Генетический социализм


Владимир Авдеев



"Уже будучи детьми, мы отличаем красивых людей от безобразных, - задолго до того, как приобретаем опыт таких вещей или с помощью сравнения образуем эстетическое чувство. Такие различения мы делаем инстинктивно, поскольку носим образ нашей расы в самих себе".

Фриц Ленц

Недавно группа шотландских ученых во главе с доктором Ианом Виллмутом получила положительные результаты в области клонирования млекопитающих. В процессе эксперимента получена овца, представляющая полную генетическую копию своей матери.

Схема эксперимента проста как все гениальное. Из вымени взрослой овцы берется клетка и выращивается в лабораторной культуре в течение шести дней. Параллельно у другой овцы изымается неоплодотворенная яйцеклетка. Затем с помощью электрического разряда клетка донора сплавляется с "пустой" яйцеклеткой, воспринимающей таким образом чужой генетический код. Она помещается в матку третьей овцы, которая служит суррогатной матерью.

Общественное мнение многих стран встревожено тем, что удачный эксперимент может быть проделан и над человеком. Теоретически отдельные наиболее приглянувшиеся экземпляры человеческой породы отныне можно будет воспроизводить в огромных количествах, будто на ксероксе. Целый пласт морально-этических проблем обеспокоил пытливые умы людей, генерирующих общественное мнение. Ватикан и светские штабы борцов за общечеловеческие ценности в смятении. Оптимисты предвещают клонирование гениев науки и культуры, а пессимистам уже мерещится зловещая фигура двойника Гитлера.

Увы, носителям либерально-демократического мировоззрения всегда не хватало воображения. Почему один Гитлер, а не миллион Гитлеров? И это не вопрос оголтелого сатаниста, а любого здравого человека. Ведь история получила свое развитие лишь потому, что вся власть была сконцентрирована в руках одного человека - Гитлера, Сталина или других иных исторических личностей.

Может быть лучший и наигуманнейший способ избавления от любой диктатуры раз и навсегда это не уничтожать диктаторов, а наоборот, плодить их легионами? Равные в честолюбии, способностях и воле к власти, они будут вынуждены придти к взаимному соглашению. И чем их будет больше, тем вероятность достичь мира и согласия будет выше, ибо возможность одному претенденту на гегемонию перебить всех конкурентов будет меньше. Деревни, населенные Неронами, Калигулами и Тамерланами (по-русски называемые Нероновками, Калигуловками и Тамерлановками) будут не опаснее обычного фермерского двора. Зато пассионарная энергия этих людей, уловленная условиями вынужденного договора, будет направлена на благие созидательные цели, и это даст огромный эффект.

Совершенно очевидно, что энергетика отдельных диктатур, помноженная на огромные количества их носителей, даст переход в совершенно иное качество, сверхчеловеческое качество. Это уже не будет простое скопище сильных личностей, это будет уже другая раса, мыслящая иными категориями и живущая по иным законам. Только сейчас, в век генетической революции, отчетливо стали ясны слова прозрения гениального русского консервативного мистика XIX века Константина Леонтьева, сказавшего: "Зло на просторе родит добро". Сыворотку для лекарства готовят на основе яда.

Теперь посмотрим на эту проблему через призму конкретной философии современного русского национализма конца века и конца тысячелетия.

Все грандиозные идеологии всех времен и народов создавались на основе обобществления некоей сущности, контроль над которой давал бессмертие создателю этой идеологии и несметную власть над всеми, кто складывал эту общую сущность из своих личных сущностей. Христос обобществил любовь и надежду на спасение, Конфуций достиг эффекта, обобществив пространство этикета и церемоний, Эпикур объединил всех в удовольствии, Будда, напротив, - в отказе от желаний. Коммунисты обобществили частную собственность на средства производства, националистические режимы Европы первой половины XX века обобществили национальное чувство, сделав его общим достоянием. Современный мир живет за счет обобществления правового и информационного пространств. И даже такой страстный анархист, как Макс Штирнер, создавший свою теоретическую утопию в начале XIX века на основе полного отрицания государства и Бога, водружая свое помпезное "Я" надо всем и вся, в конце своих логических построений был вынужден признать необходимость союзов эгоистов на добровольной основе. Он сам не заметил, как прекрасным образом обобществил эгоизм отдельных эгоистов, заложив теоретические основы корпоративного государства, которое на практике - через сто лет - осуществил другой анархист - Бенито Муссолини, называвший себя фашистом.

Таким образом, живучесть любой идеологии зависит от того, сколь глубока и обширна степень обобществления ею некоей сущности, сколь основательно она вторгается в саму природу человека, затрагивает его помыслы, инстинкты, сам архетип.

Если исходя из этого критерия, проанализировать все глобальные идеологии с древнейших времен и до наших дней, то увидим, что все они фенотипичны и затрагивают генотип лишь отчасти. Однако современная биологическая наука доказала, что поведение человека на 80% обусловлено его генотипом, и лишь на 20% - его фенотипом, то есть влияние среды сказывается на индивиде в четыре раза слабее, чем влияние его же наследственности.

Основываясь на этих простейших умозаключениях, мы предлагаем создать принципиально новую идеологию, каковой еще не было в истории. Мы предлагаем оставить фенотип человека в покое, сосредоточившись полностью на его генетике. Мы предлагаем обобществить весь генофонд нации и на основе этого обобществления построить общество ГЕНЕТИЧЕСКОГО СОЦИАЛИЗМА, со всеми вытекающими отсюда социокультурными и расово-биологическими последствиями. Государство, построенное на основе генетического социализма, будет по своей форме и сути евгеническим государством.

Коммунистические и либерально-демократические доктрины предлагали и предлагают улучшить человека за счет улучшения среды его обитания, за счет образования, гуманизации отношений в обществе и так далее. Мы же напротив хотим предложить улучшить среду обитания человека за счет улучшения его генетики. Коммунистические и либерально-демократические доктрины эволюционны, а доктрина генетического социализма революционна. На месте современного человека она предлагает создать сверхчеловека, из современной расы - сверхрасу.

Различия между сверхчеловеком будущего и современным homo sapiens должны будут быть такими же, как между средним цивилизованным человеком наших дней и человекообразной обезьяной. Это должно быть существо иного типа и качества.

Теперь, исходя из этих соображений, на основе внимательного анализа литературы по "Русской идее", без труда можно обнаружить, что вся эта обширнейшая литература буквально хромает в расовом отношении. Русская идея, создаваемая легионами теоретиков из века в век, никогда прежде не имела расового измерения. Отвечая на обширный спектр сложнейших эзотерических, космологических, правовых, философских и эстетических вопросов, она никогда не пыталась раньше мыслить категориями расы. В принципе это понятно - ведь природно одаренный русский народ из поколения в поколение давал физически, умственно и нравственно здоровых людей в огромных количествах. Русская идея всегда была обеспечена в избытке человеческими ресурсами. Именно поэтому любые фантазии и блажения теоретиков удавались на русской почве с неизменным успехом. Обращение в христианство с последующим принятием гегемонистской концепции Третьего Рима, создание русской концепции государственности в форме православной монархии, выход на мировую арену при Петре Великом, вселенская проповедь коммунизма при большевиках, покорение космоса, конфронтация со всем капиталистическим миром, мисcионерское воительство во многих направлениях науки и искусства - все это удавалось путем принесения огромных жертв русским народом.

Земная проекция русской идеи сводилась к торжеству принципа почвы над принципом крови только потому что русской крови самого высокого качества всегда было в избытке. Гуманисты и тираны в нашей стране, с поразительным единодушием овеществляя свои утопии, никогда не обращали никакого внимания на то, хватит ли людей, которых следует принести в жертву их фантазиям. Человеческий ресурс, причем, что самое страшное, совершенно дешевый, во всех этих концепциях подразумевался как нечто само собою разумеющееся. Тираны собирали армии, а святоши вербовали толпы паломников, и на все находились люди.

Поколения русских воинов, первопроходцев и заложников великих идей щедро питали своей кровью почву русской идеи, но всех этих потоков жертвенной крови, увы, до сих пор было недостаточно, чтобы наконец взошла сама идея крови. Идея русской крови, идея русской расы.

На долю нашего поколения выпала наконец великая миссия - создать Русскую расовую идею, в которой идея крови наконец возьмет реванш над идеей почвы. Русская идея впервые станет законченной и самодостаточной, обретя свое уникальное расовое измерение. Русское расовое мышление будет неповторимым и не похожим ни на одно расовое мышление, существовавшее до него.

Эта миссия, увы, не подарок Провидения, но суровая реальность нашей этнокультурной жизни. Впервые в своей многотрудной истории русский народ столкнулся с вырождением, как в качественном, так и в количественном отношении. Наш народ впервые ощутил неспособность удерживать столь огромные пространства. Идея почвы надорвала идею крови. И именно ввиду неразумной расточительности Русской идеи.

Глобальный пересмотр всего комплекса проблем, связанного с Русской идеей, это не каприз наших передовых современников, это суровое требование времени.

Должны быть пересмотрены сами основы мировоззрения, сами критерии его эффективности. Русский мир с сего дня должен утверждаться на иных основаниях - не на общности почвы, как это было раньше, а на общности крови. Тяжелейшее экономическое положение, демографический спад, экологическая катастрофа, утеря всяких моральных ориентиров людьми всех возрастов и социальных слоев - и все это в условиях сложнейшей геополитической ситуации, когда на наши пространства хлынут потоки расовонекомплементарных этносов, готовых поработить нас и растворить в своей крови.

Классические патриоты, воспитанные на лапотной патетике, идеях соборности, монархии и коммунистическом интернационализме, стыдливо призывают русский народ к спокойствию и гражданскому согласию. Но о каком спокойствии и гражданском согласии может идти речь, когда народ вырождается со скоростью полтора миллиона человек в год?

Патриоты прежней закваски объективно готовят могилу русскому народу. Только радикальный национализм, порвавший со всеми филантропическими доводами прежней патриархальной патриотовщины, способен решить демографические и расовые проблемы русского народа. Всю эту убогую патриотовщину необходимо окатить волной гигантского потрясения, так чтобы самая ее гнилая часть моментально испустила дух, а способная трезво мыслить и действовать, объединилась с нами под знаменами революционного национализма.

Нам нужно только Русское государство, построенное на основе рациональной расовой политики. Любые компромиссы с перебежчиками из отживших свой век лжепатриотических лагерей приведут лишь к усугублению, и дальнейшему вырождению нации. Никакого восстановления СССР или Российской империи, никакого “братства народов” на русских костях!

Вся идеология прежних патриотов сводилась к следующей квинтэссенции: "Ни пяди нашей земли!" Нашим же лозунгом будет иной: "Ни капли нашей крови!" Это вовсе не означает, что мы санкционируем разбазаривание русских земель. Напротив, своей стратегической задачей мы полагаем возврат всех наших территорий вплоть до Аляски включительно, но при этом не жертвуя народом, не истощая его, не измываясь над ним. Идеологию современного русского национализма хорошо иллюстрирует гениальная фраза русского православного патриота В.М.Острецова, заявившего как-то, что "судьба русской земли без русского народа его не интересует".

Рассмотрев вкратце причины возникновения расового аспекта в Русской идее, вернемся к концепции генетического социализма.

Суть генетического социализма сводится к тому, что государство берет на себя всеобщий контроль и управление демографической политикой. Клонирование, то есть репродуцирование наиболее полноценных в физическом, духовном и нравственном отношении людей, дает возможность в краткие сроки укрепить генетическую мощь нации. Не формирование идеологических доктрин становится неотъемлемым правом государственной политики, а создание условий для рождения максимального количества расово-чистых граждан. Вся генетическая информация обо всех гражданах государства берется на официальный учет и контроль, с целью выбора оптимального партнера для брака. Создаются евгенические суды, институт чистокровия, банки спермы и т. д. За счет клонирования, люди, наиболее одаренные во всех отношениях, воспроизводятся во все больших количествах, а наследственно отягощенные - наркоманы, дебилы, гомосексуалисты, рецидивисты - стерилизуются.

Таким образом, в условиях евгенического государства мнимая фикция естественного отбора устраняется и заменяется отбором искусственным. Право деторождения получают только здоровые люди, а люди одаренные получают исключительно право быть увековеченными в человеческом материале любое количество раз. Напротив, все генетически нежелательные элементы, которые самим фактом своего существования негативно влияют на жизненные силы расы, лишаются права деторождения медицинским путем.

Расовоевгеническая пропаганда Третьего Рейха заявляла, что не каждая женщина может иметь мужа, но зато каждая может стать матерью. Расовоевгеническая пропаганда новейшего евгенического государства объявит, что каждая женщина может быть матерью, но не каждая может передать по наследству свой генотип.

Идеологи прежних государств, озабоченных проблемой качества населения, были вынуждены прибегать к радикальным методам сокращения нежелательных элементов, за что неизменно получали обвинения в фашизме, тоталитаризме и т. д. Термин "этническая чистка" бросает в дрожь большую часть человечества. Однако открытие клонирования позволяет в будущем с легкостью обойти это юридическое неудобство, выдвигаемое современными демократиями мира. Теперь даже генетически нежелательные элементы могут быть утилизированы полностью. Как мы помним из основы эксперимента, суррогатная мать является носительницей генов других отца и матери и воспроизводит на свет ребенка, не имеющего никакого отношения к ее собственной генетике. Этот принципиальный аспект меняет всю евгеническую практику полностью, а также трансформирует ее правовую базу.

Речь может вовсе и не идти о принуждении. Многие женщины теперь, как и ранее, хотят иметь детей от своих кумиров. Теперь мы предлагаем воспроизвести на свет непосредственно самого кумира. Разве откажется, к примеру, дикарка, собирающая милостыню в метро, произвести на свет Пушкина или Шварценеггера вместо уродца от какого-нибудь забулдыги? О каком принуждении здесь может идти речь, когда от желающих просто не будет отбоя? Таким образом, всякая потребность в этнических чистках отпадает полностью. Генетически нежелательные и расовонепривлекательные представители рода людского могут быть использованы для воспроизводства более ценных людей без отягощения их своей негодной генетикой. Менее ценные люди могут быть использованы для репродуцирования более ценных, причем с их собственного согласия. Получается нечто вроде безотходного расового воспроизводства, и весь генетический брак может быть утилизирован.

Русское евгеническое государство, основываясь на своих интересах, будет заинтересовано в том, чтобы воспроизводить на свет в максимальных количествах представителей классической русской расы, характерным отличием которой является светлый цвет волос, голубые глаза, грациальное атлетическое телосложение, а также иные расовые признаки, хорошо известные всему миру благодаря русскому народному фольклору и эпосу. Задачей генетического социализма в условиях Русского государства будет максимальное приближение расового типа русских людей к классическому русскому расовому типу, который сформировался еще на заре цивилизации и начал подвергаться загрязнению и искажению лишь со времен монгола-татарского ига.

Как известно из истории и этнологии, жизнь любого этноса протекает между двумя полюсами, один из которых - метисация, и а другой - напротив, крайнее дистанцирование от иных этносов, инстинктивное или сознательное желание охранить себя от смешения. Для обозначения этой второй тенденции выдвинут весьма удачный термин - миксофобия.

В условиях торжества генетического социализма, когда обобществлен весь генофонд нации и есть возможность управления им, то в интересах жизнеспособности всей нации возникает возможность глобального управления обоими этими процессами, подмешивая в необходимых пропорциях ценную кровь и вымывая дурную, деградировавшую. Возникает перспектива управления пассионарностью этноса с целью его оптимизации. Таким образом, за счет управляемой модификации этнос может существовать сколь угодно долго, избегая старения и деградации.

Нужно понять простую вещь, что жесткость предлагаемого искусственного отбора не идет ни в какое сравнение с жесткостью отбора природного. Человек своей цивилизационной деятельностью и филантропическими химерами сам нарушил природные соотношения.

Судите сами, во время одного полового акта мужчина изливает в женское лоно до 500.000 сперматозоидов, однако же зачатие происходит усилиями лишь одного единственного. Хотелось бы посмотреть в глаза хотя бы одному гуманисту и борцу за общечеловеческие ценности, которому пришло бы в голову обвинить женский организм в фашизме и недостатке демократии по отношению к мужским сперматозоидам, потому что они, дескать, сегрегированы в правах.

Средний европейский мужчина зачинает одного-двух детей за всю жизнь, хотя ресурс половых актов у него превышает 10.000 раз за всю жизнь. Получается простая статистика: организм одного мужчины рассчитан на воспроизведение за всю свою жизнь всего населения земли, однако в действительности такого воспроизводства мы, не имеем. Абсолютный рекорд был установлен одним турецким султаном в XVII веке, произведшим с помощью своего гарема на свет более 700 детей. Если же обратиться к мифологии, то здесь рекорд принадлежит индийскому богу Кришне, согласно преданию, родившему 100.000 детей от 10.000 жен. Это подлинные предтечи генетического социализма.

Если мы обратимся к мифологии народов и их священным писаниям, то без труда увидим, что все они без исключения объясняют свое происхождение от первых пар людей. Пример библейских Адама и Евы является лишь одним единственным из целого ряда подобных. Это может означать лишь одно - что все народы выводят свою родословную из расовой гомогенности или тех же качественных признаков генетического социализма.

Все народы первоначальный этап своего развития представляют в виде расовой чистоты. Идеальный расовый тип любого народа, воспеваемый им в эпосе, всегда один единственный. Это уже само по себе говорит о многом. Это мифический идеал каждого народа.

Понятие золотого века, ставшее столь популярным в трудах современных культурологов, философов и религиоведов, далеко не эзотерическое по своей сути, а глубоко расовое. Золотой век - это символ расовой чистоты и природного здоровья несмешанного народа. Эзотерики порой заняты подменой, говоря о каком-то мистицизме и сверхъестественном чутье якобы присущем людям, жившим в золотом веке, впоследствии утерянном ими. Напротив, человек, живший в золотом веке, был абсолютно антимистичен, он был естественен, не знал хандры и сомнений. Это было просто идеальное сверхживотное, свободное от груза духовного самоедства, живущее в полной гармонии со своими инстинктами, наивысшее проявление которых возможно лишь в условиях расовой однородности соплеменников.

Поэтому до сих пор каждый человек инстинктивно желает, чтобы все его сограждане были похожими на него не только духовно, но и физически. Генетический социализм - это мечта каждого, реальное воплощение которой возможно теперь в результате изобретения клонирования. Клонирование наиболее расовочистых, здоровых, талантливых людей абсолютно морально, а главное - абсолютно необходимо в условиях современного массового вырождения. Отныне все народы получат свое священное право вернуться к своему единственному расовому идеалу, столь страстно воспеваемому народными сказаниями.

Король готов Теодорих, живший на рубеже V и VI веков, прославился как один из первых создателей расово-гигиенических законов, направленных на поддержание расовой однородности своих подданных. Все очень просто - он был свидетелем так называемого Великого переселения народов и его расовых последствий.

Современный хаос и всеобщее смешение неизбежно породят появление новых Теодорихов. Благо, теперь таких сторожевых псов, оберегающих чистоту людского стада, можно создать сколько угодно. И все это при жизни одного поколения! Уже сегодня мы можем изменить коллективный портрет народов и даже целых рас, с целью их облагораживания.

Русское евгеническое государство, построенное на принципах генетического социализма, поставит своей единственной задачей, чтобы весь русский народ стал вновь похож на былинных богатырей и сказочных красавиц. Чтобы дивные арийские лица, исполненные духовности, совершенства, достоинства и самодостаточности, можно было увидеть не только на картинах гениального русского художника Константина Васильева, но и просто на улице. Никакого генетического брака, никаких пародий на человека! Боги и герои вновь должны сойти на землю.

В основу своей внешней политики новое Русское государство положит принцип предоставления всем желающим иностранцам не политического убежища, но убежища генетического. Если человек утомился жить в условиях плавильного котла общечеловеческих ценностей и желает увековечить свой генофонд, мы пойдем ему навстречу и избавим от необходимости плодить героев комиксов с равными правами. Все лучшее и благородное получит почетные привилегии. Порода решает все! Дорогу породе! Официальной расовой политикой нового Русского государства будет НОРДИЗАЦИЯ, то есть процентное, а главное, качественное увеличение носителей нордической крови в русском народе.

Кровь никогда не бывает виновата, во всем всегда виновата только примесь. Дурная генетика, как и вода, всегда ищет, куда бы ей вытечь. Деятельность многих государств тому наглядное доказательство. Поэтому стоит рассмотреть экономическую, социальную и юридическую специфику евгенического государства, основанного на принципах генетического социализма, которое будет многократно дешевле любой демократии и тирании.

Современное государство пугает своих граждан немыслимыми карами за неуплату налогов, потому что оно вынуждено контролировать жизнь каждого человека от самого рождения до смерти. В условиях же генетического социализма в задачи государства входит лишь проконтролировать выбор супругов и не вмешиваться в жизнь будущего ребенка.

Как уже говорилось выше, наука окончательно доказала, что мотивация в поведении любого человека на 80% обусловлена его генотипом и лишь на 20% - фенотипом. Поэтому в условиях господства генетического социализма необходимость постоянного контроля индивида со стороны государства соответственно сокращается до 20%. То есть, после анализа генофонда родителей потенциального гражданина государства, объем усилий по контролю над личностью можно сократить как минимум в 4 раза, по сравнению с существующими демократиями. Кроме того, любое классическое государство проводит политику улучшения качества своих сограждан через улучшение условий их жизни, а генетический социализм исходит как раз из принципиально противоположных соображений, он рассчитывает улучшить условия жизни своих сограждан через улучшение их генетики. С учетом приведенных пропорций между влиянием генотипа и фенотипа на жизнь человека, таким образом получается, что и социальная политика в условиях генетического социализма будет, как минимум, в четыре раза эффективнее по сравнению с обычным государством. Бремя прямых и косвенных налогов на граждан так же, как мы уже показали, сокращается как минимум в четыре раза.

И если раньше деньги уходили на поддержание жизни обреченных, то теперь государство направит свои ресурсы на повышение числа способных и одаренных граждан, что в конечном счете приведет и к обогащению самого государства. Мощь любого государства объективно оценивается не только совокупной мощью его граждан, но и уровнем их социальной организации. Евгеническое государство будет неуклонно стремиться к постоянному повышению уровня жизни, качества стандартов, уровня профессионализма и всех иных критериев общественной жизни. Те деньги, которые раньше направлялись государством на воспроизводство негодных гражданах или на принудительное удержание в правовом поле потенциальных рецидивистов и извращенцев, теперь могут быть направлены на развитие культуры, искусства, науки, образования, организации досуга.

Лучшим доказательством в пользу экономической целесообразности генетического социализма без учета естественной морально-правовой оценки может служить сенсационное сообщение, недавно облетевшее российские газеты. Сексуальный маньяк показал своей жертве паспорт, словно бы демонстрируя свой извращенческий знак качества. Оказалось, что он - сын того самого Чикатило, погубившего 58 ни в чем не повинных детей. Этот факт из современной российской жизни, как никакой другой, прекрасно иллюстрирует тезисы Чезаре Ломброзо о том, что любая преступность обусловлена в первую очередь наследственными факторами.

Автор сознательно не утруждает себя морально-этической аргументацией в адрес сторонников запрещения смертной казни. Апологеты “открытого общества” и сторонники иных общечеловеческих ценностей затейливо сочетают в своем мозгу разгул социальной некрофилии с экономической целесообразностью. Что ж, взовем к подобной аргументации и мы. Пусть все, кто желает сохранять жизнь отпетым маньякам-извращенцам, просуммирует совокупность затрат частных лиц и всего государства в целом, связанных с судебными расходами, компенсациями и выплатами родственникам жертв, оплатой похорон, оплатой деятельности следственных органов, содержанием пенитенциарной системы и так далее. Поэтому всем гуманистам и иным всечеловекам мы предлагаем отныне брать на содержание за свой счет всех приговоренных к смертной казни. Это будет вполне справедливо, ибо гуманизм за чужой счет всегда дурно пахнет.

В условиях же генетического социализма подобных проблем нет и быть не может. Все извращенцы будут мгновенно стерилизованы, а наиболее опасные в социальном плане умерщвлены.

Общество, основанное на принципах генетического социализма, исходит из расовогигиенических соображений того характера, что добродетели нельзя научить, для нее надобно родиться. Юридически-правовая статистика самым жестким образом констатирует, что вся современная крайне разветвленная и усложненная система тюремного исправления нисколько никого не исправляет. Рожденный преступником всегда будет стремиться совершить преступление.

Поэтому в условиях генетического социализма впервые представляется возможным разрешить извечное чаяние свободолюбивого человечества - избавление от темниц и неволи. Генетически обусловленное существо - человека - нет никакой надобности наказывать. В условиях торжества генетического социализма будут существовать лишь три вида наказания: внушение, стерилизация и эвтаназия.

Помимо упразднения дорогостоящей пенитенциарной системы, возникает возможность сокращения иных форм контроля и регуляции со стороны государства. Юриспруденция отмирает одной из первых. Многочисленные судебные процессы, длящиеся годами и отнимающие много денег у налогоплательщиков, отойдут в область преданий. Приговор евгенического суда на основе люстрации генетической карты обвиняемого займет всего несколько минут и позволит избежать судебной ошибки.

Извечный принцип "каждому свое" в условиях обобществления генофонда нации получит новое моральное воплощение. Конституция отменяется за ненадобностью, целая рать юристов-правоведов распускается. Основой социальной регуляции между людьми становится договор. Государство больше не выполняет функцию жандарма в правовом пространстве, принуждая подданных вступать в отношения друг с другом только при его непосредственном посредничестве.

Огромнейшее количество государственных институтов, в виде бесконечных комиссий, инстанций, министерств, упраздняется. Легионы чиновников, осуществляющих тотальный контроль за всеми сторонами повседневной жизни граждан, остаются не у дел. Контроль за правовым пространством больше не является прерогативой государства, отныне в его функции входит лишь контроль генофонда нации, выбор оптимальных партнеров для брака, управление демографической политикой, подбор кандидатов на клонирование и стерилизацию.

Избавляясь от балласта чиновников, евгеническое государство таким образом вновь удешевляется, а степень отчуждения индивидов от власти, наоборот, таким образом уменьшается. Сокращая численность и структуру власти генетический социализма положительно решает вопрос коррупции и повышает эффективность управления в целом. Всевластью чиновников приходит конец, наступает всевластие природы.

Генетический социализм подразумевает всеобщую гласность генетической информации. Каждый член общества может легко справиться о задатках и наклонностях главы государства. Правовое понятие медицинской тайны отменяется раз и навсегда.

Безумно дорогая практика всей современной политической жизни в условиях генетического социализма становится совершенно ненужной. Предвыборные кампании, политическая реклама, выборы, референдумы, опросы общественного мнения - все эти постоянные разорительные манипуляции - сходят на нет, ибо в условиях евгенического государства власть всегда и везде принадлежит лучшим, на которых остановила свой выбор сама природа. Никакие фальсификации общественного мнения, никакое зомбирование не будут иметь место. Наконец, политическое пространство совершенно прекращает свое существование в жизни общества. Зачем каждому бороться за свои права, когда само общество генетического социализма только и держится за счет того, что каждому предоставляет его права, на которые он имеет право от природы?

Политика становится бесполезной в обществе, которому нет никакого дела до политики. Никакие политические ограничения и преследования невозможны в условиях генетического социализма. Вы можете быть фашистом, анархистом, кришнаитом, зеленым, единственное чего вы не можете - это быть голубым. Евгеническое государство, рассматривающее вас с точки зрения генетической ценности, на все ваши призывы и лозунги реагирует как на блажь или форму проведения досуга. Генетическому социализму не страшны никакие внутренние политические и социальные потрясения, ибо государство прекрасно понимает, что нормальный человек не может захотеть, исходя из неких идейных соображений, чтобы его соседями по дому стали уголовники, бомжи, наркоманы и совратители малолетних, а ненормальных людей в условиях генетического социализма просто не существует. Они все вычищены.

Социология и психология давно уже установили, что тягу ко всякого рода бунтарству имеют преимущественно люди с неуравновешенной психикой и отклонениями в сексуальной сфере. В результате французской и русской большевистской революций в первую очередь были прекращены уголовные преследования гомосексуалистов. Всякие разговоры о свободе и равенстве, о декретах о мире - это всего лишь ширма, дымовая завеса, предназначенная защитить в первую очередь тех, кто эти революции делал. То же самое произошло в Германии в 1918 г. с установлением Веймарской республики. В 1991 г. демократы, сокрушившие коммунистический тоталитаризм и Советский Союз, первым делом легализовали гомосексуализм, а уж потом занялись рыночными отношениями. Видно было уже невтерпеж. Вообще, если присмотреться к демократии со времен Древней Греции, то без труда можно увидеть, что она все время ходит рука об руку с гомосексуализмом. Они как в сказке "двое из ларца, одинаковых с лица".

Но современная генетика уже доказала, что гомосексуализм, равно как и все иные сексуальные отклонения, обусловлены наследственностью. Вычистив генетический мусор, вы защищаете общество от всех перманентных революционеров, сотрясателей устоев, переоценщиков ценностей и иных социально, психически и сексуально опасных индивидов. В условиях генетического социализма ни Ленин, ни Чикатило не могут появиться в принципе, общество застраховано от них, не создавая ни тюрем, ни лагерей, ни политического сыска, не контролируя прессу и телевидение. На смену гильотине и наручникам приходят скальпель и лазерный луч.

Вообще с расологической точки зрения свобода и демократия - это несовместимые вещи. Свобода в расовом понимании - это свобода для тех, кто имеет на нее право, а демократия - это свобода для тех, кто на нее никаких прав не имеет. Поэтому общество при генетическом социализме не демократично, но именно свободно.

Генетический социализм - это реставрация идеи, а главное, инстинкта родства. Это идея свободы в общности, ибо при поражении общности поражается и отдельно взятая личность.

В условиях генетического социализма с новой силой и чувством зазвучат такие прекрасные слова, как “община”, “род”, “вече”, “земство”. Сейчас мы понимаем их в музейно-экспонатном смысле. Произнося эти слова, мы мысленно листаем в голове старые пыльные книги, и в этом наша беда. Мы должны ощущать эти слова кровью, расовым чутьем. Вне своей породы, вне своей расы нет и не может быть свободы. Свобода - это тоже расовое понятие, ибо представители разных рас свободны по-своему. Одни свободны в творчестве, другие - в войне, третьи - в наживе.

Генетический социализм - это коллективный эгоизм. Если вас обидели, то бросив все дела, к вам на выручку спешат сто, потом тысяча, затем миллион ваших соплеменников, которыми руководят не логические доводы абстрактного конституционного права и не нормы морали, но инстинкт кровного родства.

Нет ничего прочнее, а главное, рациональнее инстинкта крови. Он никогда не лжет, и сам не ведает заблуждений. Современные худоумные теоретики, навесившие на себя модный ярлык традиционализма, все время хотят внушить нам, что древний первобытный человек был мистичен и иррационален. Чушь! Древний человек был зоологически рационален. Что может быть логичнее, рациональнее, стройнее общего инстинкта крови у нападающей волчьей стаи?

Кровь никогда не лжет, лжет только примесь. Нет ничего печальнее, чем наблюдать за человеком, барахтающимся меж двумя потоками крови, текущими в его жилах, особенно когда эти потоки архетипически не сходятся. Такие люди от рождения - моральные утопленники. Особенно смешно наблюдать за тем, как в определенных современных интеллектуальных кругах, претендующих на эзотеричность, уже выстроилась очередь записываться в арийцы. Наблюдаешь за ними и видишь, как кошерные арийцы, соблюдающие шариат, принялись уже мастерить свою Русскую идею.

Генетический социализм покончит раз и навсегда с этим маскарадом ублюдочных идей, замешанных на нечистой крови. Расовый апокалипсис рано или поздно закончится. Не нужно бороться с бредовыми идеями, затуманивая свой мозг критикой - этим извечным уделом импотентов, нужно просто пресечь те генетические потоки, что производят на свет эти идеологические расовые яды. Изобретение клонирования теперь наконец-то позволит поднять качество человеческой породы без ущерба количеству. Клонирование наконец-то позволит увеличить прослойку носителей культуры в обществе так, чтобы никакие катаклизмы истории не позволили сорвать покров культуры ни с одного народа. Мы нисколько не противимся повышению культурно-цивилизационного уровня и у других народов, но будем думать сами только о русском народе.

Нужно заметить, что расовоевгеническая утопия идеального государства зародилась очень давно. Первым глубоким теоретиком в этом вопросе считается Платон, в целях улучшения качества народонаселения он обосновал применение стерилизации и даже эвтаназии. Идеи аристократизма и расовой гигиены в античности активно пропагандировали многочисленные ордена пифагорейцев. В Иране и Спарте расовая селекция была возведена на уровень государственной политики. В Греции в расовом ключе мыслили философские школы киников, стоиков и даже эпикурейцев. У Страбона и Геродота мы без труда найдем расовые оценки. И не только у них. В социальных утопиях Китая еще со времен Конфуция вопрос ставился однозначно - не как изменить мир, а кто должен это сделать? В древнем Риме арбитр изящества и служитель муз Меценат, имя которого стало нарицательным, в мире высокого искусства мыслил абсолютно расово, что нашло свое отражение в политике и эстетике ранней империи. Сочинения Цезаря, Цицерона, Тацита, Ювенала, Марциала, Вергилия, Горация пестрят размышлениями расологического характера. Указы императоров Нерона, Веспасиана, Адриана, Диоклетиана можно охарактеризовать как основы расового правоведения, которые в сегодняшнем мире известны под названием таких наук, как социобиология и биополитика. Сочинения императора Юлиана дают нам яркий пример расовой эзотерики, которая в наше время отчасти представлена такой дисциплиной, как сравнительное религиоведение.

Древний мир всегда мыслил расово, и к этому выводу приходит любой серьезный историк и культуролог. Просвещение породило метисацию идей и ценностей, да и то лишь в жизни белого человека. Этническое смешение под эгидой общечеловеческих ценностей лишь ускорило гниение расовых инстинктов. Меж тем как современная генетика до сих пор не нашла этот самый ген общечеловеческих ценностей. Коммунизм - также стал расовой провокацией. Фашизм германского типа - обыкновенный филиал коммунистической антиевгенической утопии. Германский фашизм - это карикатура на революцию белого расового сознания .

Коммунизм и фашизм одинаково чужды сознанию полноценного белого человека, ибо по форме правления они являются типичными воплощениями восточной деспотии. Свобода - это основа творческой реализации белого человека, и любые формы правления, основанного на ущемлении свобод, приведут лишь к деградации белой расы. Еще Пифагор учил, что подлинный хозяин своего духа должен бороться как с демократией, так и с тиранией.

Изучая труды таких философов, как Кант, Шопенгауэр, Ницше, Шпенглер и многих других, можно придти к безошибочному выводу, что, стань они сегодня свидетелями сообщения об успехах доктора Иана Виллмута, то аплодисменты восторга были бы их единственной реакцией.

Учитывая ограниченность объема нашего сочинения, увы откажем себе в удовольствии лишний раз процитировать Платона, или немецких и американских расологов начала XX века, также известных радикальностью своих взглядов. Остановимся на констатации воззрений русской советской евгенической школы.

Проиллюстрируем наши положения, сформулированные выше, выдержками из великолепного русского ученого-генетика Н. К. Кольцова, творившего на заре советской эпохи:

"Очень часто идеалом для человечества выставляется "наибольшее счастье наибольшего числа людей". Если такой идеал поставить в основу евгенической политики, то биолог мог бы указать верные пути к его достижению... Гибкость и приспособляемость организма во всех отношениях с евгенической точки зрения представляется наиболее целесообразной... Великие светочи искусства и изобретатели должны оставлять человечеству в наследие не только свои произведения, но и свои наследственные таланты. Люди, неспособные к восприятию современных знаний и современной культуры, должны мало-помалу уступить место представителям более совершенного по устройству мозга типу...

Будущий человек доложен быть непременно снабжен от природы этой способностью, которой не хватает еще у массы людей, лишенных собственной инициативы, инертных исполнителей. Конечно, будущий человек не должен быть слишком односторонен. Он должен также быть снабжен и здоровыми инстинктами, сильной волей, врожденным стремлением жить, любить и работать, должен быть физически здоров и гармонично наделен всем тем, что делает его организм жизнеспособным. Этот новый человек - сверхчеловек, homo creator - должен стать действительно царем природы и подчинить ее себе силою своего разума и своей воли. И если при этом он не всегда будет чувствовать себя счастливым, будет порою страдать от ненасытной жажды все новых и новых достижений, все же, я полагаю, эти страдания святого недовольства - невысокая цена за ту мощь и за кипучую работу, которые выпадут на его долю... Евгеника - религия будущего и она ждет своих пророков".

Итак, как видите, русские евгенисты предрекали создание новой расы, нового типа человека. Что характерно, этот гигантский антропотехнический эксперимент вовсе не мыслился как нечто противное человеческому естеству, или как форма ограничения свободы. По этому поводу Н. К. Кольцов ясно указывал: "Сохранение представителей активного типа имеет абсолютную генетическую ценность вне зависимости от их временного фенотипического образа мыслей".

Из этого следует, что общество генетического социализма может предоставить своим гражданам такую свободу, которой не могло предоставить еще ни одно государство именно потому, что оно измеряет качество человека не политическими, а генетическими критериями. Государство в данном случае вообще не вмешивается в ваш образ мыслей, оно генетически проконтролировало вас тогда, когда вас еще не было на свете, поэтому гнет с его стороны вы вообще почти не ощутите.

Основная политика в расовом вопросе, проводимая евгеническим государством, согласно Н. К. Кольцову сводится к следующему:

"В современном государстве каждый гражданин может требовать в распределении различных благ равной доли для себя лично, но государство, задающееся евгеническими задачами, должно поставить наиболее ценных с его точки зрения производителей (имеется в виду сугубо зоологическое, а не экономическое понимание этого термина - прим, авт.) в такие условия, которые обеспечивали бы для них особенно многочисленное, в сравнении со средними людьми, потомство. Благодаря подъему культуры и распространению идеи равенства, борьба за существование в человеческом обществе потеряла свою остроту и благодетельный естественный отбор почти прекратился. Культурное государство должно взять на себя важную роль естественного отбора и поставить сильных и особенно ценных людей в наиболее благоприятные условия. Неразумная благотворительность приходит на помощь слабым. Разумное, ставящее определенные цели евгеники государство должно прежде всего позаботиться о сильных и об обеспечении их семьи, их потомства. Лучший и единственно достигающий цели метод РАСОВОЙ ЕВГЕНИКИ, это - улавливание ценных по своим наследственным свойствам производителей: физически сильных, одаренных выдающимися умственными и нравственными способностями людей и постановка всех этих талантов в такие условия, при которых они не только сами могли бы проявить эти способности в полной мере, но и прокормить и воспитать многочисленных производителей: физически сильных, одаренных выдающимися умственными и нравственными способностями людей и постановка всех этих талантов в такие условия, при которых они не только сами могли бы проявить эти способности в полной мере, но и прокормить и воспитать многочисленную семью, и притом непременно преимущественно в сравнении с людьми, не выходящими за среднюю норму".

Если бы Н. К. Кольцов знал о возможностях клонирования людей, то есть о возможности воспроизведения наиболее наследственно одаренных в любых количествах, он несомненно приветствовал бы внедрение этого генетического изобретения в государственном масштабе. Наш великий ученый-расовед, естественно, предложил бы использовать это новшество в качестве мощного оружия за борьбу русского народа на внешнеполитической арене.

Судите сами: "Между тем проведение в жизнь евгенического идеала в высокой степени зависит от того, осуществляется ли он всем человечеством или отдельными враждующими между собой нациями. В ИНТЕРЕСАХ ЭТОЙ БОРЬБЫ НАЦИЯ ДОЛЖНА ОТКАЗАТЬСЯ ОТ МНОГИХ ДОСТОИНСТВ ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ИДЕАЛА И ИСПОРТИТЬ ЕГО ЖЕЛАТЕЛЬНЫМИ В ДРУГИХ ОТНОШЕНИЯХ ЧЕРТАМИ".

Принятие на вооружение русским народом теории генетического социализма в кратчайшие сроки поставит его в максимально выгодные условия по отношению ко всем другим народам земли. Но для этого необходимо отказаться от общечеловеческих ценностей. Или реальная гегемония или меланхолия от обладания призрачными идеалами - таков сегодняшний выбор. Русские - это или народ-раб или народ-господин. Третьего не дано. Мещанский покой и страусиная застенчивость приведут нас только к расовой гибели. Мы или разрозненное, сокращающееся стадо трусливых обывателей, или увеличивающаяся сверхраса, наделенная потрясающими способностями и историческим бессмертием.

Стратегическая цель генетического социализма в России - это создание на земле Русского миллиарда. На доктрину идеологов "нового мирового порядка" о "золотом миллиарде", мы, идеологи "русского расового порядка", ответим доктриной "русского бриллиантового миллиарда".

Пришло время становиться не породой чеховских рефлексирующих интеллигентов, а породой Богов и героев, носящих в самих себе свою ценность. А общечеловеческие ценности мы оставим дегенератам, гомосексуалистам, наркоманам и иным представителям подобной генетической конституции. Наш генетический социализм - это когда можно все и все сразу.

Сегодня в ряде стран уже идут дебаты о запрещении клонирования. Просто у них уже нечего клонировать. Нам же лучше. "Да здравствует демократия!" - так нужно чаще ободрять самоубийц.

Корифеи нарождавшейся русской расовой гигиены однозначно оправдывали практическую евгенику, то есть антропотехнику. М. В. Волоцкой писал: "Мы должны быть последовательными. Стерилизация, конечно, есть мера искусственная; но не искусственна ли и вся та обстановка, все те условия, среди которых живет современное цивилизованное человечество, и если мы не хотим или не можем стряхнуть с себя созданную нами же искусственность и вернуться к природе, то чтобы избежать вырождения, мы должны прибегнуть к лекарствам вроде стерилизации".

Доктор П.П.Викторов тогда же, в начале XX века, детально разработал все этические аспекты практической евгеники. "Что касается этической стороны вопроса, - писал он, - то стерилизация наследственно опасных при отсутствии злоупотреблений нисколько не противоречит ни индивидуальной, ни общественной нравственности, так как и в том и в другом случаях мы содействуем благу человечества, не нанося при этом вреда индивидууму, охраняя наше личное благо и благо нашего ближнего в общественном союзе, мы должны в равной мере охранять и блага нашего ближайшего потомства, которое генетически носим в самих себе".

С учетом современной ситуации в мире можно констатировать со всей очевидностью, что дегенерация в начале XX века не шла ни в какое сравнение с тем глобальным вырождением, которому подвержена белая раса сегодня. Клонирование - это ответ современной евгеники на насущные расовые проблемы, и не более того. Это средство, несомненно, более радикальное, чем стерилизация. Но существует зримое отличие. Если стерилизация наследственно опасных относится к сфере предохранительной расовой гигиены, то клонирование наследственно одаренных следует отнести на счет позитивной антропотехники. Таким образом, современная евгеника позволяет негативные методы постепенно вытеснить позитивными. На смену выбраковке худших идет активное репродуцирование лучших, что, как вы сами понимаете, многократно гуманнее. И, если уж русская евгеника оправдала с этической точки зрения стерилизацию, то теперь новой русской евгенике не составит особенного труда оправдать клонирование.

Англосаксонские страны на рубеже XIX и XX веков дали миру науку под названием евгеника, германия развила ее, назвав расовой гигиеной. Настал черед России дать свою версию названия науки, призванной улучшить и облагородить человеческую породу. Наша русская наука получит совершенно русское название - ЧЕЛОВЕКОВОДСТВО.

В области внешней политики мы должны неуклонно проводить одну единственную идею под лозунгом: "Кто против России - тот против белой расы". Сегодня Россия - это форпост белой расы, ее Ноев ковчег. Не будет России - не будет белых людей вообще. Белая Америка уже не существует, а Белая Европа, не будь России, будет сметена пробуждающимся Китаем или разграблена ордами воинствующих исламистов. Именно от силы и жизнеспособности России и русского народа зависит сейчас, быть белому человеку или нет. И политический радикализм этой идеи должен быть доведен до предела.

Общество генетического социализма, позволяющее развиться новой науке - человеководству - до ее естественных социально-обусловленных пределов, даст возможность, кроме всего прочего, решить еще множество проблем.

Современный человек тратит огромную часть времени своей жизни на общение с бюрократической системой, а также расходует свое время на общение с ненужными ему по сути людьми. Объяснения с дураками, выявление подлецов и предателей, годы, проведенные в неудачном браке, или же годы, посвященные нелюбимому занятию, вечные самоугрызения. Генетический социализм если не полностью, то, во всяком случае, в значительной степени, разрешит эти проблемы. Вы не будете тратить свою жизнь попусту, из-за чего ее интенсивность и насыщенность повысятся.

Эта проблема особенно актуальна в России, где гигантский потенциал народа поколениями расходуется на поиски, заблуждения, выяснение отношений, преодоление бюрократических препятствий и устранение исторической несправедливости, когда на подлинное дело, для которого рожден человек, даже у счастливцев и баловней судьбы остаются считанные часы. Нomo creator - сверхчеловек, творец, большая часть жизни которого посвящена свободному, а главное, продуктивному творчеству - вот наш евгенический идеал. Не человек с болезненными амбициями, но человек с естественной самореализацией - вот наш критерий человеческого счастья.

Генетический социализм - таким образом - это еще и решение извечной проблемы человеческой экзистенциальности. Генетический социализм заинтересован в самовыражении каждого здорового человека, ибо это залог его существования как системы. Реализованный человек не может быть опасен для общества ни при каких обстоятельствах, так как сам является защитником и частью этого общества. Обобществляя генетический фонд нации, генетический социализм ни в коем случае не претендует на уравниловку своих граждан в экономическом плане. Свободы здесь распространяются и на сферу частной собственности. Каждый может владеть чем угодно, и существенное снижение бремени налогов делает перспективу владения собственностью заманчивой и осуществимой для каждого.

В современном мире человек подчас тратит больше сил, чтобы удержать собственность, нежели он истратил на то, чтобы завладеть ею. Уменьшение бремени налогов, опасности криминала, бюрократических проволочек только облегчают владение собственностью. Любая форма наследства в условиях генетического социализма вообще не будет облагаться никакими налогами. Человек не должен платить ни гроша за то, что принадлежит ему уже по праву рождения.

Генетический социализм не заинтересован в пролетариях, они опасны для него, ибо способны переметнуться в любую сторону, будто сорняк - перекати-поле. Только человек-хозяин, собственник, которому есть, что терять, интересен для общества генетического социализма, ибо любая собственность нуждается в цивилизованном и гарантированном праве преемственности, а именно это и является основой социальной устойчивости любого общества.

Генетический социализм обобществляет только генофонд нации, управляя им в целях здоровья и процветания нации, остальные виды жизнедеятельности лежат в области частных интересов граждан. В обществе генетического социализма нет и не может быть проблемы наркотиков, подростковой преступности, распространения фашизма, порнографии и искусства, оскорбляющего человеческое достоинство. Никто не будет распространять то, что не пользуется никаким спросом.

Генетический социализм устраняет не следствие, а причину, в этом его принципиальное отличие от всех известных правовых моделей. Общество будет сопротивляться наплыву расовой порчи не силой законодательных актов, которые могут исчезнуть в одночасье, но силой здоровых расовых инстинктов, которые неизменны.

Генетический социализм - это небывалый рост национализма, который не нужно стимулировать в случае надвигающейся внешней опасности, как это часто бывает. Общество, основанное на идее кровного родства, не нуждается в патриотических стимулирующих лозунгах, им движет качественно иной объединяющий признак. Границы государства приходят и уходят, а общая кровь остается.

Генетический социализм - это одновременное осуществление идеалов теоретиков как левого, так и правого политического спектра. Идеал левых - свобода, а идеал правых - порядок, но и то, и другое осуществляется в условиях генетического социализма на практике безо всякого ущерба для одних и других. Генетический социализм - это и свобода, и порядок одновременно. Всякая политическая борьба в результате становится бессмысленной, политика постепенно отмирает, как форма жизнедеятельности. Политическое мышление, всякая лозунговость или случайный успех исчезают за невостребованностью.

Наконец, нужно коснуться и весьма важного вопроса тонкого плана. Если государство стоит за клонирование, то есть воспроизведение одинаковых в генетическом плане людей, это вовсе не означает, что они будут совершенно похожи во всем. Нужно помнить, что существует еще 20% влияния фенотипа, то есть внешних условий, которые невозможно воспроизвести даже для двух близнецов с максимальным подобием. Наконец, одинаковым людям не могут достаться одинаковые души. Наконец, одинаковые в генетическом плане люди могут воспроизводиться в разное время и в разных условиях, поэтому астрологические и геофизические факторы также обособят людей, наделив их разными характерами и судьбами.

Антропотехнические опыты над людьми запрещает, как известно, больше всего христианская церковь, ибо опирается на людей, далеких от науки и боящихся конкуренции со стороны науки. Между тем, и в христианстве, и в язычестве людям предписано уподобление Богу, им дарована свобода воли и право самим выбирать судьбу, а вместе с судьбой - и ответственность. Поэтому нет никаких канонических запретов на стерилизацию, нет запрета на клонирование.

Напомним еще раз слова русского гения Н. К. Кольцова: "Евгеника - это религия будущего и она ждет своих пророков". А мы уже сегодня, если сами того захотим, можем стать свидетелями нового мистического рассвета над необъятными просторами русской вольницы.


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


По теме: Платон Янычаров. Расоразведение и регенерация русского этноса

Наверх

 



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика