Этническое ядро великороссов


Валерий Чеков



Мы, русские, не можем больше оставаться без языковых, генетических и территориальных корней и зависеть от прихоти «панславистов», возводящих нашу родословную «в леса между Эльбой и Карпатами» или от милости «панруссистов», согласных вести род русских от Рюрика или от Руси-Азовской, Руси-Балтийской (варяжской), что в принципе одно и то же.

Нам, современным россиянам (по крайней мере, думающим исторически), необходимо снять шоры со своих глаз и трезво посмотреть на свою великорусскую историю. А ведь, между прочим, даже летописи не перевирали её так, как это делают современные историки. Ведь в летописях чёрным по белому писано, что русские князья со своими дружинами были завоевателями по отношению к местному реликтовому населению. Жестоко подавляли волнения этого населения и последовательно уничтожали его правящую княжескую верхушку. История борьбы древлян во главе с князем Малом за свою независимость во времена Игоря и Ольги всем известна. Дольше всех сопротивлялись русской экспансии вятичи (рязанцы). Окончательное присоединение рязанского княжества к великорусскому престолу состоялось лишь после татаро-монгольского ига, в XV веке.

Таким образом, до X века население междуречья Днепра и Волги, а также Оки и Волги, не было русским. Но мало этого, строго говоря, оно не было и славянским. Согласно историческим данным, славянские роды пришли с Карпат к Днепру в I в. н.э. и в течение нескольких веков осуществляли медленную ассимиляционную кампанию в междуречье Верхней Волги и Оки местного реликтового населения. В археологии известно, что это население заселило эту местность практически сразу же после отступления последнего ледника, что-то около 6-ти тысяч лет до н.э. Это «волосовцы» (см. карту их расселения). «Волосовцы – представители белой расы, пришедшие в междуречье Волги и Оки, скорее всего, с Прибалтики» (см. многотомник «Археология СССР. М. Наука, 1987г.).

Через тысячу лет после прихода «волосовцев» на эту же территорию пришли так называемые «фатьяновцы». Они сдвинулись сюда из Предкарпатья, а точнее, из Триполья. И те, и другие были близкородственны славянам и по внешнему виду, и по обычаям. Но язык их претерпел значительные отличия от праславянского. Отличия были настолько существенными, что когда академик Тихомиров М.Н. писал историю Москвы и Подмосковья к 800-летию, то так и отметил, что гидронимы Московско-Волжско-Окского бассейна оставил славянам какой-то неизвестный народ (Москва, Непрядва, Клязьма, Нара, Яуза и т.д.). Конечно, академик лукавил. Он знал, что это был за народ. В районе Московской области это были – меря. А дальше Тихомиров начал фантазировать, что меря ушли за Волгу и превратились в марийцев. Но ушли не все меря, а только те, кто сопротивлялся христианизации. А остальные приняли участие в формировании великорусского ядра.

Графическая реконструкция по черепу мужчины из Ханевского могильника

Графическая реконструкция по черепу мужчины
из Ханевского могильника

Надо заметить, что археологи очень въедливый народ, но и они не нашли признаков войны между «волосовцами» и пришедшими позднее «фатьяновцами». Не было войны между гибридным населением «волосовско-фатьяновским» и пришедшими славянскими родами – кривичами, вятичами и словенами новгородскими.

Это же самое отметил и А.Л. Монгайт в своей книге «Рязанская земля». Он никак не мог понять, почему южная часть (приокская) волосовско-фатьяновского монолита (а это мешера и мокша) тоже не воевали со славянами-вятичами, которые строили свои поселения по Оке и Проне без крепостных укреплений (вал и частокол). А ничего странного, славяне и здесь пришли к близкородственным племенам со схожими нравами и верованиями.

А с языком происходило такое явление: по всей видимости, волосовско-фатьяновское наречие праславянского языка было менее развитым, чем наречие пришлых славян (словен, кривичей, вятичей) и поэтому подверглось сильной славянизации. Не исключено, что меря, пришедшие за Волгу к финно-угорским черемисам, подверглись финно-угорскому влиянию и заговорили на марийском языке. Известно, что марийцы делятся сейчас на две части: лесные и луговые. Итак, меря дали название марийскому народу, но переняли финно-угорский язык. Стоит ли удивляться, что в современном марийском языке не находится аналогов названий рек московско-окско-волжского бассейна. Язык-то у них сейчас чисто финно-угорский. Монгайт удивляется, куда делась мещера по Оке. Да она просто целиком влилась в состав великорусской национальности, т.к. находилась в центре «волосовско-фатьяновского» монолита. А вот с мокшей (жившими по Мокше и Цне) произошла аналогичная с мерёй история. Часть мокши ушла не столько от славянской экспансии, сколько от экспансии русских князей и насаждаемого ими единобожия (православия). Уйдя к мордве мокша дали название части мордовского народа (мордва – мокша) и приняли полностью финно-угорский язык. Примерно в это же самое время аналогичные процессы шли и на юге Восточной Европы, где тюрки-булгары, пришедшие на Дунай, дали название славянскому народу, но приняли язык и его обычаи и ассимилировались. А вот в Турции и Венгрии пришедшие в малом числе турки и мадьяры сумели навязать аборигенным народам и своё название, и свой язык.

Естественно, славянский язык в междуречье Волги и Оки от контакта с волосовско-фатьяновским наречием претерпел существенные изменения и стал резко отличаться от западно-славянских (польский, сербский, чешский) и от центрально-славянских (украинский и белорусский).

Экспансия русов «Русского каганата» и прибалтийских варягов-руси (полабских славян) ничего нового в русский язык не внесла. Русам, как и булгарам, пришлось осваивать наречие волго-окского народа, этой гибридной помеси из «волосовцев», «фатьяновцев» (мери, мещеры, мокши и муромы) и славян. Зато в обмен на это они, как и булгары, дали нам своё имя в прилагательном к русам значении – русские.

Графическая реконструкция по черепу мужчины из Никульцинского могильника

Графическая реконструкция по черепу мужчины
из Никульцинского могильника


* * *

Меня утешает только то, что, наконец-то, отыскалась корневая территория великоруссов – это область расселения волосовцо-фатьяновцев. По краям этой ойкумены жили корневые русские племена чуди, веси, води, муромы, мокши, мещеры, мери, которые на протяжении тысячелетий контактировали с финно-угорскими племенами, мордвой, чувашами, черемисами, карело-финнами.

Центром этой ойкумены был Ростов. Есть все основания считать, что Ростовское княжество зародилось примерно 2,5 тыс. лет до н.э., т.е. во времена нашествия белых Ариев востока, т.е. ариев, вернувшихся на свою прародину и говорящих на разных наречиях (пракельтском, прагерманском, прарусском, точнее, на санскрите). Возможно, все они отметились в волосовско-фатьяновской ойкумене. Ведь известно здесь Галическое озеро и г.Галич, а это другое название кельтов (галлы).

В книге Н.Р. Гусевой «Арктическая родина в Ведах» упоминается о том, как удивился индийский санскритолог Д.П. Шастри, когда в одной из Владимирских деревень старая женщина говорила на языке, близком к санскриту. А.А. Абрашкин в книге «Предки русских в древнем мире» указывает на то, что в районе Золотого Кольца уже за 500 лет до нашей эры существовала цивилизация предков русских. Именно сюда, т. е. в район будущего Ростовского княжества, которое во времена Рюрика уже существовало как данность, и это отмечено в летописи, во времена нашествия персидского царя Дария «царские скифы» отправили обозы со своими богатствами, жёнами и детьми. Называет Геродот и имя этого народа с голубыми глазами и рыжими волосами, поедающего сосновые шишки – это будины. Будины – один из многих народов, входивших в скифский союз.

На корневом языке великоруссов (меря, мещера, мокша, мурома, чудь, весь, водь и т.д.) названы не только реки Московской области, как скромно полагал академик М.Н.Тихомиров, но и всего междуречья Волги – Оки, т.е. теперешних Ярославской, Владимирской, Ивановской областей. Например, Шерка, Селекша, Колокша, Бужа, Судогда, Ушна, Нерехта, Унжа, Нарма, Сарма, Теша, Нерль, Вязьма, Лахость, Могда, Юхость, Ухра, Сить и т.д. Никто по-настоящему этим вопросом не занимается. Как я уже заметил выше, ни один серьёзный учёный-лингвист не захотел разобраться в том, почему современный марийский язык не похож на легендарный мерянский. А почему не занимаются? Потому, что все исходят из ложной предпосылки, что это волго-окское междуречье в постледниковую эпоху заселило финно-угорское население. Ищут аналогов в финском языке. Так, у них Ока – аналог финского Йока, т.е. в переводе на современный русский – просто вода. Но уже древние русские летописи называли Оку – Оца. А с буквой «Ц» что-то мне финских слов не встречалось.

Наконец, внешний облик волосовцо-фатьяновцев (по герасимовской технике восстановленный) не претерпел существенных изменений (см. портреты фатьяновцев). Такие лица встречаются в волго-окском междуречье и по сей день в огромном числе, особенно в сёлах. Значит, и генетически великороссы в значительной степени ведут свою родословную от постледниковых Ариев волго-окского междуречья. Вот задача, достойная таланта В.Б. Авдеева. Зачем мы, русские исследователи, лезем в кельто-германские дела. Там и без нас всё хорошо наработано. Вся цивилизованная Европа несколько сот лет только этим и занимается. Уже и до панкельтизма доросли и пангерманизма. А у нас интеллектуальных сил не хватает, чтобы застолбить свою корневую прародину. Если мы этого не сможем сделать, то как нам, русским, бороться с паниудаизмом и с его оголтелой неохазарской экспансией (проект «Новая Хазария»).

Нам не нужны фантазии на тему о том, как и откуда появились русские. В «Повести Временных лет» чётко сказано, что «варяги-русь в городах великорусского ядра – находники, а коренное население («перьвии насельницы») в Новгороде – славяне, в Полоцке – кривичи, в Ростове – меря, в Белоозере – весь, в Муроме – мурома, и над всеми властвовал («обладаше») Рюрик…». Очень верно написали С.В. Думин и А.А. Турилов в своей статье «Откуда есть пошла русская земля?» (сб. «История отечества: люди, идеи, решения» стр.20): – «Историческое ядро Великороссии (Северо-Восточная Русь) стало славянским едва ли не на глазах первых летописцев: пришедшие с запада и юга славяне ассимилировали местные (преимущественно угро-финские) племена». И оговорка характерна – «преимущественно финно-угрские племена». Ведь знают же, чёрт возьми, что меря, мещера, мокша, мурома, весь и водь не финно-угры, а волосовцо-фатьяновцы. Что, разве неправду писал Тацит в начале н.э., что финны – это племена бродячие, не строившие постоянных жилищ, в лучшем случае строили шалаши? А что мы видим у волосовцев и фатьяновцев? Жилище – полуземлянки. Развитая культура охоты и животноводства. Масса хозяйственно-промыслового инвентаря из камня (см. фатьяновские топорики, которые находят на всей территории волосовско-фатьяновской ойкумены) – поздний неолит. Инвентарь из кости, камня и дерева прекрасной отделки. С приходом фатьяновцев появляются изделия из бронзы (энеолит).

Если нас не устраивает герасимовская техника восстановления внешнего облика, то можно проделать это на компьютере. Не так давно на TV показали фильм «Тайна смерти Тутанхамона». Занимались загадкой смерти его американские учёные. Оно и понятно, что своей предысторией им заниматься не интересно и не актуально, что ни череп 10-ти тысячелетней давности, то всё равно будет индеец. Они восстановили с помощью компьютера облик Тутанхамона. Ну, а нам-то сам бог велел восстанавливать облик волосовцев-фатьяновцев. Вот грандиозная задача для современных русских археологов, вооружённых компьютером.

Графическая реконструкция по черепу мужчины из Воронковского могильника

Графическая реконструкция по черепу мужчины
из Воронковского могильника


* * *

Подведу некоторый итог о происхождении русских. Если не касаться доледникового (гиперборейского) периода, то корневая территория русских окончательно отыскалась, кстати, она никуда и не перемещалась с постледникового периода: это междуречье Волги и Оки. Никуда не делся и сам народ. Как и многие другие народы Земли, претерпел ряд этно-лингвистических метаморфоз, но по-прежнему корневая часть нации располагается на своей территории и генетически идентична реликтовому населению волго-окского междуречья, т.е. волосовцо-фатьяновцам (мере, мокше, мещере, муроме, веси, води, чуди и т.д.).

Вот, по-крупному, ступени этнической метаморфозы русских: будины > меря и др. > русские (русы-варяги и русы Русского Каганата + меря и др. + славяне). А вот ступени языковой метаморфозы русских: праиндоевропейский язык будин (+ санскрит) > праславянский язык меря и др. (+ санскрит) > славянский язык вятичей, кривичей и словен новгородских > старославянский (старорусский) > современный русский язык.

Что интересно если такие метаморфозы происходят с другими народами, например, с крымскими татарами (греки + кимры + тавры + скифы + сарматы + анты + тюрки и т.д.), то добропорядочные русские националисты соглашаются с этим спокойно, но в отношении себя самих они мнят только вечную данность русских. Так считают и А.И. Асов, и Ю.Д. Петухов, и А.А. Абрашкин. Их русские (или славяне), как вечные жиды скитаются по всей Евразии в первозданном, неизменном виде, в лучшем случае, пройдя у некоторых объективных авторов кимро-скифо-сарматскую метаморфозу, и вдруг на заре Новой Эры объявляются сразу в готовом виде и на Днепре, и на Волге, и на Дону, и на Волхове, и на Карпатах. А это ведь совсем не русские и даже не сами русы покорители славян, а только предшественники русов: анты и сарматы. Ведь нельзя забывать, что как раз на заре Новой Эры будущая Киевская Русь перестала называться Скифией, а носила другое и совершенно конкретное имя – Сарматия (у некоторых авторов – Савроматия).

В настоящее время призыв к русским: «самореализуйтесь политически» мне не понятен. Кому самореализовываться? На ментальном уровне есть, по крайней мере, три контрагента русской самореализации. Первый – это потомки русов, конкретно «каста рюриковичей». Не будем вдаваться в подробности, как она сама себя изжила к 1917 году, разбавив столбовое дворянство служивым. Не расширять свою базу эта каста тоже не могла. Правящей касте требовалось огромное количество служивых людей: военных, правящей бюрократии и т.д. Кто сейчас может идентифицировать себя с этим правящим классом русами-рюриковичами? Мне не ясно.

Второй контрагент русской политической самореализации – это славяне, те самые поляне, древляне, дреговичи, кривичи, радимичи. Но где эти поляне киевские, кривичи московские, вятичи рязанские, словене ильменьские? Все они отказались от своих самоназваний (или их заставили отказаться, что не меняет сути проблемы), в отличие от западных славян: сербов, хорватов, чехов, словен и поляков.

Вычленять из русского народа славянскую составляющую так же бессмысленно сейчас, как и вычленение составляющей русов. По-моему, даже вредно. Ну, согласимся мы с тем, что мы преимущественно славяне, тогда сразу же наша прародина («родная земля») уходит за Карпаты. Ну, а о прародине бродячих русов и говорить не приходится. «Русский Каганат» – скорее виртуальное образование, хоть и существовал 2 века на территории Белгородской, Ростовской и Воронежской областей накануне образования Киевской Руси. Или Русь – варяжская? По всем признакам это земля лужицких сербов, которую аннексировали немецкие псы-рыцари ещё в 6 – 8 веках. Это территория бывшей ГДР. Кстати, немцы и не особенно настаивали на возврате ГДР. В их исторической памяти это земля отнята у славян. Но, к сожалению, советские правители (Горбачёв, Ельцин) либо не обладали историческими знаниями, либо как наши современные горе-политики сознательно не хотели знать исторической правды.

Наконец, есть третий контрагент русской самореализации. Это коренные волосовцо-фатьяновцы (меря, мещера, мокша, мурома, чудь, весь и т.д.). Его генетический вклад в формирование русского (великорусского) народа подавляющий. Мы, русские, не менее чем на 80 % состоим из волосовцо-фатьяновцев. Ну, сколько могло прикочевать кривичей, вятичей, словен в волго-окскую прародину русских? Несколько племён, правда, отличающихся от меря более чёткой военно-административной организацией. То есть, славянские пришельцы превзошли коренное население волго-окского междуречья не количеством и не столько военной силой, сколько культурно-организационно. Скорее всего, проникновение славян на земли волосовцо-фатьяновцев не было насильственным: только этим можно объяснить то, что за восемь веков славянской экспансии коренные волго-окские племена сохранили свои самоназвания – меря, мещера, мокша, мурома и т.д. Поэтому после насильственного захвата этой территории руссами в первых завоевательных походах руссов-рюриковичей реликтовые аборигены и пришлые славяне участвовали ещё под своими родовыми именами. Об этом пишет и «Начальная летопись».

Графическая реконструкция по черепу женщины из Волосово-Даниловсого могильника

Графическая реконструкция по черепу женщины
из Волосово-Даниловсого могильника

А сколько дружин русов с князьями участвовало в покорении ново-славянских земель? Тоже буквально считанное число. Но в отличие от славянских и мерянских родо-племенных ополчений, дружины русов были совершенными военно-аристократическими машинами подавления местного населения как пришлого славянского так и волосовско-фатьяновского. В этом с ними могла соперничать только немецкая военно-аристократическая машина того времени.

Итак, если о русах-варягах и о славянских племенах, пришедших в волго-окское междуречье, все знают и говорят, то о волосовцо-фатьяновцах, как основном контрагенте (по численности и генетическому вкладу) русской политической самореализации, никто не знает. А если взять академических учёных-историков, то они явно не желают об этом говорить и знать. К нашему несчастью, мы, русские, вступаем в чуждые нам союзы и партии в призрачной надежде обрести в них свою великорусскую самоидентификацию. В то время как истинная суть нашей русской политической самореализации лежит в русле создания великорусского союза аборигенов волго-окского междуречья. Большинство русских от Смоленска до Владивостока и есть выходцы из этой корневой прародины.

На мой взгляд, только настойчивое акцентирование внимания русских националистов (историков, политиков и т.д.) на этом третьем контрагенте великорусской истории позволит нам, русским, выйти из этно-политического тупика самореализации-самоидентификации.


Международный Русский Журнал АТЕНЕЙ

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Лит.: Русский Международный Журнал АТЕНЕЙ. Регистрационный номер ПИ № 77-5491 от 29.08.2000г. Министерства РФ по делам печати.

Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика