Скрещивание и метисы


А. П. Богданов



Вопрос о скрещивании один из самых спорных в антропологии. Самые противоречащие мнения имели и имеют еще своих заступников. Одни думают, что скрещивание улучшает расу, другие утверждают с таким же полным убеждением, что оно всегда ухудшает ее. Наконец, третьи принимают, что расы, мало различающиеся друг от друга, могут скрещиваться без вреда, но что зато следствия скрещивания становятся тем более невыгодными, чем более две сводимые расы отличны одна от другой.

Изучение следствий скрещивания между мало различающимися друг от друга расами представляет чрезвычайно большие затруднения, так как метисы при этом оказываются отличающимися от родителей только признаками мало выдающимися, и всего чаще смешиваются с остальным народонаселением. Но если скрещивающиеся расы различаются очень явственными внешними признаками, каковы цвет кожи и глаз, гладкость или волнообразность волос, то на метисах отпечатлевается очень явственно смешение: печать смешения может быть узнана, и она очевидна даже через несколько поколений, даже после возвратных скрещиваний (croisements de retour). На такие-то наиболее удобные случаи для изучения скрещивания мы и обращаем особенное внимание наблюдателей. Что же касается до помесей, происходивших прежде или же совершающихся и ныне между племенами очень близкими, как, например, между различными племенами белой расы, то они связаны со сложными вопросами описательной антропологии, общей антропологии, истории, археологии и лингвистики, а это выходит за рамки наших инструкций.

Условимся сначала в номенклатуре скрещиваний и метисов. Соединение двух особей А и В, принадлежащих к различным расам, составляет первичное скрещивание и производит метисов первой крови или первой степени. Соединяясь с расою А, что составляет первое возвратное скрещивание, метисы первой крови производят метисов второй крови или второй степени. Второе возвратное скрещивание будет такое, которое совершается в том же направлении, как и первое, т. е. между метисами второй крови и расою А, результатом такового скрещивания будут метисы третьей крови или третьей степени. Через известное число таких возвратных скрещиваний исчезает всякий признак такого скрещивания, т. е. это значит, что потомство теряет всякое сходство с расою В и становится совершенно похожим на расу А.

Возвратные скрещивания к расе В определяются и называются совершенно таким же образом. Они производят, как и предыдущие, метисов второй, третьей и т. д. крови, до тех пор, пока потомство не сольется вполне с расою В.

Следующая таблица дает способ обозначения и может служить удобным подспорьем при описании их.

Расы чистые А и В  
Первое скрещивание АВ метисы первой крови
Первое возвратное скрещивание А2В или В2А метисы второй крови
Второе возвратное скрещивание АЗВ или ВЗА метисы третьей крови
Третье возвратное скрещивание А4В или В4А метисы четвер. крови
Возврат к чистой расе А или В  

Метисы какой-либо крови или степени, соединяясь между собою в продолжении какого бы то ни было числа поколений, производят метисов того же названия, каким обозначаются и сами.

Независимо от этих типов скрещивания, в каждом смешанном народонаселении встречается большое число метисов, происходящих от соединения метисов различных степеней или же последних с тою или другою первоначальною расою. Такие метисы со сложною генеалогией обыкновенно не носят никаких особых обозначений. Но если бы мы пожелали дать им особое обозначение, то это легко сделать с помощью предыдущей таблицы: так продукт метиса первой крови АВ с метисом второй крови А2В может быть обозначен АВ+А2В, причем обозначение степени отца ставится прежде. Формула А+В2А означает метиса, у которого отец расы А, а мать произошла от первого возвратного скрещивания к расе В.

В стране, в которой смешиваются три явственно различные расы А, В и С, таблица метисов будет состоять из трех рядов А и В,В и С, А и С, и метисы с тремя различными кровями будут обозначаться двумя членами, взятыми из двух таких рядов. Так в Мексике метис от европейца А с негритянкою В называется мулатом (АВ); метис негра В с индианкою С называется замбо (ВС); поэтому АВ+ВС будет обозначать продукт мулата и женщины замбо, а ВС+АВ будет обозначать продукт обратный, т. е. мужчины замбо с мулаткою. Если бы все случаи были так просты, как выше приведенные, то в особом обозначении не было бы надобности; но когда генеалогия становится очень сложною, или когда не существует особого термина для обозначения степени скрещивания родителей, то необходимым становится установить методический способ обозначения и нужно ввести правильную номенклатуру.

Употребляют иногда вместо указанного выше способа - другой, состоящий в выражении дробями степени участия двух первоначальных рас. Так метис первой крови обозначается 1/2А, 1/2В; метис второй крови, происшедший от первого возвратного скрещивания к расе А, обозначается 3/4А, 1/4В; метис третьей крови 7/8А, 1/8В и т. д. И действительно можно с некоторым правом предполагать, что на метиса влияют равно, т. е. на половину, как его отец, так и мать. Но способ обозначения, принятый выше, имеет, во-первых, то преимущество, что он проще, а во-вторых, он указывает число последовавших скрещиваний, и потому он кажется нам удобнее.

Определивши себе способ обозначения, наблюдатель, поставивший себе целью изучение результатов скрещивания, должен, прежде всего, собрать все названия, которые существуют в данной местности для различных родов метисов. Названия эти должны записываться с обозначением точного их значения, а еще лучше - с указанием их выражения по принятой номенклатуре. Таким только образом можно будет наконец уяснить себе синонимию выражений столь различных, и часто столь противоречащих, употребляемых в различных странах для обозначения одних и тех же метисов, и можно будет уже с полною точностью собирать те физиологические наблюдения, которые к ним относятся. Главнейшие вопросы, на которые при этом следует обратить внимание, суть:

1. Относительные условия обеих рас А и В, свойство политических и социальных отношений, существующих между ними, могущее влиять на частость или редкость случаев скрещивания.

2. Определить точно или приблизительно для каждой изучаемой страны или местности цифру населения как каждой расы, так и метисов, и уяснить себе: кажется ли соответствующею цифра последних со смешанными соединениями рас. Эти данные, если только их можно получить, относятся к числу таких, которые служат для разрешения двух очень различных вопросов, т. е. для вопроса о плодовитости скрещиваний и вопроса о плодовитости метисов.

3. Существуют ли причины предполагать, что особи двух рас А и В плодовиты более, или менее, при скрещивании? Такой вопрос имеет особенное значение для таких местностей, в которых европейцы например находятся в связи с расами меланезийскими или полинезийскими. Так, например, многие ученые указывали на чрезвычайную редкость случаев рождений, происходящих от англичан с австралианками и французов с новокаледонками. С другой стороны, указывали также и на то, что на некоторых островах Полинезии, на которых поразительное уменьшение народонаселения приписывается малой плодовитости женщин, последние будто бы более плодовиты с европейцами, чем с особями своей расы. Такие данные в высшей степени желательно иметь относительно смешения русских с инородческими племенами, а также и относительно взаимного смешения этих последних.

4. Хотя при скрещиваниях между двумя различными расами соединение почти всегда происходит между мужчиною высшей расы и женщиною низшей, но бывают случаи и прямо противоположные, т. е. когда женщина принадлежит к высшей расе. Эти два обратных случая представляют ли одинаковую плодовитость? Так говорят, что совокупление негра с белой женщиной бывает менее плодуще, чем соединение белого с негритянкою.

5. Дети, рожденные от первого скрещивания А и В, так ли же здоровы, как и дети чистой расы? Подвергаются ли они в первые годы своей жизни большей смертности? Достигающие совершенно возраста долго ли живут?

6. Метисы первой крови, достигшие совершенного возраста, обладают ли плодовитостью равною с особями чистой расы? При этом тщательно нужно различать союзы между метисами от союзов последних как с особями чистой расы, так и с метисами, происшедшими от того или другого возвратного скрещивания. Так, например, утверждают, что на Ямайке мулаты, или метисы первой крови, мало плодущи друг с другом и, наоборот, очень плодущи при возвратных скрещиваниях с белой расой или с неграми.

7. Дети, рожденные от метисов первой крови, при совокуплении их друг с другом достаточно ли крепки? Легко ли выращиваются? Живут ли долго? Наконец, если они совокупляются, выросши, с подобными себе, то дают ли стойкое потомство?

Цель этого вопроса и трех предыдущих состоит в том, чтобы дознать; скрещивание рас А и В есть ли евгеническое, т. е. другими словами - метисы первой крови способны ли сами по себе составить расу, пополняющуюся собственными соединениями без помощи скрещивания с двумя расами А и В или с метисами, происходящими от возвратных скрещиваний. Встречаются случаи, в которых этот вопрос, по-видимому, должен быть решен положительно, но известны также и такие, которые, кажется, приводят к отрицательному решению. С этой точки зрения мы обращаем особенное внимание наблюдателей на скрещивание белокурых рас Европы с черными расами других стран, так как, преимущественно основываясь на наблюдениях таких скрещиваний, отвергали у метисов первой крови неограниченную плодовитость (Fecondite illimite), вследствие которой некоторое число особей может увековечить свою расу, чистую или смешанную, без содействия особей иного происхождения.

При уяснении себе вопроса о плодовитости нужно предостеречь себя от ошибочных выводов двух родов. Во-первых, не следует считать за утвердительный факт примеры, представляемые некоторыми народонаселениями, имеющими смешанное происхождение, у которых многочисленные возвратные помеси к той или другой первичной расе вызывали большее преобладание этой последней. Так, часто приводят как пример Грикасов (Griquas) Южной Африки, но пример этот вовсе не имеет никакого значения, так как этот небольшой народ, происшедший за шестьдесят лет тому назад из десятков трех семейств (из которых только половина была смешанного происхождения - метисы голландцев и готтентотов, - другая же половина принадлежала готтентотской расе) постоянно получал прилив новой крови исключительно от ближайших племен.

Во-вторых, если метисы первой крови, по-видимому, будут казаться более или менее бесплодными, то нужно исследовать: действительно ли это абсолютное или относительное бесплодие происходит от скрещивания и есть его результат, не может ли оно с большею вероятностью быть объяснено неспособностью акклиматизироваться в данной местности одной из двух первичных рас. Например, известно, что европейские расы не акклиматизировались ни в Индостане, ни на Зондских островах. Европейцы чистой расы, родившиеся на этих островах, уже мало плодущи при совокуплении в круге своей расы даже в первом поколении, и становятся почти всегда бесплодными во втором. Такой результат есть следствие климата, а потому бесплодность метисов, производимых европейцами при скрещивании с туземными расами этих местностей, может зависеть от той же причины. Следовательно, если бы кто-нибудь и убедился в абсолютном или относительном бесплодии метисов, происшедших от первого скрещивания, то этого было бы еще недостаточно для заключения о том, что такое скрещивание бесплодно само по себе. Чтобы заключение имело значение, нужно доказать, что метисы первой крови стоят ниже по крепости и плодородию детей европейцев, рожденных в той же местности, или же метисов второй и третьей крови, происшедших от возвратного скрещивания к белой расе.

На острове Яве, у так называемых Липплаппенов или метисов голландцев с малайцами, указан был особый вид бесплодия, чрезвычайно интересный. При совокуплениях друг с другом Липплаппены с третьего поколения производят только девочек, остающихся всегда бесплодными. Интересно было бы получить более подробные сведения как об этом факте, так и о подобных ему, могущих встретиться в других местностях.

8. Метисы первой крови представляют ли более сходства с одною из двух первичных рас, или получают тип приблизительно средний? Описать признаки этих метисов и обозначить их на особых записках и листках, причем не следует ограничиваться только указанием цвета кожи, свойствами волос и формою лица, но сделать также измерения головы, туловища и конечностей, по способу указанному выше.

9. Существует ли какое-либо различие между метисами первой крови, происшедшими от обратных скрещиваний, т. е. между метисами АВ, у коих отец А, а мать В, и метисами ВА, у коих отец В, а мать А? Описать и тщательно сравнить метисов этих двух родов и сообщить положительные или отрицательные результаты этих исследований на особых записных листках. Некоторые известные факты заставляют предполагать, что метисы первой крови, при всех других равных условиях, представляют более сходства с материнскою расою, чем с отцовскою.

10. Через сколько возвратных скрещиваний метис первой крови получает тип расы А или В? Число это одно ли и то же, как при переходе в А, так и в В? Решение этого вопроса очень важно, так как оно дает нам возможность заключить о том, какую степень влияния оказывает каждая из двух рас на продукт первого скрещивания. Так, по-видимому, кажется достоверным, что при скрещивании белых с неграми - влияние африканской крови оказывается преобладающим, ибо достаточно двух или трех возвратных скрещиваний, чтобы привести мулатов первой крови к типу негров, тогда как не всегда достаточно бывает пяти или шести возвратных скрещиваний к расе белой, чтобы изгладить печать расы негритянской. Исследование многих других видов скрещивания дало подобные же результаты. Но все эти заключения были основаны на обзоре общего хода явлений, и их можно считать только тогда окончательно установившимися, когда они будут основаны на большом числе частных наблюдений. Некоторые признаки долее других сопротивляются возвратным скрещиваниям; обыкновенно такими представляются цвет глаз и волос. Американские креолы утверждают, что они могут узнать индивидуумов смешанной крови, приблизившихся к белой расе несколькими возвратными скрещиваниями, рассматривая луночку их ногтей и ощупывая кончик их носа. Но, без сомнения, в этом отношении существует много индивидуальных различий, а потому было бы интересно указать те второстепенные признаки, которые оказываются в этих случаях более стойкими, чем признаки первостепенные.

11. Все данные заставляют предполагать, что метисы одной и той же крови представляют большую изменчивость признаков, чем чистые расы. Каждый из их признаков представляет более или менее сходства то с признаками отцовской расы, то с признаками материнской. Так, мулаты первой крови всегда имеют более темный цвет, чем европейцы, и более светлый, чем негры, но границы вариации цветности их очень велики. Точно так же и волоса их, то представляются почти гладкими, то почти так же рунообразны как волоса негров. Подобные же вариации замечаются и у метисов второй крови, так называемых квартеронов, которых кожа иногда так же бела, как и у многих европейцев, иногда же так же темна как у мулатов первой крови; волоса их представляются то совершенно гладкими, то чрезвычайно курчавыми. Отсюда вытекает следующий вопрос: необходимо определить точными наблюдениями границу вариаций каждого признака у метисов одной и той же крови. Такие наблюдения сначала должны быть произведены на метисах первой крови, а потом второй и третьей. Подобные наблюдения потеряли бы большую часть своего значения, если бы они производимы были на метисах, подвергавшихся многократному скрещиванию и перескрещиванию в различных степенях.

12. Относительно умственных способностей и нравственности, в каком отношении стоят метисы сравнительно с особями чистой расы, решение этого вопроса сопровождается многими затруднениями, так как и в чистой расе умственные способности представляют индивидуальные различия чрезвычайно большие, зависящие и от воспитания, и от природных дарований, и так как умственные способности, не представляя никакой мерки для своего определения, не могут быть и подведены поэтому под выводы средних данных. Существуют, однако же, случаи, в которых нельзя не заметить, что две расы одарены в очень различной степени умственными способностями; и в таких-то случаях только необходимо исследовать вопрос о том: представляет ли помесь этих двух рас средину между ними, или же стоит выше или ниже этого уровня. Наблюдатели, убежденные в какой-либо возможности приступить к такой трудной задаче, должны принять в соображение при этом социальные условия метисов, воспитание получаемое ими, и те обстоятельства, вытекающие из установлений и обычаев, которые мешают их умственному развитию. Там, где метисы подвержены рабству или лишены прав граждан, они, конечно, останутся ниже того уровня, на который они бы могли подняться при нормальных условиях. Кроме того, предрассудки, изгоняющие метисов из общества, делают их врагами законов, управляющих этим обществом, и возбуждают их непрерывно к борьбе с такими законами. Так, в Никарагуа и Перу замбосы (метисы негров и индийцев), хотя и представляют класс сравнительно малочисленный, но, тем не менее, из них составляется четыре пятых населения тюрем (Чуди и Сквье). Поэтому факты, относящиеся к нравственности различных классов метисов, должны быть собираемы с особою тщательностью, а в случае, когда метисы оказываются низко стоящими в нравственном отношении, нужно предварительно определить: может ли это быть приписано скрещиванию, или нужно скорее винить в этом то положение, в которое ставят метисов законы и обычаи страны.

13. Было высказано несколько уверений в том, что метисы, происходящие от известных скрещиваний, оказываются одаренными такими способностями, каких не было у их родителей, принадлежащих к чистой расе. Так, например, утверждали, что бразильские мулаты отличаются как от европейцев, так и негров, особенною способностью к искусствам, и что вследствие того живописцы и музыканты в Бразилии почти всегда принадлежат к смешанной крови. Желательно было бы получить более обстоятельные сведения как об этом факте, так и обо всех других подобных, замеченных путешественниками и наблюдателями.

14. Народонаселение, состоящее из метисов, представляет ли большую пропорцию идиотов, сумасшедших, слепорожденных, заик и проч., сравнительно с тем числом таких же случаев, какое замечается в той же местности у двух первоначальных или материнских рас? Подобный факт указан был в Сенегале у Тукулоров, метисов Фула (Foulahs) и негров.

15. Склонность к известным болезням или незаражаемость ими, замечаемые у одной из двух материнских рас, передаются ли метисам, и до какой степени возвратного скрещивания замечается подобная передача? Конечно, здесь мы не можем перечислить склонностей ко всем болезням, или незаражаемость ими у каждой расы в отдельности. Но чтобы дать понятие о сущности нашего вопроса наблюдателям, мы укажем на пример почти совершенной незаражаемости негров желтою лихорадкою в Америке. Если негры не акклиматизировались, то они совершенно избегают этого бича Америки, гнетущего, напротив того, белых (и даже белых акклиматизировавшихся), индийцев и метисов от белых с индийцами. Кроме того, многие эпидемии дали возможность заметить, что мулаты первой крови почти обладают такою же незаражаемостью относительно желтой лихорадки, как и негры. Квартероны (метисы второй крови) и метисы третьей и четвертой крови, даже и тогда, когда стали столь же белыми, как и европейцы, хотя и подвергаются лихорадке более метисов первой крови, но все-таки страдают от нее менее, чем белые чистой расы. Каждому понятна важность как этого, так и подобных ему фактов; поэтому всякий раз как в смешанном народонаселении наблюдатель дознает какую-либо патологическую склонность или незаражаемость, исключительно свойственные одной из материнских рас, он должен с особенною тщательностью исследовать: передается ли это метисам различных степеней.

16. Развитие тела и возрасты. В числе вопросов, группируемых нами в этом параграфе, встретятся и такие, которых решение может быть доступно и путешественникам; но многие другие могут быть обследованы только местными наблюдателями, и преимущественно врачами, которые, живя долгое время в одной местности, имеют случай наблюдать несколько раз одно и то же дитя в различные эпохи его роста. Наконец, здесь встретятся и такие вопросы, для решения коих необходимы анатомические исследования и которые, поэтому, доступны только для таких медиков, кои живут в городах и имеют возможность как наблюдать туземцев поступающих в госпитали, так и делать анатомические вскрытия.

17. Весьма важно определить те изменения в цвете, которым подвергаются накожные покровы в первые часы, первые дни или первые годы по рождении. Всякий знает, что у белой расы волоса обыкновенно бывают более светлыми у дитяти, чем впоследствии; оттенки накожных покровов представляют подобные же изменения, хотя и менее наглядные. Развитие пигмента кожи и волос происходит постепенно в продолжении известного числа лет, очень различного в различных случаях, так как иногда полное развитие в этом отношении заканчивается уже в возрасте от 8 до 10 лет. иногда же только в возрасте половой зрелости, или даже и позднее.

Цветные расы имеют почти всегда черные волосы, и есть основание думать, что у них волоса уже при самом своем появлении получают окончательный цвет; но все-таки это требует нового обследования, так как весьма вероятно, что пигментация кожи достигает своего наибольшего развития только по прошествии известного числа лет. Наша хроматическая таблица позволяет определить последовательно, через промежуток нескольких лет, цвет кожи одного и того же субъекта, и тем дает наблюдателям возможность проверить точность вышеприведенного положения.

Но вопрос о развитии накожного пигмента должен быть исследуем с особенною тщательностью у детей цветных рас в продолжении первых часов или первых дней по рождении. Все признают, например, что цвет негритенка, только что рожденного, гораздо светлее цвета взрослого негра. Думали объяснить это изменение действием солнечного цвета, так как полагали, что эти изменения происходят медленно и мало-помалу, по мере того как дитя подвергается действию солнечного цвета. Но теперь нам известно, что. напротив того, эти изменения совершаются очень быстро, и многие наблюдатели утверждают, что они происходят столь же быстро у новорожденных, содержимых при отсутствии света, как и у подверженных ему. Достоверно известно, что кожа восьмидневного негритенка почти столь же темна, как и у взрослого нефа. Итак, непосредственно после рождения совершается совершенно особенное явление, стоящее, по-видимому, в связи с установлением дыхательного процесса, и это явление, по быстроте своего хода, по степени и по своему свойству никак не может быть смешано с тем увеличением пигмента, всегда очень незначительным и иногда почти незаметным, которое происходит затем в течение годов в коже негра.

Такое явление было изучено до сих пор только у негритенка, и то очень неудовлетворительно. Весьма необходимо изучить его с требуемою от науки точностью и у новорожденных всех цветных рас. Наблюдения должны производиться с помощью хроматической таблицы, причем необходимо сначала определить цвет новорожденного тотчас по рождении, потом через 5 или 6 часов, на другой и следующие дни. Замечают тот момент, когда цвет, если и не становится окончательным, то, по крайней мере, настолько стойким, что не представляет заметных перемен в продолжении нескольких дней. Некоторые наблюдатели утверждают, что этот момент у негритенка наступает уже на третий день, и что бывали случаи замедления его еще на несколько дней, до конца первой недели; но вопрос этот не решен еще окончательно.

18. Все наблюдатели могут собрать сведения о возрасте половой зрелости как у мальчиков, так и девочек, о времени появления волос на бороде и у половых частей, о времени развития грудей у девочек и о начале менструации. Некоторые из этих частностей были уже указаны при разборе вопроса о плодовитости женщин. Нужно стараться собрать сведения о том: в какой возраст, для каждого пола в частности, начинается период упадка сил и старости, какая наибольшая граница долговечности, т. е. какое число лет имеют самые старейшие жители местности. Подобные сведения всегда могут быть точными, так как у нецивилизированных народов большая часть стариков, и даже взрослых, не знают числа своих лет; но можно иногда получить приблизительные данные, расспрашивая у стариков сколько лет они имели во время какого-нибудь события, время которого известно.

19. Путешественники, кроме того, легко могут собрать данные о нарастании тела, измеряя тех детей, возраст коих им будет сообщен в точности.

20. Медики, живущие среди инородцев, могут прибавить к сказанному много других сведений весьма важных, относящихся к тому же ряду вопросов и могущих быть изученными только людьми специально знакомыми с анатомией и физиологией. Мы укажем им здесь в этом отношении, во-первых, на данные, относящиеся к порядку и времени появления молочных и постоянных зубов. Так как это исключительно касается медиков, то нам нет надобности в особых объяснениях, и достаточно здесь указать только на цель подобных исследований. Вопрос о появлении зубов разрешается обыкновенно только на основании наблюдений сделанных в Европе и над особями белой расы, но мы не знаем: происходит ли появление зубов одинаково у всех рас и во всех климатах.

То же нужно сказать и о развитии скелета. Европейские анатомы с большим старанием определили возраст, при котором появляется точка окостенения каждого из концов (epiphyses) длинных костей и время спайки их с телом кости, что дает возможность при судебных исследованиях определить довольно точно, по рассмотрении трупа, возраст особи, имеющей менее двадцати пяти лет. Но эти остеогенические данные приложимы ли одинаково ко всем человеческим племенам? В этом можно сомневаться. Если весьма вероятно, что порядок появления точек окостенения и их слияния друг с другом представляют только небольшие изменения, то столько же вероятно и то, что периоды, в которые совершаются эти явления, представляют значительные различия у различных рас, и происходят то более или менее рано, то позднее, подобно тому, как это заканчивается только на двадцатипятилетнем возрасте, т. е. при периоде юношеского возраста в возмужалый; но известно, что у многих народов юношеский возраст наступает раньше, чем у европейцев, а потому позволительно предполагать, что и конец этого возраста, т. е. переход в возмужалость, так же ускоряется в этом случае. Медики, живущие в городах снабженных больницами и могущие делать вскрытия, предпримут труд чрезвычайно важный, собирая наибольшее возможное число фактов относительно развития скелета. Если бы они пожелали упростить свою задачу, то они могут сосредоточить свое внимание на Epiphyses длинных костей конечностей, на дно вертлужной впадины (acetabulum), в котором происходит спайка трех первичных частей лонной кости (os ilei), на epiphysis marginalis cristae ossis ilium и на придаточную точку окостенения пяточной кости (calcaneum).

Эпоха, в которую вслед за возмужалым возрастом наступает старость, не определена ни у одной расы. От рождения и до возмужалого возраста органы и отправления находятся в постоянном развитии, потом они сохраняют полную силу в продолжении известного числа лет, и затем начинается последовательный упадок их, одних за другими. Этот-то упадок характеризирует старость; но старость явственно узнается только тогда, когда упадок стал общим, или по крайней мере проявился в очень значительной степени во многих важных органах. До этого неблагоприятные изменения, происходящие в различных органах, совместимы с почти полною поддержкою отправлений этих последних. Такие изменения не составляют еще решительных признаков старости, но только предварительные проявления ее.

Эти предварительные проявления начинаются всегда еще в продолжении зрелого возраста и могут быть часто открыты автопсией у особей, умерших в полной силе своих отправлений. Подобные проявления, происходящие в скелете, удобнее всех других для подобных исследований; они выражаются в стремлении к окостенению связок и хрящей, вредящему гибкости и эластичности последних, а, следовательно, оканчиваются, раньше или позднее, тем, что более или менее мешают отправлению и нормальному развитию известных органов. Так, окостенение грудных хрящей уменьшает амплитуду дыхательных движений; окостенение хрящеватых частей позвоночника уменьшает гибкость его и затрудняет равновесие тела, и т. д. Наконец, срастание швов черепа противопоставляет абсолютное препятствие нарастанию мозга.

Определение времени, когда начинается окостенение этих различных частей, представляет большой научный интерес. Оно позволяет дознать в зрелом возрасте предварительные явления старости, и если оно не может служить для определения продолжительности возмужалости, то оно указывает, по крайней мере, для некоторых органов в частности, конец периода совершенства и начало упадка. Но в этом отношении замечаются значительные различия у различных рас. Так, известно в общих чертах, например, что у негров окостенение и спайка швов черепа происходят гораздо раньше, чем у белых; что у последних спайка всего чаще начинается швами задней доли черепа, тогда как у негров обыкновенно она проявляется, прежде всего, на передних швах и потом уже переходит на задние. Важность этих признаков, имеющих следствием более раннюю или позднюю остановку роста той или другой части мозга, очевидна для каждого, в особенности если принять в соображение, что человек составляет единственный пример в ряду существ, в котором мозг продолжает расти и после юности. Если время и порядок последовательности окостенения швов черепа изменяются по расам, то становится весьма вероятным, что изучение окостенения реберных или грудных хрящей, хрящей гортани, позвоночника, и даже таза, даст этнические различия.

Мы обращаем внимание на подобного рода исследования тех медиков, которые имеют случай делать вскрытия в больницах тех городов, в которых живут люди неевропейских рас. Это поле исследований почти не начатое и, потому, способное дать плодущие результаты, несмотря на то, к какому заключению они не привели бы, так как столь же важно дознать признаки общие всем расам, как и открыть новые отличительные. Дополнительные частности.

Некоторые расы издают от себя особенный запах; так, например, известно, что собаки, употребляемые в Америке для охоты за бежавшими невольниками, легко отличают след негра от следа индейца. Запах этот принадлежит к разряду явлений, которых нельзя ни определить, ни описать; много, если можно сравнить с каким-либо известным запахом. Поэтому путешественники всего чаще принуждены будут ограничиться только указанием на то, что известная раса издает специальный запах. Те из путешественников, которые последовательно посетят и исследуют несколько различных рас, могут указать и на то: отличаются ли запахи этих рас одни от других, или же сходны. Нужно, однако же, при этом резко отличать естественный запах от запаха масла, жира, или другого какого-либо вещества, которым дикие имеют обычай смазывать свое тело.

Некоторые народы, живущие более или менее в диком состоянии, отличаются утонченностью своих органов чувств. Краснокожие выслеживают по следу человека или животное, чернокожие острова Андамана различают предметы на невероятных расстояниях; другие дикие явственно слышат те звуки, которые недоступны нашему уху. Спрашивается: эти способности, поражающие нас, следует ли приписать отличию расы или же дикой жизни? Путешественники могут дать ответ на этот вопрос, сравнивая в этом отношении народы одной и той же расы, ведущие различный образ жизни.

Близорукость или миопия, столь частая в Европе, по-видимому весьма редко встречается у диких народов. Поэтому путешественники должны заметить тщательно те случаи близорукости, кои они встретят у таких народов.

Утверждали некоторые, что готтентоты никогда не зевают. Если бы это подтвердилось, то интересно было бы заметить: не встречается ли того же самого у каких-либо других рас.

При этом мы должны также обратить внимание на некоторые движения и позы. Так, ушные мускулы, двигающие ушною раковиною, находятся в таком зачаточном состоянии у человека, что всего чаще действие их незаметно для глаза. Но, однако же, встречаются и в среде белой расы некоторые особи, которые могут очень заметно двигать ухом. Очень может быть, что-то, что встречается у нас чрезвычайно редко, бывает довольно обыкновенным у других рас, и в особенности у диких. Поэтому это требует наблюдений.

25. Величина движения большого пальца при противопоставлении его другим, говорят, меньше у негров, чем у белых. Противопоставление есть то движение большого пальца, которое он производит при перемещении своем к ладони руки, и как бы при приближении его к мизинцу. Известно, что большой палец обезьян имеет меньшую противопоставляемость, чем у человека. Интересно изучить у низших рас, поэтому, величину противопоставления большого пальца. Это движение слишком сложно для того, чтобы его легко было измерить; но приблизительно его можно определить, взяв за тип сравнения руку европейца.

26. Движение большого наружного пальца далеко не столь независимо, как движение большого пальца руки. У субъектов, носящих обувь, большой палец обыкновенно лежит рядом с другими пальцами ноги, но вследствие навыка, однако же, можно развить его движения, как это замечается, например, у рожденных без рук, которые после долгих упражнений производят ногою большую часть движений, свойственных рукам.

По-видимому, достоверно то, что у народов более или менее диких и ходящих голыми ногами, в особенности же у лазящих часто по деревьям и скалам, большой палец ноги приобретает замечательную подвижность; он может, не только сгибаться и разгибаться, но также направляться внутрь и быть приведенным действием мускулов в направление, параллельное оси ноги. Такая подвижность большого пальца привела к предположению, что у некоторых рас, подобно тому как это замечается у обезьян (названных потому четырехрукими), тип ноги приближается к типу руки. Но признак, характеризующий руку, есть движение противопоставления, а весьма вероятно, что такое движение никогда не было замечено у ноги человека. Для того, чтобы большой палец был противопоставляем, нужно чтобы он мог перемещаться косвенно под остальные пальцы. Говоря анатомически, этого нельзя считать невозможным, так как условие, мешающее противопоставлению большого пальца, заключается менее в отсутствии противопоставляющих мускулов, чем в расположении сочленения первой плюсневой кости, и если это сочленение, вследствие навыка, стало бы более подвижным, то и оба мускула отводные (abductores) могли бы, при взаимном содействии, произвести некоторое движение противопоставления. Но в действительности ничто не говорит нам за то, чтобы такое противопоставление в самом деле происходило в тех случаях, в которых некоторые наблюдатели думали видеть его.

Все заставляет предполагать до нового разрешения вопроса, что наблюдатели не знали в чем состоит явление противопоставления, и, будучи поражены замечательною подвижностью большого пальца, они охарактеризовали ее термином, точное значение коего им было неизвестно. Впрочем, как бы то ни было, а путешественники должны отмечать с особенною тщательностью, в числе наиболее любопытных антропологических фактов, те случаи, в которых большой палец ноги обладает особенною подвижностью и служит для различных отправлений. Если бы, что впрочем, противно всякой вероятности, они встретили особей, способных производить большим пальцем ноги настоящие движения противопоставления, то они не должны ограничиваться только голословным указанием на такие случаи, но им необходимо сообщить и те анатомические подробности, которые одни только могут отвлечь сомнение в точности наблюдения.

27. Некоторые позы, очень тягостные для нас, естественны для некоторых других народов. Таково сидение на корточках, при котором носок, сильно вытянутый, упирается на землю, а ягодицы лежат на пятке. Существуют народы, у которых это положение заменяет наше сиденье.

28. Голова европейца при вертикальном положении тела имеет горизонтальное направление; если глаз смотрит прямо вперед, то нижний край носа находится на одном уровне со слуховым отверстием: таково естественное положение головы и оно не требует никакого усилия *. [* Относительно горизонтальной линии черепа вот что говорит К. М. Бэр в «Bericht uber die Zusammenkunft einiger Anthropologen», стр. 35: «До сих пор принимали, что плоскость между обоими слуховыми отверстиями и основанием носа горизонтальна. При таком положении рисовалась и большая часть черепов, и эту плоскость взял Кампер за исходную точку для своего лицевого угла; но эта плоскость вовсе не настоящая горизонтальная. Чтобы убедиться в этом, стоит только наблюдать самого себя в зеркале при спокойном вертикальном положении, и тогда окажется, что эта линия вовсе не горизонтальна. Если ее принять за таковую, то лицо окажется приподнятым. Если для наблюдения горизонтальной плоскости сделать следующий опыт: стать перед вертикально установленным зеркалом и держать голову совершенно спокойно, нисколько не напрягая ее и смотреть в зрачки своего изображения в зеркале, то окажется, что хотя искомая горизонтальная и варьирует несколько, но всегда она идет, если ее вести от слухового отверстия, выше основания носа, и колеблется между верхнею и нижнею третью его. Плоскость, идущая через слуховые отверстия и верхний край скуловой кости, гораздо ближе к искомой горизонтальной».] Правда ли, что у некоторых прогнатических народов, отличающихся очень большим развитием лица, и в особенности челюстей, существуют другие условия равновесия головы? Правда ли, что в таких случаях голова имеет стремление наклоняться вперед и удерживается в горизонтальном положении только усилием мускулов затылка, подобным тому, какое мы производим при взгляде вверх? Это было утверждаемо, но такое важное положение требует поверки, причем мы должны предупредить наблюдателей против одной причины ведущей к погрешностям. Большая высота зубных отростков верхней челюсти и длина зубов, обусловливая положение подбородка ниже уровня слухового отверстия, могут повести к предположению о наклонности головы, хотя она и будет оставаться горизонтальною в сущности. Поэтому не по положению подбородка следует судить о направлении головы, но потому положению, которое занимает подносовая точка относительно уровня слуховых отверстий. Только в этих случаях, только когда подносовая точка будет лежать заметно ниже этого уровня, можно утверждать, что голова имеет косвенное направление. Даже и в этом случае вывод будет не вполне точен, так как различие в уровне может зависеть от повышения слухового отверстия, которого высота над уровнем затылочных мыщежов изменяется значительно у различных рас; но на живом человеке невозможно получить более точное определение этого.

29. Обратимся теперь к явлениям перемещения. Хотя тип хождения всегда один и тот же у особей здоровых и нормально сложенных, но несмотря на то известно, что существенные движения нижних конечностей и сопровождающие их движения остального тела представляют заметные различия. Это и вызвало поговорку: походка изменчива столько же, как и физиономия. Особенности походки без сомнения много зависят от привычки, от условий, при которых живет человек. Так, моряк ходит иначе, чем солдат, пехотинец иначе чем кавалерист, житель нагорных стран, постоянно взбирающийся на возвышения и спускающийся с них, иначе чем обитатель долин. Но несомненно также и то, что устройство скелета, ширина таза, относительная длина туловища, бедер и голеней, более или менее выпуклая форма свода ступни, и т. д. суть главнейшие и первичные условия, влияющие на походку. Так, всякий знает, что, например, походка женщин отлична от походки мужчин, и она характеризуется небольшим качанием, зависящим от косвенности бедер, что в свою очередь зависит от большой ширины таза. По этому-то признаку часто узнают женщину, переодетую в мужское платье. Размер длины и ширины скелета туловища и конечностей представляют еще большие этнические особенности сравнительно с теми, кои замечаются у обоих полов одной и той же расы. Поэтому изучение особенностей походки вполне заслуживает внимания путешественников. Изучение это требует большой тонкости в наблюдениях и предварительного знания механизма ходьбы, но оно, без всякого сомнения, приведет к интересным результатам.

30. Плавание, составляющее для нас только особенный исключительный способ перемещения, входит как существенная часть в условия существования многих народов, и приемы при плавании настолько различны, что заслуживают особенного описания. При плавании мы раздвигаем горизонтально и одновременно обе руки и обе ноги и двигаемся толчками подобно лягушке. Но некоторые дикие, новокаледонцы, например, плавают скорее по способу собак, чередуясь в движении обеими руками, кои погружаются в воду и двигаются спереди к заду подобно веслам, чередуясь также с движениями ног, из коих одна сгибается в то время как другая вытягивается.

31. Мы обращаем внимание путешественников также на способ диких лазить по деревьям. Паши ноги, значительно потерявшие подвижность вследствие привычки носит всегда обувь, не могут прицепляться к деревьям, и мы лазаем, обхватывая плотно ствол руками и ногами. Некоторые из простолюдинов, однако же, с помощью навыка достигают того, что развивают в своих больших пальцах ног такую силу и подвижность, что могут обхватывать ногами ствол дерева покрытый жесткою корою. Такой же способ, но только более замечательный, употребляется некоторыми дикими, которые лазят подобно кошкам, цепляясь пальцами за шероховатости коры, и ходят, так сказать, этим способом вертикально вдоль дерева, нисколько не прикасаясь при этом ни руками, ни грудью, ни ляжками. Изучение таких способов лазания бросает большой свет на физиологию ноги.

Укажем еще несколько вопросов, которые хотя и менее предыдущих относятся к физиологии, взятой в тесном смысле этого слова, но, тем не менее, интересны.

32. Альбинизм есть аномалия редкая в белой расе, но встречающаяся несравненно чаще у некоторых цветных рас, преимущественно между нефами. Особи, представляющие такую аномалию, называются альбиносами, белыми неграми, дондосами, какерлаками и проч. Отличают альбинизм полный, характеризующийся совершенным отсутствием пигмента в коже, глазах и волосах, и альбинизм частный, коего различные разновидности еще не все известны. Самый любопытный пример представляют так называемые люди-сороки или пегие (Les hommes-pies), свойственные черным расам. Такие пегие люди имеют кожу с неправильно размещенными черными и белыми пятнами, и такие пятна представляют чрезвычайную вариацию в своем размещении, форме и размерах; так, иногда они очень малы и составляют как бы брызги грязи по белому полю, иногда же покрывают собою целые области тела. Это самый поразительный пример частного альбинизма, но вместе с тем и самый редкий. Частный альбинизм в наименьшем своем развитии выража ется в одном пучке из нескольких белых волос на голове или бороде. При полном альбинизме волоса совершенно белы, кожа на всем своем протяжении матово белая, внутренность глаза кровяно-красная, радужина, как это уже было сказано выше, имеет более или менее светло-красный цвет. Но весьма вероятно, что существуют случаи, в которых альбинизм, хотя и полный на коже, оказывается частным относительно волос и глаз. Так утверждали, что некоторые альбиносы имели желтые волосы, а у других радужина была слегка окрашена в голубой или рыжий цвет.

Некоторые писатели утверждали, что альбиносы обыкновенно имеют небольшой рост, слабое телосложение, незначительные умственные способности, что они не одарены значительною плодовитостью, и что они редко доживают до старости. Все это требует, однако же, подтверждения.

Альбинизм всегда явление прирожденное, т. е., другими словами, - это аномалия, а не болезнь. Его не нужно смешивать с vitiligo, болезненным поражением кожи, которое уничтожает на некоторых местах кожи отложения пигмента и которое, развиваясь, может окончить тем, что обесцветит большую часть тела. Эта болезнь может придать страдающему ею вид пегости, но легко избавиться от ошибки, узнав, что эта пегость замечается у особи не от самого рождения, что она развивалась постепенно; всего чаще бывает, что она начинается по прошествии значительного числа лет после рождения.

Вопросы, относящиеся до изучения альбинизма, суть следующие:

а) Редко или часто встречается общий или частный альбинизм в исследуемой стране? Указать, какое число альбиносов было исследовано или о каком можно было собрать сведения, и сличить это число в приблизительной или точной цифрой всего народонаселения.

б) Собрать сведения о результатах соединений, если только они встречались, двух альбиносов. Соединения эти столько ж же плодущи, как и обыкновенные? Дети, рождающиеся от них, подвергаются ли альбинизму?

в) Альбиносы, соединяющиеся с неальбиносами передают ли иногда свою аномалию детям. (Известен случай такой передачи от матери к дочери в белой расе.)

г) Альбиносы занимают ли низшую степень, сравнительно с обыкновенными особями той же расы, по жизненности, силе, росту, умственным способностям, плодовитости и долговечности?

д) Правда ли, что волоса альбиносов менее развиты, чем у обыкновенных особей той же расы, что волоса их тоньше, борода реже, тело более гладко, а волоса на половых органах реже и позднее вырастают.

е) Описать в частности каждого альбиноса, которого удалось наблюдать, отмечая при этом, кроме общих указаний относящихся до возраста, пола, роста, расы и т. д., и следующие частные сведения: альбинизм полный ли и совершенный ли? В этом случае достаточно сказать только, что полный, и тем самым уже укажется, что кожа бело-матовая, что волоса совершенно белы, что глубина глаза кровяно-красная, что в радужине нет и следа пигмента, и что она более или менее розового цвета. Что касается до обыкновенного цвета глаз альбиносов, то об этом смотри выше. Если же альбинос будет отличаться хотя малейшим признаком от указанного типа, то следует указать этот признак со ссылкою на хроматическую таблицу. Так, например, если радужина, вместо того чтобы быть более или менее розовою, представляет голубой, коричневый или зеленый оттенок, или если волоса, вместо совершенно белого цвета, имеют желтый или красный оттенок, то отыскивают по хроматической таблице те тоны, которые всего более приближаются к ним. Нужно всегда быть настороже с волосами альбиносов, представляющимися несовершенно белыми, так как искусственный цвет, происходящий или от смазывания, или же от нечистоплотности, может легко ввести в заблуждение и быть принятым за естественный. В таких случаях следует отрезать пучок волос и вымыть их в воде и в винном спирте.

Субъекты, представляющие частный альбинизм, должны быть описываемы самым подробным образом: нужно последовательно описать кожу их, пятна встречающиеся на ней, волоса на различных частях тела и, наконец, глаза. Окрашенные части, или не вполне бесцветные, следует охарактеризовать с помощью таблицы.

ж) Зрение альбиносов должно быть тщательно обследовано, сначала днем при ярком свете, потом в полусвете и, наконец, в темноте. Производит ли яркий солнечный свет болезненное впечатление или делает ли он только неясными изображения? Зрение в таком случае не становится ли более ясным при близком рассматривании предметов, как это замечается у близоруких? И в таких случаях, замечается ли настоящая близорукость, характеризующаяся способностью ясно видеть предметы, лежащие ближе нормальных границ ясного зрения? Наконец, лучше ли видят альбиносы в темноте, чем обыкновенные индивидуумы? Это утверждали, но необходима новая проверка сказанного.

33. Основательно или неосновательно, но сближали с альбинизмом другую аномалию цветности, замечаемую исключительно в волосах и называемую еритризмом. Некоторые расы имеют нормально рыжие волосы, но это еще не составляет еритризма. Рыжие волосы очень обыкновенны в странах, в которых происходило смешение белых рас, как с темно-русыми или черноволосыми с одной стороны, так с белокурыми или рыжими с другой. В таких скрещенных расах встречаются волоса всех цветов, черные, темно-русые, белокурые, рыжие и проч. Это естественное следствие скрещивания, и потому особи, имеющие более или менее рыжие волосы вследствие естественного влияния наследственности или атавизма, не могут быть принимаемы за подверженные аномалии. Но если у народа черноволосого, не подвергавшегося никакому смешению, или смешивавшемуся только тоже с черноволосыми расами, родится, как исключение, особь с рыжими волосами, то это уже составляет случай еритризма. Следовательно, мы имеем дело с еритризмом, если особь с яркорыжими волосами встречается между народонаселением черноволосым или очень темноволосым, и если в народонаселении не встречается никакого промежуточного или среднего цвета, который бы мог заставить предположить смешение рас.

Некоторые ученые утверждали, что еритризм может проявляться во всех расах; один из ученых даже предполагал, что все расы произошли от одной первичной рыжеволосой, и потому считал еритризм только воспроизведением первоначального признака. Эта последняя гапотеза уже оставлена, первое же положение не доказано, так как до сих пор не было наблюдаемо ни одного примера еритризма у меланезийцев. Во всяком случае, интересно изыскать: какие расы представляют наиболее частые и наиболее редкие примеры еритризма.

34. У цветных рас, преимущественно у негров, следует изучить цвет шрамов, принимая в соображение при этом и то, узки ли они или широки, поверхностные или глубокие, недавние, давнишние или очень давние. Нужно тщательно отличать те случаи, в коих кожа была поранена или разрушена только у поверхности, от тех, где поранение происходило во всю толщину ее. Есть основание думать, что в этом последнем случае, шрамы, имеющие несколько миллиметров в ширину, всегда менее темны, чем прилегающая к ним кожа. Бывают ли они когда-нибудь и совсем белыми? Это утверждали, но необходимы новые точные указания. С другой стороны, поверхностные и очень узкие шрамы часто бывают темнее остальной кожи. Указывали на то еще, что высота местности над уровнем моря, влажность, действие солнечных лучей, могут влиять на изменение цвета кожи, но мы не имеем никаких положительных наблюдений относительно всех этих вопросов.

Поэтому следует определить с помощью хроматической таблицы цвет шрамов, сравнительно с цветом кожи, указывая каждый раз на место шрама, на поверхность или глубину его, на размеры, на положение относительно одежды, на причины и степень давности. Наконец, чтобы определить влияние высоты места, влажности и теплоты климата, необходимо сравнить в этом отношении особей той же расы, но живших при различных условиях.

35. Случаи нанизма (карлики), гигантизма (великаны) и полисарции (необыкновенная толстота) должны быть указываемы также. Не нужно смешивать нанизма с задержкою роста, происходящею от болезни позвоночника или же от рахитизма конечностей. Карликом называется особь, имеющая гораздо меньший рост, чем остальные той же расы, но сложенная нормально, или почти нормально. Так как нанизм чрезвычайно редок у диких животных, хотя и замечается довольно часто у домашних животных, то есть основание думать, что он встречается тем реже, чем ближе стоит раса к первобытному состоянию. Само собою понятно, что карлики и великаны должны быть тщательно измерены, и что результат измерений должен быть сравнен со средними числами, полученными при измерениях той же расы.

Таковы главнейшие физиологические вопросы, которые, по нашему уразумению, следовало указать наблюдателям и путешественникам. Перечень, представленный нами, без сомнения очень неполон, и исследователям придется самим дополнять много пропусков наших. Избрав точкою сравнения ход отправлений и физических способностей европейцев, наблюдатели должны замечать всякое физиологическое явление, кажущееся более или менее отличным от этого типа.

Изучение питания может, или даже и должно, войти в рамку физиологических исследований. Но с другой стороны, так как оно тесно связано с образом жизни, с социальным устройством и с важными условиями почвы и климата, то и должно по преимуществу иметь место в инструкции этнологической. Вот почему мы не упомянули о нем в нашей работе.

Что касается до вопроса о долговечности, числе рождений, смертности, средней жизни, и вообще до всех вопросов решаемых статистикою, то оно будет предметом особенной программы.

А. П. Богданов | Скрещиваине и метисы



Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика