Расовые корни славян


Юрий Гук



Корни большинства европейских народов, говорящих на индоевропейских языках, прослеживаются со II тысячелетия до н. э., и только славяне появляются на исторической арене в VI в. н. э., когда, заселяя Балканский полуостров, они начали угрожать Византии.

Прежде, чем пытаться выявить расовые корни славян, зададимся вопросом, к какой расе принадлежат славяне?

На первый взгляд вопрос кажется нелепым. Общеизвестно, что славян причисляют к двум малым расам: часть - к среднеевропейской, другую часть - к беломорско-балтийской. Предполагают, что их общность обуславливает не единство происхождения, а скорее языковое родство. Обе малые расы считают входящими в большую европеоидную расу , которая с древнейших времен населяет Европу, Западную Азию и Северную Африку. Полагают, что восточными соседями славян являются народы, принадлежащие к уральской расе, расе, возникшей от смешения европеоидной и монголоидной рас.

Общепринятой является также гипотеза о том, что очаг формирования европеоидной расы - Передняя Азия, где в теплом климате сформировались южные европеоиды. В период окончания оледенения (15 - 12 тыс. лет назад), часть южных европеоидов, двигаясь вслед за отступающими ледниками, покрывавшими большую часть Европы, в зоне приледниковья подвергалась депигментации. Именно поэтому антропологи, подразделяют жителей Европы на две большие общности: южных и северных европеоидов. Южный - смуглые, темноволосые и темноглазые, с широкими лицами и круглыми головами. Северные - светлокожие блондины, узколицые, со светлыми близко посаженными глазами и удлиненными головами. Славяне занимают промежуточное положение между этими двумя общностями.

Но сразу же возникает ряд вопросов. Климат зоны приледниковья в Европе был мягче, чем климат приледниковья в Северной Азии. Так почему народы, живущие в Северной Азии, не подверглись депигментации?

У северных европеоидов близко посаженные глаза, а это ухудшает стереоскопичность зрения, столь важную для охотников, живших на открытых пространствах. Да и радужная оболочка глаз у северных европеоидов светлая - она пропускает ультрафиолетовые лучи, вызывающие раздражение глаз. Коренными народами Крайнего Севера являются народы со смуглой кожей и темными глазами. Так к каким же климатическим условиям приспосабливались северные европеоиды и являются ли славяне смесью северных и южных европеоидов?

Для ответа на вышеназванные вопросы заглянем в прошлое планеты.

Около ста тысяч лет назад началось последнее оледенение. Могучие ледники, толщина которых достигала 2 км., спустились с гор на равнины и покрыли обширные пространства, связав огромную массу воды. Понизился уровень океана, сократилась площадь водной поверхности, уменьшились испарения. Климат повсеместно стал суше и холоднее. Тундра продвинулась далеко к югу, захватив даже Крым.

Сегодня тундра - это край болот с чахлой растительностью и бедным животным миром. А во время оледенения большая часть тундры представляла собой кормовые тундро-степи. Здесь за короткое, но жаркое лето успевали вырасти могучие травы, которые сухой осенью превращались в “сено на корню”, служившее во время долгой суровой и бесснежной зимы обильным кормом для бесчисленных стад мамонтов и других травоядных животных.

Археологические находки свидетельствуют, что 25 тыс. лет назад кормовые тундро-степи покрывали большую часть Европы, мамонты паслись даже на Мальте, которую соединял сухопутный мост с Апенинским полуостровом. Единый уклад жизни первобытных охотников на мамонтов способствовал формированию протоевропеоидного антропологического типа - высокорослого с широким низким лицом, с выступающим носом и массивным надбровьем.

Оледенение не было равномерным. 25-15 тыс. лет назад отмечается резкий пик оледенения - климат стал еще суше и холоднее, и Европа, за исключением южных и восточных районов, покрылась льдами. Общность охотников за мамонтами на территории Европы оказалась разделенной на две части: южная часть обитала в Средиземноморье и Северном Причерноморье, восточная - на Русское равнине в зоне залегания лессовых почв.

Жители южной части Европы во время пика оледенения изменились в меньшее степени, и хотя здесь возникло несколько антропологических типов, все они входили в средиземноморскую расу, говорившую на иберийско-кавказских языках. Облик же древних охотников, живших в зоне залегания лессовых почв, претерпел значительное изменения.

Зона лессовых почв простирается широкой полосой от Северной Франции до Восточного Китая. Во время пика оледенения скорость осаждения лесса возросла в десять раз. Лесс - продукт выветривания, и этот процесс сопровождался лессовыми бурями, которые отложили отпечаток на внешность живших в этом регионе охотников. Происходила естественная селекция, в результате выживали имеющие узкий разрез глаз, эпикантус - складку века, защищающую слезный бугорок в углу глаза от пыли, курносый нос, прямые жесткие волосы, редкую бороду и усы, которые не забивались пылью. Все это - характерные признаки монголоидной расы, очагом образования которой считают полупустыни Центральной Азии.

На обширных территориях в зоне, где свирепствовали лессовые бури, имелись сходные природные условия. Здесь возникло несколько очагов, в которых происходило формирование рас с монголоидными чертами. Западный очаг располагался в Восточной Европе. Там и образовалась уральская раса, имеющая монголоидные черты, хотя и менее ярко выраженные, чем у жителей Центральной и Восточной Азии, где лессовые бури были особенно свирепы.

Подтверждают самостоятельность уральской расы недавно опубликованные краниологические исследования (изучение черепов), результаты которых показали, что уралоязычные народы представляют собой самостоятельную антропологическую общность, обусловленную единством происхождения.

Таким образом, во время пика оледенения, когда Северную и Центральную Европу покрывали ледники, сформировались две расы: в Южной Европе - средиземноморская раса, в Восточной Европе - уральская.

После завершения оледенения климат стал теплым и влажным. Дождливой осенью травы сгнивали, зимой их остатки покрывал снег. Мамонты лишились обильной пищи и вымерли. Стада других травоядных животных поредели. Древние охотники лишились прежнего обильного источника пищи. Часть из них смогла приспособиться к новым условиям и продолжала жить за счет охоты, другие были вынуждены искать новые источники пищи. Такими источниками стали земледелие и скотоводство.

Во время оледенения свирепствовали засухи, и влаголюбивые растения сохранялись только в свободных от ледников гористых местностях, где климат был сравнительно влажным. Здесь сохранялись и предки культурных злаковых растений, которые после завершения оледенения стали самосевом распространяться ни равнинах. Они стали дополнительным источником пищи для древних охотников.

С освоением земледелия злаковые стали основным видом пищи. Вторым источником пищи стало скотоводство. Приручение травоядных животных позволило создать новые породы и освоить скотоводство сначала придомное, а затем и пастбищное. (Пример первобытного скотоводства сегодня можно наблюдать у диких племен, где охотники, убивая самок, сохраняют молодняк, который закармливают и используют в качестве “живых консервов” в периоды бескормицы. Также поступили и древние охотники.)

В семьях первобытных охотников было в среднем 4 ребенка. Низкая частота рождаемости обусловлена тем, что матери кормят детей грудью до 3-летнего возраста - до тех пор, пока детский организм не приобретает способность самостоятельно усваивать грубую пищу. Хотя в период кормления новая беременность бывает редко, второго ребенка приходилось убивать, поскольку мать не в состоянии выкормить двух полноценных детей. Указанная частота рождаемости с учетом высокой детской смертности приводила к увеличению численности всего на 15-20% за поколение даже в благоприятных условиях.

В семьях земледельцев или скотоводов в среднем 6 детей. Здесь матери с раннего возрасти прикармливают детей вареной пищей из злаков или молоком животных. При такой частоте рождаемости в благоприятных условиях численность населения удваивается за одно поколение.

За десять поколений численность скотоводов может вырасти в тысячу раз, но если у земледельцев рост численности мог начаться сразу после освоения земледелия, то скотоводы предварительно должны были подвергнуться естественной селекции. В организме подавляющего большинства охотников присутствует ген неусвояемости молока животных и должна вымереть большая часть носителей этого гена, чтобы у оставшихся этот ген практически отсутствовал.

О прохождении в древности такой селекции свидетельствует неусвояемость молока различными этническими группами.


Этническая группа % неусвояемости молока

Охотники, земледельцы: 96-99 %

Скотоводы, употребляющие молоко
с древних времен, но не подвергшиеся
селекции 70-60 %

Скотоводы, подвергшиеся селекции 2-5 %


После завершения оледенения древние охотники, двигаясь вслед за отступающими ледниками, стали заселять Европу. Большую часть ее заселила средиземноморская раса, Восточную Европу - уральская раса.

Плотность населения в то время была очень низкой. Даже в благоприятных для охоты регионах для того, чтобы прокормить одного человека, живущего за счет охоты, требуется площадь не менее 15 кв. км. Такая же площадь способна прокормить десять скотоводов или сто земледельцев.

Академик Н.И.Вавилов определил семь мировых центров в которых во время оледенения сохранялись предки культурной флоры. На территории Европы таких центров не было, ближайший центр разведения пшеницы и ячменя, располагался в гористых местностях Передней Азии. Но во время пика оледенения большая часть Передней Азии превратилась в полупустыню, ее немногочисленное население обитало по берегам пересыхающих рек и болот, питаясь ящерицами, лягушками и змеями.

После завершения оледенения Передняя Азия покрылась лесами, под сенью которых были весьма благоприятные условия для произрастания дикорастущих пшеницы и ячменя. Именно здесь и возник древнейший очаг земледелия, а 10 тыс. лет назад впервые появилось производящее хозяйство.

8 тыс. лет назад из Передней Азии земледелие проникло в Европу. Вначале оно было освоено в Южной Европе, затем начало распространяться в Центральную и Северную Европу. Создателем древнейших земледельческих культур в Европе являлась средиземноморская раса, облик которой соответствовал южным европеоидам. Племена уральской расы с монголоидным обликом заселили лесные районы Восточной Европы, основой их хозяйства были охота и рыбная ловля.

Племена, имевшие светлый цвет кожи и волос, которые сегодня отождествляют с северными европеоидами, появились в Центральной Европе в конце III тыс. до н. э. Это - пракельты, прагерманцы, прабалты. Внешний облик пракельтов описали Гикатий (500 г. до н. э.) и Геродот (450 г. до н. э. ): высокорослые, с белокурыми волнистыми волосами и с пышными усами. Говорили пришельцы на индоевропейских языках, основой их хозяйства было пастбищное скотоводство, и пришли они с востока, из пояса Евразийских степей, где в IV-III тыс. до н. э. сформировалась гигантская культурная общность индоевропейских племен.

Антропологи и лингвисты считают, что между расой и языком нет органической связи, поэтому индоевропейцев рассматривают как языковую общность, возникшую в результате контактов между скотоводческими племенами, принадлежащими к большой европеоидной расе. В отношении прародины индоевропейцев до сих пор не утихают споры, ее помещают в различных регионах Европы и Западной Азии. В последнее время многие археологи и лингвисты сходятся в том, что наиболее вероятная прародина индоевропейцев - Передняя Азия.

Любопытную гипотезу и происхождении индоевропейцев высказал известный индийский политик и ученый Б.Тилак. Анализируя тексты священных книг древних иранцев “Авеста” и древних индийцев “Ригведа”, он пришел к выводу, что предки иранцев и индийцев скотоводы-арии, говорившие на индоевропейских языках, жили на Крайнем Севере. И подтверждением тому служило описание их древней родины, которая располагалась на берегу периодически замерзавшего Млечного моря, там, где год состоит из одного дня и одной ночи. Такое можно наблюдать только севернее Полярного круга.

В начале XX века, когда Б.Тилак высказал свою гипотезу, геологи считали, что в недалеком прошлом происходили значительные колебания климата и даже на Крайнем Севере наступали очень теплые периоды. Однако последующие исследования показали, что ранее климат Крайнего Севера был более суровым, чем ныне. Поэтому гипотеза Б.Тилака была отвергнута, а северные мотивы ариев сочли заимствованными у северных соседей.

Любопытно, и древние греки, говорившие на индоевропейском языке, помешали страну вечного блаженства - Гиперборею на севере за Рифейскими (Уральскими) горами, там, где восемь месяцев длится суровая зима и бывает так холодно, что в воздухе летают белые перья (снег), которые покрывают землю и мешают зрению.

Ошибался ли Б.Тилак? Для ответа на этот вопрос мысленно перенесемся в период пика оледенения.

В средних широтах, там, где свирепствовали лессовые бури, травы полегали, и мамонты не могли захватывать их хоботами. Это заставило мамонтов покинуть зону интенсивного лессонакопления. Археологические раскопки стоянок древних охотников, обитавших в зоне интенсивного лессонакопления, подтверждают, что до начала пика оледенения кости мамонтов составляли до 95% от общего объема костных останков, а во время пика оледенения кости мамонтов исчезают.

Особенно благоприятным для мамонтов оказался Крайний Север Азии. В период пика оледенения уровень океана был на 150 м ниже, чем ныне. Обнажился материковый шельф, и берег Сибири продвинулся на 800-1000 км к северу. К востоку от Таймыра до Аляски раскинулась кормовая тундро-степь, к западу от Таймыра - болотистая лесотундра. Мамонты лучше других млекопитающих смогли приспособиться к суровому климату. Длинная мохнатая шерсть, ниспадавшая до земли подобно попоне, толстый слой подкожного жира, ороговевшая кожа на ногах, образовавшая своеобразные сапоги, великолепно защищали от холода. Огромный горб из жира на затылке служил естественным запасом пищи в тот период, когда весной погибала прошлогодняя трава и уже на успевала отрасти новая. Спали мамонты, подобно слонам, стоя, не ложась на мерзлую землю.

Бесчисленные стада мамонтов заселили новую сушу на Крайнем Севере. Подтверждение тому - тысячи пудов мамонтовых бивней, вывезенных русскими промышленниками в ХVIII - XIX веках с островов в Северном Ледовитом океане, бывших в период оледенения частью обширной суши.

Но жили ли на Крайнем Севере охотники? Жили. Недавно на Новосибирских островах и острове Врангеля найдены следы их стоянок.

Как же должен был повлиять суровый климат на облик охотников?

Очень суровый климат Крайнего Севера способствовал естественной селекции. Холод заставил уменьшить открытую, не защищенную одеждой, поверхность тела. Это обусловило уменьшение ширины лица и близкое расположение глаз, хотя чем шире посажены глаза, тем лучше стереоскопичность зрения, что важно для охотников, живущих на открытых пространствах. Уменьшилась ширина губ, что обеспечило сохранение внутреннего тепла в организме. Появились и другие изменения. Пышные борода и усы, по мнению полярников, защищают лицо от мороза лучше меховой маски. Вдыхаемый холодный воздух чреват простудами, а длинный узкий нос хорошо его прогревает и уберегает от болезней.

На севере дети страдают от рахита. Одно из средств лечения - облучение ультрафиолетовыми лучами, которые в глубинных слоях кожи вырабатывают витамин Д. Темная кожа поглощает ультрафиолетовые лучи, светлая - пропускает. Светлокожие дети за короткое лето успевали восстановить здоровье.

То же относится и к цвету волос. Во время полярной ночи дополнительным источником света служат северные сияния, излучающие преимущественно синюю часть спектра. Темная радужная оболочка глаза поглощает эту часть спектра, синяя - пропускает. Таким образом, на Крайнем Севере и должен был сформироваться расовый тип, имеющий облик северных европеоидов.

Шкуру мамонта невозможно пробить копьем с каменным наконечником. В речной мерзлоте не выроешь яму - ловушку, подобную тем, которые сооружают на слоновьих тропах в тропическом лесу пигмеи. Единственный и эффективный способ охоты - огневая загонная охота, когда поджигалась сухая трава, и огненный вал оттеснял обезумевших от страха животных к крутому обрыву. Но такая охота требовала трудоемкой подготовки. Необходимо было вырвать траву по периметру подковообразного участка, упиравшегося концами в обрыв или топкое болото, дождаться благоприятного направления ветра и поджечь траву сразу во многих местах. Учитывая элемент случайности, таких участков необходимо было подготовить несколько, что было под силу только объединившимся группам охотников. При удачной охоте добыча была столь велика, что ее невозможно было унести, и проще участникам охоты было поселиться рядом, соорудив землянки.

Археологи раскопали поселения в которых проживало сто и более человек. Общение при организации охот, совместное проживание групп охотников способствовали языковому общению, формированию праязыка.

Весной группы охотников расходились в поисках свежей пищи, осенью вновь сходились для организации загонных огневых охот, но не обязательно в прежнем составе, что способствовало распространению общего праязыка. Так на Крайнем Севере Азии сформировалась раса светловолосых, светлоглазых людей, которых правомерно называть нордической расой, и говорила эта раса на пра-индоевропейском языке.

Кстати, язык служил и барьером, препятствующим смешиванию с соседними расами.

Завершение оледенения изменило условия существования нордической расы. Растаяли ледники, и воды океана затопили прежнюю сушу. Климат стал теплым и влажным. Дождливой осенью травы сгнивали, зимой их остатки покрывал снег. Мамонты лишились обильного корма и повсеместно вымерли.

Происшедшее хорошо согласуется с древними преданиями индоевропейцев-ариев. Легендарная родина индийцев погибла из-за потопа. Древнюю родину иранцев покрыл снег толщиной в 14 пальцев, который и погубил все живое.

Нордическая раса была вынуждена покинуть крайний Север Азии. Дорогу на юг преграждали горы Центральной и Восточной Сибири, покрытые еще не растаявшими ледниками. Свободным был путь на юго-запад, пролегавший через Западно-Сибирскую низменность.

Почему же на ней, хотя бы частично, не осели племена нордической расы? Возможно, причина тому - цвет глаз. Когда зимы стали снежными, в их конце наступал период, называемый “весна света”, яркое солнце ослепляло. Темноглазые люди, у которых радужная оболочка глаза поглощает ультрафиолетовые лучи, легче переносят такой период, яркость света ослабляет и узкий разрез глаз. В аналогичной ситуации светлоглазые с широким разрезом глаз слепнут. Не случайно на Крайнем Севере в период “весны света” европейцы до изобретения темных очков использовали очки из непрозрачного материала вместо стекол, в котором прорезалась узкая горизонтальная щель, ослабляющая поток света, попадающего в глаза.

Итак, монголоидные признаки - темные глаза с узким разрезом - после завершения оледенения оказались благоприятными для жизни на Крайнем Севере. Отступая на юг, нордическая раса достигла пояса Евразийских степей, где паслись стада травоядных животных: диких быков, овец, лошадей и др. Приручение животных позволило древним охотникам освоить сначала мясное, а затем, после естественной селекции, устранившей ген неусвояемости молоками, и молочное скотоводство.

Какие еще расы обитали в Евразийских степях? Вероятно, там были расы древних охотников, не сумевших освоить скотоводство, оставшихся малочисленными и, впоследствии, истребленных скотоводами. Но еще две расы освоили скотоводство и смогли увеличить свою численность. Это семиты и тюрки. Семиты приручили крупный и мелкий рогатый скот, но не успели приручить лошадь. Это и сыграло для них роковую роль. Нордическая и тюркская расы приручили лошадь, которая и стала грозным оружием в борьбе за жизненное пространство.

Шесть тысяч лет назад семиты были вытеснены из Евразийских степей, и поток огромных стад крупного и мелкого рогатого скота устремился с северо-востока в Месопотамию, а затем через Суэцкий перешеек проник в Африку, где разделился на два рукава.

Северный поток достиг Сахары, которая в то время превратилась в цветущие саванны. После превращения Сахары в пустыню скотоводы-семиты переселились на Средиземноморское Побережье. Их потомками являются бадарийская (предки египтян) и евразийская расы. Южный поток, двигаясь по долине Нила, проник в Восточную Африку, где и появилось множество народов, говорящих на семито-хамитских языках.

В III тыс. до н. э. общность индоевропейских племен занимала большую часть Евразийских степей, но с конца III тыс. до н. э. ее начинают вытеснять двигавшиеся с востока тюркоязычные племена.

К тому времени общность индоевропейских племен распалась, на группы племен, говоривших на языках, входивших в индоевропейскую семью. Именно эти языковые различия позволяют подтвердить, что переселение индоевропейских племен было связано с вытеснением, а не с расселением из-за перенаселенности. Действительно, степи покидали не отдельное племя или часть малолюдного племени, а целиком группа племен, говорившая на родственном языке. Так, в Европе - отнюдь не идеальном регионе для выпаса скота - появляются греки, этруски, иллирийцы, италики, кельты, германцы, болты, в Передней Азии - хетты, армяне и др. Переселяясь на новые территории, скотоводы взаимодействовали с коренным населением - охотниками и земледельцами.

У охотников существует право собственности на территории, на которых они охотятся, всех же животных они считают ничьими. Поэтому скотоводы уничтожали охотников, которые охотились на их стада. Подобное в недалеком прошлом происходило в Австралии, где аборигены охотились на стада овец, а колонисты безжалостно истребляли аборигенов.

При вторжении скотоводов на территории, заселенные земледельцами, их взаимодействие происходило двояко - в зависимости от соотношения сил. В том случае, если скотоводы имели преобладающие силы, они уничтожали поселения земледельцев, а жителей истребляли или обращали в рабов. (Подтверждением тому является латинский термин “раб”, который происходит от названия скотовода-пастуха, а пастухами чаще всего были рабы.) Если же преобладающей силой были земледельцы, то скотоводы занимали свободные земли, непригодные для пашни, но пригодные для выпаса скота.

Постепенно скотоводы переселялись в города и, благодаря сплоченной племенной организации, захватывали в них власть. Языки скотоводов становились государственными.

Если земледельцы и скотоводы принадлежали к различным расам, то со временем один из расовых типов становился преобладающим и поглощал другой тип, либо возникала смешанная раса. Пример древнейшего мирного взаимодействия скотоводов и земледельцев - заселение Месопотамии скотоводами-семитами, которые подчинили шумерские города-государства и создали около 2370 г. до н. э. Аккадское царство.

При взаимодействии этнических групп, принадлежавших к различным расам, важную роль играло сохранение расового комплекса - системы мировоззрения традиций, самосознания, психики и т.п., всего того, что определяло своеобразие этнической группы. Доминирующим в результате слияния не обязательно становился расовый комплекс того антропологического типа, который оказывался преобладающим. Пример - заселение Балканского полуострова греческими племенами.

Греки-ионийцы первыми в начале II тыс. до н. э. переселившиеся в Грецию, были скотоводами, потомками нордической расы, говорившими на индоевропейских языках. Они смешались с коренным населением - земледельцам, говорившими на иберийско-кавказских языках и принадлежащих к средиземноморской расе. Власть перешла к ионийцам, греческий язык стал государственным. Затем последовало еще несколько волн греческих переселенцев, последняя - вторжение дорийских племен в 1100 г. до н. э.

Несмотря на несколько волн вторжения, поглощение скотоводов земледельцами происходило столь интенсивно, что преобладающим уже с глубокой древности становится южноевропейский антропологический тип, и уже в VIII в. до н. э. употребление молока казалось столь необычным, что живший в это время Гомер называют племена скотоводов, обитавших в Северном Причерноморье, “млекоедами”.

На севере Европы, где жили древние охотники, пришельцы-скотоводы уничтожали коренное население, и употребление молока здесь становилось нормой. Так, неусвояемость молока у шведов - 2%, а у швейцарцев в стране развитого скотоводства - 12%. Здесь сказывается примесь древнего земледельческого населения.

Шведы унаследовали облик нордической расы, греки - средиземноморской, но в обоих случаях доминирующим стал нордический расовый комплекс, определивший как принадлежность к индоевропейской языковой семье, так и религиозные воззрения, и многое другое.

Образно говоря, нордическая раса является праматерью всех народов, говорящих на индоевропейских языках, а различные отцы - это расы, принявшие участие в процессах смешивания и обусловившие существующие антропологические типы.

Вернемся к вопросу о происхождении славян.

Согласно академику Б.А.Рыбакову, древнейшим регионом обитания праславян является северная часть Европейского горного барьера (Карпаты, Бескиды, Татры, Судеты, Рудные горы). Но как там оказались праславянские племена, предки которых кочевали в Евразийских степях?

Археологи открыли культуру шнуровой керамики, названную так из-за шнурового орнамента, выдавливаемого на поверхности кубков и шаровых амфор. Эта культура, существовавшая в конце III тыс. до н. э., располагалась к северу от Европейского горного барьера в полосе лесостепей и тянулась от Эльбы до Волги. Центр возникновения культуры шнуровой керамики помещали и в Центральной Германии, и в Польше, и на Украине. Высказываются предположения, что носители этой культуры - первые индоевропейцы, появившиеся в Европе. Однако, такое предположение остается спорным.

В чем же своеобразие культуры шнуровой керамики? Носители этой культуры занимались примитивным земледелием и развитым скотоводством. Но к этому времени в Центральной Европе уже более двух тысяч лет существовали высокоразвитые земледельческие культуры - дунайская и трипольская. К моменту возникновения культуры шнуровой керамики носители трипольской культуры жили не только в многочисленных небольших поселениях, в которых обитало до сотни жителей, но и в огромных племенных центрах, застроенных двух-трехэтажными домами. Такие города занимали площадь 300-500 га, население их превышало десять тысяч человек. Города окружали земляные валы и рвы, служившие защитой от набегов скотоводов-кочевников, которые в это время появляются в Причерноморских степях.

Объяснить наличие примитивного земледелия у носителей культуры шнуровой керамики, живших бок о бок с дунайцами и трипольцами, можно тем, что носители культуры шнуровой керамики - скотоводы, которые только начинали осваивать земледелие.

Еще одна особенность носителей культуры шнуровой керамики состоит в том, что занимаемая ими территория представляет полосу длиной в тысячи километров. Земледельческие культуры развиваются на компактных территориях и расширяются, присоединяя к себе смежные районы. Скотоводы-кочевники, переселяясь, могут поглощать лежащие на их пути земледельческие культуры, создавая смешанную земледельческо-скотоводческую культуру, в которой скотоводство остается преобладающим типом хозяйства. Такая культуре может занимать территорию, вытянутую вдоль направления миграции.

Если носители культуры шнуровой керамики - потомки скотоводов-кочевников, то откуда пришли их предки? Конечно, из Евразийских степей, откуда их вытеснили в Европу, малопригодную для пастбищного скотоводства, более сильные соседи. И двигались скотоводы в полосе лесостепей, примыкавшей с севера к Европейскому горному барьеру, до тех пор, пока, оседая по дороге и смешиваясь с коренным земледельческим населением, не уперлись в очередную водную преграду - Эльбу.

Народы Европы, говорившие на индоевропейских языках, восходят к трем волнам скотоводов-кочевников, которые переселились в Европу. Их культуры, названия которых происходят от способов погребения - ямная (конец III тыс. до н. э.), катакомбная (первая половина II тыс. до н. э.), срубная (вторая половина II тыс. до н. э.). Но ни одна из этих культур не обнаруживает связи с праславянами.

Культура шнуровой керамики, существовавшая с конца III тыс. до н. э., была смешанной земледельческо-скотоводческой. Следовательно, своему появлению она обязана еще одной волне скотоводов, предшествовавшей ямной культуре. Эту волну должны были составить наименее воинственные племена кочевников-скотоводов, которых в первую очередь вытеснили из Евразийских степей. Но именно наименее воинственные племена легче вступали в контакты и смешивались с коренным земледельческим населением, оказавшимся на их пути.

Земледельцы “привязаны” к земле, они “врастают в нее корнями”. При нашествии скотоводов-кочевников земледельцев либо уничтожают, либо они смешиваются с пришельцами. Культура шнуровой керамики была смешанная, ее носители были более подвижны, чем земледельцы. При натиске кочевников носители культуры шнуровой керамики могли отступить в районы, непригодные для выпаса скота и заняться преимущественно земледелием и придомным скотоводством.

Смешанная земледельческо-скотоводческая культура наследовала от предков-скотоводов сплоченную племенную организацию и военные навыки, которые позволяли успешно отражать набеги кочевников. Пешие дружины, вооруженные боевыми топорами (кстати такие топоры - характерный вид оружия у носителей культуры шнуровой керамики) были грозной силой в лесах, где вооруженная луками конница кочевников теряла свои преимущества.

Сопоставление родины праславян в северной части Европейского горного барьера и области распространения культуры шнуровой керамики позволяет выдвинуть гипотезу о том, что праславяне - это носители культуры шнуровой керамики, говорившие на праславянском языке, оттесненные последующими волнами скотоводов-кочевников в лесные гористые местности северной части Европейского горного барьера. Здесь они обитали на протяжении последующих двух тысяч лет, пока через северную половину Европы одна за другой катились волны скотоводов-кочевников, вытесняемых из Евразийских степей тюрками.

В гористых местностях трудно разводить лошадей и крупный рогатый скот, здесь главным источником мяса стали свиньи, корм для которых - желуди - в изобилии давали дубовые леса. В голодные годы желудевая мука использовалась при выпечке хлеба, из нее варили кашу. Жили праславяне в землянках и полуземлянках, в небольших поселениях, скрытно от воинственных соседей. Все это и позволило праславянам уцелеть на “гористых островах” в “бушующем море” переселявшихся скотоводов-кочевников.

Появлению праславян на исторической арене начиная с VI в. н. э. способствовало ослабление власти Византии на Балканах, что и обусловило колонизацию Балкан праславянами.

От нордической расы праславяне унаследовали ряд внешних черт: высокий рост, мощное телосложение, светлую окраску кожи и волос. Унаследовали праславяне и нордический расовый комплекс, а за две тысячи лет жизни в условиях отражения агрессии соседей дополнили его характерными славянскими чертами: миролюбием, стойкостью, терпимостью, что позволило славянам впоследствии метисировать соседние земледельческие и охотничьи племена, составившие многочисленную славянскую общность.


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика