ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Исчезновение талантов в Европе


Ферлаг Хоэ Варте-Франц фон Бебенбург. Пель, 1959 г.

Ганс Ф. К. Гюнтер




Рекомендуется студентам исторических, педагогических и философских факультетов.



Посвящается памяти Вильгельма Хартнакке (1878-1952)

Одним из первых, кто констатировал, что духовные силы Европы иссякают, был Карл Пирсон, ученик и последователь Ф. Гальтона. В 1904 году К.Пирсон писал, что в Англии чувствуется нехватка высокоодаренных людей во всех областях – в науке, искусстве, торговле, ремесле и государственной жизни; Англия стала рождать таких людей меньше, чем 50 или 100 лет назад. Менее одаренные и менее волевые люди имеют больше потомков, чем наследственно способные. Пирсон подозревал, что Англия, как и остальная Европа, переживает начало эпохи, признаком которой будет нехватка дарований. Пирсон, как и Гальтон, знал, что дарования могут быть только унаследованы от талантливых предков и никоим образом не могут быть развиты путем воспитания и обучения. Он подчеркивал, что психические качества людей наследуются по тем же законам, что и физические. Изучение наследственности на основе законов Менделя и наблюдения за близнецами подтвердили правильность взглядов Гальтона и Пирсона на все времена.

В 1911 году У.Уэтхем отметил, что в Англии умственно дефективные семьи имеют много детей, которые становятся обузой для государства, заполняя больницы и тюрьмы. В том же году У.Гилби и К.Пирсон указали на то, что дети из семей высших слоев умней, чем дети из низших слоев… В 1923 г. Остин Фримен заявил, что таланты в Англии исчезают из-за того, что у «унтерменшей» больше детей, чем в одаренных семьях.

В том же 1923 г. К.Бригхэм заговорил о снижении среднего умственного уровня в США… англичанин Р.Б.Каттелл в 1936 году доказал, что в Англии доля высокоодаренных учеников за одно поколение снизилась с 1,15% до 0,58%, а доля бездарных, наоборот, увеличилась с 1,56% до 2,10%. Каттел считал позорным тот факт, что до сих пор не ведутся официальные исследования этого тревожного процесса, о серьезности которого говорилось еще 25 лет назад. Правда, позже английское правительство создало комиссию ученых для изучения этого явления. О результатах ее работы лорд Бертран Рассел сказал: «В настоящее время вымирают самые умные группы людей западных народов»…

Впоследствии в США были опубликованы результаты обследования большого числа военнообязанных. Оказалось, что средний уровень одаренности солдат американской армии снизился в период между двумя мировыми войнами на 10%...

С 1948 по 1952 г. Альберт Хут, профессор Мюнхенского университета, опубликовал три работы о своих исследованиях исчезновения талантов в баварских школах… Исследования более ста тысяч детей, рожденных в войну или после войны, показали, что эти дети на 4-5% менее талантливы, чем довоенные. Говоря о причинах этого, всегда следует ссылаться на работу Вильгельма Хартнакке «15-миллионный дефицит талантов», написанную в 1939г. Хартнакке уже тогда указал на вымирание одаренных семей во всех сословиях.

В 1951 г. Карл Валентин Мюллер, руководитель Института эмпирической социологии в Ганновере, опубликовал результаты своих исследований в Нижней Саксонии, опять-таки свидетельствующие о несомненном снижении одаренности не только от поколения к поколению, но и из года в год…

Американец Роберт Кук приходит к выводу: «Если число слабоумных удваивается, а число талантливых наполовину уменьшается, такой народ уже находится на пути к превращению в народ слабоумных от рождения». Илза Швидецки заявила на конференции социологов в Майне в 1950 г., что «мы все становимся наследственно более глупыми»… Но, боюсь, мы теряем из года в год не только таланты, но и нравственность… Молодежная преступность растет в Англии и США, в Швеции и Германии.

В 1954 году трем тысячам немецких подростков в возрасте от 14 до 18 лет были заданы те же вопросы, которые использовались для определения общеобразовательного уровня в 1939 году. Оказалось. Что половина 17-летних учащихся не знает сегодня, кто был Валленштейн; многие считают его «знаменитым поэтом». В Бисмарке видят «знаменитого полководца, который победил русских в Первую мировую войну». Большинство учеников не знает, где течет Одер, где находится Данциг. Две трети всех ответов были неправильными, тогда как 20 лет назад 90% опрошенных учеников отвечали правильно…

Особенно позорными были ответы соискателей мест в промышленности и торговле, о которых сообщила летом 1956 года одна боннская газета. Молодые люди не знали, что чего делают сыр – то ли из витаминов, то ли из картофеля. Одни говорили, что Сталин это епископ Берлина, другие – что Папа живет во Фрайбурге и т.д.

Когда пресса сообщает о подобных вещах, их всегда пытаются объяснить влияниями среды. Вопрос о наследственном уменьшении одаренности почти никогда не ставится…

Но подобные результаты сегодня нельзя больше приписать лишениям военного и послевоенного периода, они являются свидетельством давно предсказанного Хартнакке исчезновения талантов, с чем, судя по всем признакам, связано и исчезновение нравственной силы.

Те же самые явления наблюдаются и в университетах. В Англии число студентов из года в год растет, а их средняя одаренность из года в год снижается… Вильгельм Хартнакке называл этот процесс «инфляцией образования».

Преподаватели, боясь, что недостатки учеников будут объяснять несостоятельностью учителей, сводят эти недостатки к вредным влияниям среды, особенно послевоенных условий. Но условия теперь улучшились, а дефицит талантов, наоборот, увеличился. Он наблюдается и среди народов, не затронутых войной. В Швейцарии с каждой европейской войной растет благосостояние, но ухудшаются физические данные военнообязанных, чего никак не припишешь влиянию среды. Нас приучили все объяснять этим влиянием, поэтому для обвиняемых всегда находятся «смягчающие обстоятельства». Только верующие в среду могут объяснять исчезновение талантов плохим качеством преподавания.

Умный наблюдатель Вальтер Ратенау предвидел нынешнее состояние Европы: «Все излишнее, ничтожное, вредное, презренное накапливается в огромных магазинах, ненужные модные безделушки, несколько дней сияющие ложным блеском, средства для опьянения, возбуждения и наркоза, отвратительные духи, безудержное и бессмысленное подражание художественным образцам, приспособления, предназначенные не для использования, а чтобы пустить пыль в глаза, нелепые изделия, которые служат разменной монетой, когда люди заставляют себя обмениваться подарками, все эти никчемные вещи заполняют магазины и склады и ежеквартально обновляются».

Остин Фримен еще в 20-х годах отметил, что журналы для умных читателей прекращают существование и появляется пресса для дураков, что свидетельствует о начале поглупения Европы. И сегодня не могут выжить газеты, содержание которых не рассчитано, большей частью, на дураков.

Если многие люди не замечают сегодня этого исчезновения талантов, приличия и вкуса, это можно объяснить самим этим исчезновением, так как нужен определенный дар, чтобы замечать подобные процессы. Как сказал Мартин Хайдеггер: «Духовный упадок зашел настолько далеко, что народам грозит потеря последней духовности, которая позволяет им хотя бы видеть этот упадок и расценивать его как таковой».

Вальтер Ратенау говорил об уменьшении способностей не только масс, но и их руководителей, об «ухудшении качества» членов парламента. Это можно сказать о депутатах от всех партий парламентов всех европейских стран со времен Бисмарка. И среди зарубежных государственных деятелей сегодня редко встречаются личности, такие как Неру. Проницательный Пауль де Лагард еще в 1878 г. писал, что в немецком народе все больше исчезают любовь к одиночеству, независимость духа и человеческое своеобразие. Эдуард Шпрангер назвал этот процесс в 1941 году «прогрессирующим уплощение внутреннего мира», духовным обеднением, которое Шпрангер приписывал тогда последнему столетию. Он считал всю духовную жизнь Европы с XIX века «больной». При этом Шпрангер, опытный преподаватель высшей школы, похоже, потерял надежду на способность академической молодежи к духовному обновлению. Предвидел ли он «закат Европы»? Он был убежден: «Западному человеку никогда не угрожала такая опасность, как теперь. Это угроза гибели». Но Шпрангер надеялся на духовные традиции, на идеи, которым можно научить, которые можно пробудить, а значит, не видел настоящих причин упадка, как не видели его почти все прежние «носители духа». То, что будет сказано ниже, призвано в противоположность этому доказать, что «старая культура» жила только благодаря наследственным задаткам высоко одаренных семей и что никакие идеи, которым можно научить, не могут пробудить или заменить эти наследственные задатки, если высоко одаренные семьи вымирают или уже вымерли. Культуры живут не благодаря определенным духовным ценностям, а благодаря наследственным задаткам тех, кто руководствуется этими ценностями. Запад гибнет, потому что вымирают семьи, которые руководствуются западными духовными ценностями.

Неевропейские народы уже заметили «прогрессирующее отупение» Европы и Северной Америки и внимательно следят за нравственным упадком «христианского Запада». Индийский ученый Аурананда говорит о «полном отупении» народов Европы и Северной Америки. Признаки этого он видит в содержании иллюстрированных еженедельников, которые занимаются почти исключительно скандальными историями всех народов, извращениями и преступлениями, в фильмах, в спорте, который развивает только физические силы, а не духовные, в отупляющей музыке, заимствованной у низших народов. Аурананда удивляется, что «ведущие умы в Европе и Америке совершенно не думают о все большем отупении их народов», хотя ему со стороны видней. Но и Аурананда видит в описанных им явлениях скорее причины отупения, чем его следствия.

Умерший весной 1954 г. антрополог Эрнст Хутон из Гарвардского университета переносит кульминацию развития человека и его духовных способностей на 30.000 лет в прошлое. С тех пор человек не развивал свои способности, а терял их, особенно за последние 6-8 тысяч лет. Человек создает все новые и новые машины, но сам он опускается на дочеловеческую ступень. Тот, кто знаком с пещерным искусством европейского позднего палеолита и с достижениями тогдашних людей в послеледниковых условиях, вряд ли станет возражать американскому ученому. На опасность вырождения человека указал еще Ганс Ф.К.Гюнтер в своей работе «Урбанизация». Люди, летящие на Луну, гораздо худшие представители человеческого рода, чем люди эпохи мезолита.

Отупение Европы и Северной Америки можно объяснить процессом истребления наследственно одаренных родов, который мог начаться еще в бронзовом или железном веке, но ускорился только в XIX столетии. Может быть, человечество в неолитической Центральной Европе, на прародине индоевропейских народов, достигло своей вершины, той высоты, которая еще сохранялась в Индии в эпоху Вед и Упанишад, в Иране в эпоху Ахеменидов и возвышенного маздеизма, в Элладе в эпоху Гомера и досократиков, в Римской аристократической республике до ее победы над Карфагеном, у германцев, когда они творили божественный мир азов, сохранившийся в «Эдде». Это наследие послужило основой и для «эпохи расцвета» Афин, когда немногочисленное население породило столько выдающихся людей, как позже ни один другой народ в мире, и для могущества македонской знати. Наоборот, «прогрессивный» XIX век настолько ускорил исчезновение талантов, что даже такие далекие от точки зрения наследственности мыслители, как Э.Шпрангер, заговорили об опасности «гибели».

Отупение и параллельное ухудшение нравов – главные проявления того, что после Освальда Шпенглера называют «закатом Европы». Этот процесс ускорился с середины XIX века. Так что средняя одаренность на Западе с каждым поколением все больше снижается. Духовное преимущество Европы перед неевропейскими народами будет потеряно уже около 2000 года, а после 2000 года Европу перегонит сначала Азия, а потом Африка, так как среди народов этих континентов, может быть, уже сегодня неспособных людей меньше, чем в Европе… Следует всегда помнить о том, что с XX века во всех «культурных странах» идет процесс, который Иенс Паульсен назвал «воспитанием неспособного к риску массового человека путем социального обеспечения». Процесс этот можно ограничить лишь предоставив подобным людям право на бездетность.

Любое бездумное поощрение увеличения численности населения, чем грешило и национал-социалистическое государство, ведет в густо населенных странах только к размножению бездарных людей и тем ускоряет «закат Европы».

Отупение Европы и Америки сказывается и на политике. Усиливается обюрокрачивание государства, растут полчища чиновников. Немногие умные и честолюбивые люди умеют в этих условиях навязать массам определенное «общественное мнение». В книге «Усиление государства – гибель человека» (1952г.) М.Т.Фертинг указал на эту опасность, правда, не зная ее биологические причины. Европейцам и американцам грозит утрата всякого человеческого достоинства в обюрокраченных государствах. Отупевшим массам как раз и требуется госудатсво-Молох, бюрократическая диктатура. В своей работе «попытка определить границы эффективности государства» Вильгельм фон Гумбольдт в 1792 году защищал человеческое достоинство от посягательств государства. Тот, кто сегодня перечитает эту работу, сразу же осознает, каким высоким был уровень одаренности народа, который хотел жить в государстве, где уважается человеческое достоинство, и насколько этот уровень снизился теперь, когда подданные подчинены сотне ведомств, которым дают указания немногие умные и честолюбивые политики.

В другой своей книге М.Т.Фертинг пишет, что почти все страны Европы находятся на пути к «всевластию государства», имея своим образцом Советскую Россию… Эти государства не замечают при этом, что и средний умственный уровень «полчищ чиновников» тоже из года в год снижается, поэтому даже учреждения, созданные с лучшими намерениями, становятся «бесчеловечными». Пришествие обюрокраченного, бесчеловечного государства предвидели еще в XIX веке Алексис де Токвиль, Доносо Кортес, Бруно Бауэр, Иоганн Якоб Бахофен и Якоб Буркхардт…

И «гибель античного мира», как подчеркивают немцы Ото Зеек и Ганс Ф.К.Гюнтер и американец Тени Френк, была вызвана вымиранием, а в конце существования Римской республики также истребление одаренных семей. Талантов и силы воли становилось все меньше, поэтому не только в Италии, но и в провинциях при Антонинах, во II веке возникло государство всеобщего благосостояния, где бюрократии становилось все больше, а человеческое достоинство падало все ниже. Своими подачками это государство само способствовало размножению малоодаренных и экономически несостоятельных семей. Дальнейшая деградация привела к возникновению деспотии Диоклетиана. Чиновничество в ней превратилось в наследственную касту…

Гибель античного мира еще Ойген Фишер объяснял вымиранием нордической расы в эллинском и римском народах. «Блестящие периоды античности» и «средневековые эпохи расцвета» романоязычных народов он приписывал влиянию нордической примеси в этих народах. Исчезновение этой примеси ведет к регрессу, к потере народом своего значения, к утрате им идеализма и способности к самопожертвованию. Сегодня (Фишер писал это в 1910 году) это случилось с французами, а потом то же несомненно произойдет и с немцами. Тогда же то же самое писал об исчезновении нордической примеси в народах Европы Вальтер Ратенау. Он воспринимал это как трагедию и как начало гибели.

Сегодня это понимают и в англоязычных странах. Созданное в них международное объединение «Нордическая лига» взяло на вооружение учение Гобино о значении нордической расы.

Одаренность и правильный выбор супружеских пар всегда способствуют возвышению семьи. Благодаря этому возвышению наследственно одаренные семьи переходят из низших слоев в высшие… Этот процесс длится до тех, пока все потомки одаренных семей низкого происхождения не перейдут в верхние слои. После этого начинается упадок.

Факт этой циркуляции долго отрицали, отдавая предпочтение гипотезе о «неизрасходованной крови» низших слоев народа, которые являются «источниками омоложения» народов… С XVIII века постоянно утверждали, что высшие сословия «вырождаются», а низшие остаются «источниками омоложения». О крестьянстве, еще составлявшем тогда в Европе большинство населения, в начале XIX века еще можно было говорить как об «источнике омоложения», зато теория о вырождении высших сословий всегда была лжетеорией. В конце XVIII века еще могло казаться, что такие высокие дарования, как Фихте и Эккерман, выходцы из мелких крестьян, не являются исключениями в своей среде. Могло казаться, что талантливые люди появляются в равной мере во всех сословиях. Люди всегда склонны замечать скорее исключения, чем правила, им трудно мыслить средними величинами, а именно такое мышление необходимо для понимания данной книги.

В недавнем прошлом лжеучение о вырождении высших сословий проповедовал Гитлер, который имел привычку, особенно 1 мая, обрушиваться на эти сословия, на «образованных» и «интеллектуалов», вероятно, потому что старшее поколение этих сословий относилось к национал-социализму более недоверчиво, чем остальной народ. Гитлер, очевидно, полагал, что присущие ему талант и сила воли, как правило, встречаются среди низших слоев, а высшие слои вырождаются. На него явно влиял «социализм завистников», настроение, характерное для социал-демократических партий начала века.

Мнение о вырождении высших сословий – предпосылка идей Руссо и Французской революции, но не Просвещения в его первоначальном виде. Английские деисты и французские просветители, особенно Вольтер, отказывали толпе в способности к суждениям и к просвещению. Лорд Болингброк объявил поздних английских теистов чумой человеческого общества за то, что они пытались популяризировать идеи Просвещения. Философ Шефтсбери считал, что для простых людей надо сохранить церковную веру. Только с Руссо, с основателей теории среды начали утверждать, что низшие сословия здоровы телом и душой, что в них следует искать «неизрасходованную кровь», здравый человеческий рассудок и вообще все добродетели человеческого рода, а в высших сословиях царят вырождение, разложение и порок. Низшие слои – источник обновления любого народа, «освежения крови», их надо, прежде всего, просвещать.

Когда Франция, следуя этому учению, послала знать и зажиточных буржуа на гильотину, она лишила себя самых наследственно одаренных семей, как показал Ипполит Тэн. Тогда началось снижение до того высокой одаренности французского народа и пролетаризация его сознания.

Учение о неполноценности высших сословий было воспринято в XIX веке либерализмом а через него – пролетарским социализмом. Оратор, пропагандирующий подобные идеи во время февральской революции 1848 года, описан Флобером в романе «Воспитание чувств». Пролетарский социализм XIX века усилил все завистливые чувства, так что завидовать стали даже наследственным талантам. Поэтому В.Хартнакке мог говорить в 20- годах о государстве как о «большой организации всех завистливых чувств», а О.Шпенглер указывал, что на эти чувства ориентируется налоговая политика европейских государств. К зависти бездарных людей к «умникам» взывал в своих первомайских речах и Гитлер. С этими чувствами связано и отрицание пролетарским социализмом учения о наследственности, что привело в Советской России к официальному подавлению этого учения и провозглашению тезиса о «наследовании приобретенных качеств».

Вернер Зомбарт в своей книге «Пролетарский социализм» показал, что вожди этого социализма вынуждены были скрывать кое-какие свои наследственные задатки. Еще Шопенгауэр охарактеризовал тех, кто отрицает наследственность и пытается объяснить все влияниями среды: «У этих господ, очевидно, есть веские причины приписывать как можно больше воспитанию и образованию, но полностью отрицать врожденные таланты и любыми средствами сопротивляться той истине, что каждый человек таков, каким его сотворила природа, и все зависит от того, какой отец его зачал и какая мать его родила».

Этими же чувствами объясняется и ненависть к «дарвинизму», т.е. к учению о решающем значении наследственности и отбора. Среди вождей пролетарского социализма, как показал Зомбарт, сравнительно мало способных к руководству выходцев из низших слоев, большей частью, это отбившиеся от своего класса и питающие ненависть к нему представители высших и средних слоев. Герцог Луи Филипп Орлеанский, который из-за своего аморального образа жизни держался вдалеке от двора своего брата Людовика XVI, в 1972 г. отказался от титула, назвал себя революционером «Филиппом Эгалитэ», примкнул к якобинцам и голосовал в Конвенте за казнь своего брата, – пример такого «народного вождя». «Народ» отблагодарил его, послав на гильотину…

О неизрасходованности низших сословий можно было еще говорить в XVIII веке, когда к ним причисляли средних и мелких крестьян. В XIX веке, по мере индустриализации, наиболее одаренные крестьяне стали переселяться в города, а их потомки попадали в высшие слои. Крестьянство перестало быть «источником омоложения»…

Почву из-под ног лжеучений о вырождении высших и непорочности низших сословий начало выбивать с 1900 года изучение наследственности. В эпоху господства социализма завистников лишь немногие отваживались выступать против этих лжеучений и классовой ненависти. Мнения Гротьяна и Карла Валентина Мюллера замалчивались социал-демократической партией, к которой они принадлежали. В 1910 году вышла в немецком переводе работа итальянского социолога Альфредо Ничефоро «Антропология неимущих классов». В этом исследовании Ничефоро, который отрекся от распространенной тогда веры в прогресс и впал в «героический пессимизм», пришел к совсем иным выводам, чем можно было ожидать согласно расхожим тогда мнениям. Среди людей одного возраста в каждом поколении представители низших сословий европейских народов имеют в среднем меньший вес, рост и объем груди, более слабые мускулы рук, меньший объем головы, более низкий лоб и меньшую емкость черепа, причем как среди долихокефальных, так и среди брахикефальных групп. В низших слоях сравнительно часто встречаются: плагиокефалия, убегающий лоб, различные аномалии черепа, прогнатизм, асимметрия лица, слишком большая нижняя челюсть, неправильные формы ушей, словом, черты, которые можно считать признаками вырождения.

Ничефоро оставил открытым вопрос, являются ли эти черты наследственными или вызваны ухудшением среды… Он больше интересовался средними величинами по сословиям, зато

К.В. Мюллер – средними наследственными величинами по сословиям. В своей книге «О расовой и общественной биологии промышленных рабочих» он искал объяснение скорее в наследственности и отборе, чем в среде. О выводах его последней работы «Одаренность в социальной действительности» В.Хартнакке сказал, что это «распределение 6 разных типов характеров по 6 ступеням одаренности». О возрастании нравственной ценности группы населения вместе с ее умственным уровнем писал и сам Хартнакке в своей работе «Естественная обусловленность умственного уровня». Англичанин сэр Годфри Томсон и американец Льюис М. Термен установил такую же корреляцию между одаренностью и нравственной ценностью… Отупение Европы соответственно означает падение нравственности, о чем свидетельствует рост молодежной преступности. И следует поднять жгучий вопрос о тех молодых людях, которые отвергают приличия и совесть из-за своих наследственных задатков, а Э. Шпрангер писал, что «самая прекрасная демократия ни к чему, если люди не живут по совести, а может быть и не имеют совести». Насколько среди писателей и журналистов, охотно величающих друг друга «духовными руководителями», исчезла так необходимая для демократии совесть, показал Курт Цизель в своей книге «Потерянная совесть» (4-е издание, 1958г.).

В послевоенные годы рост молодежной преступности объясняли «чрезвычайной ситуацией». Но потом произошло «экономическое чудо» а молодежная преступность тем не менее продолжает расти. Многие, следуя модным психологическим теориям, ищут причину в «комплексе неполноценности» и часто оправдывают этим преступления, сваливая вину на родителей и на упущения в воспитании. Все это попытки снова свести к влияниям среды то, что можно понять только исходя из наследственных задатков. То, что ряды преступников пополняют именно дети трудновоспитуемых родителей, не удивит никого, кто хоть немного знаком с процессами наследственности и отбора…

Но в данной книге речь идет, главным образом, о снижении умственных способностей западных народов, а не об уменьшении их физических сил и потере совести. Но более обстоятельные исследования могут выявить и все большее разложение всех физических и духовных сил этих народов…

В связи с исследованиями средней одаренности отдельных сословий следует отметить тот примечательный факт, что среди самых знаменитых специалистов по наследственности в начале XX века были социалист, даже члены социал-демократической партии, например Альфред Гротьян и родоначальник расовой гигиены в Германии Альфред Плётц. Социалистка Ода Ольберг, занимавшаяся наследственностью, открыто говорила, что главное зло, от которого страдают европейские народы, не несправедливый общественный порядок, а увеличение числа неполноценных наследственных задатков. «Для счастья нынешнего человечества было бы сделано больше, если бы его избавили от вырождения, чем если бы ему дали социалистический общественный строй».

Отто Амон, другой поборник расовой гигиены, выступил в 1891 году против социал-демократии, когда она стала использовать по-своему понятый дарвинизм как орудие классовой борьбы. Для биолога Амона дарвинизм был учением о решающей роли наследственности и отбора, а «борьба за существование» для Амона, как и для Дарвина определялась только количеством потомков, а не успехами в жизни отдельных людей. По мере индустриализации и урбанизации условия настолько изменились, что люди, казавшиеся победителями в «борьбе за существование», на самом деле были проигравшими из-за своего безбрачия или позднего брака, отсутствия или малого количества детей. Настолько неправильно были поняты всеми слова Дарвина о «борьбе за существование».

Только теория наследственности дала однозначное определение термина «вырождение». Это «увеличение числа неполноценных наследственных задатков», т.е. данный термин не может применяться к чертам и поведению отдельных людей.

К неясным, можно сказать, «доменделевским» представлениям о «вырождении» относится и большая часть направленных против знати и княжеских домов утверждений о «старении родов», «усталости семей», неизбежном истощении или упадке всех высоких родов и отдельных людей. Подобные мнения распространяются враждебными знати сторонниками буржуазного либерализма и пролетарского социализма, хотя достаточно лишь немного подумать, чтобы понять, что все семьи одинаково «стары».

Если сторонники теории «истощенной крови» думают, будто богатые семьи «вырождаются» быстрее других, то примеров они привести не могут. Наоборот, доказано, что высшие слои, т.е.е потомки поднявшихся из низов благодаря своим дарованиям семей, дают несравненно больше высокоодаренных людей, чем низы, что является признаком накопления хороших задатков способностей, силы воли и здоровья в результате того, что одаренные семьи поднимаются из низов и роднятся с одаренными семьями верхних слоев. В Англии и США, где в XIX веке была открыта дорога для способных людей из всех сословий, указанная пропорция не меняется. Еще Отто Аммон писал, что для одаренных людей из низов никогда еще не было таким легким, как сегодня, возвышение по общественной лестнице благодаря своим способностям. Амон приписывал перевес высших слоев по части дарований именно этим процессам отбора. Но средняя одаренность народа вследствие малодетности поднявшихся наверх семей быстро снижается. В марте 1949 г. в Англии был опубликован доклад официальной комиссии, согласно которому т.н. коэффициент интеллекта народа снижается с каждым поколением на 2 пункта. Но эти процессы будут ускоряться не в арифметической, а в геометрической прогрессии.

Такими же темпами исчезают одаренные люди в Германии… Они ограничивают число детей в своих семьях, зато повсюду в Европе множится та порода людей, которая видит в государстве всеобщего благодетеля, который прокормит и большие семьи. Когда национал-социалистическое государство, бездумно пропагандируя повышение рождаемости, ввело надбавки на детей, экономически несостоятельные, глупые и ленивые отцы семейств начали прикидывать, сколько нужно детей, чтобы получить надбавку за них, а не за работу… В результате подобной политики средний уровень способностей европейских народов снижается и начинается «закат Европы».

Ф.А.Вудс показал, что в Англии за истекшее столетие еще более увеличился разрыв между верхним и нижним слоем по количеству выдвинутых или талантливых людей.

Вспомним слова В.Зомбарта о том, что низы не могут выдвинуть из своих рядов даже руководителей социалистических партий. Национал-социализм стремился ставить на руководящие посты «людей из народа», а заслуженных чиновников преждевременной убирали на пенсию как «реакционеров», но это привело всего лишь к образованию прослойки бонз.

Лучшим примером служит Америка. Там, в отличие от Европы, к людям низкого происхождения относились без предрассудков и старались создать одинаковые исходные возможности для всех. Можно было бы предположить, что наследственные таланты гораздо реже, чем в Европе, были здесь причиной успеха. Однако Ф.А. Вудс показал, что и в Америке главной причиной возвышения в обществе была наследственность.

Все исследования сословного происхождения высокоодаренных людей доказывают, что низкая оценка ценности и достижений высших сословий в XIX веке была несправедливой. Тот, кто знает факты, скорее станет апологетом высших сословий, но правильней сказать, что он будет прославлять выходцев из таких семей, которые благодаря своим способностям возвысились из низов…

…Для подкрепления мнимой истины, будто те, кто плохо учился в школе, часто достигают успеха в жизни, постоянно ссылаются на немногочисленные исключения, на тех знаменитых людей, которые имели плохие отметки по крайней мере по отдельным предметам. Но в последнее время в ряде стран были проведены исследования того, как соотносятся школьные и профессиональные успехи, чего достигли бывшие первые ученики, которых их одноклассники обычно считают неприспособленными к жизни «пай-мальчиками». Как и следовало ожидать, процент преуспевших в своих профессиях оказался выше всего в тех группах, которые достигли лучших успехов еще в школе, и что неудачников серди бывших первых учеников ничтожно малое число – как правило, они преуспевают. В утешение менее одаренным ученикам и их родителям часто повторяют, что Наполеон, Шиллер, Александр фон Гумбольдт, Бисмарк, Дарвин, Либих, Сименс и Вагнер учились плохо и тем не менее стали великими людьми.

Во времена господства теории среды, которая в конце XIX – начале XX века была почти непререкаемой, пытались объяснить лучшие способности детей из высших слоев лучшим воспитанием и питанием, а худшие способности детей из низших слоев – нуждой.

Но тогда невозможно объяснить появление в условиях крайней бедности каких людей как Эккерман, Фихте, Фарадей, Фридрих Геббель и Дитрих Шеффер… Изучение близнецов особенно убедительно показывает, что среда всегда имеет меньшее значение, чем наследственные задатки. Разлученные однояйцовые близнецы, один из которых вырос в бедности, а другой в хороших условиях, проявляют одинаковые умственные способности. В соответствии с теорией среды, дети-сироты в приютах должны быть более похожи друг на друга, чем их более счастливые сверстники. Но Б.Кэмпбелл, который изучал сиротские приюты в Техасе, установил, что дети в них такие же разные.

Д.Г. Паттерсон пишет, что худшие школьные показатели детей из бедных кварталов американских городов объясняются не бедностью, а наследственными задатками их родителей, которые бедны именно из-за своих наследственных дефектов. К числу этих дефектов Р. Джонсон относит и экономическую несостоятельность, которая проявляется в склонности к бессмысленной трате денег. Большинство тех, кто в официальных документах значится как «нуждающиеся», нуждаются не вопреки своим хорошим наследственным задаткам, а из-за неполноценных задатков…

…Учение о «вырождении» высших слоев включает в себя и расхожее мнение, будто высокоодаренные люди часто имеют разного рода отклонения. Первым эту мысль выразил Чезаре Ломброзо в книге «Гений и безумие» (1864г.). К этой же мысли склоняются сегодня и те, кто некритически читает работу Ланге-Эйхбаума «Гений, безумие и слава» (1928г.). Этот автор слабо различает психические болезни, приобретенные, например, в результате заражения сифилисом, и обусловленные наследственные задатками, экзогенные и эндогенные причины. Кроме того, он не пытается сравнить частоту психических отклонений и заболеваний среди высокоодаренных людей и людей со средними и малыми дарованиями. Действительно ли в первом случае она выше? Как уже говорилось, люди более склонны замечать исключения, чем правила, мышление средними величинами их трудно дается.

Эрнст Рюдин, обследовав 113 художников и 181 ученого, людей высокоодаренных, установил, что в семьях этих людей бездарность и слабоумие встречаются реже, чем в среднем в народе. В этих семьях также меньше преступников, чем среди остального населения. В семьях ученых шизофрения встречается реже, чем среди остального населения, зато в этих семьях маниакально-депрессивные явления наблюдаются чаще, а в семьях художников, наоборот, реже.

Эпилепсия, по данным Рюдина, встречается среди высокоодаренных людей с такой же частотой, что и в среднем в народе. Высокоодаренные люди более склонны к шизофрении и маниакально-депрессивным психозам, а малоодаренные – к слабоумию и эпилепсии. Данные, полученные Рюдином, опровергают гипотезу Ломброзо о тесной связи между гением и безумием. Так что нет оснований считать, что «вырождением» сильнее захвачены именно высшие слои…

…Ганс Люксенбургер дал обзор того, как распределяется предрасположенность к психическим заболеваниям среди отдельных слоев населения. Он различает 4 слоя: верхний, два средних и нижний. Из этого обзора явствует, что те отклонения, концентрацию которых расхожее мнение приписывало верхнему слою, встречаются в нем гораздо реже, чем в средних слоях, и немного реже, чем в нижнем слое…

Может показаться странным, что в нижних слоях эта предрасположенность меньше, чем в средних. Но надо учитывать, что в нижних слоях много детей умирает, не дожив до того возраста, когда болезнь может проявиться.

Обзор частоты психических заболеваний в отдельных слоях показывает, что нельзя искать большинство неполноценных задатков в высших слоях, как это делали начиная с XVIII века…

…Есть еще одно расхожее мнение: конечно, в том, что в высших слоях часто встречаются одаренные люди, сомневаться не приходится, но многие из них настолько «выродились», что их физическое состояние просто жалкое, так что сильный дух большей частью обнаруживается в слабом теле. Однако Ф.Гальтон выявил среди знаменитых европейцев лишь небольшую группу физически слабых, недолго живших людей, в большинстве же своем это были сильные люди и жили долго. Хавелок Эллис сопоставил данные о росте 216 знаменитых людей из разных европейских стран: 142 из них были высокими, 74 среднего и 145 – маленького роста. Питирим Сорокин установил, что выдающиеся люди в среднем живут дольше своих современников и соотечественников. Бартон Холл утверждает, что одаренные дети физически здоровей менее одаренных и меньше нервничают. Б.Кемпбелл того же мнения.

Подобно тому, как нет «вырождения», связанного с принадлежностью к высшим слоям, нет и «старения» достигших успеха семей. Неверно и расхожее мнение, будто возможно «освежение старой семьи», если кто-то из ее представителей возьмет в жены первую попавшуюся девушку неизвестного происхождения. Это возможно лишь при наличии у девушки хорошей наследственности, а такие девушки есть не только в ранее неизвестных «новых» семьях. Законы наследственности одни и те же для «старых» и для новых семей…

… «Старение» или вырождение семей не являются также следствием браков между близкими родственниками как таковых, которые считали «кровосмешением» и причиной вырождения аристократических и крестьянских семей те, кто враждебно относился к знати и крестьянству. Но мы знаем, что роды фараонов, персидской знати, македонских Птолемеев и инков даже при браках между братьями и сестрами не теряли своих необыкновенных способностей. Дело не в этих браках, а в соединении одинаковых рецессивных задатков физических или психических или и тех, и других дефектов.

Пантус Фальбек утверждает, что в т.н. «старых» семьях чаще, чем в остальном народе, встречается бездетность и тенденция к рождению одних девочек. В результате этого вымерли многие аристократические роды в Швеции. Но эти исследования будут показательными лишь в том случае, если распространить их на другие страны и сословия.

Такой же проверки требует и утверждение Ф. Гальтона, согласно которому семьи высшего слоя Англии часто вымирали в результате того, что заслуживший титул пэра мужчина из талантливой семьи, делая карьеру, женился на богатой «наследнице».

Многие «старые семьи вымерли из-за безбрачия духовенства. Так в дореволюционной Франции, как сообщает Жорж Ваше де Лапуж, половина сыновей и две трите дочерей французской знати закончили жизнь в безбрачии в рядах духовенства. То же можно сказать и о немецкой католической знати после Реформации. Другими причинами вымирания «старых» семей были ранняя смерть сыновей на войне или на дуэлях, в заморских экспедициях, а также от пьянства и кутежей, наконец, те, кто промотал свое состояние, кончали с собой – все эти события в высших слоях происходили чаще, чем среди «маленьких людей».

Часто приходится слышать, будто в высших сословиях, особенно у людей, сделавших карьеру, настолько «изнашивается» нервная система, что из-за этого ослабевает «жизненная сила» семей. В этом случае «наследование приобретенных свойств» надо бы дополнить наследованием приобретенных недостатков. Подобных гипотез никогда не будут выдвигать те, кто, основательно изучив высшие сословия, установил, что они как раз отличаются способностью выше средних и большей длительностью жизни. Поднимаются по общественной лестнице, как правило, только талантливые семьи, а среди отдельных людей, сделавших карьеру, тоже преобладают – хотя и мерзкие задатки при большой силе воли и уме гарантируют успех – талантливые, а не пронырливые и бессовестные.

Рассмотрим сначала причины успешного возвышения отдельных людей, а не семей. Мнения на этот счет самые противоречивые. А. Ничефоро упоминает некоторые из них. Одни считают причиной успеха случай, другие – хорошие качества человека, а третьи, наоборот, плохие; многие думают, что успеха чаще всего достигают умеющие приспосабливаться посредственности. Герцог де Ларошфуко так и не смог решить, какая из этих причин главная. Лабрюйер описывает конкретные случаи, но и он больше обращает внимание на исключения, чем на правила. Лучше всего правила признания одаренных людей описаны у Шопенгауэра в его работе «Об оценке, критике, аплодисментах и славе».

Ф. Гальтон задался вопросом, насколько успеху человеку способствуют благоприятные обстоятельства, а насколько его задатки. Он тоже подчеркивал, что люди всегда больше обращают внимание на исключения, чем на правила, и говорил, что по-настоящему одаренный человек достигнет больших успехов и при неблагоприятных обстоятельствах. В Америке, где путь открыт для всех талантливых людей независимо от их происхождения, не больше выдающихся личностей, чем в Англии, где так много значит происхождение, а меньше.

Если рассматривать успех или неудачу с точки зрения теории наследственности, придется признать, что успех основывается, главным образом, на одаренности выше средней, как отдельного человека, так и – в еще большей степени – группы таких людей. Успеху отдельного человека может способствовать случайное стечение обстоятельств, но этот успех будет недолговечным. Достаточно указать на судьбу деятелей, возникших на политической арене в 1918, 1933 и 1945 годах, на судьбу всех тех «новых» семей, которые были обязаны своим успехом тому, что отцы семейств искусно использовали политическую ситуацию. Но быстрая карьера проходимцев или быстрое обогащение в результате сомнительных афер привлекают больше внимания, чем постепенное возвышение семей и постепенное улучшение их благосостояния. В целом, однако, и среди отдельных людей, делающих карьеру, преобладают ценные люди, так как постоянно везет, по словам Мольтке, только способным. Применительно к отдельным людям это может быть не всегда верно, но только талантливым семьям везет на протяжении двух-трех поколений…

…Согласно старым и новым исследованиям, во всех странах Европы возвышающиеся семьи и высшие сословия, а во многих областях и города (в результате миграции предприимчивых людей из деревни) имеют более сильную по сравнению с сельской местностью примесь нордической расы. Исследования, проведенные в США, показали, что большинство высокоодаренных людей либо выходцы из Северо-Западной Европы, где сильное всего примесь нордической расы, либо евреи…

…Свойственный нордической расе индивидуализм, отсутствие тесных связей между людьми этой расы отмели и К.В. Мюллер при исследовании больших групп нижнесаксонских школьников: стройные и высокие школьники не только одаренней в среднем, чем коренастые и низкорослые, – среди них гораздо меньше «стадных людей»…

Лучшее понимание процесса пополнения высшего слоя семьями, возвышающимися из низов, должно помочь утихомирить зависть и классовую ненависть, если только эти чувства сами не вызываются наследственными задатками, а не недостатком образования.

Жорж Ваше де Лапуж тоже занимался вопросом о средней наследственной ценности сословий и пришел к тем же выводам. В целом, расслоение народа на сословия основывается на обусловленной наследственными задатками способности его семей к возвышению. Лишь очень немногие семьи столетиями принадлежат к высшим слоям. Почти все, что сегодня наверху, раньше было внизу. Эта циркуляция элит будет продолжаться, пока внизу будет больше детей, чем наверху, и пока низы не будут полностью истощены – тогда, лет через сто, наступит «закат Европы».

Ваше де Лапуж показал, что ни одна семья со способностями выше средних не останется внизу, а если остается, то весьма вероятно наличие у нее наследственных дефектов. Отдельный человек, если он талантлив, может остаться внизу лишь при крайне неблагоприятном стечении обстоятельств.

Известна автобиография историка Дитриха Шеффера. Трудно представить себе более гнетущую атмосферу, чем та, которая окружала маленького Дитриха в школьные годы. Его родители были из мелких ольденбургских крестьян, отец рано умер, а мать работала уборщицей и не каждый день могла сварить обед своему ребенку. Однако Дитрих по умственным способностям намного опережал одноклассников. Он им не завидовал – чувство зависти не может развиться, если оно не заложено в наследственности…

С точки зрения теории среды, именно трудности, которые приходится преодолевать бедняку, если он талантлив, стимулируют его волю, а в «Высших слоях» этого стимула нет. Эндрю Карнеги, преуспевший американец шотландского происхождения (1835-1919), который начинал рассыльным на телеграфе, пишет в своих воспоминаниях, что дети из семей «честных бедняков» благодаря своему происхождению имеют большое преимущество перед детьми богатых. При этом следует сделать упор не на бедности семей, а на их «честности» – это указание на наследственные задатки нравственного поведения. Таков же опыт Бруно Бюргеля, который был строительным рабочим, а благодаря своему таланту и силе воли стал астрономом.

Влияние среды богачей может преодолеть лишь человек, обладающий необыкновенной силой нравственного сопротивления… А люди, быстро делающие карьеру, легко теряют душевное равновесие, становятся жестокосердыми и склонными к насилию, как отметил Ваше де Лапуж. С другой стороны, он показал, что люди, обладающие даром быть руководителями, выходят, большей частью, из семей, в которых многими поколениями вырабатывались качества, позволяющие не потерять голову, получив власть. Как мало людей, наследственно способных выдержать испытание властью, можно было наблюдать в Германии после 1918, 1933 и 1945 года. Многие люди из бедных семей теряли душевное равновесие сразу же, как только достигали ранга, по которому им полагался служебный автомобиль.

Отправленный в отставку в 1936 г. английский министр Колоний, выходец из рабочих, являет собой пример человека, не доросшего до своего поста. С другой стороны, лорд Сноуден, член Лейбористской партии, тоже из простой семьи, в отличие от названного министра, и на высоком посту сохранил простоту прирожденного джентльмена…

Платон писал, что, по его мнению, выдающиеся люди зрелого возраста, отцы семейств, из землевладельцев, лучше всего подходят для управления государством… Хорошие примеры пополняемого снизу руководящего слоя дает история Англии до 1832, в меньшей степени – до 1916 года.

Артур Слоггер показал, что Швейцарская конфедерация была основана вовсе не «простыми крестьянами и пастухами» как гласит легенда, а потомками старых руководящих семей.

Власть и богатство опасней всего для тех семей, для которых они внове. «Новые» аристократические семьи XIX века происходили, в основном, из городской среды и вымерли быстро после их приема в ряды аристократии. Похоже, легче подняться наверх, чем удержаться наверху. Часто быстрая деградация новых семей объясняется неправильным выбором брачных пар…

Хавелок Эллис изучил сословное происхождение всех великих людей Англии начиная с елизаветинской эпохи. 63% этих людей вышли из высших слоев, которые составляют 4,46% населения Англии.

Альфред Одэн исследовал сословное происхождение знаменитых писателей Франции в период с 1300 по 1825 год. 25,5% происходили из знати. 30% из семей чиновников, 23% – из семей представителей свободных профессий. Но знать в те времена была очень тонким слоем, так что в расчете на душу ее доля в несколько раз больше других.

Исследования Одэна также показали, что большинство писателей Франции родилось к северу от линии Женева – устье Луары, т.е. в тех областях, где более сильна примесь нордической расы. Л.Вольтман подсчитал цвет глаз у 218 знаменитых французов, цвет волос у 196 и рост у 142. Среди них оказалось 160 светлоглазых, 52 кареглазых, 130 светловолосых, 46 шатенов и 20 брюнетов, 84 высокого роста, 34 среднего и 24 маленького. В Великобритании, по данным Джона Беддоу, шотландцы и северные англичане, т.е. люди из областей с самой сильной нордической примесью давали и дают больше всего знаменитых людей. Главные британские полководцы времен Первой мировой войны тоже были шотландского происхождения. Однако нордическая раса в Европе вымирает быстрее других. Если около 1900 года число блондинов в английских городах относилось к числу людей с другим цветом волос как 2:5, то перед Первой мировой войной эта пропорция была уже в Глазго 1:4, в Манчестере 1:5, в Лондоне 1:7…

Из низших слоев происходили шотландский поэт Роберт Бернс (1759-96) и Джон Баньян (1628-88), автор книги «Путь пилигрима».

По данным Ст.С.Вишера на 1922-23гг. из 18400 известных в США людей более трети были детьми представителей свободных профессий, 35% детьми бизнесменов и 23,4% детьми фермеров.

Фриц Маас исследовал происхождение 4421 знаменитого немца, родившихся после 1700 и умерших до 1900 года. 83,2% этих людей вышли из высших слоев, составляющих 20% населения.

Более 60% известных американских писателей также вышли из слоев, составляющих меньшинство населения.

Питирим Сорокин обобщил результаты изучения наследственных различий между сословиями:

1) Высшие сословия в среднем выше ростом, тяжеловесней, имеют более емкий череп, физически более красивы, имеют меньше отклонений.

2) Высшие сословия сильней, здоровей и долговечней, смертность среди них меньше.

3) Если не считать эпохи упадка, высшие слои состоят из людей, более способных к суждениям.

Эту характеристику следует распространить и на семьи, поднявшиеся из низов. Кроме того, как показывает история Греции и Рима, в эпохи упадка верхние слои быстро заполняются богатыми выскочками из низов. Римляне эпохи упадка были, большей частью, потомками бывших рабов.

Однако сравнительные оценки сословий не позволяют отличить наследственные способности от приобретенных знаний. Поэтому подсчеты поэтов и художников более показательны, чем подсчеты ученых. Достижения Фарадея и Геббеля, двух выходцев из низших слоев, следует рассматривать раздельно. Поэтому трудно сделать на основании подобных подсчетов безупречные выводы о средней наследственной ценности сословий.

Но в более высокой средней наследственной ценности высших сословий нельзя больше сомневаться после введения методов исследований, позволяющих отличить наследственные способности от приобретенных знаний… Но следует еще раз подчеркнуть: речь идет о выводах о средних величинах, сделанных на основании исследования больших групп…

Занимаясь всеми этими вопросами, надо научиться мыслить средними величинами, отличать правила от исключений. Это очень трудно, особенно для неопытных молодых людей. Но только такое мышление может защитить от классовой ненависти и предостеречь вождей от поношения «образованных» и высших сословий, к которому прибегал Гитлер…

Многие из тех, кто яростно нападает на капитализм, это люди, которым помешали самим стать капиталистами…

С другой стороны, понимание процессов отбора предостережет и людей из высших сословий от высокомерия, ибо своим богатством они обязаны не столько самим себе, сколько наследственным талантам и умному выбору жен их поднявшимися из низов предками…

Чем больше возможностей образования и чем лучше методы обучения, тем меньше высшие слои пополняются талантливыми семьями из низов, так как рождаемость в этой прослойке снижается… Американец Роберт Кук не преувеличивал, когда он на основании исследований, проведенных в разных странах, пришел к выводу, что вследствие исчезновения талантов «культурные народы» со временем превратятся в массы «слабоумных от рождения»… Таким населением сможет управлять только деспотическое государство вроде той деспотии, в которую превратил Диоклетиан гибнущую Римскую империю. «Подъем Запада» был вызван многодетностью наследственно талантливых семей, его «закат» начался с малодетности этих семей во второй половине XIX века.

Можно ли остановить отупение и «закат Европы» или даже повернуть процесс вспять? Предложение, как предотвратить грозящую опасность, поступило из Англии. Лейбористская партия согласилась с предложением Королевской комиссии, которая представила результаты исследований исчезновения талантов в населении Англии. Эта комиссия предложила уменьшить налоги и увеличить надбавки на детей для многодетных семей всех сословий…

В Германии тоже обратили внимание на снижение рождаемости как на угрозу… Но парламенты всех стран, кроме Англии, стесняются открыто обсуждать такие вопросы. Конгресс США побоялся публично сделать выводы из результатов исследований исчезновения талантов, опасаясь неудовольствия избирателей. Р.Б.Каттелл сожалел о том, что в законодательных органах вопросы евгеники всегда будут смешиваться с экономическими соображениями, затуманенными политическими страстями. Вильгельм Хартнакке в небольшой, но важной статье «Как остановить исчезновение талантов в подрастающем поколении?» внес предложения по демографической политике Германии, которые не были услышаны, как и те, что ранее внес Фриц Ленц.

Я не могу разделить надежды тех евгеников, которые, как и вышеупомянутая Королевская комиссия, ожидают в современной Европе значительного увеличения потомства семей благодаря надбавкам на детей. Р.Б. Каттелл отметил, что гораздо трудней сделать многодетными талантливые семьи, чем с помощью определенных мер уменьшить число детей в бездарных семьях. Наследственно бездарные семьи рассчитывают на государственную помощь, а на следственно талантливые ее отклоняют, не желая получать «милостыню».

Бездарным семьям всех сословий, особенно экономически несостоятельным семьям, следует предоставить право на бездетность. Герман Кнаус предложил свой метод расчета безопасных дней для женщин. От таких рекомендаций в популярных газетах до официальной рекомендации противозачаточных средств – всего один шаг.

Папа Пий XII проявил интерес к методу Кнауса. Может быть, римско-католическая церковь перед лицом угрозы перенаселения Земли изменит свои прежние взгляды, в частности, по вопросу о предусмотренной законом стерилизации, так как сегодня многие женщины в католических странах добровольно идут на стерилизацию. Американский евгеник Роберт Кук сообщает, что в Пуэрто-Рико идут на это после родов 60% женщин. Но стерилизация без разбора, как добровольно, так и по закону, имеет негативные последствия. Женщинам с хорошей наследственностью ее не следует рекомендовать, им надо помогать в трудные времена.

Те государства, которые, по примеру США, ввели стерилизацию по закону, могут распространить ее на те случаи, когда налицо слабоумие или крайняя степень глупости. Государства тратят большие средства на помощь таким матерям и на воспитание их неполноценного потомства. Поэтому в Германии специалисты по наследственности и общественные деятели выступают за то, чтобы снова ввести стерилизацию, хотя бы добровольную, доказывая тем самым, что отмененный в 1945 году Закон о предотвращении появления наследственно больного потомства вовсе не был «нацистским законом». За его восстановление выступает и д-р Ганс Нахтсгейм, противник национал-социализма. Гизела Лемме пишет: «Настанет время, когда и Германия, которая всего несколько лет назад была ведущей страной в области биологии наследственности и евгеники, осознает эту культурную необходимость и у нас евгеника снова пойдет в ногу с прогрессом техники, экономики и промышленности».

Герхард Хеберер, главный специалист по наследственности в современной Европе, высказывается в том же плане: Необходимость практической евгеники признают многие известные биологи, Жан Ростан во Франции, Джулиан Хаксли в Англии, Мюллер в США, Г.Нахтсгейм в Германии и другие… Должны быть приняты меры, препятствующие дальнейшему размножению наследственно больных семей и стимулирующие размножение семей со здоровыми задатками. Сегодня демографическая политика на практике такова, что происходит обратное… Лауреат Нобелевской премии Мюллер доказал, что происходит непрерывное ухудшение генофонда человечества. Жан Ростан предупреждает, что генетический уровень рас в цивилизованных странах будет и дальше снижаться».

В США и Европе должны понять, что глупость это плохая наследственность, и они смогут выиграть соревнование с другими народами Земли лишь в том случае, если будут опережать их по числу талантов. Заслуга Рейнхарда Демолля в том, что он в своей книге «Цепи для Прометея» (1954г.) показал, что глупость это тоже наследственный порок.

Демолль предрекает народам Европы и Северной Америки мрачное будущее. Сомнительно, можно ли еще остановить ухудшение генофонда этих народов. Успехи медицины позволяют сохранить жизнь все большему количеству неполноценных элементов, а те потом еще и размножаются.

Мрачную картину будущего цивилизованных народов рисует и Эрнст Хасс в своей книге «Трон человека шатается» (1955г.), которая имеет подзаголовок «Естественнонаучная критика современной жизни». Он пишет, что из-за заботы государства о неполноценных «среднее качество граждан из поколения в поколение ухудшается» и кончится тем, что прирост населения будет давать один люмпен-пролетариат. Средство защиты от этого Хасс видит в стерилизации и ставит в пример Японию, которая ввела ее законом. В нем перечислены 55 наследственных болезней. В 1955 году в Японии поэтому закону были стерилизованы 11403 человека. Подобные меры – единственный способ избежать «господства неполноценных».

Джулиан Хаксли, бывший глава ЮНЕСКО, показал в ряде своих работ процесс саморазрушения человеческого рода, особенно в тех государствах, где «естественному отбору» мешает «социальная помощь». Вслед за Ф.Гальтоном, Хаксли сегодня тоже призывает народы сделать евгенику своим высшим религиозным долгом.

Если европейские народы хотят избежать отупения, они должны больше прислушиваться к тому, что говорят евгеники. Кроме того, они должны бороться с принижением разума, характерным для «общественного мнения» этих народов в XX веке, соответствующим исчезновению талантов в этих народах. Слишком часто повторяется ложь, будто для совместной жизни людей «добрые убеждения» важней ума. Официально первым стал восхвалять «убеждения» в ущерб уму национал-социализм, взывавший к массам. Американский теолог Джон Эрскин считает принижение разума особенностью англоязычных народов и противопоставляет этому «нравственную обязанность быть умным».

Мнение Эрскина и других теологов может способствовать тому, что разум хотя бы частично вновь обреете то значение, какое придавалось ему в XVIII веке. Если сегодня в Северной Америке и Европе посредственность считается «демократической» добродетелью, значит, их народы, которые в XVIII веке были в среднем умными, вскоре станут глупыми.

Народам и государствам необходим определенный уровень разумности, уровень, которого сегодня многие европейцы и американцы уже не достигают. В 1930г. Фриц Ленц согласился с А.Гротьяном, который считал неполноценными людьми треть немецкого народа. В США в том же году насчитывалось 6 миллионов слабоумных. Я полагаю, что в США и Европе на деньги налогоплательщиков жили миллионы людей, которые по умственному уровню были ниже взрослых шимпанзе. Среди первобытных народов неполноценные элементы не могут размножиться до такой степени.

Гизельхер Вирзинг предлагает создать наряду с парламентами государственные органы для решения «долгосрочных задач», вопросов отбора. Неважно, к какой партии будут принадлежать евгеники, которые войдут в этот орган, поскольку евгеники всего мира согласны во мнениях. Любой государственный закон должен проверяться на его соответствие законам отбора.

Но нельзя говорить о слое или слоях высокоодаренных людей. Высокая одаренность (может быть, за исключением эллинов и македонцев) никогда не бывает представлена в целом слое…

«Закат Европы» кажется неотвратимым, поскольку законы наследственности и отбора неумолимы.

Во всех «культурных народах» с конца XIX века происходит тот же процесс, который в Римской империи со времен Антонинов давал все больше возможностей основывать семьи и размножаться ни к чему не способным людям… Но любая помощь без разбора всем многодетным семьям оказывает разлагающее влияние. Нужно различать семьи, которые заводят детей, полагаясь на свои таланты, и семьи, которые заводят детей бездумно, полагаясь на помощь государства. Следует также различать людей, которые попали в нужду несмотря на свои хорошие задатки, и тех, кто нуждается из-за своих плохих задатков…

«Закат Европы» может быть отсрочен только в результате осмысленной «семейной политики», исходящей из фактов наследственности и отбора, только в результате ограничения размножения бездарных и безнравственных людей и семей, стимулирования размножения талантливых семей и правильного выбора супружеских пар.

Упомянутый Джулиан Хаксли обратился в марте 1950г. на состоявшейся в Лондоне международной конференции ученых с призывом к государственным деятелям всех стран, который в сжатой форме выражает тот Вывод, который следует сделать из данной работы: «Настало время обосновать всемирную демографическую политику, которая будет больше обращать внимание на качество, а не на количество людей, в противоположность тому, что делали государственные деятели на протяжении последних 40 лет».


Назад к Оглавлению

Внимание! Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 






Индекс цитирования - Велесова Слобода Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика