ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Крик Орла


Олег Гусев



"И сломит гнёт, как гнёт ломала
Уже не раз повстанцев рать...
Родиться Русским - слишком мало:
Им надо быть, им надо стать!

И.В.Северянин

"Счастливую и великую Родину любить невелика вещь. Мы должны её любить именно, когда она слаба, мала, унижена, наконец глупа, наконец даже порочна. Именно, именно, когда наша "мать" пьяна, лжёт и вся запуталась в грехе, - мы и не должны отходить от неё... Но и это ещё не последнее: когда она наконец умрёт, и обглоданная евреями будет являть одни кости - тот будет "русский", кто будет плакать около этого остова, никому не нужного и всеми плюнутого. Так да будет..."

Василий Розанов

Публицистический подвиг автора "Народной Монархии" И.Солоневича заряжает оптимизмом, укрепляет дух русского человека. Здесь и непредвзятые суждения о "деяниях" Петра I, и о том, откуда пришло на Русь крепостное право, и о 300-летней историографической лжи русской интеллигенции, обслуживающей крепостническое дворянство. Однако И.Солоневич не дал обобщающую оценку трудам историков XYIII-XIX вв., которые, извращая факты русской истории и многие из них просто замалчивая, тем самым разорвали историческое сознание Нации, сделав практически невозможным методологический прорыв в осмысление нашей истории. И.Солоневич закрыл многие прорехи в русской исторической науке, но не до конца, хотя и оперировал, как он сам неоднократно на то указывает, "фактами, лежащими на поверхности":

"По летописным данным, Олег в 15-20 лет сумел сколотить первое русское государство, охватывающее огромную территорию от Новгорода на севере, до Днестра на юге - "империю Рюриковичей". ...Россия является старейшим многонациональным государством Европы: в середине IX в. Киев говорил о своей государственной роли в тех же формулировках, как и Петербург начала ХХ. Основные линии исторического развития за одиннадцать веков остались теми же. Основные политические идеи, изложенные в наших исторических списках, повторялись даже и Сталиным. Были "влияния", были катастрофы, были трагические провалы, но в общем страна тянулась к своей схеме - доминанте, линии, инстинкту, - как хотите, - и из каждого провала снова выкарабкивалась к своей прежней, старой, веками испытанной схеме. ...Киевская государственность рождается в каком-то, я бы сказал, в подозрительно готовом виде: сразу".

Тут бы автору остановиться и поразмышлять. Надо ведь выяснить, почему Русский народ явил миру "в подозрительно готовом виде" Империю? А ведь и Слово о Полку Игореве тоже ведь явилось "в подозрительно готовом виде". Ясно, что и до крещения Руси была у нашего народа была и письменность, и великая культура и представление о государстве. Рождение Империи "в подозрительно готовом виде" - примечательный факт признания православным историком Солоневичем жизнестойкости русской дохристианской государственности.

Солоневич, сумевший беспристрастным оком взглянуть на дохристианскую Русь, сделал правильные выводы: "...одно и то же Православие исповедуют психологически исключительно совершенно разные народы: и русские, и румыны, и греки, и даже абиссинцы. Таким образом одна и та же религия, приложимая к различному психологическому материалу, оставила этот материал таким, каким он был и раньше. Языческая Русь была Русью и до Владимира, и после него. Языческая Русь была такой же терпимой, "космополитической", "имперской", как и Русь Московских Царей или Российских императоров. Можно установить культурное, колонизационное и государственное влияние Православия на Россию - но это влияние было только результатом национальных особенностей страны. Та же религия в иных национальных условиях не дала никаких ни культурных, ни колонизационных, ни государственных достижений".

В "Народной Монархии" есть ещё одно чрезвычайно важное для нас положение: "Киевская Русь ...интересна, как эмбрион русской государственности. В этом эмбрионе оказались заложенными все те принципы, на которых эта государственность стояла и будет стоять: уживчивость, организованность, упорство, боеспособность и умение подчинить личные интересы интересам целого" (выделено мной О.Г.).

Скажем больше: стоявшая и до Олега Русская Империя никак не "эмбрион", а очевидная ярчайшая данность!

Откуда взялись качества у Нации, позволившие ей построить Империю на принципиально отличных от всех существовавших когда-либо в других империях - гуманных принципах?

Наши непосредственные предки - восточные славяне - жившие в необычайно трудных климатических условиях, выработали, а затем и сохранили в себе до наших дней, особый взгляд на те привычные вещи, которые мы называем семьей, родом, племенем. Они есть и у других народов, в том числе народов Азии, Африки, Америки. Но русские внесли в эти понятия нашу "национальную доминанту". В чем это выражается?

Во-первых, проблемы, которые не в силах был решить один, начинались для русского человека уже за порогом дома. В бою восточные славяне выстраивали непреодолимую для противника передвижную стену из особой конструкции боевых щитов. Отдавая дань изобретательности нашим предков, современные исследователи как-то забывают о другой стене - стене спаянных особым братством людей, не щадящих живота своего "за други свое".

Славяне занимались тяжелейшим трудом - подсечным земледелием, артельно корчуя под пашни лес. Но пашни истощались и приходилось приниматься за новую расчистку посевных площадей. Естественно, частной собственности на возделанную таким образом землю и другие "средства производства" в принципе не могло быть.

Переселившись из Сибири в Европу, русы вступили в полосу непрерывных войн, которые укрепили в них общинный дух: успешно защищаться от наседавших врагов можно было, лишь сомкнувшись плечом к плечу. Возможно ли представить тогдашнего русского, дающего сородичу деньги "в рост"? Или заставляющего товарища на себя батрачить? Конечно же нет! Поэтому "национальная доминанта" природных русаков реализуется в их отвращении к частной собственности на землю и средства производства, в их отвращении к ссудному проценту, к индивидуальной наживе. В наше время - в неприятии "рыночных" реформ. Эта доминанта включает чисто русское понятие о социальной справедливости, которое коммунисты приписали себе как теоретическое достижение. На самом же деле выработано оно было в специфических условиях возникновения русской общины.

В "Истории Государства Российского" Н.М.Карамзин сообщает, что, мстя Риму за разбойные нападения на свою территорию, славяне "свирепствовали в империи и не щадили собственной крови для приобретения драгоценностей, им не нужных, что они вместо того, чтобы пользоваться ими - обыкновенно зарывали в землю". Точно так же славяне и личные вещи умершего закапывали в могилу.

Во-вторых, древняя славянская семья - это прежде всего община. Община, состоящая не только из кровнородственных семей, но, прежде всего, из людей, спаянных дружбой и сплоченных вокруг лидера - неформального авторитета - отца.

Славянская семья дожила до начала ХХ века и нам известна как "русская сельская община" или "русский общинный социализм". Она была в полуразрушенном виде, но все равно оставалась прекрасным явлением, где все заботились о старых и малых, где не было брошенных детей, где один отвечал за всех и все за одного (сельская круговая порука), где идиоты, если и рождались, то тихо умирали, не оставляя потомства без всяких евгенических "мероприятий".

На Дальнем Востоке, "в дебрях Уссурийской тайги", такими семьями (от 50 до 80 человек) жили в 30-х гг. нашего столетия русские старообрядцы. Когда "комиссары в кожаных куртках" пришли к ним организовывать колхозы, староверы долго не могли понять, зачем им председатель колхоза и секретарь партбюро? А когда наконец поняли, то с оружием в руках ушли в Манчжурию. Редкие туристы, бывавшие на реке Бикин, притоке Уссури, отмечали на своих картах теперь уже затянутые буреломом, но когда-то тщательно возделываемые участки его поймы: "хутор Старкова", "хутор Новожилова" и некоторые другие. Старообрядческих поселений, придерживающихся наших дохристианских традиций, и теперь много на просторах Сибири.

Интересующие нас черты, как терпимость и приветливость по отношению к инородцам, тоже объяснимы. Для лесного жителя всякий пришелец - это источник новостей и носитель полезной для дела информации - "бывалый человек". Поэтому путешественника сначала накормят, напоят, вымоют в бане, а потом сходятся его послушать. К тому же, после переселения из Сибири в Европу в наших людях продолжал жить дух Великого Турана, на просторах которого десятки тысяч лет всяк мог найти себе прибежище. Противоположный пример - отношение западноевропейцев-колонизаторов Америки к индейцам. Славяне с инородцами сотрудничали, меняя у них продукты своего труда и обучая разным полезным навыкам. И этому опять же есть живые, совсем недавние свидетельства. Когда Русские во второй половине XIX века вновь стали во множестве селиться на Амуре, они точь-в-точь так и вели себя по отношению к коренным "малым" его народам: орочам, нанайцам, нивхам, негидальцам и другим. Так что истоки "таинственной" славянской души не нужно слишком далеко искать и глубоко откапывать. Они - всегда рядом с нами.

Суровая жизнь заставляла людей группироваться вокруг опытного, умного и рассудительного человека - прирожденного знатока человеческой психологии, обладающего умением организовать и труд, и быт, и вооруженную оборону. В свою очередь, признавая в человеке лидера и поддерживая его, славяне с присущим им внутренним тактом укрепляли его дух, давали возможность утвердиться не только во власти, но и в самом себе. Отсюда стремление русского человека к единоначалию, “диктатуре”. Но к диктатуре, не идущей поперек его души и личной воли. Оторванный от коллектива человек-одиночка, даже если это сильная личность, быстро деградировал и спивался.

Если коллективные семьи разрастались, то осваивались новые лесные угодья. Наступало время для какой-то части общины отделяться во главе с опытным её членом. Связи при этом не прерывались, в том числе и кровнородственные. Выселков было много, но "идеологическая" роль основного поселения и его "отца" сохранялась ещё долго. Так возникал Род.

Когда в отделившемся поселении старший неожиданно погибал, не успев вырастить себе смену, звали приглянувшегося кандидата из соседей - "володеть", т.е. руководить общим хозяйством в согласии с природой и климатом, а людьми - в соответствие с умственными, физическими и психологическими особенностями каждого. Речь тут, конечно же, могла идти только о своем родиче, а не об иностранце.

При благоприятных климатических и общеполитических факторах, когда войны, засухи и наводнения отступали, Род численно разрастался и естественным образом становился Племенем; из суммы племен вырастал Народ. Во главе племен находился совет жрецов-волхвов.

За границей каждого русского узнают по какому-то трудно уловимому признаку. Так же безошибочно отличают и китайцев от похожих на них других азиатов. Этот признак оказывается общим и для русских, и для китайцев - домашность. Создается впечатление, что люди только что поднялись из-за семейного стола и, согретые теплом длительного общения в кругу близких людей, вышли на улицу. В глазах и русского, и китайца нет суетливого блеска. Их внешность излучает душевную уверенность, которая идёт не от наличия в кармане туго набитого кошелька или хорошо сидящего на плечах костюма, а от чего-то другого - немцу, французу или американцу непонятного.

Как и для русских, для китайцев близка мысль о построении государства, как одной большой семьи. По учению Конфуция, рядовые китайцы - дети, а единый отец у них - Император - сын Неба. Но в Китае отсутствовал климатический фактор, стимулирующий Русских на создание своего образца "первичной" организации - общины. И хлеб, и право на место под солнцем не давалось рядовому жителю Поднебесной столь высокой ценой. Поэтому центр тяжести учения Конфуций перенес на обыкновенную кровнородственную семью, всячески ее укрепляя. Главой её, абсолютно и беспрекословно уважаемым, стал старший в доме по возрасту мужчина - отец, дед или прадед. Самый младший мальчик учился почитать старшего брата, старший брат - ещё более старшего и т.д. Старому человеку до сих пор в Китае не принято перечить, даже если он явно не прав. Для максимального укрепления силы семьи предполагалось постоянное увеличение её численности, причём за счет рождающихся мальчиков. Девочки не учитывались. Чем больше семья, тем сильнее общая Душа семьи, а также Душа старшего в семье, а в целом - и самого Императора. Будущему китайцу внушалось, что, умирая, он должен непременно оставить после себя хотя бы одного сына, иначе дух его после смерти останется неприкаянным.

Кладезь, к которому следует прильнуть, называется нашей подлинной, а не вымышленной, историей. Только из неё мы можем получить ответ на вопрос "как жить?". Не зря её так прячут от нас.

В случае оккупации части своей территории наши пращуры не бежали к захватчикам регистрировать свои отряды сопротивления и, тем более, не звали себе из их рядов руководителей. Дело освобождения они начинали с подспудного, тихого, без митингов и резолюций собирания сил и средств. Сильны наши предки были своими "низовыми" структурами - славянской общиной с крепким неформальным духовным и административным лидером внутри нее - отцом.

"Отец" - ныне почти утраченная высшая русская уважительная форма обращения к лидеру, организатору-защитнику, мудрецу. Слова "Отечество", "Отчизна", "Отчий дом" святые для русского человека и произошли они от слова "Отец".

Вспомним экстремальный опыт Великой Отечественной войны 1941-45 гг. В каком-нибудь прославленном командире танковой дивизии, бывало, никто и не подозревал бывшего скромного сельского учителя рисования. И, что любопытно, не случись война, он так и не раскрыл в себе качеств полководца и умер бы, не подозревая о них. Успех на войне нередко обеспечивали своим талантом вовсе не кадровые военные. Война требует напряжения непроявленных народных лидеров - Отцов. Поэтому большие освободительные войны по традиции, идущей из глубины тысячелетий, на Руси называются отечественными.

Природа разумна. Природа сверхрациональна. Одних людей она наделяет физической силой, чтобы они были лучшими воинами и пахарями, других - ловкостью, сообразительностью, третьих - особым умением выполнять тонкую, кропотливую работу и т.д., т.е. тем великолепным "неравенством", без которого невозможно создание цивилизации. Наконец, некоторым дает мудрость. Природа-Мать постоянно напоминает: выборы руководителей методом открытого или "тайного" голосования есть величайшая ложь. Лидерами становятся лишь родившиеся таковыми, причём в своей собственной национальной среде и никак иначе.

Сохранились ли природные лидеры? Конечно! Они каждый день рождаются, как и люди, наделенные другими талантами. Потенциальные лидеры-руководители растут, выходят в жизнь, чувствуя в себе особое качество. Они часто реализуют его подсознательно, неосознанно, помимо своей воли, т.к. их никто не выделил и не разъяснил им, что они и есть природные народные вожди.

В судьбе русского человека, сознание которого, в отличие от западноевропейца, не замутнено ядом индивидуализма и буржуазного "права", роль неформального духовного и административного лидера Отца чрезвычайно велика. Его боятся наши враги и зорко бдят за тем, чтобы природные лидеры не проросли и не вошли в силу.

Объединение нации надо начать с собственной семьи. Если в ней разлад, то родители должны искать пути примирения со своими детьми, дети - с родителями. Затем проанализировать причины старых ссор, приведших к разрыву с друзьями: не грешен ли ты сам, т.е. совершить подвиг преодоления себя, подвиг покаяния и извиниться перед старым другом, соседом по дому, коллегой на рабочем месте. Надо написать письма друзьям детства, юности, старым армейским товарищам и поинтересоваться: живы-здоровы ли, есть ли крыша над головой, нельзя ли чем помочь и т.д.. Надо научиться не делать вид, что не замечаешь, когда на твоих глазах инородец измывается над русским человеком.

Нередко говорят: возвращение к старым формам общественного устройства невозможно, что все эти станции "община", "артель", "сословия" и т.п. мы уже проехали. Конечно, корчевать леса под пашни прадедовским способом мы не будем. На всё время отложило свой отпечаток. Но лишь отпечаток. Не помешали и не мешают ни Японии, ни Китаю, которые до сих пор живут по законам перенятой у нас общины, успешно противостоят экономике Запада и обеспечивают душевный комфорт своим гражданам. Сохранить эти традиции им как раз и позволила стоящая между Востоком и Западом в качестве буфера могучая Россия.

В начале ХХ века, когда Европа бурлила и взрывалась революциями, ничего "взрывного" не наблюдалось с странах Востока - в Китае, Индии, Японии, Вьетнаме и др. Если что-то и происходило, то некая таинственная сила вновь и вновь позволяла им плавно выпрямиться и двигаться дальше, не подрывая своей генофонд и не теряя свои духовные ценности.

Сопоставляя Восток и Запад, на это указывал известный мыслитель ХХ века Освальд Шпенглер в своем труде "Закат Европы" опубликованном в 1918 г. Философ ясно видел, что идеи социализма, которыми были тогда "больны" многие страны Европы, приведут ее к такому краху, из которого ей трудно будет выбраться. В разных странах социализм приобретал соответствующий национальный оттенок, но в целом его устроителей Шпенглер характеризовал так: "осанка и жест", "демагогическая публичность".

"Стоик, - писал Шпенглер, имея в виду и философов-стоиков Востока, - принимает мир, как он есть. Социалист силится организовать его по форме и содержанию, переделать, наполнить своим духом. Стоик приспособляется. Социалист повелевает. Весь мир должен быть облачен в форму его созерцания... Здесь сокрыт последний смысл категорического императива, который социалист прилагает к сфере политической, социальной и экономической жизни: поступай так, как если бы максимы твоих поступков должны были силою твоей воли стать всеобщим законом. И эта тираническая тенденция не чужда даже наиболее плоским явлениям эпохи".

Как верно Шпенглер охарактеризовал эфемерность методов социалистов! Их победа была лишь в проекте, а он уже тогда предчувствовал их гибель - помпезность, показушность, за которыми стоит желание чаще смотреть вверх и меньше всего себе под ноги, ни к чему хорошему привести не могли. Философ видел, что силы мирового зла, которые будут противостоять социалистам, прагматичны и безотрывно смотрят себе под ноги, а не витают в облаках грез. Сталинский национал-социализм продержался дольше всех, но и его крах, как мы сегодня убедились, был лишь вопросом времени.

"Не осанка и жест, а именно деятельность требуют творческой отделки. Как в Китае и Египте, жизнь принимается в расчет, лишь поскольку она есть действие. И только таким образом, путем механизации (т.е. примитивного толкования - О.Г.) органической картины действия, в современном словоупотреблении возникает работа как цивилизованная форма фаустовской активности.

...что-то завершилось. Северная душа исчерпала свои внутренние возможности; оставалась лишь динамика бури и натиска, которая проявлялась в видениях будущего, измеряемых тысячелетиями, оставались голый порыв, страсть, взыскующая творчества, форма, лишенная содержания. ...И на этой трагической ситуации - вывернутого наизнанку гамлетовского мотива - проистекала насильственная концепция Ницше о Вечном Возвращении, в которое он никогда по совести не верил, но за которое все же крепко держался, дабы спасти в себе чувство некой миссии".

Поэтому невольно возникают грустные мысли, а не приведут ли нынешние русские национал-патриоты к "закату России", даже если они однажды и возьмут власть, ибо "осанка и жест", "демагогическая публичность" в сочетании с ужасной разобщенностью - не это ли является настоящим бедствием современного русского национально-освободительного движения? О какой "деятельности, требующей творческой отделки" говорил О.Шпенглер?

Буддизм, брахманизм, даосизм, синтоизм и другие философско-мировоззренческие системы - это "религии" сурового прагматизма, требующие от человека не витать разумом в облаках, а жить в полной гармонии с окружающим социумом и Природой. Отсюда ровное восхождение по ступеням истории стран Востока. Там никакому "гитлеру" или "муссолини", или "сталину" не придет в голову строить какое-то мифическое будущее. Там просто живут, а уже если чего-то меняют в жизни общества, то никогда не пренебрегают "творческой отделкой", т.е. трезвой, кропотливой, рутинной работой.

В Китае много столетий существует две мощные конкурирующие между собой тайные структуры, два "ордена". При объединении Китая первым императором Цинь Ши Хуанди за 300 лет до н.э. идеи “слишком гуманного” Конфуция были отодвинуты в сторону, а к трону был приближен некий Шан Ян, проповедавшмйо систему всеобщего доносительства (дети на родителей, сосед на соседа, чиновник на чиновника). Централизованное государство Цинь Ши Хуанди таким методом и построил. Но прошло время, и "школа" Шан Яна куда-то запропастилась, а конфуцианство снова восторжествовало. Точно так же в ХХ веке мы наблюдали в Китае две верхушки "айсберга" в лице "идеалиста" Мао Дзэдуна и "прагматика" Ден Сяопина. События, происходившие в Китае в период жизни этих выдающихся личностей, в том числе распространение марксизма, - всего лишь отголосок борьбы (необязательно вооруженной) между двумя тайными орденскими структурами. Потому Дэн - видимая на исторической арене "голова", будучи в "опале" работал простым токарем в какой-то деревне, но не мог быть уничтожен.

Если представить на минуту, что власть в Китае или Индии захватит “не та” сила, то она ежеминутно будет чувствовать над собой дамоклов меч, который в определенный момент обязательно отсечет ей голову. Поэтому сам факт узурпации власти “кем-то”, как и оккупация изнутри (что произошло в сегодняшней России), там практически невозможен.

Социализм Европы не был подготовлен какими-то тайными структурами, по воле которых он был бы только "верхушкой айсберга". Для восстановления этих структур потребовались бы долгие годы кропотливой и "неблагодарной" работы, которая тщеславными национал-социалистами была заменена "цивилизованной формой фаустовской активности", "осанкой и жестом", "демагогической публичностью". Этой ошибки мы допустить не должны.

Чувство, граничащее с отчаянием, вызывает у русских националистов состояние инертности и пассивности русского народа перед лицом нахлынувших на него бед. Порою кажется, что он никогда "не проснется" и "тихо сгинет", но история много раз опровергала прогнозы по поводу гибели русского народа. Никакая теория пока не в состоянии объяснить этого явления.

Послушаем пока что совет американских индейских мудрецов-толтеков:

"В жизни каждого человека наступает время, когда он начинает понимать, что уже не может жить по-старому. В этот момент человек осознает, что для достижения мира и счастья ему нужно пережить самые страшные перемены. Это событие известно также как Стук Духа. Когда Дух человека приходит, он словно стучит в его дверь, а та весть, что он приносит с тобой, является краткой, но совершенно ошеломляющей по своей значимости: “Иди за мной, ни о чем не спрашивая, - или оставайся здесь. Я предлагаю тебе свободу, но знай, что если я уйду отсюда без тебя, то никогда больше не вернусь”.

Такова весть Духа, и решение человека отправиться вместе в Духом должно быть мгновенным, иначе он просто упустит свой мимолетный миг шанса, когда стук звучит для всех людей, для всей человеческой расы, его называют Криком Орла. Хранители Расы давно предсказывали, что человечеству предстоит услышать его...

Космический закон требует, чтобы Стук Духа не раздался до тех пор, пока человек не убедится, что он прижат к стенке, а над его головой раскачивается меч. Природа человека такова, что, пока он не окажется в отчаянном положении, он не будет рисковать и следовать импульсивным решениям, принятым в одно мгновение. То же справедливо и в отношении Крика Орла. Решение последовать за Духом, Орлом должно быть совершенно спонтанным и безоговорочным, поскольку только так в человеке укрепляется Сила. Когда наступит этот момент, не должно быть ни рассуждений, ни колебаний...

Как только человечество осознает это, перед ним возникнет возможность: либо отправиться вместе с Орлом, либо остаться на месте возможность использовать свои знания и способности для строительства нового блистающего мира или продолжать современному курсу самоуничтожения.

Многие предпочтут отправиться вместе с Орлом, но нет сомнения, что будет и много упрямцев, которые предпочтут остаться на месте. Это приведет к окончательному, но неизбежному разделению. Друзья, члены семьи, мужчины, женщины и дети, ведущие самый разный образ жизни, окажутся разделенными в соответствии со своим выбором. Каким бы печальным не было такое разделение, это та же проблема, с которой сталкивались Толтеки с момента самого первого крупного раскола во времена Атлантиды. Теперь же человечеству предстоит окончательно разрешить эту проблему".

Русские ушли в себя, "замерли", как замирает природа перед всеочищающим ураганом...


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 




Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика