравнительно недавно в этом регионе были открыты надписи на тохарском языке, принадлежащем к индоевропейской семье.

Примесь нордической крови заметна среди высших классов даже в Китае. Волны нордических племен именуемых киммерийцами и родственных фракийцам, перешли в VII веке до н.э. Кавказский хребет. Одновременно фригийские племена нордического происхождения достигли Армянского плато с запада. Эти две нордические волны образовали правящий класс среди армян. Туземное население не было индоевропейским. Армянский язык – особенно яркий пример того, как переднеазиатские низшие классы армян совершенно изменили индоевропейский язык в соответствии со своей языковой психологией в направлении кавказских языков, на которых первоначально говорили все народы переднеазиатской расы. Это влияние больше проявилось в фонетике, чем в лексике. Сегодня примесь нордической крови в Армении почти не прослеживается, среди армян преобладает переднеазиатская раса.

Нордические предки индусов перешли через Кавказский хребет около 1700 г. до н.э. Долгое время до этого они были тесно связаны с персами и говорили на одном арийском языке. И индусы, и персы шли одним путем – из южной России через Кавказ. Предполагается, что индо-персидские племена долго жили на юго-востоке Европы, потому что в финно-угорских языках много очень древних индоиранских заимствований. Зоной контактов была южная Россия.

В Армении индо-персидские племена встретились с хеттами. Именно в Армении индусы около 1400 г. до н.э. впервые выступают как отдельное племя под самоназванием «хари». В древних индийских сказаниях боги и герои всегда «хари» – светловолосые. В Ведах и в Авесте упоминается праздник зимнего солнцестояния, что можно объяснить только североевропейским происхождением.

Туземное население Индии было темнокожим, малорослым и «безносым». Индийское слово «варна» (каста) обозначает «цвет». И сегодня самая светлая кожа у индусов высших каст. Но Ригведа еще не знает каст, а только два расовых класса (около 1200 г. до н.э.). Касты впервые упоминаются лишь 300-400 лет спустя, когда в результате расового смешения возникли промежуточные типы.

Похоже, индусы знали об опасностях расового смешения. Строгая система кастовых правил препятствовала сближению между нордическими властителями и аборигенами. Законы Ману запрещают смешение каст и содержат много важных евгенических предписаний. Долгое время расовое смешение удавалось удерживать в рамках. О предубеждении против переднеазиатской расы (которая доходила до Индии) свидетельствует индийская поговорка «Человек со сросшимися бровями – злой». Когда раса была еще сравнительно чистой, были созданы героический эпос, философия брахманизма и шедевры поэзии. Творения индийского духа заслуживают глубокого изучения и всегда вызывали у нас энтузиазм. Х.С. Чемберлен указал на важность индийской мысли для нас в своей небольшой работе «Арийское мировоззрение» (1917г.).

Появление буддизма, учения совершенно ненордического по своей духовной сути, нанесло первый удар по расовой дисциплине, последствия которого были непоправимыми. Возникший в области, лишь редко населенной индусами нордической крови и распространяемый ненордическими миссионерами буддизм порвал со старыми, наследуемыми вместе с кровью традициями нордических индусов и подменил чистую раннюю индийскую философию сомнительным учением о спасении, адресованным людям всех каст и рас. Буддизм подрывал раннюю индийскую мудрость, проповедуя дух отречения. По словам великого индийского мыслителя Шанкары, буддизм проявил себя только в «бесконечном многословии и ненависти к роду человеческому».

В буддизме не было конструктивных идей, он мог только искажать созданное брахманизмом. На смену учению о жизненной гармонии пришло отрицание жизни. Требуя отказа от половой жизни, брака и собственности, буддизм способствовал исчезновению нордической крови, потому что именно люди нордической расы принимали его всерьез.

В исчезновении нордического элемента в Индии важную роль сыграл и климат. Негативный отбор и расовое смешение привели к упадку индийской культуры. Новый приток нордической крови принесло вторжение скифских племен в 120 г. до н.э. В Индо-Скифском царстве возродилась индийская поэзия. В нем творил величайший индийский поэт Калидаса.

Последующие вторжения кочевников привели к победе в Индии азиатских расовых элементов. Но в VI веке н.э. еще проявляла себя нордическая кровь (искусство Аджанты). Сегодня в Индии редко встретишь светлокожих людей; больше всего их среди северо-западных племен, среди сикхов и индусов высших каст.

Население современной Индии сохранило арийский язык, но не арийскую кровь. Физически оно представляет собой смесь нескольких темных рас. Их влияние сказалось и на языке, особенно на синтаксисе.

В древнем Иране неутихающая внутренняя борьба между персами и мидийцами способствовала исчезновению нордического правящего класса с обеих сторон.

Политическая система персов была такой же, какую мы находим в древние времена у всех народов с нордическим правящим классом.

В конце VII – начале VI века до н.э. среди персов появилась великая личность – Заратустра, который придал новую форму традиционной религии. Это было первым сознательным актом религиозного творчества в истории, до Будды и еврейских пророков. Впервые всему мировому процессу и государству было придано этическое значение, и человек занимал определенную позицию в этой этической системе.

Маздеизм важен для понимания нордического духа, он показывает нордическую сущность в ее персидской форме… Маздеизм – самое возвышенное религиозное творение, когда-либо созданное народами нордического происхождения, а Заратустра – один из самых великих сынов этих народов. Внутренний моральный конфликт человека нигде не понят более глубоко, чем в маздеизме, никогда перед человечеством не ставили более возвышенной цели.

Чем больше изучают маздеизм, тем яснее видно истинное величие персов и их культуры. Персия стоит наравне с Грецией и Римом, а морально превосходит их. Первым указал на это Гобино.

Законы и обычаи древних персов показывают их нордическую природу. Судя по их характерным чертам, персы были более нордическим народом, чем эллины.

В состав Персидского царства вошли области, густо населенные переднеазиатской и ориентальной расой. Правление Кира II было мягким, завоеванным народам оставлялась известная доля независимости, и это было началом смешения рас и исчезновения нордического правящего класса. В жизни всех народов под нордическим правлением империализм всегда приводил к упадку и смерти в результате истощения нордической части народа.

Около 400 г. до н.э. в религию персов снова стали проникать ненордические верования – культ Митры и особенно Анахиты, родственный по духу культам Астарты и Кибелы у семитских народов и Афродиты у греков в более поздний период. По мере вымирания нордического элемента среди персов и эллинов возобладал дух переднеазиатской расы или ее смеси с ориентальной расой.

Арабская литература в Средние века была, большей частью, делом персов, писавших по-арабски. Исламская архитектура заимствована большей частью из персидских источников. Не случайно суфизм возник именно в Персии. Ислам, как и все семитские формы религии, всегда казался нордической душе сухим и безжизненным.

В эпоху Сасанидов в персидском народе стала преобладать кровь переднеазиатской и ориентальной рас, особенно первой. Персидский язык также стал видоизменяться в сторону сближения с кавказскими языками.

Сегодня в Иране светлые волосы и глаза нередки среди старых благородных семей, особенно в области между Ширазом и Исфаханом. Среди курдов блондины все еще составляют более половины населения Нимруддага и Каракуша. Средний головной указатель западных курдов 75. Светлые волосы и глаза нередко встречаются среди памирских племен, но особенно часто – среди афганцев.

Подобно тому, как подъем и упадок индийской и персидской культур были связаны с распространением и исчезновением нордического правящего класса, развивалась и история Греции.

Прародиной греков считается территория нынешней Венгрии. Первоначально греки были светловолосым народом. Такими изображает Гомер своих любимых героев, такими были, по описаниям, спартанские и беотийские женщины.

В Греции до прихода нордических племен преобладала средиземноморская раса, но уже с сильной динарской и переднеазиатской примесью. Многие названия местностей в Греции – не индоевропейские. В религии греков сохранились фигуры донордических времен, такие как Посейдон, которого Гомер называет черноволосым, и Гефест. Всю т.н. микенскую культуру Шухардт (Древняя Европа, 1919) считает смесью средиземно-морской и нордической культур.

Героические сказания греков отражают память о нордической расе. Авангардом нордических племен были ионийцы, эолийцы и ахейцы, второй волной было нашествие дорийцев. Пришельцы принесли с собой патриархат, сменивший местный матриархат. Средиземноморскую веру в то, что душа умершего уходит к богам, сменила нордическая вера в мрачное прибежище мертвых, Гадес. Лишь позже средиземноморская вера начала контрнаступление из тех мест, куда не дошли нордические племена. Постепенно из мира нордических правителей и покоренных средиземноморцев родилась та удивительная смесь форм, которую мы знаем как «счастливый» греческий мир. Но верхний слой эллинской идеологии сохранял нордическую природу. Ранние эпохи всех народов под нордическим правлением это героические эпохи, которые потом воспевались в великих героических поэмах, объединенным общим героическим идеалом, из чего можно сделать вывод, что они принадлежат одной расе, которую можно назвать героической расой.

Греческий тип красоты был абсолютно нордическим. Гомер и Гесиод изображают богов и героев светловолосыми, голубоглазыми и высокими. Черные волосы у Гомера – отличительная черта неэллинов. Троянец Гектор – черноволосый. Греческие скульптуры всегда воспроизводят чисто нордический тип. Даже в описании населения Греции, принадлежащем еврейскому врачу и софисту Адамантию (V век н.э.), отмечаются его нордические черты.

Но уже с древних времен кровь брахикефальных рас, в частности, переднеазиатской, просачивалась в Грецию с Балкан, из Малой Азии и с Крита. Черты Сократа указывают на примесь альпийской (?) крови. Альпийские люди казались грекам комичными, равно как и переднеазиатские. Сохранились их карикатурные статуэтки, утрирующие типы, противоположные нордическому и средиземноморскому.

Греческую историю можно представить как процесс взаимодействия между духом нордического высшего класса и покоренных племен. Расовая структура четко прослеживается в конституции Спарты с ее строгим делением на три класса: спартиатов (дорических господ), периэков (потомков ахейцев) и илотов (средиземноморцев). С помощью евгенических мер спартанцы пытались сохранить силу нордического правящего класса. Плутарх говорит, что спартанцы были первыми, кто старался улучшить породу не только собак и лошадей, но и людей. Спартанцы считали себя единственными чистокровными эллинами. Красота спартанских женщин вошла в поговорку. Нордический дух Спартанского государства проявлялся еще и в том, что в консервативной Спарте женщины имели больше прав и влияния, чем в демократических греческих государствах. У Гомера женщины обладают большей свободой, чем в сильно денордизированных Афинах эпохи Перикла.

Евгенические идеалы, отраженные в законах Ликурга, подрывались новыми теориями, делавшими упор на индивидуальности. Времена Платона уже были периодом денардизации и вырождения. Буддизм в древней Индии также отрывал отдельную личность от общества. Упадок культуры, основанной нордическими племенами, всегда начинался с теорий «просвещения» и «индивидуализма». В Афинах эпохи упадка эти теории были проникнуты духом переднеазиатской расы.

Расовая структура Афинского государства была не столь четко выражена, как в Спарте, но все же прослеживается в эпоху царей. Упадок и Афин, и Спарты был связан с истощением крови нордической расы. Как только богатство ставится выше происхождения, это признак начала смешения рас. Ненордические выскочки, разбогатев, обретают все большую власть в государстве. Этот процесс отражен в законах Солона, а тирана Писистрата привели к власти ненордические элементы. Это уже свидетельствует об изменении соотношения сил между расами. Особенно много нордической крови пролилось в междоусобных войнах между греческими государствами.

Великий Платон был аристократом по происхождению, но он видел конец. В своих «Законах» он предлагал для спасения Афинского государства чрезвычайные евгенические меры на манер древней Спарты, но было уже слишком поздно. Ленц предполагает, что вымирание нордической расы объясняется еще и тем, что она не обладает таким иммунитетом к малярии, как южные расы. Но смертельный удар греческому народу, как считает Ленц, нанес контроль рождаемости.

Места представителей высшего класса все больше занимали выходцы из низов и иммигранты, главным образом, переднеазиатской расы. Полибий во II веке до н.э. уже называл своих соотечественников «выродившимися, жаждущими наслаждений нищими без веры и без надежды на лучшее будущее».

Первым получил значительную примесь переднеазиатской крови Крит. Жители этого острова отличались такими неприятными чертами, как вероломство, тщеславие, продажность, завистливость. С Крита же распространялся гомосексуализм. Среди этрусков (смесь средиземноморской и переднеазиатской рас) также были распространены педерастия и любовь к роскоши. Жизнь в Греции эпохи эллинизма приобретала все больше и больше восточный характер.

В IV веке до н.э. в Греции еще преобладала долихокефалия, но позже наблюдается сильный приток переднеазиатской крови. Римлянин Манилий в эпоху Августа уже причислял греков к «цветным народам».

Греция созрела для гибели. Но «интересно отметить, что греческие государства, в которых преобладал нордический элемент, пережили другие государства. Афины пали раньше Спарты, а Фивы пережили их обоих. Все великие мыслители и художники Греции жили до македонского завоевания» (М. Грант. Гибель великой расы, 1921). Эпоха эллинизма была уже периодом денордизации.

В Македонии правящий класс сохранял чистоту нордической крови в большей степени, чем в остальной Греции. Александр Македонский принадлежал к нордическому типу. Названной особенностью Македонии объясняется ее гегемония над Грецией.

В древней Греции смешивались нордическая, средиземно-морская, динарская и переднеазиатская кровь, современная Греция это смесь средиземноморской, переднеазиатской, динарской и ориентальной крови.

Римляне тоже были нордического происхождения. Свайные поселения 2000 г. до н.э. в Северной Италии принадлежали народу, пришедшему из-за Альп. Но в составе этого народа были и долихо- и брахикефалы.

Настоящие италики пришли в Италию в конце бронзового века из центральной Германии. Филологи, сближающие италийские, кельтские и германские языки с греческим, предполагают, что зоной контакта была Чехия. Кречмер выводит италиков из области между верховьями Дуная и Восточными Альпами.

Нордические пришельцы были немногочисленными по сравнению с ненордическим коренным населением Италии. Но именно они определили черты римского типа. Римляне имели более нордический характер, чем эллины.

В легендах о царском периоде сохранилась память о борьбе первых нордических пришельцев с этрусками за власть над Италией. Похоже, в этрусском народе возобладали переднеазиатские и альпийские элементы; поздние этруски отличались чисто восточной чувственностью, и римляне называли их «жирными этрусками».

Древнейшая римская конституция дает нам, подобно спартанской, четкую картину классового разделения на расовой основе. Патриции это латинские и сабинские племена нордических завоевателей, плебеи были потомками средиземноморских лигуро-иберских племен, но уже с примесью альпийской, динарской и переднеазиатской рас. Есть признаки того, что у плебеев был матриархат.

Гражданская дисциплина и воинские обычаи древних римлян напоминают нордическую культуру Исландии X-XI веков. Римляне с недоверием относились к покоренным народам. Пословица «Не доверяй черноволосым!», которую приводит Гораций, восходит к древним временам, когда остро воспринимался контраст между нордической и средиземноморской расами.

Законы 12 таблиц предусматривали евгенические меры, но позже они перестали быть обязательными. О них вспомнили лишь в эпоху денордизации и вырождения.

Первые серьезные сдвиги в расовом разделении произошли при республике. Уступки взбунтовавшимся плебеям стали началом расового смешения. В 445 г. до н.э. были разрешены браки между патрициями и плебеями.

Истинно нордическим типом и внешне, и по духу был Катон-старший. Но уже в его времена нордическая кровь стала убывать. Этот процесс усугубили Пунические и гражданские войны. С расширением империи нордический слой становился все более тонким. Исчезновение крестьянства в результате импорта зерна из колоний нанесло самый сильный удар по расовой мощи Рима (как позже Англии).

Вместе с Республикой погибли и последние люди, воплощавшие в себе нордическую природу, – Брут и Кассий, аристократы, которые убили Цезаря, вождя «народа», т.е. городских масс из низших слоев. Но, несмотря на смерть Цезаря, его монархический идеал одержал победу над республиканским, потому что сам Цезарь, как государственный деятель, намного превосходил всех прочих. Основанная им Империя, по мере расовых изменений, все больше обретала черты восточного деспотизма и кончила тем, что превратилась в роскошную мантию, наброшенную на разлагающийся мир.

На смену расовому конфликту между патрициями и плебеями в эпоху Империи пришел конфликт между богатыми и бедными. Возник новый высший класс из нуворишей, выходцев из низов, финансовых спекулянтов, любителей показной роскоши. Они сеяли в обществе семена морального разложения. Гибель Римской империи началась с Италии. Рождаемость сокращалась, зато по мере ввоза рабов усиливался приток восточной крови. Параллельно с денордизацией шло вырождение, черты которого так заметны на скульптурах поздней Империи. Кровь сотен тысяч рабов со всех концов света превратила Римскую империю в расовую клоаку. Все расовые барьеры были сломаны, когда все свободные жители Империи получили в 212 г. римское гражданство по эдикту Каракаллы, сына африканца и сирийки, ярко выраженного преступного дегенерата.

Немногим благородным людям оставалось только сохранять спокойствие и честь посреди всеобщего разложения и упадка. Духовной опорой для них стал стоицизм. Но поздний стоицизм отражал настроения людей, которые наблюдают за катастрофой без каких-либо надежд. Эти люди высокого духа не чувствовали больше никаких связей со своим народом. Они только пытались соединить вместе всех благородных людей тогдашнего мира.

Но идеал красоты и в поздней Империи оставался нордическим.

Римские бюсты до II века н.э. были крашеными. Но неизвестно, были ли оригиналы такими же светлыми, как их изображения. Большинство населения ко времени рождения Христа представляло собой смесь средиземноморской, альпийской и динарской рас. Цезарь, который сам был высоким, отмечает, что римляне ниже ростом, чем галлы, а Страбон, описывая бриттское племя коритавов, говорит, что юноши этого племени гораздо выше римлян. В армии Римской империи были солдаты ростом 1 м 48 см. Римских аристократов можно было распознать по светлым волосам, а богачи с темными волосами старались скрывать их под париками или красить.

Одного швейцарского исследователя поразило, что Марк Антоний, Цезарь, Гальба, Веспасиан и Траян имели такие же очертания головы, какие он наблюдал у себя в Швейцарии и назвал «высокогорной формой» (теперь их называют нордическим типом). Август, согласно Светонию, был очень светлым. Многие императоры эпохи упадка были «варварской» крови. Первым настоящим германцем на троне цезарей был Максимин Фракиец, сын гота и аланки. Нордические черты имел и Валентиниан I. В римской армии было много германских наемников, которые позже осели в Италии и внесли туда свежую струю нордической крови. Это на какое-то время замедлило гибель Империи.

Но настоящие римско-нордические творческие силы иссякли. Империя продолжала катиться к гибели и, в конце концов, рухнула. То, что еще называлось римским народом, превратилось в расовую клоаку. Это была смесь доримской средиземноморской расы с народами разных рас, говорившими на семитских языках. Сюда добавлялись наемники негритянских кровей из Африки, сильной была примесь альпийской и динарской рас. В эту клоаку и попало христианство.

Христианство сначала было религией низших классов Римской империи, которым политические идеалы свободных римлян были столь же чужды, как и свободная мысль и художественное творчество греков. Его происхождение и кровь его первых последователей делали его более близким к ориентальному, чем к нордическому мировоззрению. Законы первого христианского императора Константина были направлены против древних евгенических мер.

Важность расового фактора для жизни народа особенно ясно видна на примере римлян. Зеек в своей «Истории упадка античного мира» (1910), используя данные антропологии и евгеники, приходит к выводу, что, говоря о причинах падения Рима, никогда не называют главную: умственное и физическое вырождение расы. Дизраэли сказал, что раса это ключ к истории, единственная истина, и что раса, которая неосмотрительно смешивает свою кровь с другими, погибнет. В Индии кастовые законы долго сохраняли расовое разделение, в Греции и Риме оно ощущалось не столь остро и исчезло раньше. Везде, где иссякает нордическая кровь, умирает культура. Античный мир погиб не только потому, что иссякли его творческие силы – не было сил даже на то, чтобы просто сохранить уже созданную культуру.

После конкретных примеров наметим общую схему. Социальные и политические формы изменяются после того, как нордические народы покидают свою прародину. Если они попадают в незаселенную область и сохраняют свою расовую чистоту, возникает своего рода народное правление из наиболее уважаемых людей нескольких племен. При таких условиях лучше всего подходит республиканская система, как у исландцев. Но когда нордическое племя продвигается по чужой стране, подчиняя себе народы других рас, возникает правящая аристократия.

Когда нордические племена оседают, начинается процесс формирования особых народов. Высший класс больше не чувствует себя чужим, а составляет аристократию определенного народа, точнее, ряда племен. Объединение таких племен в государство, в один народ под властью одного царя, это второй этап развития общества. Два расовых класса сливаются в один народ, ощущающий себя единым целым. Нордические римляне (патриции) смотрят на нордических кельтов как на врагов и защищают от них средиземноморцев и альпийцев (плебеев). Так начинается слияние рас. Пока сохраняется четкое социальное расслоение, длится героическая эпоха в жизни каждого народа, находящегося под нордическим влиянием. Героизм является высшим законом. Отдельная личность думает не столько о себе, сколько о чести рода и племени, следуя заповедям верности себе и друзьям, защиты своего народа. Восхваляются великодушие, благородство ума, любовь к истине, уверенность в себе.

Но слияние высшего класса с низшим в один народ создает возможности расового смешения. Низшие слои требуют себе все больше прав и постепенно осуществляется переход к «демократии», но теперь она выглядит иначе, чем в чисто нордических регионах. Теперь эта форма правления означает власть масс, которые на терпят ничего выдающегося, масс, которыми управляют агитаторы и деньги ненордических нуворишей. Капитализм – признак изменившихся расовых условий, он ускоряет исчезновение нордического высшего класса. Прав был греческий поэт Феогнид: «Богатство уничтожает расу».

Для расолога очень важно, что нувориш обращает на себя внимание и делает себя смешным. Когда ненордический человек становится богатым, он подражает нордическому высшему классу, но делает это карикатурно. Момент появления таких людей знаменует собой расовые изменения. С этого момента ускоряется упадок народа. Все становится продажным – государство, аристократические титулы. Идеи прежнего высшего класса становятся смешными для народа, который сам меняется: героическая эпоха остается в далеком прошлом. Возрождаются обычаи коренных, ненордических народов. Изменяется мораль: классовое разделение уступает место безграничной свободе, но надо всем царит нувориш. Деревни пустеют, города растут. Расовый хаос рождает толпу больших городов, людей, живущих без цели, подверженных любым влияниям. Поздний Рим – яркий пример этого.

Меняется принцип отбора. Идет охота не за девушками из талантливых семей, а за богатыми наследницами, даже если они наследуют и самые худшие болезни. Бегство от ответственности за будущее нации позволяет вырастать таким детям, которых раньше убивали. Иногда в такие эпохи вырождение идет столь быстрыми темпами, что народ совершенно изменяется за очень короткое время. Власть денег может сознательно выращивать выродившуюся толпу для своих целей; большие массы по своей природе очень падки на денежные подачки.

В финансовом мире городов Греции и Рима периода упадка часто встречаются люди с переднеазиатскими чертами. Переднеазиатская раса обладает особым талантом к коммерции. К этой расе принадлежит большинство евреев.

Конец Греции и Рима отмечен тем, что нужны были выдающиеся люди, а их не было: нордическая кровь иссякла. Невидимо правили финансисты, массовое сознание становилось все более вырожденческим, народ – все более расово смешанным. Вымирали целые регионы. Радовались только рабы. Тысячи людей уходили в монахи, отворачиваясь от этого разлагающегося мира. И конец наступил.

Такова судьба всех народов, в которых по мере их развития исчезал нордический элемент. Этот процесс протекал быстрей в среде народов навсегда оторвавшихся от своей нордической прародины.

Вывод: любой упадок индоевропейского народа всегда связан с тем, что иссякла кровь творческой нордической расы.

Теперь много говорят о книге Освальда Шпенглера «Закат Европы». В этой книге Шпенглер исследовал все признаки упадка великих культур, но не увидел причину – исчезновение нордической крови. Поэтому следует рассмотреть тезисы Шпенглера с точки зрения расологии.

Шпенглер считает бесплодным т.н. антропологический метод в истории, но его мнение основано на неправильной интерпретации.

По Шпенглеру, греческая душа жила вне истории, вне какой-либо концепции времени, «как символ первостепенного значения, не имеющий параллелей в истории искусства»; он считает, что доисторические греки «внезапно возвратились» от каменного к деревянному зодчеству. Далее он пишет: «Во времена Гомера, как и во времена Вед, имел место внезапный переход от погребения к трупосожжению, материальных причин чего не обнаружено». Шпенглер упускает из вида, что самовыражалась не одна и та же «душа». Он упускает из вида, что нордические (арийские) завоеватели, придя в Индию в ведические, а в Грецию в гомеровские времена, «внезапно» принесли с собой свои нордические обряды в страны, где они потом развивали свою «душу». Они принесли с собой трупосожжение, общее для всех нордических народов, и деревянное зодчество, характерное до сих пор для северных скандинавов. Таким образом, Шпенглер не видит в исторических явлениях расового фактора. При расовом взгляде на историю нельзя говорить о старении всего греческого или римского народа, а также о «новом жизнеощущении», возникающем тогда или потом. Выродившийся народ уже давно не был тем нордическим греческим народом, образы которого скульпторы высекали в мраморе. Выродившийся Рим уже давно не был тем нордическим Римом, который основал мировую империю. «Новое жизнеощущение» всегда было присуще смешанному населению, которое и в «поздние времена» жило той же нетворческой массовой жизнью, что и раньше. И любой «упадок» в истории всегда вызывался тем, что иссякала кровь творческой расы.

Когда мы говорим об индоевропейском народе, что он «состарился», мы должны понимать под этим только одно: в нем иссякла кровь творческого высшего класса. До Шпенглера Брейзиг (Этапы и законы мировой истории. 1905) уже указал на сходство греческой, римской и германской истории. По его мнению, греки в 500 году до н.э. находились на том же «этапе», что и римляне в 330 году до н.э. и немцы в 1500 году. Но Брейзиг, как и Шпенглер не видел, что такая «синхронность» в истории индоевропейских народов является результатом того, что степень денордизации была той же самой.

Однако первым писателем, который выдвинул концепцию «этапов» в жизни наций был (если не считать римского писателя Варрона) итальянский философ Вико (1688-1744), а идею «упадка» Запада первым выдвинул граф Гобино.


03. Нордический идеал – итог антропологического взгляда на историю

Если вырождение (т.е. резкое усиление негативных наследственных тенденций) и денордизация (т.е. исчезновение нордической крови) привели к упадку азиатские и южно-европейские народы, говорящие на индоевропейских языках, и если вырождение и денордизация теперь, в свою очередь, грозят упадком тем народам, которые говорят на германских языках, то ясно видна задача, которую необходимо решить, если еще в достаточной мере сохранилась способность здраво рассуждать: прогресс германских народов может быть обеспечен только путем усиления ценных и здоровых наследственных тенденций, а также нордической крови. Работы евгеников показывают, каким образом можно достичь усиления ценных наследственных тенденций, поэтому здесь будет рассмотрен только вопрос об обновлении нордического элемента.

Французский граф Артюр де Гобино (1816-82) первым указал в своем труде «Очерк о неравенстве человеческих рас» (1853-55) на значение нордической расы для жизни народов. Граф Гобино также первым увидел, что вследствие смешения нордической расы с другими расами открывается путь к тому, что сегодня с легкой руки Шпенглера называется «закатом Европы». Личность Гобино как исследователя и поэта описана в книге Шемана (2 тома, 1913 и 1916), и благодаря Шеману, который основал в 1894 г. Общество Гобино, чтобы развивать его идеи, и перевел книгу Гобино (перевод издан в 1898-1901 гг.), имя Гобино и основы нордического идеала, которые он заложил, не канули в забвение. Огромное значение труда Гобино для истории и культуры наших дней показано Шеманом в его книге «Расовая теория Гобино» (1910 г.). [1. Хотя во Франции государственный деятель и историк Алексис де Токвиль и антрополог Брока увлекались трудами Гобино; хотя такие люди как Ренан и Виолле-ле-Дюк находились под его влиянием, а Альбер Сорель и Ле Бон стали его последователями, значение Гобино было снова признано лишь в последние годы. Но и в Германии, где такие люди как А. фон Гумбольдт, И.Г. Фихте (сын философа), А. фон Келлер и, прежде всего, Рихард Вагнер были его последователями, а Лотце находился под его влиянием, Гобино был бы, вероятно, забыт, если бы не Шеман. В наши дни (в 1924 г.) Гобино в моде во Франции: его произведения снова издаются, известные журналы посвящают специальные номера Гобино как художнику; можно сказать, что эта сторона трудов Гобино выпячивается, в то время как последователи его расовой теории становятся во Франции все более немногочисленными.]

Ясно, что труды Гобино по расовому вопросу, написанные до того, как исследования в этой области дали ощутимые результаты, сегодня несостоятельны во многих своих деталях, но основная их мысль остается в силе. С точки зрения расовой науки мы можем согласиться с мнением о трудах Гобино, выраженным антропологом Ойгеном Фишером: «Расовый идеал должен проложить себе дорогу и проложит ее, пусть не в той форме, которую придал ему Гобино, но в том же направлении. Он был великим предшественником».

На грани веков, когда появился перевод Шемана, увеличился интерес к расовым вопросам. В это же время, в 1899 г. вышел труд, который впервые внедрил расовый, нордический идеал в сознание широкого круга людей благодаря энтузиазму автора и той оппозиции, которую он вызвал. Речь идет о книге «Основы XIX столетия» Х.С. Чемберлена (р. в 1855 г.), тогда англичанина, теперь немца. Об этой книге с точки зрения расовой науки мы тоже можем сказать словами Ойгена Фишера: «Невзирая на слабое обоснование многих деталей и смелый пересмотр даже давно устоявшихся концепций ради своих целей, что, разумеется, дает тысячи поводов для критики, подлинная суть устоит против критики».

Со времени работ Гобино и Чемберлена многие исследователи в области естественных и общественных наук постарались пролить больше света на расовые вопросы, так что сегодня не только подтверждена суть теории Гобино и Чемберлена, но и завоеваны новые территории для идеала нордической расы. Обретает форму новый взгляд на историю, расовая историческая точка зрения.

Нордический расовый идеал естественно привлекает больше внимания среди тех народов, которые сегодня еще сохраняют сильную, а ряд из них даже преобладающую струю нордической крови, т.е. среди германоязычных народов Европы и Северной Америки. Вряд ли идеи Гобино придутся ко двору среди народов, говорящих на романских языках, хотя первая научная работа, написанная с расовой исторической точки «Ариец и его социальная роль» (1899 г.), принадлежит французу – ее автор – Жорж Ваше де Лапуж. Но, похоже, денордизация зашла слишком далеко и во Франции. Вряд ли расовые вопросы привлекут особое внимание и среди славянских народов.

Но среди всех, кто познакомился с теорией Гобино, многих она глубоко затронула. К концу XIX века можно было даже говорить о растущем интересе к расовым вопросам, но еще не о распространении ясных идей. Продолжают использоваться термины Гобино и Чемберлена, и то и дело наталкиваешься на призывы сохранить чистоту «германской» или (у Лапужа) «арийской» крови. [2. В филологии раньше словом «арийский» обозначались индоевропейские языки; сегодня этот термин обычно используется лишь применительно к индоиранской ветви этой языковой семьи. В начале расовых исследований иногда называли (не существующую) белую или кавказскую расу арийской. Позже арийцами стали называть народы, говорящие на индоевропейских языках, и, наконец, нордическую расу. Сегодня термин «арийский» вышел из научного употребления, и использовать его не рекомендуется, особенно с тех пор, как он стал ходовым среди профанов в порядке противопоставления «семитам». Но от термина «семиты» антропология тоже отказалась, так как на семитских языках говорят народы самого различного расового происхождения.]

Таким образом, остается широко открытой дверь к смешиванию расы и народа или расовой и языковой принадлеж-ности, и четкое определение целей невозможно. До сих пор отсутствует знание концепции «расы» и расового состава германских и индоевропейских народов, т.е. народов, говорящих соответственно на германских и индоевропейских языках. До сих пор не учитывается должным образом расовый идиотип (наследственная формация) нордического человека как создателя ценностей, характерных для культуры индоевропейских («арийских») и германских народов. Расовая антропология Европы не могла быть написана во времена Гобино. Требовались еще многие детальные исследования.

Не хватает еще многого. Гобино, как и его современники, не знал о важности отбора для жизни народов. Нордическая раса может прийти в упадок и без смешения с другими расами, если она будет проигрывать им в соревновании по рождаемости, если число браков в ней будет меньше, возраст вступающих в брак – выше. Кроме слов об «уникальном значении нордической расы» (Ленц) необходимо и знание законов наследственности и отбора, а это знание начинает оказывать все большее влияние на представителей разных народов.

Моперциус и Кант первыми указали на важность отбора для живых существ, но впервые значение отбора начало действительно осознаваться, когда «Происхождение видов» Дарвина положило начало современной биологии. Концепция отбора оказала влияние на взгляды на судьбы народов. Двоюродный брат Дарвина Фрэнсис Гальтон (1822-1911), «отец евгеники», первым увидел это. Он первым показал, что не окружающая среда, а наследственность является решающим фактором для всех живых существ, в том числе и для человека, и наметил контуры теории евгеники, указав, что улучшение народа возможно только при существенном усилении более высоких наследственных свойств. Но прошло 40 лет, прежде чем значение Гальтона было правильно понято, и его труды принесли плоды.

Гальтон не мог подкрепить свои взгляды научной теорией наследственности, которая была создана в общих чертах Иоганном Менделем (1822-84), августинским монахом из Брно (в монашестве – Грегор), дело жизни которого, после того как оно заново было открыто в 1900 г. оказало столь глубокое влияние, что в результате все новых и новых исследований сегодня возникла всеобъемлющая наука о наследственности.

Благодаря этим исследованиям учение Гобино обрело более глубокий смысл и новую силу при поддержке науки о наследственности, евгеники, расовой теории: родилось нордическое движение. Это произошло в тех странах, где в жилах народа еще текло достаточно нордической крови, чтобы вновь мог родиться нордический идеал. Для пропаганды этого идеала был основан ряд обществ в Германии, США и в других странах.

Хотя в Германии нордический идеал проповедывался дольше, чем в других странах, из-за того, что его пропагандисты были расколоты на мелкие группы, он не нашел такого широкого распространения, как в США, где книги Гранта и Стоддарда имели шумный успех, книга Гранта благодаря его расовым теориям и предостережению об угрозе вымирания великой нордической расы, а книги Стоддарда благодаря предостережениям против «желтой» и «черной» опасности извне, от народов, находящихся под нордическим владычеством, и против вырождения, которое угрожает этим народам изнутри из-за усиления негативных наследственных тенденций. Высокий уровень исследований в области евгеники, которая в США стала чем-то вроде патриотической науки, создали прочную научную основу для трудов Гранта и Стоддарда и благодатную почву для распространения расовых и евгенических теорий. Кроме того, они получили поддержку сверху и от части прессы. Президент Гардинг в публичной речи 26 октября 1921 г. подчеркнул важность книги Стоддарда «Цветной прилив», а Конгресс, усвоив взгляды Гранта, принял законы об иммиграции, благоприятные для иммигрантов из северо-западной Европы и ставящие барьер на пути нежелательных иммигрантов из южной и восточной Европы. Иммиграция из Азии и иммиграция нежелательных элементов вообще была запрещена. Сам Грант был выбран вице-президентом Лиги ограничения иммиграции. Будем надеяться, что нынешние законы об иммиграции это только первый шаг к еще более решительным расовым и евгеническим законам. В США есть возможность исследовать европейские расы и расовые смеси с точки зрения их гражданских достоинств, и значение нордической расы не замедлит обнаружиться. Ведущие государственные деятели осознали значение этой расы и публично делятся своими знаниями. [3. Недавно это сделал министр труда Дэвис. Норвежская газета «Моргенбладет» от 1 июля 1924 г. пишет об его удивительно откровенных высказываниях: «Несомненный факт, что т.н. нордическая раса, придя в Америку в качестве иммигрантов, взяла на себя самое тяжёлое бремя. Они прокладывали дороги, пахали землю, создавали промышленность, в то время как итальянцы и греки чистили сапоги, торговали фруктами и делали бомбы для «внутреннего употребления», а евреи вели лёгкую жизнь в своих банках и лавочках и любезно давали ссуды под 20%... Если Вы поедете на северо-запад, Вы увидите, что сделала нордическая раса, особенно скандинавы, для сельского хозяйства. Многие из них начинали, имея всего лишь пару рук да железную волю. Результат налицо – эти районы процветают. А пройдитесь в больших городах по разным «маленьким Италиям», «маленьким Грециям» и по еврейским кварталам: потом, когда Вы вернётесь к «своим», Вы почувствуете облегчение оттого, что снова дышите чистым воздухом».]

В США в наши дни имеет место важное изменение: Европа как источник эмиграции больше не рассматривается в свете государств или народов, а в свете рас. Насколько Германия в этом отношении удивляет Америку, видно из того, что эмигранты из Германии ценятся выше эмигрантов из всех других европейских стран.

Опасность денордизации признана многими американцами после выхода книги Гранта. Среди нордических американцев англосаксонского происхождения создаются такие организации как «Нордическая гвардия», среди американцев германского происхождения – такие как Нордическая арийская федерация и т.п. Некоторые нордически мыслящие американцы объединяются в кооперативы, чтобы постепенно завоевать экономическую независимость от крупного ненордического капитала. Похоже, что нордическая часть американцев начала предпринимать весьма эффективные шаги по сохранению и усилению нордической крови. Однако нужно лучшее понимание важности увеличения рождаемости для этих целей.

Если вспомнить о том, что нордический идеал пустил корни в Германии в конце века, от нас не укроется, что нордические устремления в нашей стране не отличаются таким единством и целенаправленностью, как в США. Однако мы не можем не учитывать тяжелые экономические условия, в которых находятся немецкие последователи нордического идеала, в большинстве своем принадлежащие к среднему классу, условия, которые постоянно создают препятствия для этого идеала, но частично причины заключаются и в самой немецкой натуре, в склонности раскалываться на мелкие замкнутые группы, каждая со своей «точкой зрения». По причине этого раскола «общества защиты нордической расы» в Германии можно рассматривать только как начало интереса к расовым вопросам, и мы вынуждены согласиться с Плётцем, когда он говорит об этих «обществах защиты» что они гораздо малочисленней и менее влиятельны, чем еврейские общества. И в самом деле: мы не можем пока говорить ни о каком «влиянии» нордического идеала.

Однако усилия в этом направлении не следует недооценивать. Они свидетельствуют о пробуждении интереса к расовым вопросам. Молодежь, вдохновленная нордическим идеалом, уже много сделала для распространения своих взглядов даже в тяжелых условиях сегодняшней Германии и несмотря на нужду в деньгах. Начало может быть скромным, но глубокие изменения полны значения. «Индивидуализму», который столь ценился в XIX веке и все еще громко прославляется вчерашним поколением, приходит конец. Упор на индивидуальность каждого человека, который до вчерашнего дня делался под лозунгом «будь самим собой», ныне ставится под сомнение и даже отвергается новым поколением. Когда я писал эту книгу, мне прислали программу «Молодежной нордической ассоциации», в которой я нашел следующее положение: «Мы будем постоянно помнить о том, что для того, чтобы наша раса не погибла, важно не только выбрать себе нордическую пару, но прежде всего с помощью нашего брака помочь нашей расе одержать победу по деторождаемости».

До недавних дней подобный взгляд на жизнь не встретил бы понимания, а для вчерашнего поколения он непонятен и сегодня. Нынешний век начался под знаком идеи «естественного равенства всех людей», индивидуализма и культа личности. Когда мы сегодня бросаем взгляд назад, нас удивляет, сколь долго держались биологически несостоятельные теории Века просвещения и Руссо, которые даже сегодня определяют отношение к жизни огромных масс, хотя такие люди как Фихте и Карлейль давно уже преодолели эти взгляды. Но и дискредитированные, идеи равенства и индивидуализма все еще держатся, так как они соответствуют инстинктам века вырождения и денордизации, или по крайней мере надеются удержаться и извлекать выгоду из особенностей этого века. Если, не обращая внимания на определения современных политических теорий, мы эмпирически исследуем господствующие идеи западных народов относительно природы нации, мы обнаружим, что под нацией понимается всего лишь сумма ныне живущих граждан данного государства. Мы обнаружим далее, что цель государства – всего лишь удовлетворение повседневных потребностей этой суммы индивидуумов или той суммы, которая сформировала большинство. Максимально возможное «счастье» для индивидуумов завоевывается решениями большинства.

Расовый и евгенический образ мыслей рождает иные идеи об истинной природе народа. Народ рассматривается как сообщество с общей судьбой прошлых, нынешнего и будущих поколений, сообщество с одной судьбой, ответственное перед прошлым и будущим нации, перед будущими поколениями. Поколение народа, живущее в данное время, рассматривается при нордическом идеале как сообщество, которое стремится к сохранению нордической природы данного народа во все большей чистоте. Но в этом сообществе с едиными целями самые тяжелые обязанности берут на себя люди нордического типа. «О мои братья, я жалую вас в новую аристократию: вы должны стать созидателями и воспитателями, сеятелями будущего» (Ницше. Так говорил Заратустра).

Стремление, которое можно наблюдать среди молодежи, к «органической» философии жизни, т.е. философии, исходящей от народа и родной страны, связанной с законами жизни и противоположной всякому индивидуализму, должна, в конце концов, связать эту молодежь с жизнью родины и своего народа. Германцы ощущали эту связь во все времена, родственные связи были основой их жизни, взгляды древних германцев на жизнь находились в такой гармонии с законами жизни, что усиливали расовые и евгенические качества германцев. С исчезновением этого взгляда на жизнь в Средние века был нанесен ущерб и расе, и здоровой наследственности. И нордическое движение будет всегда искать образцы для духовного руководства в древнегерманском мире, который был чистым выражением нордической природы.

Среди германоязычных народов нордический идеал сохраняет постоянную связь с народными традициями, идущими от германских предков, нордическая внешность и природа которых все еще в памяти у многих. Вся время проявляются необъяснимые поверья и расовое подсознание; это видно из того факта, что в Германии высокий, светловолосый и голубоглазый человек считается «настоящим немцем», а по данным службы усыновления бездетные пары чаще предпочитают светловолосых и голубоглазых, а не темноволосых детей. Нордический идеал без труда усваивается германскими народами, потому что у них здоровье, способности, ум и красота более или менее сознательно ассоциируются с нордическим типом. Таким образом, нордический идеал становится идеалом единства: общим для всех частей немецкого народа, хотя они могут иметь примеси других рас и отличаться одна без другой, является нордическая кровь. Общим для северной и южной Англии, хотя на юге есть сильная средиземноморская примесь, является нордическая кровь. И следует особо отметить, что в тех частях ареала немецкого языка, где целиком преобладает динарская раса, в частности, в Австрии, укрепляется нордический идеал и формируются союзы людей, главным образом, нордического типа.

Таким образом, есть надежда на союз германоязычных народов. У этих народов, несмотря на примеси других рас, есть одно общее – нордическая кровь. Если они воспримут нордический идеал, это будет идеал гармонии и мира. Нет лучшей основы мира между ведущими народами, чем пробуждение расового сознания германоязычных народов. Во время первой мировой войны Грант писал, что это была, по сути, гражданская война и сравнивал ее по разрушительному для расы эффекту с Пелопоннесской войной между двумя ведущими эллинскими племенами. Люди с нордическим мышлением среди германо-язычных народов должны стремиться обрести такое влияние на правительства и общественное мнение, чтобы гибельная для нордической крови война, подобная первой мировой, стала бы впредь невозможной… Нордический идеал должен переродиться в общенордический идеал, который одновременно станет идеалом священного мира между германоязычными народами.

В современной и тем более в завтрашней войне не может больше идти речь о «цене победы»: ее обязательно перевесит анти-отбор, неизбежно связанный с любой войной. Для тех, кто понимает это, представляется крайне сомнительным, чтобы даже самый благоприятный политический результат войны можно было бы называть «победой», если плодами этой «победы» воспользуются те элементы нации, которые благодаря своим наследственным качествам проскользнут сквозь ячейки сита современной войны. Настоящими жертвами любой будущей войны между великими державами, как у побежденных, так и у «победителей» будут классы, наследственно способные к войне и к самопожертвованию. И одна из задач последователей нордического идеала – внушить это своим народам и правительствам.

Если столь сильное политическое влияние нордического идеала кажется сегодня слишком смелым предсказанием, однако задача нордического возрождения представляется очевидной в свете истории индоевропейских народов под нордическим руководством, поскольку это самый естественный идеал, который может приостановить упадок, угрожающий сегодня германо-язычным народам. Против этого идеала не может быть возражений, с учетом нынешней ситуации этих народов, описанной в 1910 г. Ойгеном Фишером следующим образом: «Сегодня в Италии, Испании и Португалии германская кровь, нордическая раса уже исчезла. Результат – упадок и утрата международного значения. Франция следующей ощутит на себе правильность этого тезиса, а потом, без всякого сомнения, наступит и наша очередь, если дела будут продолжать идти так, как они идут сегодня». За этим высказыванием последовал ужасный анти-отбор первой мировой войны.

С учетом этой ситуации, проблема заключается в том, как остановить денордизацию и какими средствами достичь нордического возрождения, как добиться того, чтобы люди нордического или хотя бы частично нордического типа раньше вступали в брак и имели большие семьи? Этот вопрос затрагивает физическую сторону жизни. Как возбудить дух ответственности и преданности расовым целям в мире эгоизма, вырождения и беспредельного «индивидуализма»? Этот вопрос затрагивает духовную сторону жизни.

Если этот вопрос мыслящие представители германоязычных народов считают жизненно важным для своих народов, то они должны стремиться к тому, чтобы внедрить в умы людей нордического типа, независимо от класса, дух расовой ответственности и объединить всю нацию единством целей. Неограниченное расовое смешение сделало современных людей физически и духовно шаткими и неспособными к принятию решений. Нет больше идеала физической красоты и духовной мощи, чтобы можно было воззвать к живой энергии, как в прежние времена. Если отбор внутри народа не может быть направлен к осознанному или неосознанному идеалу, то его способность подняться на более высокий уровень будет слабей и слабей, и это кончится переменой направления, в дело вступят менее творческие расы с негативными наследственными тенденциями. Каждому народу уготовано особое направление развития, свой особый путь избирательного прогресса. Для германоязычных народов целью может быть только физический и духовный образ нордической расы. В этом смысле нордическая раса, пользуясь выражением Канта, дана нам не как дар, а как задача. И в этом смысле, если мы говорим о нордическом идеале среди немцев, мы тем самым говорим о нордическом типе как об образце для отбора среди немецкого народа и показываем, что задача нордического движения это возрождение целой культуры.

Вопрос не в том, в какой мере нордическими являемся мы, ныне живущие люди, а в том, хватит ли у нас храбрости, чтобы подготовить мир для будущих поколений, очистив себя в расовом и евгеническом отношении. Денордизация индоевропейских народов всегда длится столетиями; воля людей с нордическим мышлением должна перекинуть мост через столетия. Когда речь идет об отборе, нужно учитывать множество поколений, и современные люди с нордическим мышлением могут ожидать на протяжении своей жизни лишь одну награду за свои труды: сознание собственной смелости. Расовая теория и исследования в области наследственности придают силу новой аристократии, молодежи, которая, стремясь к высоким целям, как Фауст, следует призывам из сфер, выходящих за пределы индивидуальной жизни.

Поскольку это движение не стремится к выгодам, оно всегда будет движением меньшинства. Но дух любой эпохи всегда формируется только меньшинством, в том числе и дух той эпохи масс, в которую мы живем. Нордическое движение в конечном счете стремится определить дух эпохи, и не только этот дух, исходя из самого себя. Если оно не будет уповать на эту надежду, то бессмысленно и бесцельно думать так, как Гобино.


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика